Дело № 59-О06-26

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 17 мая 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Коннов Вячеслав Сергеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 59-О06-26

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 17 мая 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Линской Т.Г.
судей Коннова В.С. и Русакова В.В.

рассмотрела в судебном заседании от 17 мая 2007 года кассационные представление государственного обвинителя Таболина В.Ю., жалобы потерпевшей М ., осужденных Смыслова Е.А., Селезнева М.В., Буторина А.А. и адвокатов Заварзина Ю.И., Сосниной В.В. на приговор Амурского областного суда от 21 июля 2006 г., которым СМЫСЛОВ Е А - осужден по ч.З ст.ЗЗ и п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - к десяти годам лишения свободы; по ч.З ст.ЗЗ и п.п. «ж,з» ч.2 ст.105 УК РФ - к четырнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч.З ст.69 УК РФ - к шестнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

СЕЛЕЗНЕВ М В ,1 ' - осужден по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - к одиннадцати годам лишения свободы; по п.п. «ж,з» ч.2 ст.105 УК РФ - к пятнадцати годам лишения свободы; по ! совокупности преступлений на основании ч.З ст.69 УК РФ - к семнадцати I годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

. БУТОРИН А А ', - осужден по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - к восьми годам шести месяцам лишения ! свободы; по п.п. «ж,з» ч.2 ст.105 УК РФ - к одиннадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч.З ст.69 УК РФ - к тринадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

< По делу разрешены гражданские иски.

) Постановлено вещественное доказательство - автомобиль « I » - передать Д ! Признаны виновными и осуждены: 1 Смыслов Е.А. - за организацию разбойного нападения на Ц ., совершенного группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, и с причинением тяжкого вреда здоровью; ! - за организацию убийства Ц ., совершенного группой лиц по предварительному сговору, по найму и сопряженного с разбоем; \ Селезнев М.В. и Буторин А.А. - за разбойное нападение на Ц , | совершенное 21 октября 2005 г. группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, и с причинением | тяжкого вреда здоровью; - за убийство Ц ., совершенное 21 октября 2005 г. группой лиц по предварительному сговору, по найму и сопряженное с разбоем.

Преступления совершены ими при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи Коннова В.С, выступление прокурора ! Филимонова А.И., поддержавшего кассационное представление по изложенным в нем основаниям; объяснения осужденных Смыслова Е.А. и Селезнева М.В., поддержавших свои жалобы по изложенным в них основаниям; судебная коллегия

установила:

В кассационном представлении государственный обвинитель Таболин В.Ю. просит отменить приговор в отношении Смыслова Е.А., Селезнева М.В., Буторина А.А. и направить дело на новое судебное разбирательство, считая, что правильно установив обстоятельства происшедшего и дав верную юридическую оценку их действиям, суд назначил им чрезмерно мягкое наказание.

В возражениях осужденные Смыслов Е.А., Селезнев М.В. и Буторин А.А. считают доводы представления несостоятельными.

Потерпевшая М в своей кассационной жалобе просит назначить Смыслову, Селезневу и Буторину более строгое наказание и пересмотреть приговор в части гражданского иска по автомашине « » или « », ссылаясь на то, что осужденные свою вину не признали, не раскаялись, изменяли показания в судебном заседании, а Буторин, нанося большое количество ножевых ранений, проявил особую жестокость при убийстве. Считает, что автомашина « », находящаяся в собственности семьи Смысловых, приобретена на деньги Ц .

В возражениях осужденный Смыслов Е.А. считает доводы жалобы потерпевшей М несостоятельными и обращает внимание на то, что автомашина « » ему не принадлежит, она является собственностью его отца.

В кассационных жалобах: - осужденный Смыслов Е.А. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на незаконность и необоснованность приговора (но в возражениях на кассационное представление он же утверждает, что приговор является справедливым и обоснованным и соответствует требованиям УПК РФ); на несоответствие выводов, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам; на неправильную оценку доказательств. Утверждает, что у него не было мотива для убийства Ц , поскольку он ему оставался должен рублей и деньги имел; что у него не было умысла на хищение автомашины « »; а деньги Селезневу он давал не в качестве оплаты найма на убийство Ц , а в долг для найма квартиры; - адвокат Заварзин Ю.И. в защиту интересов осужденного Смыслова Е.А. также просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный Смыслов в своей жалобе. Кроме того, адвокат Заварзин полагает, что Смыслов не мог за одно преступление быть осужденным как организатор убийства и по найму и сопряженного с разбоем. Адвокат Заварзин считает, что Смыслов непричастен к преступлениям. По мнению адвоката Заварзина, гражданские иски разрешены неверно; - осужденный Селезнев М.В. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора; на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам; на неправильную оценку доказательств. Утверждает об отсутствии у него умысла на хищение автомашины « », о своем неучастии в убийстве.

Полагает, что его действия должны быть квалифицированы по ст.ст.316 и 158 либо 175 УК РФ; - адвокат Соснина В.В. в защиту интересов осужденного Селезнева М.В. просит изменить приговор, переквалифицировать действия Селезнева на ст.316 УК РФ, по которой и назначить ему наказание, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный Селезнев в своей жалобе. Кроме того, адвокат Соснина считает, что Селезневу назначено чрезмерно строгое наказание. Обращает внимание, что сторона шеи, куда Селезневым был нанесен ножевой удар Ц , в обвинительном заключении не была указана; - осужденный Буторин А.А. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на незаконность и необоснованность приговора, на несоответствие выводов, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам; на неправильную оценку доказательств; на проведение предварительного следствия и судебного разбирательства с нарушениями уголовно-процессуального законодательства.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления, кассационных жалоб и возражений на кассационные представление и жалобу потерпевший, судебная коллегия находит приговор в отношении Смыслова Е.А. - подлежащим изменению, а в отношении Селезнева М.В. и Буторина А.А. - законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.

Виновность Смыслова Е.А., Селезнева М.В. и Буторина А.А. в содеянном ими подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка. Судом проверялись доводы о применении незаконных методов расследования, эти доводы не подтвердились и правильно отвергнуты судом.

Ходатайства о признании доказательств недопустимыми разрешались судом в установленном законом порядке, принятые по этим ходатайствам решения (постановления) соответствуют требованиям закона, ходатайства разрешены судом правильно.

Как видно из протокола осмотра места происшествия с участием подозреваемого Селезнева от 9 декабря 2005 г., в протоколе отражено, что производилась фиксация хода и результатов следственного действия с помощью видеосъемки на видеокамеру марки « », видеокассету формата 180 минут (по прибытию на место - развилку между п. и с.

- в связи с технической неисправностью была произведена замена видеокамеры с « » на « » и аналогичную видеокассету). По окончании следственного действия при помощи видеокамеры « » и телевизора « » производился просмотр видеозаписи, после чего участники следственного действия, в том числе - подозреваемый Селезнев, его защитник Соснина, понятые - заявили, что у них отсутствуют жалобы, ходатайства, заявления, замечания и дополнения. Из материалов дела следует, что в судебном заседании исследовалась и использовалась видеозапись (фототаблица, изготовленная из фрагментов видеозаписи, в приговоре суда в качестве доказательства не использовалась).

Свидетель С , троюродный брат Ц , пояснял, что в конце сентября 2005 г. Ц сообщил, что у него появилась возможность выгодно продать свою машину « » в организацию, где работает отец Смыслова, и что цена сделки - рублей. 19 октября 2005 г. Ц говорил, что 21 октября с ним рассчитаются за машину.

Как поясняла потерпевшая М ., со слов Ц ей известно, что он продал автомобиль « » Смыслову, деньги за автомобиль не получил, сказал, что получит в последующем. Со слов дочери - К и сожительницы брата - Л ей известно, что за автомобиль Ц были должны рублей.

Из показаний свидетелей К , Г , Б , С , Р , Б , О следует, что Смыслов должен был Ц деньги за проданный автомобиль. При этом, как видно из показаний свидетелей О и Р , долг составлял крупную сумму.

Как следует из показаний свидетелей К , Г , Б , Ц не была передана полная стоимость . Из показаний свидетелей Л , Ш видно, что сумма долга составляла рублей.

При таких данных вывод суда о наличии у Смыслова долга перед Ц в рублей соответствует материала дела.

Показания свидетеля Р оценены судом правильно, в соответствии с требованиями закона. Как видно из материалов дела, участниками процесса не заявлялось ходатайства о допросе в качестве нового свидетеля Р (Согласно ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности самих сторон, к которым суд не относится).

Свидетель О поясняла, что она присутствовала при телефонном разговоре Ц и из разговора поняла, что ему кто-то должен был перечислить или отдать крупную сумму денег, но этого не произошло и теперь он вынужден ехать в пос. для решения этого вопроса. После телефонного разговора Ц ей сказал, что ему «должны крупную сумму денег и он едет , чтобы ее забрать».

При таких обстоятельствах вывод суда о мотиве действий Смыслова в отношении Ц подтверждается имеющимися доказательствами.

Как следует из протокола явки с повинной, Буторин сообщил, что в ночь на 22 октября 2005 г. он и Селезнев по просьбе Смыслова за материальное вознаграждение убили Ц .

При допросе в качестве подозреваемого Буторин пояснял, что в начале октября 2005 г. Селезнев сообщил, что у его двоюродного брата Смыслова есть в бизнесе человек, который «переходит ему дорогу» и Смыслов хочет его убить, и Селезнев предложил ему принять участие в убийстве. После этого Селезнев неоднократно затрагивал тему убийства Ц , говорил, что Смыслов обещает за убийство Ц заплатить рублей.

В первой декаде октября 2005 г. он встречался с Селезневым и Смысловым и в разговоре сам Смыслов упомянул, что Ц «перешел ему дорогу в бизнесе».

Примерно в середине октября 2005 г. он и Селезнев встретились со Смысловым и Смыслов сказал, что нужно убить Ц , после чего они втроем стали обсуждать возможные варианты убийства.

Смыслов предложил убить Ц во время его поездки в п. . При этом Смыслов предложил, чтобы он (Буторин) и Селезнев поехали вместе с Ц на его автомобиле « », когда тот поедет за деньгами . В ходе разговора Селезнев предложил после убийства забрать автомобиль Ц . Смыслов согласился с этим и сказал, что после убийства он и Селезнев могут забрать автомобиль Ц себе . Он также согласился с этим предложением.

Через несколько дней он вместе с Селезневым и Смысловым поехали на автомобиле « » из г. в п. , чтобы выбрать место совершения убийства. По пути в районе развилки « Смыслов или Селезнев предложили поехать в сторону п. . В нескольких сотнях метров от развилки было выбрано место убийства. Тут же договорились, что Смыслов привезет на это место две лопаты и два полиэтиленовых пакета, чтобы скрыть труп. Он, Смыслов и Селезнев договорились, что будут поддерживать связь по сотовым телефонам. 21 октября 2005 г. по его просьбе его знакомый С купил на свое имя СИМ-карту для его сотового телефона - для тайны переговоров. В этот же день Смыслов позвонил Селезневу и сказал, что Ц сегодня едет через п. в п. Он и Селезнев должны поехать с Ц и по пути убить его. После этого Селезнев позвонил Ц и назначил место встречи, чтобы тот забрал их с Селезневым и повез в п Вечером 21 октября 2005 г. он с Селезневым и Ц на автомашине « » поехали в пос. , он (Буторин) сидел на переднем пассажирском сиденье, а Селезнев - за Ц . Подъехав к развилке , Селезнев попросил остановить машину. Когда Ц остановил автомашину, Селезнев накинул ему на шею удавку и стал душить.

Ц смог порвать удавку и попытался выбраться из машины. Тогда он (Буторин) нанес несколько ударов ножом в горло Ц . Когда Ц был вне машины, он подбежал к нему и нанес ему еще несколько ударов ножом.

При нанесении ударов он сам порезался, поэтому нож у него взял Селезнев и ударил ножом Ц в горло. Затем он и Селезнев оттащили Ц за обочину дороги, поместили тело в мешок и закопали в мусор. После этого Селезнев позвонил Смыслову и сообщил, что Ц убит. Примерно через час к ним приехали Смыслов и Е . Селезнев показал Смыслову, где они закопали Ц . Затем все поехали в п. , где остались ночевать у Е . Там Смыслов отдал Селезневу рублей, а тот в свою очередь отдал ему рублей. В конце октября 2005 г.

Смыслов передал автомобиль « » Ц двум неизвестным ему лицам.

При последующих допросах в качестве обвиняемого, давая аналогичные показания, Буторин уточнял, что примерно 10 октября 2005 г., когда он и Селезнев катались со Смысловым в его машине , то Смыслов говорил, что хочет убить Ц и готов заплатить за это рублей. в Смыслов говорил им, что он должен Ц деньги за автомобиль « », поэтому скажет Ц , что сам он находится в г. , и попросит Ц приехать в п. , чтобы получить деньги за автомобиль от его (Смыслова) доверенных лиц.

Обсуждая способ убийства Ц , они решили сначала «придушить» его, а если порвется удавка - то должны были убить Ц ножом. С этой целью Селезнев сходил и купил нож, а он (Буторин) изготовил две металлические трубки для удавки, на которые Селезнев намотал капроновую нить.

Когда Селезнев набросил на Ц удавку, тот успел подставить руку под нить и стал оказывать сопротивление. Повреждение на левой руке у Ц образовалось, когда он прикрывался от удавки и затем порвал ее.

Когда нить на удавке порвалась, Ц попытался вырваться из автомобиля, но Селезнев схватил его за одежду и удерживал, чтобы тот не убежал, а он (Буторин) нанес удар в шею Ц . Чтобы не испачкать кровью салон машины, он открыл изнутри водительскую дверь и вытолкнул Ц из машины. Тот упал на дорогу с гравийным покрытием, ударился головой и мог получить ушиб головы. Вне машины Ц держал Селезнев. Он (Буторин) нанес Ц два удара в шею сзади, в спину, но лезвие ножа попало в ребро и он порезал себе руку. Отдавая нож Селезневу, он сказал, чтобы тот «добил» Ц и Селезнев нанес удар ножом в шею Ц , два удара - в область плеча. После этого Селезнев в кювете нашел две ы и два пакета, которые заранее привез Смыслов. Они поместили труп Ц в полиэтиленовые пакеты, отнесли в кювет и засыпали песком и мусоро Подсудимый Буторин не отрицал, что убийство Ц совершили он и Селезнев, он видел, как Селезнев, когда он передал ему нож, нанес ножом удар Ц .

Как следует из материалов дела, при осмотре места происшествия Селезнев, указав место совершения убийства и место сокрытия трупа Ц , сообщал, что об убийстве Ц он и Буторин договорились заранее, согласно договоренности он (Селезнев) накинул на шею Ц удавку, но тот порвал ее, тогда Буторин нанес Ц несколько ударов ножом, в том числе - и после того, как Ц вырвался из машины. Так как Буторин порезался, он (Селезнев) взял у него нож и также нанес Ц удар ножом.

После этого он и Буторин завернули труп в заранее приготовленный полиэтиленовый пакет и засыпали мусором и песком.

Подсудимый Селезнев не отрицал, что ему было известно, что Смыслов купил у Ц автомобиль. 21 октября 2005 г. он был с Буториным, когда по просьбе Буторина на свое имя ему купил СИМ-карту С . По телефону с этой СИМ-картой он (Селезнев) звонил Ц , чтобы тот свозил его в пос.

. В течение дня он несколько раз звонил Ц , уточняя время поездки, и звонил Смыслову. Ц согласился и на предложение взять с собой в поездку Буторина. В машине Ц он (Селезнев) ехал на заднем сиденье, а Буторин - на переднем пассажирском сиденье.

Он и Буторин труп Ц завернули в полиэтиленовые пакеты, положили труп в углубление рядом с небольшой кучей песка, нагребли землю и забросали труп мусором, ветками. Затем он позвонил Смыслову и попросил его приехать. Смыслов приехал через час вместе с Е . Он (Селезнев), отошел со Смысловым в сторону и рассказал ему о случившемся. Потом они поехали домой к Е , при этом Буторин и Е ехали на машине Ц . Автомобиль Ц поставили в гараж Е , ночевали у Е .

В квартире Е он получил от Смыслова рублей. Позже по просьбе Смыслова он перегонял машину Ц « » в г. , эту машину Смыслов продал.

В своих заявлениях, именуемых «чистосердечными признаниями», Смыслов указывал, что он купил у Ц автомобиль « », долг за машину обещал отдать 22-23 октября 2005 г., а 21 октября 2005 г. уехал в пос. . О том, что он (Смыслов) отдаст долг в , Селезнев сообщил Ц и договорился поехать вместе с Ц , а также - взять с собой Буторина. Впоследствии на машине Ц они уехали в г. , а потом продали эту машину перекупщикам.

Подсудимый Смыслов не отрицал, что когда он ночью 21 октября 2005 г.

по просьбе Селезнева приехал в указанное им место, то узнал об убийстве Ц и признавал, что он скрывал совершенное преступление и продал автомобиль Ц . Когда машину Ц « » они перегнали в гараж Е , то в квартире Е он дал Селезневу рублей денег.

Суд правильно оценил показания Буторина, Селезнева и Смыслова, исходя из соответствии их друг другу и другим доказательствам, и дал надлежащую оценку изменению ими показаний.

Свидетель С пояснял, что в середине дня 21 октября 2005 г.

к нему подошли Буторин со своим другом по имени М и Буторин попросил его по своим (С ) документам купить СИМ-карту, что он и сделал и отдал эту СИМ-карту Буторину.

Как видно из материалов дела, 20 октября 2005 г. имели место телефонные переговоры между Смысловым и Селезневым (5 раз) и между Смысловым и Ц (4 раза), 21 октября 2005 г. - между Смысловым и Селезневым - 22 телефонных разговора, между Смысловым и Ц - 4 телефонных разговора.

Как пояснял свидетель Е , еще днем 21 октября 2005 г. Смыслов сообщил ему, что его знакомые везут автомобиль и спрашивал, свободен ли его гараж, чтобы поставить туда машину. Примерно в 23-ем часу кто-то в очередной раз позвонил на сотовый телефон Смыслова и тот сообщил, что уезжает, но скоро вернется. Он поехал со Смысловым, ехали они на машине Смыслова « » в сторону с. . Недалеко от развилки на обочине дороги он увидел « » и находившихся около нее Селезнева и Буторина. У Буторина была поранена рука и тот объяснил, что порезался стеклом. Возвращались: Смыслов и Селезнев - на машине Смыслова, а его Смыслов попросил перегнать « ». В п. « » поставили в его гараж, после чего Смыслов, Буторин, Селезнев стали употреблять спиртное. Он слышал, как Смыслов, Селезнев и Буторин говорили о документах на автомобиль « », и он заподозрил, что эту машину они могли угнать. Утром 22 октября 2005 г. Буторин и Селезнев просили у Смыслова деньги и Смыслов дал им деньги.

Свидетель Ч пояснял, что в месте, указанном Селезневым, был обнаружен труп Ц . Труп на момент его обнаружения был завернут в полиэтиленовые пакеты.

Свидетель Ф пояснял, что Селезнев указал место, где находится труп. Труп они откопали при помощи лопат, тот был присыпан землей и мусором, был завернут в целлофан, кроссовки лежали в пакете рядом с трупом.

Ссылка в жалобе осужденного Смыслова на то, что согласно показаний судебно-медицинского эксперта М , из морга пропал один полиэтиленовый мешок, находившийся на трупе Ц , несостоятельна, таких показаний судебно-медицинский эксперт М в судебном заседании, как видно из протокола, не давал. Кроме того, для оценки показаний обвиняемого Буторина юридически значимым является наличие полиэтиленовых пакетов при обнаружении трупа Ц , а не дальнейшая судьба пакетов.

Как следует из акта судебно-медицинской экспертизы, смерть Ц наступила от острой массивной кровопотери, развившейся от множественных колото-резаных ран мягких тканей шеи с полным и неполным пересечениями сонной артерии справа, которые могли образоваться от минимум 5 ударов колюще-режущим предметом, каким мог быть клинок ножа. Кроме того, на трупе Ц имелись: - резаная рана мягких тканей лица в подбородочной области; резаная рана мягких тканей на тыльной поверхности кисти левой руки сразу же ниже лучезапястного сустава в проекции между проксимальными головками первого и третьего пястных костей; резаная рана мягких тканей на внутренней поверхности первого пальца кисти левой руки на уровне средней трети средней фаланги; резаная рана мягких тканей на тыльной поверхности второго пальца кисти левой руки в нижней трети основной фаланги; - две колото-резаные раны мягких тканей в области левого надплечья; колото-резаная рана мягких тканей на задней поверхности левой половины грудной клетки на уровне десятого ребра. При этом одна из колото-резаных ран в области левого надплечья (в 150 см от подошвенной поверхности) имела дном дистальную головку левой ключицы с наличием насечки на ней; - очаговое кровоизлияние в мягкие ткани головы и височно-теменно- затылочной области слева, которое могло образоваться от ударов о тупые твердые предметы.

(Как следует из акта экспертизы, труп поступил на исследование завернутым в два целлофановых мешка - со стороны ног и головы).

Вывод суда о том, что Селезнев нанес удар ножом в область шеи Ц справа, соответствует материалам дела и надлежащим образом обоснован в приговоре. Ссылка на то, что согласно предъявленного обвинения, в вину Селезневу вменялось нанесение не менее одного удара в область шеи Ц , не свидетельствует, что вывод суда является выходом за пределы предъявленного обвинения, поскольку выводом о нанесении одного удара положение Селезнева не ухудшено, удар в шею ему вменялся в вину и признан судом установленным, а область шеи - справа - является не выходом за пределы обвинения, а конкретизацией обвинения, что суд вправе делать.

Виновность Смыслова, Селезнева и Буторина в содеянном ими подтверждается и иными доказательствами, имеющимися в деле, приведенными в приговоре.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Смыслова, Селезнева и Буторина в содеянном ими и верно квалифицировал их действия: - Смыслова - по ч. 3 ст. 33 и п. «в» ч. 4 ст. 162; ч. 3 ст. 33 и п.п. «ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ; - Селезнева и Буторина - по п. «в» ч. 4 ст. 162 и п.п. «ж,з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - по указанным в приговоре признакам.

Выводы суда об обстоятельствах происшедшего соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованны, мотивированны.

Роль и действия Селезнева в содеянном установлены судом верно, в соответствии с имеющимися доказательствами.

Поскольку завладение машиной Ц было оговорено Селезневым, Буториным и Смысловым до нападения на Ц , а после его убийства машина Ц была перегнана и укрыта в гаража Е , а затем - сбыта, суд правильно признал наличие в действиях Селезнева и Буторина разбой, а в действиях Смыслова - организацию разбойного нападения.

Ссылка на то, что Смыслов не мог быть одновременно признан организатором разбойного нападения на Ц с его убийством и организатором убийства по найму, несостоятельна, поскольку все преступные действия виновного должны получить правовую оценку, а Смыслов, как правильно установлено судом, нанял Селезнева и Буторина в качестве убийц Ц и организовал разбойное нападение Селезневым и Буториным на Ц в целях завладения его машиной.

Ссылки на непричастность Смыслова к преступлениям, на то, что Селезнев не принимал участия в процессе лишения Ц жизни - несостоятельны, противоречат приведенным в приговоре доказательствам, правильно оцененным судом.

Наказание Смыслову, Селезневу и Буторину назначено справедливое.

Наказание им назначено в пределах санкций уголовного закона. По совокупности преступлений им наказание назначено в соответствии с требованиями ст. 69 ч. 3 УК РФ.

Конкретные обстоятельства дела (в том числе - характер и степень фактического участия каждого из осужденных в совершении преступлений) учтены судом при назначении наказания.

Позиция потерпевшей М в отношении наказания виновных, на что имеется ссылка в представлении, не имеет для суда определяющего значения. В соответствии с законом назначение наказания является исключительной компетенцией суда. Отрицание (непризнание) подсудимыми своей вины, отсутствие у них раскаяния, изменение ими показаний - не предусмотрены законом при учете при назначении наказания.

Большое количество ударов колюще-режущим предметом в жизненно- важный орган - шею (как минимум - 5), что свидетельствует об отношении Селезнева и Буторина к чужой человеческой жизни, на что имеется ссылка в представлении, также не подлежит учету при назначении наказания, поскольку они и осуждены именно за убийство, повторно те же обстоятельства не могут учитываться.

Ссылка в жалобе потерпевшей М на то, что Буторин совершил убийство с особой жестокостью, противоречит приговору и, кроме того, особая жестокость убийства не вменялась в вину Буторину и он не мог быть признан в этом виновным.

Указание в приговоре на то, что Смыслов занимался индивидуальным предпринимательством, соответствует материалам дела.

Ссылка в представлении на противоречивость выводов суда в той части, что изменение показаний подсудимыми обусловлено их желанием уйти от ответственности, а суд признал смягчающим наказание Буторина способствование раскрытию особо тяжкого преступления и изобличению им других соучастников - является надуманной, поскольку государственному обвинителю известно, что способствование раскрытию преступления происходит в ходе предварительного следствия, а не в судебном заседании, где преступления не раскрываются, а рассматриваются дела. Суд правильно указал, что Буторин в ходе предварительного следствия признал вину, явился с повинной, на протяжении предварительного следствия давал стабильные показания об основных обстоятельствах совершения преступлений. Сам государственный обвинитель до возобновления судебного следствия просил суд признать обстоятельством, смягчающим наказание Буторина, активное способствование раскрытию преступления, изобличение других участников преступления (т. 5 л.д. 262).

Ссылка в представлении на то, что Смыслов ранее совершал преступление, что характеризует его как лицо, склонное к совершению преступлений, не основана на законе. Согласно ч. 6 ст. 86 УК РФ погашение судимости аннулирует все правовые последствия, связанные с судимостью, в связи с чем она не может учитываться при назначении лицу наказания.

При таких данных из приговора подлежит исключению указание об учете судом при назначении Смыслову наказания того, что хотя он является несудимым в связи с погашением судимости, но ранее совершал преступление.

Наказание Смыслову, Селезневу и Буторину назначено судом справедливое, соразмерное содеянному самими ими и оснований ни к его смягчению, ни к отмене приговора за мягкостью наказания не имеется.

С учетом того, что преступные действия Смыслова остались без изменения, исключение из приговора приведенного указания не дает оснований к смягчению ему наказания.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством.

Суд правильно отказал в наложении ареста на автомашину « », поскольку в соответствии с представленными документами эта машина никому из осужденных на праве собственности не принадлежит.

Согласно предъявленного обвинения никому из обвиняемых по данному делу не вменялось в вину, что автомашина « » приобретена на средства Ц . Потерпевшей М не представлено суду доказательств приобретения машины « » на деньги Ц . Не имелось у суда при рассмотрении уголовного дела и оснований накладывать арест и на машину « », принадлежавшую свидетелю Д , суд правильно эту машину как вещественное доказательство передал собственнику - Д .

Ссылка на то, что М отказалась от иска о взыскании суммы долга за проданную машину - руб. и стоимости похищенной машины « » - руб. коп., не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку мать убитого Ц - Ц обратилась к суд с самостоятельным иском о возмещении ущерба и суд сумму материального ущерба взыскал в пользу Ц Ссылка на то, что удовлетворяя иск о взыскании материального ущерба в рублей, суд вышел за пределы предъявленного обвинения, поскольку Смыслову не вменялось в вину невозврат долга - не основана на законе и не соответствует материалам дела. Разрешение гражданского иска в размере долга не является выходом за пределы предъявленного обвинения. Кроме того, согласно предъявленного обвинения, Смыслов 4 октября 2005 г. приобрел у Ц « » с условием, что за машину он рассчитается с Ц в сумме рублей позже, поскольку данной суммой денег не располагал. В период с 10 по 13 октября 2005 г. Смыслов разработал план, согласно которого он, якобы, находясь в г. , под вымышленным предлогом возвращения Ц денежной задолженности за приобретенный ранее у него автомобиль « » в размере рублей, выманит Ц из г. в п. . В соответствии с этим планом, когда около 19 часов 30 минут 21 октября 2005 г. Ц выехал из г. в п. , чтобы получить долг за проданный им автомобиль « », в пути следования он был убит. Из изложенного обвинения следует, что денежный долг, связанный с покупкой машины, в размере рублей Смыслов Ц не вернул.

Взыскание расходов за погребение убитого Ц и по проведению поминального обеда - основано на законе. Сумма этих расходов - руб.

коп. не является завышенной, расходы произведены в разумных пределах.

Взыскание процессуальных расходов по оплате стоимости проезда М в следственные органы по участию в деле и реализации своих процессуальных прав потерпевшей - также основано на законе. При этом действующее законодательство не предусматривает обязанности суда указывать цель каждой поездки потерпевшей М в следственные органы (для признания потерпевшей, для допроса, для предъявления гражданского иска, для ознакомления с постановлениями о назначении экспертиз, с самими актами экспертиз и т.д.). Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

В связи с изменением позиции подсудимого Буторина и сообщении им в прениях новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, суд обоснованно возобновил судебное следствие. По окончании возобновленного судебного следствия и выступления сторон в прениях и подсудимых - с последним словом законных оснований для очередного возобновления судебного следствия не имелось.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Амурского областного суда от 21 июля 2006 г. в отношении Селезнева М В и Буторина А А оставить без изменения.

Тот же приговор в отношении Смыслова Е А изменить и из описательно-мотивировочной части приговора исключить указание суда об учете при назначении наказания Смыслову того, что хотя Смыслов является несудимым в связи с погашением судимости, но ранее совершал преступление, что характеризует его также отрицательно. В остальной части тот же приговор в отношении Смыслова Е.А. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Таболина В.Ю., кассационные жалобы потерпевшей М ., осужденных Смыслова Е.А., Селезнева М.В., Буторина А.А. и адвокатов Заварзина Ю.И., Сосниной В.В. - оставить без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 59-О06-26

УК РФ Статья 86. Судимость
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 316. Укрывательство преступлений
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх