Дело № 6-О11-19СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 27 сентября 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Степалин Валерий Петрович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №6-О11-19СП

от 27 сентября 2011 года

 

в составе:

при секретаре Тимофеевой О.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Моряковой О.С. на приговор Рязанского областного суда с участием присяжных заседателей от 2 августа 2011 года, которым

АБДУЛЛАЕВ [скрыто] 1о1 [скрыто]

несудимый,

оправдан по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. «а», «ж», «к» УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ) за непричастностью к совершению преступления на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

АЗИЗОВ [скрыто] Ш f о [скрыто],

несудимый,

оправдан по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. «а», «ж», «к» УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ) за непричастностью к совершению преступления на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

АББАСОВ [скрыто] о [скрыто]

несудимый,

оправдан по ст. ст. 33 ч. 5, 105 ч. 2 п. п. «а», «ж», «к» УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года № 73-ФЗ) за непричастностью к совершению преступления на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Признано за Абдуллаевым М.А.о., Азизовым Ш.Ш.о. и Аббасовым М.Т.о. право на реабилитацию.

Решён вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Степалина В.П., выступления прокурора Гуровой В.Ю., полагавшей приговор суда отменить по доводам кассационного представления, адвокатов Антонова O.A., Каверзина М.Ю., Пермяковой Т.Н. и Кулиева М.М.о., полагавших приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

Абдуллаев М.А.о., Азизов Ш.Ш.о. и Аббасов М.Т.о. при изложенных в обвинении обстоятельствах обвинялись в соучастии в виде пособничества в убийстве 16 июня 2007 года в лесном массиве в районе третьего километра автодороги с. [скрыто] - с.

[скрыто] района, [скрыто] области потерпевших

братьев [скрыто] рПИ-и *Ш I М^(попредварительному сговору группой лиц, в отношении которых дело выделено в отдельное производство, с целью скрыть другое преступление, совершённое этими лицами - завладение обманным путём квартирой [скрыто] в доме [скрыто] по улице [скрыто] города [скрыто] принадлежащей [скрыто]

[скрыто]. в которой проживал и

На основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей в отношении Абдуллаева М.А.о., Азизова

Ш.Ш.о. и Аббасова М.Т.о. постановлен оправдательный приговор суда.

В кассационном представлении и дополнении государственный обвинитель Морякова О.С. просит приговор суда отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство со стадии отбора коллегии присяжных заседателей. По мнению автора представления, при судебном разбирательстве были нарушены требования ст. ст. 15, 252, 328, 334, 335, 336, 338, 340 УПК РФ. Несмотря на возражение стороны обвинения, формирование коллегии присяжных происходило не в закрытом судебном заседании, в зале присутствовала не являющаяся участником судебного разбирательства Б I I Председательствующий необоснованно отклонил мотивированный отвод кандидата в присяжные заседатели В_~ I 1

сообщившей о прежней судимости мужа, хотя удовлетворил мотивированный отвод стороны обвинения по таким же основаниям кандидатам в присяжные заседатели В . , л ~ I и Н 1 I, что лишило сторону обвинения права на формирование объективной и беспристрастной коллегии присяжных заседателей. Во вступительном заявлении адвокаты Кулиев М.М.о. и Каверзин М.Ю. оказывали незаконное воздействие на присяжных заседателей, поскольку называли предъявленное обвинение «штамповочным» и «абсурдным», сообщили присяжным заседателям показания подсудимых Аббасова и Азизова о том, что об обстоятельствах убийства стало известно после задержания. Председательствующий не обратился к присяжным заседателям с разъяснениями, что исследование доказательств проводится только в ходе судебного следствия. Сторона защиты систематически допускала высказывания, касающихся вопросов, выходящих за пределы полномочий присяжных заседателей. При допросе свидетеля Азизова К.Ш.о. адвокат Кулиев М.М.о. несмотря на замечания председательствующего, ставил под сомнение показания этого свидетеля. Аналогичные нарушения допущены при допросах свидетелей Алиева A.A.O., Абдуллаева Ф.А.о. При оглашении показаний подсудимого Аббасова адвокат Кулиев М.М.о. дважды пытался опорочить действия стороны обвинения, высказывался об отсутствии оснований для оглашения показаний. Аналогичные нарушения допущены этим адвокатом и при оглашении показаний свидетеля Ф^ , а также адвокатом Каверзиным М.Ю.

