Дело № 6-АПУ15-1

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 3 марта 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Кондратов Петр Емельянович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 6-АПУ15-1

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 3 марта 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегосудьи Кузнецова ВВ.,
судейБотина А.Г. и Кондратова П.Е.

при ведении протокола секретарем Сергеевым А.В. с участием прокурора Киселевой М.А., осужденного Тюрина Э.Ю. (в режиме видеоконференц-связи), его защитника - адвоката Кабалоевой В.М. рассмотрела в открытом судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Тюрина Э.Ю. и потерпевшей Ш на приговор Рязанского областного суда от 16 декабря 2014 г., по которому Тюрин Э Ю судимый 28 июня 2012 г. по ч. 1 ст. 111 и п.

«а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам 9 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 9 месяцев, с установлением ему следующих ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования по месту жительства в районе области; не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; не уходить с места жительства в период времени с 22 часов 00 минут до 6 часов 00 минут, а также с возложением обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений окончательно Тюрину Э.Ю. назначено 12 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год 9 месяцев, с установлением ему следующих ограничений: не выезжать за пределы территории муниципального образования по месту жительства в районе области; не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы; не уходить с места жительства в период времени с 22 часов 00 минут до 6 часов 00 минут, а также с возложением обязанности являться в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, два раза в месяц для регистрации.

По приговору с Тюрина Э.Ю. взыскано в счет компенсации морального вреда в пользу Ш Т и Е по руб.

каждому.

Заслушав доклад судьи Кондратова П.Е. о содержании приговора, существе апелляционных жалоб и возражений на них, выслушав выступления осужденного Тюрина Э.Ю. и его защитника - адвоката Кабалоевой В.М., поддержавших приведенные в апелляционной жалобе осужденного доводы и возражавших против удовлетворения жалобы потерпевшей, а также выслушав выступление потерпевшей Ш настаивавшей на отмене приговора и возвращении уголовного дела прокурору для предъявления Тюрину Э.Ю. более тяжкого обвинения, выслушав мнение прокурора Киселевой М.А., предложившей приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

по приговору Тюрин Э.Ю. признан виновным в убийстве, т.е. умышленном причинении смерти Е совершенном на почве личной неприязни.

Преступление совершено 26 февраля 2012 г. в р.п. области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе осужденный Тюрин Э.Ю., не отрицая факт совершения им убийства Е и заявляя о своем раскаянии, указывает на чрезмерную суровость постановленного в отношении него приговора. Отмечает, что в связи с его арестом его малолетнюю дочь в настоящее время содержит и воспитывает его сестра, у которой умер муж и у которой на иждивении есть свой малолетний сын. Обращает внимание на то, что по делу не установлено отягчающих наказание обстоятельств, но имеются смягчающие обстоятельства, предусмотренные пп. «г, з, и, к» ч. 1, ч. 2 ст. 61 УК РФ, а также имеются основания для применения ч. 1 ст. 62 УК РФ. Просит снизить срок назначенного ему наказания.

Потерпевшая Ш в апелляционной жалобе, настаивая на незаконности и необоснованности приговора, утверждает, что сделанные в нем судом выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а уголовный закон в отношении Тюрина Э.Ю. применен неправильно.

Отмечает, что органами предварительного следствия не были выполнены указания Судебной коллегии по уголовным делам Рязанского областного суда, возвратившей 4 марта 2014 г. уголовное дело прокурору с указанием на недостатки, связанные с установлением фактических обстоятельств совершения преступления, квалифицированного по ч. 1 ст. 127 УК РФ, несоответствием выводов суда о мотиве совершенного убийства фактическим обстоятельствам дела, а также с противоречиями в описании места и способа причинения смерти потерпевшей. Полагает, что, принимая решение по делу, суд необоснованно исходил из показаний подсудимого и не учел показания ряда свидетелей, в том числе Х А С Е о том, что Е была насильственно вывезена Тюриным Э.С. и другими лицами из с. в р.п. , при этом у Е требовали возвращения какого-то долга в сумме руб.

Не были учтены судом также показания свидетелей К и А о том, что когда Е с группой молодых людей шла по с.

, она вырывалась и пыталась убежать, но ее не отпускали и били, в том числе Тюрин Э.Ю. и З Факты избиения Е подтверждаются наличием на ее теле множественных телесных повреждений, образование которых 26 февраля 2012 г. эксперт Б исключил.

Подчеркивает, что ни она, ни свидетели З Ф Х С не видели каких-либо повреждений на теле Е до приезда группы « », в которой находился и Тюрин Э.Ю. Считает надуманным вывод суда, что мотивом убийства Е стала нецензурная брань с ее стороны в адрес Тюрина Э.Ю. Обосновывая свою версию происшедшего, ссылается на показания свидетелей Ю и Ю которые, придя в дом Тюрина Э.Ю., видели, как из подпола выпускали заплаканную девушку, с которой Тюрин Э.Ю. предлагал Ю вступить в половую связь и от которой требовал уплаты долга; на просьбу Ю отпустить девушку Тюрин Э.Ю. предложил ему заплатить за нее долг и говорил, что вывезет ее на трассу, чтобы она отрабатывала долг. Оспаривает исключение судом квалифицирующего признака убийства - «совершенное с особой жестокостью», т.к. использование для нанесения ранений комбинированного ножа с двумя лезвиями, которым могли быть нанесены раны не глубже 2,5 см, свидетельствует об отсутствии намерения причинить немедленную смерть.

Возражает также против ссылки суда на то, что потерпевшая при нанесении ей ножевых ранений оказывала сопротивление и пыталась убежать, считая, что в состоянии сильного алкогольного опьянения, в котором она находилась, сделать это было невозможно. Обращает внимание на то, что Тюрин Э.Ю. в процессе убийства переодевался, что свидетельствует о том, что он не стремился причинить быструю смерть. Об этом же свидетельствует то, что большинство ран на теле потерпевшей неглубокие. Отмечая, что Тюрин Э.Ю. продержал ее дочь в подполе около суток, препятствовал ее уходу домой, объясняет возможное использование ею резких высказываний в адрес осужденного.

Заявляет о необоснованности изменения государственным обвинителем в судебном заседании предъявленного Тюрину Э.Ю. обвинения по п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Оспаривает также его возражения против возвращения судом уголовного дела прокурору с целью вменения обвиняемому наличия корыстных побуждений при совершении убийства, а также совершение преступления группой лиц, поскольку в возражениях государственного обвинителя не учитывались исследованные в судебном заседании доказательства. Считает необоснованным постановление об отказе в возбуждении в отношении З Тюрина Э.Ю., А уголовного дела по п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ в связи с отсутствием состава преступления и указывает, что была лишена возможности обжаловать это постановление в связи с несвоевременным извещением о его вынесении и невручением его копии.

Просит приговор отменить и возвратить уголовное дело прокурору для устранения недостатков, препятствующих его рассмотрению судом.

Государственным обвинителем Чулковым КА. принесены письменные возражения на апелляционные жалобы, в которых он настаивает на оставлении приговора без изменения, а апелляционных жалоб без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в апелляционных жалобах и возражениях на них, а также в выступлениях сторон в судебном заседании, Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены или изменения приговора.

Как следует из материалов уголовного дела, органами предварительного следствия Тюрин Э.Ю. обвинялся в причинении смерти Е на почве личных неприязненных отношений с особой жестокостью, т.е. в совершении преступления, предусмотренного п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

В ходе прений сторон в судебном разбирательстве государственный обвинитель изменил предъявленное Тюрину Э.Ю. обвинение, настаивая на недоказанности совершения убийства Е с особой жестокостью и на необходимости переквалификации действий Тюрина Э.Ю. с п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Согласно же чч. 7 и 8 ст. 246 УПК РФ, если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа; до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора государственный обвинитель может также изменить обвинение в сторону его смягчения путем исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание, или переквалификации деяния в соответствии с нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей более мягкое наказание.

Как следует из приведенных положений закона в их взаимосвязи с нормами ст. 24, 27, 254 УПК РФ, полный или частичный отказ государственного обвинителя в ходе судебного разбирательства от обвинения, равно как и изменение им обвинения в сторону смягчения предопределяют принятие судом соответствующего решения.

Вместе с тем, согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, указанные положения закона, по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм, предполагают, что полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения, как влекущий прекращение уголовного дела, а также изменение государственным обвинителем обвинения в сторону смягчения должны быть мотивированы со ссылкой на предусмотренные законом основания, наличие которых может быть проверено судом, в том числе вышестоящим.

В соответствии с приведенными нормативными положениями суд первой инстанции, оценив, в том числе с учетом осуществленного государственным обвинителем изменения предъявленного Тюрину Э.Ю. обвинения, как само это обвинение, так и основания для его изменения на менее тяжкое, пришел к правильному выводу о необходимости исключения из обвинения Тюрина Э.Ю. квалифицирующего признака - «совершение убийства с особой жестокостью».

Судебная коллегия находит данный вывод суда соответствующим фактическим обстоятельствам дела и закону, полагая, что оснований для принятия доводов потерпевшей о наличии признака особой жестокости в действиях осужденного не имеется.

Само по себе количество обнаруженных экспертами-медиками на трупе Е зон приложения травмирующей силы (34) не является безусловным доказательством особой жестокости избранного виновным способа причинения смерти, поскольку, как видно из материалов уголовного дела, причинение значительного числа повреждений было обусловлено как тем, что Тюрин Э.Ю., находясь в состоянии опьянения и агрессивного возбуждения, плохо контролировал свои действия, связанные, в частности, с использованием случайных и неэффективных орудий преступления, так и тем, что потерпевшая активно сопротивлялась, передвигаясь по помещению и пытаясь уклоняться от ударов, в связи с чем значительная часть повреждений пришлась на ее верхние конечности.

Вместе с тем каких-либо данных о том, что те или иные телесные повреждения наносились в особо болезненные зоны, были сопряжены с намеренным членовредительством или сопровождались высказываниями, свидетельствующими об умысле причинения особых страданий, в судебном разбирательстве установлено не было.

Совокупность причиненных Е телесных повреждений, в особенности нанесенных ножами и топором (колуном) в область головы и шеи, свидетельствует о наличии у Тюрина Э.Ю. умысла на скорейшее причинение смерти потерпевшей. Согласно заключению эксперта-медика комплекс сочетанной комбинированной травмы, приведшей к смерти Е образовался в течение непродолжительного времени, исчисляемого несколькими минутами, что также указывает на отсутствие стремления осужденного добиться особых физических и нравственных страданий потерпевшей либо получить удовлетворение от доставляемых потерпевшей мучений.

Доводы потерпевшей Ш о том, что нанесение телесных повреждений Е носило затяжной характер, не подтверждаются ни показаниями свидетелей З и Ю из которых следует, что убийство было совершено в короткий промежуток времени, когда З провожала и Ю из дома, где было совершено преступление, до калитки, ни другими доказательствами, включая показания свидетелей, протокол осмотра места совершения преступления и заключение эксперта.

То, что, как утверждает в апелляционной жалобе Ш Тюрин Э.Ю. и другие лица, вместе с которыми он увез ее дочь в р.п. , грубо обращались с Е (она длительное время содержалась в холодном подполе, ходила по дому в присутствии посторонних людей полностью обнаженной, пришедшему в дом Ю предлагалось вступить с ней в половую связь, на ее теле были обнаружены телесные повреждения, причиненные до 26 февраля 2012 г.), имело место до совершения убийства, непосредственно с ним не связано и не дает оснований для квалификации данного убийства как совершенного с особой жестокостью.

Не имеется также оснований для квалификации совершенного Тюриным Э.Ю. убийства по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ, на чем настаивает в своей жалобе Ш поскольку данных, указывающих на то, что осужденный действовал из корыстных побуждений, суду представлено не было.

Само по себе то, что, согласно показаниям свидетелей Ю Ю Х К З в адрес Е высказывались претензии по поводу какого-то денежного долга, не доказывает ни реальное наличие такого долга, ни то, что действия Тюрина Э.Ю. определенным образом были связаны с этими претензиями З Как следует из материалов уголовного дела, ни Тюрин Э.Ю., ни З до случившегося не знали Е в связи с чем нет оснований полагать наличие между ними финансовых отношений.

Какие-либо данные, позволяющие полагать, что, причиняя Е смерть, Тюрин Э.Ю. рассчитывал получить материальную выгоду либо, напротив, надеялся избавиться от обязательств, обременении, лишений имущественного характера, в материалах дела отсутствуют. Не установлено, в частности, что со стороны Тюрина Э.Ю. имели место какие-либо действия, направленные на получение денежных средств в счет якобы имевшего место долга от родственников Е В соответствии с ч. 1 ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению. С учетом этого жалоба Ш в части, касающейся ее утверждений о причастности к убийству Е других, помимо Тюрина Э.Ю., лиц, в отношении которых уголовное преследование по настоящему уголовному делу не осуществляется, не может быть удовлетворена.

Соответственно, нет оснований и для квалификации действий Тюрина Э.С как убийства, совершенного группой лиц. Из исследованных в судебном заседании материалов не усматривается, что кто-либо из указанных в жалобе Ш лиц не только принимал непосредственное участие в причинении Е телесных повреждений, приведших к ее смерти, но даже присутствовал при совершении преступления. В ходе производства по делу также не было получено данных о том, что между Тюриным Э.Ю. и какими бы то ни было другими лицами была достигнута договоренность о причинении смерти потерпевшей. Сам же по себе тот факт, на который ссылается потерпевшая, что вместе с Тюриным Э.Ю. и Е в событиях, предшествующих убийству, участвовали и другие лица, является недостаточным для вывода об их причастности к убийству Е Поставленный в апелляционной жалобе потерпевшей Ш вопрос о незаконности и необоснованности постановления об отказе в возбуждении в отношении Тюрина Э.Ю., З и А уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ, не подлежит разрешению судом апелляционной инстанции по настоящему уголовному делу в силу положений п. 5 ч. 1 ст. 27, ч. 1 ст. 252 УПК РФ.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы повлияли или могли повлиять на вынесение законных и обоснованных судебных решений по делу, не выявлено.

Указание потерпевшей Ш на то, что органами предварительного следствия не были устранены недостатки, связанные с установлением фактических обстоятельств и несоответствием им выводов о мотиве совершенного убийства, которые были отмечены в постановлении суда от 4 марта 2014 г. о возвращении уголовного дела прокурору, не имеет под собой оснований.

Согласно ч. 1.3 ст. 237 УПК РФ суд, возвращая уголовное дело прокурору, не вправе указывать статью Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, по которой деяние подлежит новой квалификации, а также делать выводы об оценке доказательств и о виновности обвиняемого.

Учитывая положения названной статьи Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции 24 апреля 2014 г. внес изменения в постановление суда первой инстанции, исключив из него указание на те обстоятельства, которые не могли служить основанием для возвращения уголовного дела прокурору и на которые, в частности, ссылается Ш Следовательно, соответствующие указания суда первой инстанции не подлежали исполнению органами предварительного следствия и не могут расцениваться как нарушение ими уголовно- процессуального закона.

Нет оснований для признания нарушением уголовно-процессуального закона и отклонения судом ходатайств потерпевшей о проведении по делу дополнительных судебных медицинской, медико-криминалистической, генетической экспертиз. Суд обоснованно, после обсуждения указанных ходатайств в судебном заседании с участием сторон, отказал в их удовлетворении, надлежащим образом мотивировав свои решения.

Не может служить основанием для пересмотра приговора и ссылка потерпевшей на то, что государственный обвинитель не поддержал заявленные потерпевшей ходатайства и, в частности, возражал против возвращения судом уголовного дела прокурору. Как усматривается из материалов уголовного дела, в том числе из протокола судебного заседания, все эти вопросы обсуждались в судебном заседании с участием всех сторон, и потерпевшая не была лишена возможности, вне зависимости от позиции государственного обвинителя, приводить доказательства в поддержку своей позиции и иными способами отстаивать ее.

Наказание осужденному Тюрину Э.Ю. назначено в соответствии с положениями ст. 6, 60, ч. 1 ст. 62 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, относящегося к категории особо тяжких преступлений; личности виновного, характеризующегося отрицательно, злоупотребляющего спиртными напитками, склонного к противоправному поведению, осужденного по приговору от 28 июня 2012 г.; влияния назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи; отсутствия отягчающих обстоятельств и наличия смягчающих обстоятельств: явки с повинной, принесения публичных извинений потерпевшей, наличие на иждивении малолетнего ребенка, аморальное поведение потерпевшей, а также с учетом признания осужденным своей вины и его раскаяния. Каких- либо обстоятельств, влияющих на назначение наказания, которые бы не были учтены при постановлении приговора, не установлено.

При этом суд обоснованно признал, что обстоятельств, которые сами по себе или в совокупности с другими обстоятельствами могли бы служить основанием для применения положений ст. 64 или 73 УК РФ, не имеется.

Принятые судом решения по гражданскому иску, а также о судьбе вещественных доказательств сторонами не обжалуются и оснований для их пересмотра Судебная коллегия не находит.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст. 389.20, 389.28, 389.33, УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Рязанского областного суда от 16 декабря 2014 г. в отношении Тюрина Э Ю оставить без изменения, а апелляционные жалобы без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 6-АПУ15-1

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 126. Похищение человека
УК РФ Статья 127. Незаконное лишение свободы
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 27. Основания прекращения уголовного преследования
УПК РФ Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору
УПК РФ Статья 246. Участие обвинителя
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 254. Прекращение уголовного дела в судебном заседании
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх