Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 59-О11-4

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 16 марта 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ведерникова Ольга Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 59-О11-4

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 16 марта 2011 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина АС.
судей Ведерниковой О.Н., Ермолаевой Т.А.
при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Ганзюкова А.Е., Кирилловой Ю.Н., Толмачева В.В., Лобастова В.В., адвоката Шалупенко А.Н. на приговор Амурского областного суда от 03 декабря 2010 года, которым Ганзюков А Е , ранее судимый: 1). 27 февраля 2004 года Благовещенским городским судом по п. «в» 4.2 ст. 158, п. «в» ч.2 ст. 158, п. «в» ч.2 ст. 158, ч.З ст. 158, ч.2 ст. 69, ч.1 ст. 71 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 5 месяцев; на основании определения Амурского областного суда осужден по ч.З ст. 158 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 2 месяца, п. «в» ч.2 ст. 158, п. «в» ч.2 ст. 158, ч.2 ст. 69 УК РФ исполнялся самостоятельно; на основании постановления Биробиджанского городского суда от 23 августа 2004 года освобожден условно-досрочно, неотбытый срок 4 месяца 15 дней; 2). 24 марта 2004 года Благовещенским городским судом по ч.1 ст. 158, 4.3 ст. 158, ч.З ст. 69, 73 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; 3). 28 января 2005 года Благовещенским городским судом по ч.1 ст. 2 111, ст. 70 УК РФ к 4 годам лишения свободы. Освобожден по отбытию наказания; 4.) 09 января 2009 года Мировым судом г. Благовещенска по чЛ ст. 119, 73 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 года условно с испытательным сроком на 1 год; 5.) 12 мая 2010 года Благовещенским городским судом по п. «а» ч.З ст. 158, п. «в» ч.2 ст. 158, п. «в» ч.2 ст. 158, ч.З ст. 69, ч.5 ст. 74, 70 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; 6.) 10 июня 2010 года Благовещенским городским судом по ч.2 ст. 160, п. «в» ч.2 ст. 158, ч.1 ст. 158, ч.1 ст. 158, ч.1 ст. 167, п. «в» ч.2 ст. 158, чч.3,5 ст. 69 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; 7.) 14 сентября 2010 года по п. «б» «в» ч.2 ст. 158, п. «в» ч.2 ст. 158, п.

«в» ч.2 ст. 158, п. «в» ч.2 ст. 158, чЛ ст. 158, чч.2,5 ст. 69 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; - осужден к лишению свободы по: • п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ - на 9 (девять) лет без штрафа; • пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 17 (семнадцать) лет.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний, назначено Ганзюкову А.Е. наказание в виде 21 (двадцати одного) года лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения назначенного наказания с наказанием, определенным Ганзюкову А.Е. приговором Благовещенского городского суда Амурской области от 14 сентября 2010 года, окончательно назначено Ганзюкову А.Е. наказание в виде 24 (двадцати четырех) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Кириллова Ю Н , несудимая, - осуждена к лишению свободы по: • п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ - на 8 (восемь) лет; • пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 16 (шестнадцать) лет.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний, окончательно Кирилловой Ю.Н. назначено 18 (восемнадцать) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Толмачев В В , ранее не судимый,- осужден к лишению свободы по п. «а» ч.З ст. 111 УК к 7 (семи) годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 3 Лобастое В В судимый 14.07.2005 года Архаринским районным судом по ч.З ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, с испытательным сроком 2 года; 13 марта 2006 года постановлением Архаринского районного суда Амурской области условное осуждение отменено, назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 2 года, - осужден к лишению свободы по п. «а» ч.З ст. 111 УК на срок 6 (шесть) лет 6 (шесть) месяцев.

В соответствие со ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору Архаринского районного суда от 14 июля 2005 года, окончательно назначено Лобастову В.В. наказание в виде 8 (восьми) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Взыскано с Ганзюкова А.Е. в пользу С в счет возмещения материального ущерба ) рублей.

Взыскано солидарно с Ганзюкова А.Е., Кирилловой Ю.Н. в пользу С в счет возмещения материального ущерба рублей, в счет компенсации морального вреда и в пользу В в счет компенсации морального вреда рублей.

По делу решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ведерниковой О.Н., выслушав осужденных Ганзюкова А.Е., Кириллову Ю.Н., Толмачева ВВ., Лобастова В.В., участвовавших в заседании суда кассационной инстанции с использованием системы видеоконференц-связи, выступления адвокатов Арутюновой И.В., Чегодайкина АН., Бондаренко В.Х, Кротовой СВ., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Шаруевой М.Н. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

установила:

Ганзюков А.Е. признан виновным в совершении разбоя с применением насилия, опасного для жизни, с применением предметов, используемых в качестве оружия с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего С Кириллова Ю.Н., Лобастов В.В., Толмачев ВВ. признаны виновными в том, что группой лиц, умышленно причинили тяжкий вред здоровью, опасный для жизни С4 Кириллова Ю.Н. и Ганзюков А.Е. признаны виновными в том, что, действуя группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление, совершили убийство С Преступления совершены 03 декабря 2009 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах: • осужденный Ганзюков А.Е. выражает несогласие с приговором, считает его чрезмерно суровым, указывает, что в проведении психиатрической экспертизы в г. ему было отказано, выводы суда основаны на старом заключении экспертов; утверждает, что подвергся пыткам и насилию со стороны сотрудников УВД г. , которые заставляли его написать чистосердечное признание, что является нарушением ст.9 УПК РФ.

Оспаривает заключение эксперта № от 31.03.2010 г., утверждая, что кровь на шторах принадлежит не потерпевшему, а его друзьям Лобастову и В утверждает, что удары палкой не наносил, а ударил три раза по лицу кулаком, С его оскорбил, в результате чего он ударил его бутылкой по голове и убил; разбой он не совершал, показания других соучастников - Кирилловой Ю.Н., Лобастова В.В., Толмачева ВВ. даны под давлением сотрудников УВД г Кроме того, указывает, что вещественные доказательства не были надлежащим образом упакованы, сообщает, что был задержан раньше времени, указанного в протоколе и в течение 10 часов содержался незаконно, опознание вещественных доказательств потерпевшими проводилось с нарушением ст. 193 УПК РФ, также указывает, что в нарушение чч.1,2 ст. 198 УПК РФ, он не был ознакомлен с постановлением о назначении судебной экспертизы, а в нарушение ч.1 ст.200 УПК РФ экспертиза проводилась одним экспертом. Указывает, что участкового, написавшего на него характеристику, не видел, и с характеристикой не согласен, поясняет, что на работу не мог устроиться, поскольку имел судимость, ссылается на нарушения УПК РФ во время предварительного следствия, которое, по его мнению, длилось слишком короткий период времени. Сообщает, что в судебном заседании обвиняемым было отказано в вызове свидетелей К и К , считает назначенное наказание слишком суровым, указывает, что у него больная и одинокая мать, признает свою вину в убийстве и грабеже, просит снизить срок наказания до 15 лет.

В дополнительной жалобе указывает, что предварительного сговора с Кирилловой на убийство не было, убийство произошло спонтанно, совершать преступление он никого не заставлял, доказательства причинения им тяжкого вреда здоровью потерпевшего отсутствуют, в показаниях обвиняемых есть противоречия, что его действия надо квалифицировать только по п.»к» ч.2 ст. 105 УК РФ, без ссылок на п.»ж», не согласен с характеристикой по месту содержания в следственном изоляторе, также выражает несогласие с кассационной жалобой Кирилловой, считая, что она 5 хочет уйти от ответственности. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда.

• осужденная Кириллова Ю.Н. считает, что при назначении наказания суд первой инстанции недостаточно учел обстоятельства, которые могли бы смягчить наказание. Ссылается на свои показания, данные на предварительном следствии, выражает несогласие с осуждением по п. «а» ч.

3 ст. 111 УК РФ, считает, что на предварительном следствии и в суде не было установлено, чьи удары причинили тяжкий вред потерпевшему, утверждает, что ее удары не могли причинить вред, который описан в заключении эксперта. Утверждает, что у нее не было умысла на убийство потерпевшего с целью скрыть другое преступление, указывает, что находилась в состоянии алкогольного опьянении и под влиянием Ганзюкова. Считает наказание слишком суровым, просит смягчить с учетом изложенных обстоятельств.

• осужденный Толмачев В.В. выражает несогласие с приговором, считает, что его действия необходимо квалифицировать по ст. 115 УК РФ, ссылается на отсутствие доказательств причинения им тяжкого вреда здоровью потерпевшего, утверждает, что ударил потерпевшего не сильно, на улицу не выходил и потерпевшего не бил, себя оговорил; несогласен с характеристикой, данной участковым. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда.

• осужденный Лобастов В.В. считает приговор незаконным, необоснованным и негуманным, указывает, что приведенные в приговоре доказательства не доказывают однозначно его вину в преступлении, в приговоре суда не указано, в чем заключались его действия, которые привели к причинению тяжкого вреда потерпевшему, считает, что не мог причинить тяжкий вред потерпевшему, его действия необходимо квалифицировать по ст. 115 УК РФ, указывает, что давая показания, был нетрезв, ходатайство защитников о признании вещественных доказательств недопустимыми суд отклонил, несмотря на то, что следователь признал факт неправильной их упаковки и извинился перед судом; несогласен с доводами жалобы Толмачева, считает, что он хочет уйти от ответственности. Ссылается на свои последовательные показания о виновности остальных осужденных, которые не были учтены судом, а также положительные характеристики по месту учебы и месту жительства, явку с повинной и способствование раскрытию преступления, утверждает, что раскаялся. Считает назначенное ему наказание немотивированным, просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда.

• адвокат Шалупенко А.Н. в защиту осужденного Толмачева выражает несогласие с приговором, ссылается на отсутствие доказательств причинения им тяжкого вреда здоровью потерпевшего, указывает на противоречия в показаниях обвиняемых, считает, что его действия необходимо квалифицировать по ст. 115 УК РФ, ссылается на удовлетворительные характеристики по месту жительства и содержания в СИЗО, а также справки, согласно которым Толмачев в наркологическом и психоневрологическом 6 диспансерах на учете не состоит, в медвытрезвитель не доставлялся, к административной ответственности не привлекался; указывает о том, что вещественные доказательства по делу не были надлежащим образом упакованы; из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что черепно-мозговая травма возникла от 5 ударов, из показаний осужденных же следует, что ударов было гораздо больше, Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных государственный обвинитель О.Л.Манакова просит приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Виновность Ганзюкова А.Е., Кирилловой ЮН., Толмачева В.В., Лобастова В.В. в совершении преступлений, установленных приговором, подтверждена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

Все доказательства получены в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона, оценены судом с точки зрения их допустимости, относимости, достоверности, а в их совокупности - и достаточности для установления вины подсудимых и постановления обвинительного приговора.

Судом исследовались и положены в основу приговора признательные показания Ганзюкова А.Е., Кирилловой Ю.Н., Лобастова В.В. и Толмачева ВВ., полученные в ходе предварительного следствия, а также протоколы проверок показаний на месте.

Кроме того, вина осужденных подтверждается показаниями потерпевших, свидетелей, протоколами следственных действий, заключениями экспертов и другими доказательствами, рассмотренными в судебном заседании и приведенными в приговоре.

Ганзюков А.Е. в ходе судебного заседания полностью признал вину в разбойном нападении и частично признал вину в убийстве, не согласившись с наличием предварительного сговора. Кириллова Ю.Н. вину в убийстве признала полностью, в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью - не признала, пояснив, что от ее ударов не могли наступить тяжкие последствия. Лобастов В.В. и Толмачев В.В. вину признали частично, пояснили, что удары, которые нанес каждый из них, не могли, по их мнению, причинить тяжкий вред здоровью потерпевшего.

Доводы жалоб осужденных и защитника Шалупенко о том, что действия Кирилловой Ю.Н., Толмачева В.В., Лобастова В.В., Ганзюкова А.Е. не причинили тяжкий вред здоровью потерпевшего, вина каждого из них в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего не доказана; что судом не установлено, в результате чьих действий потерпевшему причинен тяжкий вред здоровью; из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что черепно-мозговая травма возникла от 5 ударов, из показаний 7 осужденных же следует, что ударов было гораздо больше, являются несостоятельными по следующим основаниям.

В результате исследования в судебном заседании представленных суду доказательств приговором суда установлено, что 03 декабря 2009 года Ганзюков А.Е. и С а так же Кириллова ЮН., Лобастов В.В., Толмачев В.В., и иное лицо, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с розыском, употребляли спиртное в доме Ганзюкова. В ходе распития спиртного Ганзюков увидел у С сотовый телефон марки « , и МР-3-плеер с наушниками и из корыстных побуждений решил напасть на Стрижкова и похитить принадлежащие ему имущество. С , предвидя намерения Ганзюкова А.Е., стал выходить из дома, при этом выразился в адрес Кирилловой Ю.Н., Толмачева ВВ., Лобастова В.В. и иного лица, находящихся в кухне дома, словами, унижающими их честь и достоинство, чем вызвал у них чувство личной неприязни к себе. Ганзюков в это время, из корыстных побуждений, с целью хищения имущества С , взял с пола в доме стеклянную бутылку, подошел к С и нанес ему со значительной силой указанной стеклянной бутылкой 1 удар по голове, руками не менее 3 ударов по голове, не менее 3 ударов по телу, и ногой не менее 1 удара по телу.

Сразу после этого Кириллова подошла к стоящему С и из чувства личной неприязни к последнему, умышленно нанесла С ногами не менее 5 ударов по телу, руками не менее 6 ударов по лицу, от которых последний переместился на веранду указанного дома. Находясь на веранде дома Ганзюков, Лобастов, Кириллова, Толмачев и иное лицо, действуя совместно, нанесли следующие удары С Ганзюков нанес ему бутылкой не менее 1 удара по голове и ногой 1 удар в грудь; Лобастов, руками не 3 ударов по голове; Толмачев, ножкой от стола не менее 1 удара по голове и не менее 3 ударов по телу; Кириллова, палкой не менее 5 ударов по телу; иное лицо руками не менее 3 ударов по голове и не менее 3 ударов по телу. Во дворе дома Ганзюков, Лобастов, Кириллова, Толмачев и иное лицо умышленно нанесли следующие удары С : Ганзюков, ногами не менее 5 ударов по телу и не менее 5 ударов по голове, руками не менее 10 ударов по голове; Лобастов, рукой не менее 2 ударов по голове и ногой не менее 7 ударов по телу; иное лицо ногами не менее 2 ударов по голове и не менее 3 ударов по телу; Толмачев, ногами не менее 3 ударов по телу и не менее 2 ударов по голове; Кириллова деревянной палкой не менее 4 ударов по голове, не менее 5 ударов по телу, ногами не менее 10 ударов по телу.

Сразу после этого по предложению Ганзюкова Лобастов и иное лицо стали выводить С со двора дома. В это время Толмачев деревянной ножкой от стола, умышленно нанес не менее 1 удара по голове и не менее 1 удара по телу С .

Согласно заключениям экспертов № и № закрытая тупая черепно-мозговая могла образоваться от ударов твердыми тупыми предметами (в том числе от ударов руками, ногами в обуви или без таковой и 8 т.п.), от совокупности минимум пяти травматических воздействий не исключается, что ударов, которыми была причинена черепно-мозговая травма могло быть и большим, при том условии, что данные удары приходились в места, где уже имелись повреждения (входящие в комплекс черепно-мозговой травмы). Данная закрытая тупая черепно-мозговая травма является опасной для жизни и по этому признаку квалифицируется как причиняющая тяжкий вред здоровью (т.4. л.д. 4-20, 26-28).

Учитывая изложенное, суд пришел к правильному выводу о том, что черепно-мозговая травма, причинившая тяжкий вред здоровью С образовалась в результате совокупности ударов, нанесенных Ганзюковым А.Е., Кирилловой Ю.Н., Лобастовым В.В. и Толмачевым В.В., то есть в результате их совместных действий, поскольку установлено, что каждый из них наносил удары в область головы потерпевшего.

Приговором суда правильно установлено, что Ганзюков действовал из корыстных побуждений, с целью завладения имуществом С поэтому его действия квалифицированы судом верно по п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Поскольку мотивом совершения Кирилловой Ю.Н., Лобастовым В.В. и Толмачевым В.В. данного преступления явилась личная неприязнь к С возникшая в связи с оскорблением их С их действия, выразившиеся в причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни потерпевшего С суд правильно квалифицировал по п.

«а» ч. 3 ст. 111 УК РФ - умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное группой лиц.

Таким образом, являются необоснованными и доводы жалоб Толмачева В.В., Кирилловой Ю.Н. и Лобастова В.В. о неправильной квалификации их действий по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ и необходимости их переквалификации нач. 1ст. 115 УК РФ.

Доводы жалобы осужденного Ганзюкова А.Е. об оказании на него давления оперативными сотрудниками милиции нельзя признать состоятельными, поскольку ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании он об этом не заявлял. После оглашения его признательных показаний, данных в ходе следствия, Ганзюков А.Е. подтвердил содержащиеся в них сведения. Все допросы и проверки показаний на месте Ганзюкова А.Е., протоколы которых исследовались судом, проводились с участием защитника.

Также, нельзя признать состоятельными доводы жалобы Ганзюков А.Е. о том, что к совершению преступлений причастны иные лица, поскольку в судебном заседании об этом не заявлялось.

Довод о неправильном отражении времени его фактического задержания в протоколе задержания также не заявлялся Ганзюковым А.Е. на 9 протяжении производства по делу. С учетом вышеизложенного указанное обстоятельство не может повлиять на законность приговора.

Вопреки доводам жалобы Ганзюкова А.Е., Кириллова Ю.Н, Толмачев В.В. и Лобастов В.В. ни на предварительном следствии, ни в судебном заседании не заявляли о том, что на них оказывалось какое-либо давление. В судебном заседании они подтвердили оглашенные протоколы их допросов, за исключением Толмачева ВВ., который пояснил, что в ходе проверки показаний на месте находился под воздействием алкоголя, что не может соответствовать действительности, поскольку проверка показаний на месте Толмачева В.В. проводилась спустя два месяца после его заключения под стражу. Учитывая изложенное, довод Ганзюкова А.Е. об оказании давления на Кириллову ЮН., Лобастова В.В. и Толмачева В.В. является несостоятельным.

Доводы жалобы Ганзюкова А.Е. о том, что он не наносил потерпевшему ударов палкой, являются необоснованными, поскольку совершение таких действий не вменялось Ганзюкову А.Е. органами предварительного следствия и не указано в приговоре при описании преступных деяний. То обстоятельство, что Ганзюков наносил потерпевшему удары стеклянными бутылками, а также руками и ногами, подтверждается совокупностью приведенных в приговоре доказательств.

Также, нельзя признать состоятельным довод жалобы Ганзюкова А.Е. о том, что кровь на двух шторах, изъятых во дворе его дома, не могла принадлежать потерпевшему С Согласно заключению эксперта № 264 от 31.03.2010 г., на указанных предметах обнаружена кровь человека, происхождение которой в силу ее групповой принадлежности не исключается от потерпевшего С Кроме того, данное обстоятельство само по себе не влияет на доказанность вины осужденных.

Утверждения Ганзюкова А.Е. о нарушениях закона при проведении опознания предметов потерпевшими нашли свое подтверждение, однако они не ставят под сомнение законность приговора, поскольку протоколы предъявления предметов для опознания от 27.08.2010 г., полученные с нарушением закона, исключены судом из числа допустимых доказательств.

Доводы жалоб осужденных о нарушениях при осмотре вещественных доказательств в суде, в частности о нарушениях их упаковки, являлись предметом рассмотрения судом первой инстанции. Стороной защиты заявлялось ходатайство об исключении вещественных доказательств из числа допустимых, которое рассмотрено судом в совещательной комнате, по результатам рассмотрения вынесено мотивированное постановление об отклонении ходатайства (т.6 л.д.95-98).

Судебная коллегия не может согласиться с утверждением Ганзюкова А.Е. о необоснованном отклонении судом его ходатайства о вызове свидетелей К и К Судя по протоколу судебного заседания, в судебном заседании стороной обвинения было заявлено ходатайство об оглашении показаний 10 указанных свидетелей в связи с их неявкой. Осужденные и защитники возражали против заявленного ходатайства, в связи с чем оно было отклонено судом. Затем стороной обвинения было заявлено ходатайство о вызове свидетелей К и К в судебное заседание. В последующем, учитывая то обстоятельство, что указанные свидетели проживали в другом регионе Российской Федерации, и их явка в суд была затруднена, а совокупность иных доказательств по делу была, по мнению стороны обвинения, достаточной для установления вины подсудимых, ходатайство о вызове этих свидетелей было снято стороной обвинения.

Стороной защиты ходатайство о вызове свидетелей К и К не заявлялось.

Доводы жалобы осужденного Толмачева В.В. о том, что он в доме нанес не сильный удар палкой, а на улице ударов не наносил, в ходе предварительного следствия он оговорил себя, рассматривались судом первой инстанции и в приговоре мотивированно опровергнуты.

Из протокола допроса Толмачева В.В. в качестве подозреваемого от 23.06.2010 и протокола проверки его показаний на месте от 01.09.2010 следует, что эти следственные действия проводились с участием защитника, а проверка показаний на месте - также с участием понятых. Толмачеву разъяснялись права, в том числе право отказаться от дачи показаний, а также то, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств его вины. Кроме того, факт нанесения Толмачевым ударов, установленных приговором суда, подтверждается также показаниями Лобастова В.В. и другими доказательствами.

Довод жалобы Кирилловой Ю.Н. о том, что у нее не имелось умысла на убийство С а удар ножом она нанесла ему под воздействием Ганзюкова А.Е., находясь в состоянии алкогольного опьянения, опровергается ее собственными показаниями, исследованными судом и подтвержденными ею в судебном заседании, из которых следует, что Ганзюков А.Е. предложил ей убить С , чтобы он не заявил в милицию о его избиении, и передал ей нож. Она согласилась, что С надо убить, с этой целью взяла у Ганзюкова нож и нанесла два удара потерпевшему. После чего передала нож Ганзюкову, и он нанес остальные удары. В показаниях Кирилловой не содержится сведений о том, что Ганзюков ей угрожал либо иным способом оказывал на нее давление. В соответствии со ст. 23 УК РФ лицо, совершившее преступление в состоянии алкогольного опьянения, подлежит уголовной ответственности.

Согласно заключению эксперта № на трупе С имеются множественные колото-резаные ранения лица, шеи, грудной клетки, живота и правой руки, резаные раны шеи и правой руки. Непосредственной причиной смерти гр. С явилась острая кровопотеря как прямое и закономерное осложнение причиненных повреждений.

С учетом изложенного, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Ганзюкова и Кирилловой в убийстве С11 С доводами жалобы Ганзюкова об отсутствии предварительного сговора с Кирилловой на убийство С и вследствие этого неправильной квалификации его действий по п.»ж» ч.2 с. 105 УК РФ нельзя согласиться.

Судя по показаниям Ганзюкова А.Е. на предварительном следствии, после того, как они избили С и вывели его со двора дома, по дороге он сообщил Кирилловой о том, что С отпускать нельзя, так как он заявит в милицию, при этом он сказал Кирилловой, что она будет ему помогать убивать С , на что последняя ответила, что разберемся, по её тону он понял, что она согласна. От столба, он вместе с Кирилловой, повели С к гаражам, где Кириллова попросила у него нож и первая нанесла им удары по телу С (т.З л.д. 99-110). Данные показания согласуются с протоколом проверки их на месте с участием Ганзюкова (т.З. л.д. 111-123, а также подтверждаются показаниями Лобастого на предварительном следствии.

Согласно показаниям Лобастого, когда он вел С тот высказывал намерения обязательно обратиться в милицию, Кириллова и Ганзюков это слышали, возле металлической опоры Ганзюков и Кириллова окликнули их, когда они остановились, то Ганзюков и Кириллова взяли у них С и повели его в сторону гаражей (т.2 л.д.З7-46).Данные показания подтверждены протоколом проверки их на месте с участием Лобастова В.В. (т.2 л.д. 46-60).

Согласно показаниям Кирилловой Ю.Н., Ганзюков ей говорил, что С надо убить, что бы он не обратился в милицию, при этом достал и передал ей нож с черной рукоятью, она была с ним согласна, что С надо убить, что бы он не обратился в милицию, поэтому взяла нож и нанесла им удары С (т.З л.д. 237-244). Данные показания подтверждены протоколом проверки их с участием Кирилловой Ю.Н. (т.З л.д. 224-228).

На основании изложенного суд пришел к верному выводу о том, что состоявшая между Ганзюковым А.Е. и Кирилловой Ю.Н. предварительная устная договоренность на убийство С а также их последующие фактические совместные и согласованные действия, направленные на реализацию их совместного умысла, свидетельствуют о том, что Ганзюков А.Е. и Кириллова Ю.Н. действовали группой лиц по предварительному сговору.

В связи с изложенным суд также пришел к правильному выводу о том, что убийство С было совершено Ганзюковым А.Е. и Кирилловой Ю.Н. группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление.

Выводы суда, касающиеся квалификации содеянного, подробно мотивированы в приговоре и основаны на материалах дела.

Вопреки доводам жалобы Ганзюкова А.Е., при проведении в отношении его судебно-психиатрической экспертизы нарушений уголовно- процессуального закона не допущено. В ходе предварительного следствия в отношении Ганзюкова А.Е. дважды проводилась амбулаторная судебно-12 психиатрическая экспертиза - основная и дополнительная. Из заключений экспертов № от 22.01.2010 и № от 02.07.2010 следует, что Ганзюков А.Е. хроническим психическим расстройством либо слабоумием не страдал и в настоящее время не страдает, в применении принудительных мер медицинского характера не путается. Обе экспертизы, вопреки утверждению Ганзюкова А.Е., проведены комиссией экспертов, имеющих соответствующее образование, достаточный опыт работы, предупрежденных об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Также не имелось у суда и оснований сомневаться в психической полноценности Ганзюкова А.Е., учитывая его поведение в судебном заседании. Поэтому оснований для назначения стационарной судебно-психиатрической экспертизы, о чем просил Ганзюков А.Е., не имелось.

Довод жалобы Ганзюкова А.Е. о несогласии с характеристикой участкового уполномоченного нельзя признать обоснованным.

Характеристика составлена уполномоченным должностным лицом, содержит необходимые реквизиты (подпись, печать). При указании сведений об отношениях с соседями использованы результаты опроса участковым соседей Ганзюкова А.Е. Сведения о склонности к правонарушениям, злоупотреблении алкоголем, отсутствии места работы подтверждаются и другими материалами дела.

По тем же основаниям являются несостоятельными доводы Толмачева В.В. и его защитника о несогласии с характеристикой в отношении Толмачева В.В. Сведения о том, что Толмачев В.В. ведет бродяжнический образ жизни, злоупотребляет алкоголем, подтверждаются и иными доказательствами, в том числе показаниями самого Толмачева В.В. Вопреки доводам жалобы защитника Шалупенко, в характеристиках Толмачева В.В. из учреждения ИЗ , а также из администрации сельсовета не содержится информации, как положительно характеризующей Толмачева В.В., так и отрицательно, поэтому суд обоснованно указал, что эти характеристики являются удовлетворительными.

Довод жалобы Лобастова В.В. о том, что суд не учел его стабильные последовательные показания, на которых основаны выводы суда о виновности всех осужденных, не соответствует действительности. В качестве обстоятельства, смягчающего наказание Лобастова ВВ., суд учел активное способствование раскрытию преступления и назначил ему наказание с применением правил, предусмотренных ст. 62 УК РФ.

Вопреки доводам жалоб осужденных, в приговоре содержится мотивированное суждение о необходимости назначения им наказания в виде реального лишения свободы.

Доводы жалобы осужденного Ганзюкова А.Е. на чрезмерную суровость назначенного наказания нельзя признать обоснованными.

Согласно ст. 2, 20, 35 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью; каждый имеет право на жизнь; право частной собственности охраняется законом. 13 В соответствии со ст.2 Уголовного кодекса РФ задачами настоящего Кодекса являются охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности от преступных посягательств, а также предупреждение преступлений. Для осуществления этих задач Кодекс устанавливает основание и принципы уголовной ответственности, определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются преступлениями, и устанавливает виды наказаний и иные меры уголовно- правового характера за совершение преступлений.

Осужденный посягнул на жизнь и здоровье человека, представляющие высшую ценность, нарушив тем самым, права и свободы человека, охраняемые законом, вследствие чего должен понести заслуженное наказание.

По этим же основаниям судебная коллегия не усматривает причин для снижения наказания, назначенного Кирилловой по пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Проверив законность, обоснованность и справедливость приговора, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Согласно ч.2 ст.54 Конституции РФ, если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

В соответствии с пунктом 1 статьи 15 Международного пакта о гражданских и политических правах, если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется на данного преступника.

Согласно ч. 1 ст. 10 УК РФ уголовный закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

В соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 20 апреля 2006 № 4-П, ст. 10 УК РФ конкретизирует применительно к сфере уголовно-правового регулирования вытекающие из Конституции Российской Федерации (статья 54, часть 2) и Международного пакта о гражданских и политических правах (пункт 1 статьи 15) принципы применения новых законов, устраняющих или смягчающих уголовную ответственность, которые сформулированы как императивные указания, адресованные прежде всего государству в лице соответствующих органов, которые призваны обеспечивать реализацию закрепленной в статье 45 (часть 1) Конституции Российской Федерации гарантии государственной защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации и от которых зависит решение вопроса, какая именно ответственность может наступать за те или иные правонарушения. 14 Закон, устраняющий или смягчающий уголовную ответственность, является актом, который по-новому определяет характер и степень общественной опасности тех или иных преступлений и правовой статус лиц, их совершивших. Исходя из конституционно обусловленной обязательности распространения действия такого рода законов на ранее совершенные деяния, правоприменительные органы, в том числе суды, управомоченные на принятие во исполнение этого закона юрисдикционных решений об освобождении конкретных лиц от уголовной ответственности и наказания или о смягчении ответственности и наказания, оформляющих изменение статуса данных лиц, не вправе уклоняться от его применения.

По буквальному смыслу части первой статьи 10 УК Российской Федерации закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению в конкретном деле независимо от стадии судопроизводства, в которой должен решаться вопрос о применении этого закона, и независимо от того, в чем выражается такое улучшение - в отмене квалифицирующего признака преступления, снижении нижнего и (или) верхнего пределов санкции соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, изменении в благоприятную для осужденного сторону правил его Общей части, касающихся назначения наказания, или в чем-либо ином.

По своему конституционно-правовому смыслу содержащаяся в ст. 10 УК РФ норма предполагает в системе действующего уголовно- процессуального регулирования сокращение назначенного осужденному наказания в связи с изданием нового уголовного закона, смягчающего ответственность за совершенное им преступление, в пределах, предусмотренных нормами как Особенной части, так и Общей части Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции этого закона.

Федеральный закон от 07 марта 2011 г. № 26-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации" исключил нижний предел наказания в виде лишения свободы, предусмотренного ч.З ст. 111 УК РФ, тем самым снизив его до минимального срока, установленного Общей частью УК РФ. Таким образом, указанный закон смягчил наказание за преступление, предусмотренное п. «а» ч. 3 ст.111 УК РФ, и имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших указанные деяния до вступления данного закона в силу.

С учетом изложенного, на основании положений ч.1 ст. 10 УК РФ, императивных указаний Конституции РФ и международного права, в связи с принятием уголовного закона, который по-новому определяет характер и степень общественной опасности указанных в нем преступлений, судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать действия Кирилловой Ю.Н., Толмачева В.В. и Лобастова В.В. с п.«а» ч. 3 ст.111 УК РФ в редакции Федерального закона от 08 декабря 2003 года № 162-ФЗ на п.«а» ч.

3 ст.111 УК РФ в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года № 26- ФЗ и снизить назначенное им наказание. 15 Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, ч.1 ст. 10 УК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Амурского областного суда от 3 декабря 2010 года в отношении Кирилловой Ю Н Толмачева В В и Лобастова В В изменить: переквалифицировать действия Кирилловой Ю.Н. с п.«а» ч. 3 ст.111 УК РФ в редакции Федерального закона от 08 декабря 2003 года № 162-ФЗ на п.«а» ч. 3 ст.111 УК РФ в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ, по которой назначить ей наказание в виде лишения свободы на срок семь лет шесть месяцев. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ; пп.

«ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно назначить Кирилловой Ю.Н. 17 лет шесть месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

переквалифицировать действия Толмачева В.В. с п.«а» ч. 3 ст.111 УК РФ в редакции Федерального закона от 08 декабря 2003 года № 162-ФЗ на п.«а» ч. 3 ст.111 УК РФ в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок шесть лет шесть месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

переквалифицировать действия Лобастова В.В. с п.«а» ч. 3 ст.111 УК РФ в редакции Федерального закона от 08 декабря 2003 года № 162-ФЗ на п.«а» ч. 3 ст.111 УК РФ в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ, по которой назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок шесть лет. В соответствие со ст. 70 УК РФ путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору Архаринского районного суда от 14 июля 2005 года, окончательно назначить Лобастову В.В. наказание в виде лишения свободы на срок семь лет шесть месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Этот же приговор в отношении Ганзюкова А Е оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 59-О11-4

УК РФ Статья 2. Задачи Уголовного кодекса Российской Федерации
УК РФ Статья 23. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
УК РФ Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 9. Уважение чести и достоинства личности
УПК РФ Статья 193. Предъявление для опознания
УПК РФ Статья 198. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы
УПК РФ Статья 200. Комиссионная судебная экспертиза
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 71. Порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 74. Отмена условного осуждения или продление испытательного срока

Производство по делу

Загрузка
Наверх