при оглашении показаний свидетелей [скрыто]. и М I При допросе свидетеля начальника ОУФМС М;

з

председательствующий необоснованно снял вопрос стороны обвинения относительно встреч данного свидетеля с подсудимым Аббасовым, хотя эти обстоятельства необходимы были для опровержения показаний Аббасова о непричастности к совершению преступления, к регистрации братьев [скрыто] в городе [скрыто] и

подтверждения показаний свидетеля [скрыто] о встречах

свидетеля [скрыто] и подсудимого по поводу прописок

граждан. При допросе свидетеля [скрыто]

председательствующий необоснованно снял вопросы стороны обвинения о поездке подсудимого Абдуллаева в село [скрыто] с

целью контроля над [скрыто], что прямо вытекает из существа предъявленного обвинения. Председательствующий также принял реплику адвоката Каверзина М.Ю. о том, что подсудимому Азизову не вменяется мошенничество, в то время, как обстоятельства участия Азизова в обманном завладении квартирой [скрыто] исследовались адвокатом при допросах подсудимого Азизова, свидетеля [скрыто] При допросе свидетеля риэлтора М_ I

[скрыто]. по относящимся к делу обстоятельствам обстоятельствам знакомства с [скрыто], подлинности документов на продажу

квартиры, по ходатайству стороны защиты председательствующий обратился к государственному обвинителю о постановке вопросов, относящихся к обвинению, отказал в оглашении показаний этого свидетеля на предварительном следствии в связи с противоречиями, хотя эти показания необходимы для подтверждения показаний других свидетелей, материалов дела об этих фактах, чем ограничил право государственного обвинителя на предоставление доказательств. Председательствующий 24 января 2011 года необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны

обвинения о вызове свидетеля обвинения Т________________ ____,1 а 27

января 2011 года удовлетворил аналогичное ходатайство стороны защиты, что привело к представлению показаний данного свидетеля 9 февраля 2011 года, как доказательства стороны защиты. При допросе подсудимого Азизова стороной защиты исследовались

обстоятельства приобретения дома в селе [скрыто] _

области, в котором содержались братья [скрыто]до дня их убийства,

несмотря на возражения стороны обвинения вопросы не были сняты, в том числе и как не относимые, однако уточняющие вопросы стороны обвинения были сняты. При допросе подсудимого Абдуллаева адвокатом Каверзиным М.Ю. выяснялись обстоятельства обращения Абдуллаева в правоохранительные органы по поводу убийства братьев т [скрыто] носящие процессуальный характер, данная тактика стороны защиты имела

цель опорочить правоохранительные органы и была направлена на формирование у присяжных заседателей мнения об искусственно созданных следствием доказательствах, что повлияло на ответы присяжных. При оглашении показаний Абдуллаева на предварительном следствии, содержащиеся в т. 2 на с. 11-25, подсудимый заявил, что это не его слова, чем поставил под сомнение допустимость доказательства, а адвокат Кулиев М.М.о. продолжил формировать у присяжных заседателей мнение о недопустимости доказательств стороны обвинения, задал Абдуллаеву вопросы о том, почему тогда в протоколе допроса это указано, вы не говорили эти слова. Аналогичные нарушения допустил Абдуллаев при оглашении других показаний, заявив, что оглашённых показаний не давал. 16 февраля 2011 года председательствующий лишил сторону обвинения права участвовать в допросе подсудимого Абдуллаева, а также необоснованно не разрешил стороне обвинения огласить показания подсудимого Аббасова на предварительном следствии, находящиеся в т. 4, на с. 38-59, которые противоречили показаниям в судебном заседании. С разрешения председательствующего по ходатайству стороны защиты была исследована накладная ООО Ш ~ ~ ~ 1й» от 17 июня 2007 года, полученная на предварительном следствии с нарушением ч. 1 ст. 183 УПК РФ не в процессе выемки, а путём приобщения к протоколу допроса Абдуллаева М.А.о. в качестве свидетеля, признанная недопустимым доказательством при первом судебном разбирательстве дела. Также была нарушена ст. 274 УПК РФ, поскольку председательствующий разрешил огласить эту справку стороне защиты в то время, когда доказательства представляла сторона обвинения, чем ограничил право государственного обвинителя на представление доказательств в определённом порядке, создавал при этом у присяжных заседателей мнение о превосходстве доказательств стороны защиты. При обозрении стороной обвинения вещественного доказательства доверенности от [скрыто] ^ адвокат Каверзин М.Ю. обратил внимание присяжных заседателей на то, что в данном документе отсутствует фамилия его подзащитного Азизова, чем дал оценку доказательства. Председательствующий необоснованно не принял возражение стороны обвинения, обратился к присяжным заседателям о допустимости такого обращения адвоката. Аналогичные нарушения при отсутствии должного реагирования со стороны председательствующего были допущены стороной защиты при обозрении стороной обвинения фотографии № 2, имеющейся в заключении судебно-медицинского эксперта. При допросе эксперта

[скрыто] стороной защиты выяснялись процессуальные

вопросы, связанные с процедурой и методикой экспертиз трупов, в частности, о том, существуют ли более современные методики исследования срока наступления смерти, давал ли эксперт дату только на основании даты, указанной следователем. В прениях адвокаты Кулиев М.М.о. и Каверзин М.Ю. неоднократно ссылались на неполному предварительного следствия. В частности адвокат Кулиев М.М.о говорил о том, почему не изъяли распечатку телефонных соединений, не интересовались телефоном Абдуллаева, почему телефон исчез, сравнил судебное заседание с инквизицией, заявив, что чем ужаснее преступление, тем меньше надо улик, сослался на не исследованные в судебном заседании показания свидетеля [скрыто] на предварительном следствии, показания

свидетелей [скрыто] и [скрыто] допрошенных в отсутствие

присяжных заседателей. Адвокат Каверзин М.Ю. заявил, что люди другой национальности не могут нести наказание только за то, что вызывают негативное отношение, сравнил судебное заседание с судом 1937 года, заявил, что не исследовалась распечатка телефонного номера, принадлежащего Абдуллаеву, если бы это было изучено, то всё могло выглядеть по-другому, что другие лица остались в стороне. При формулировании вопросов несмотря на возражение стороны обвинения, председательствующий включил в вопросный лист вопрос № 9, в котором изложенные обстоятельства не соответствовали объёму предъявленного обвинения подсудимым, выходили за пределы разбирательства, что недопустимо согласно ст. 252 УПК РФ. Не являлись данные обстоятельства и версией защиты, поскольку подсудимый Абдуллаев оспаривал дату совершения преступлений 16 июня 2007 года, поддерживал версию о совершении преступления 17 июня 2007 года. В нарушение требований ст. 340 УПК РФ председательствующий принял замечание адвоката Каверзина М.Ю. на содержание напутственного слова. Оправдательный приговор не соответствует требованиям закона, так как во вводной части не указаны сведения о государственном обвинителе Мурушкиной Г.Ю. В описательно-мотивировочной части приговора не указано, явилось ли оправдание самостоятельным решением суда или требованием об обязательности вердикта коллегии присяжных заседателей согласно п. 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ. В резолютивной части приговора не решён вопрос о направлении дела руководителю следственного отдела для производства предварительного расследования.

В возражении на кассационное представление адвокат Корнев СВ. указывает о своём несогласии с ним.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, возражения, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора суда.

В соответствии с ч. 2 ст. 385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего или его представителя лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона в кассационном представлении не указано и по делу не установлено.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами государственного обвинителя в кассационном представлении о необходимости отмены приговора суда в связи с тем, что формирование коллегии присяжных происходило не в закрытом судебном заседании, что председательствующий необоснованно принял неодинаковые решения при рассмотрении мотивированных отводов стороны обвинения кандидатам в присяжные заседатели [скрыто] и [скрыто] и это лишило

сторону обвинения права на формирование объективной и беспристрастной коллегии присяжных заседателей, поскольку данные доводы противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 328-332 УПК РФ.

До формирования коллегии присяжных заседателей адвокат Каверзин М.Ю. заявил ходатайство о том, чтобы в судебном заседании присутствовала адвокат [скрыто] «для получения

опыта работы в суде с участием присяжных заседателей», которое председательствующий удовлетворил. Судебный пристав доложил, что в зале судебного заседания посторонних лиц нет (т. 25, л.д. 51).

Каких-либо конкретных данных, свидетельствующих о том, что в данном случае нахождение в зале судебного заседания при формировании коллегии присяжных заседателей, не являющегося участником судебного разбирательства адвоката [скрыто] для

прохождении практики повлекло нарушение закона, в соответствии с которым может быть отменён оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, в материалах дела нет, и в кассационном представлении не приводится.

Оснований для отвода кандидата в присяжные заседатели [скрыто] сообщившей при опросе о том, что её муж ранее

осуждался условно на 1 года за «дорожно-транспортное происшествие» у председательствующего не было. [скрыто] пояснила, что это не отразится на её объективности, самоотвода не заявила, сторона обвинения была согласна оставить её в списке. После разрешения мотивированных отводов сторона обвинения имела возможность немотивированного отвода в [скрыто] однако государственный обвинитель не вычеркнул фамилию данного кандидата в присяжные заседатели из списка. Что касается кандидатов в присяжные заседатели в [скрыто]" I и Н I

[скрыто], то они были председательствующим исключены из списка по мотивированным отводам государственного обвинителя, с чем была согласна и сторона защиты, в связи с выясненными обстоятельствами судимости их близких родственников к лишению свободы за умышленные преступления. Мотивированные отводы кандидатам в присяжные заседатели В~ 1в . . л 1

I и нИ ~ I председательствующим были рассмотрены в установленном законом порядке и в отношении каждого из них отдельно. Обоснованные выводы председательствующего об этом мотивированы в постановлениях (т. 25, л.д. 55, 57, 59).

Судебная коллегия находит несостоятельными также доводы государственного обвинителя в кассационном представлении о нарушении при судебном разбирательстве уголовного дела требований ст. ст. 15, 252, 334, 335 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено с соблюдением требований ст. ст. 15, 252, 334, 335 УПК РФ о состязательности, пределах судебного разбирательства, особенностях судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей с учётом их полномочий.

Все представленные сторонами доказательства были исследованы, все ходатайства разрешены в установленном законом порядке. При окончании судебного следствия все участники судебного разбирательства, в том числе государственный обвинитель, заявили, что дополнений к судебному следствию не имеют (т. 26, л.д. 105).

Данных о том, что во вступительном заявлении защитники Кулиев М.М.о. и Каверзин М.Ю. оказывали незаконное воздействие на присяжных заседателей, не имеется.

Адвокат Кулиев М.М.о. высказал согласованную с подсудимым Аббасовым, адвокат Каверзин М.Ю. с подсудимым Азизовым позицию по предъявленному обвинению и мнение о порядке исследования представленных ими доказательств. Заявление адвоката Кулиева М.М.о. о том, что официальное обвинение, представленное государственным обвинителем, по его мнению «штамповочное», поскольку роли подсудимых описаны «один в один», и что будет доказана невиновность подсудимого Аббасова, узнавшего о совершённом другими лицами после его задержания, что в будущем присяжные заседатели убедятся в абсурдности обвинения, заявление адвоката Каверзина М.Ю. о том, что подсудимый Азизов не признавал себя виновным со дня задержания, что он не обещал совершить указанные в обвинении действия, не выходили за пределы выражения отношения каждого из подсудимых к предъявленному обвинению. Что касается обращения адвоката Каверзина М.Ю. к присяжным заседателям с просьбой записывать все показания, которые услышат, то председательствующий в связи с возражением стороны защиты попросил адвоката не обращаться к присяжным заседателям напрямую. Оснований для обращения председательствующего к присяжным заседателям с какими-либо разъяснениями, не было (т. 25, л.д. 62).

Данных о том, что сторона защиты при допросах указанных в кассационном представлении свидетелей

Д

Гм [скрыто]

м

систематически пыталась порочить действия

стороны обвинения, представляемые доказательства, нет.

Из протокола судебного заседания следует, что допросы

свидетелей Аш [скрыто]

ф

проведены в соответствии с

требованиями ст. ст. 278, 281, 335 УПК РФ. Председательствующий обоснованно снимал повторные, некорректные, не относящиеся к обстоятельствам дела вопросы сторон, и в необходимых случаях обращался к присяжным заседателям с разъяснениями не принимать данные обстоятельства при вынесении вердикта, в том числе обратился с такой просьбой и в напутственном слове (т. 26, л.д. 159).

Так, при оглашении показаний на предварительном следствии свидетеля [скрыто] в связи с противоречиями, на

вопрос государственного обвинителя свидетель не подтвердил оглашённые показания. Адвокат Кулиев М.М.о. задал свидетелю вопрос о том, в связи с чем свидетель утверждает, что оглашены не его показания. Данный вопрос председательствующий правильно снял, как процессуальный, а также правильно снял вопрос адвоката о том, знает ли свидетель о своём праве не давать показания в отношении близких родственников, обратился к присяжным заседателям с разъяснением и просьбой не принимать данные обстоятельства при вынесении вердикта (т. 25, л.д. 80).

Аналогично председательствующий снял вопрос адвоката Кулиева М.М.о. к свидетелей [скрыто] о том, в связи с чем

свидетель не подтверждает оглашенные государственным обвинителем его показания на предварительном следствии (т. 25, л.д. 83), а после оглашения показаний на предварительном следствии свидетеля [скрыто] председательствующий

снял вопрос адвоката Каверзина М.Ю. к этому свидетелю о том, рассказывал ли ему подсудимый [скрыто] о том, что было

совершено убийство братьев

поскольку такой вопрос

являлся повторным (т. 25, л.д. 83, 173).

Обращение адвоката Кулиева М.М.о. к председательствующему с просьбой разъяснить, в чём государственный обвинитель видит существенные противоречия в показаниях свидетеля [скрыто] в судебном заседании и на

предварительном следствии, нельзя признать действиями, порочащими сторону обвинения. Кроме этого, председательствующий разъяснил присяжным заседателям, что

ю

сторона обвинения действует в рамках реализации своих прав (т. 25, л.д. 126).

Нет также никаких оснований считать, что адвокат Каверзин М.Ю. порочил действия стороны обвинения после оглашения показаний свидетелей [скрыто] и [скрыто] на

предварительном следствии, а адвокат Кулиев М.М.о. свидетеля

Из протокола судебного заседания следует, что после оглашения показаний свидетеля [скрыто] адвокат Каверзин

Статьи законов по Делу № 6-О11-19СП

УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 183. Основания и порядок производства выемки
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 274. Порядок исследования доказательств
УПК РФ Статья 278. Допрос свидетелей
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх