Дело № 64-О07-21СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 12 декабря 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ермолаева Татьяна Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 64-О07-21СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 12 декабря 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.
судей Ермолаевой Т.А., Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Кочерга Л.Н. и кассационные жалобы потерпевшей Д , осуждённого Тимохина В.С. на приговор Сахалинского областного суда от 22 июня 2007 года, постановленному с участием присяжных заседателей, которым ТИМОХИН В С , на момент совершения инкриминированного преступления, осуждённый приговором Южно-Сахалинского городского суда от 1 февраля 2007 года по п. "в" ч.2 ст. 158; ст.73 УК РФ к 2 годам лишения свободы , условно, с испытательным сроком 2 года; осуждён по ст.316 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 1 (один) год 4 (четыре) месяца с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Тимохин В С по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного пп. "ж,з" ч.2 ст. 105 УК РФ, в соответствии с вердиктом присяжных заседателей признан невиновным и оправдан за непричастностью к совершению преступления.

ЖУРАВЛЁВ Д В , ранее судимый Южно-Сахалинским городским судом: 12 сентября 2001 года ( с учётом постановления Южно-Сахалинского городского суда от 19 мара 2004 года) по ч.1 ст.161; пп. "а,в" ч.2 ст.158; ч.2 ст.69 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима; 18 октября 2001 года ( с учётом постановления Южно-Сахалинского городского суда от 19 марта 2004 года) по п. "а" ч.2 ст.158; ч.5 ст.69 УК РФ к 3 годам 10 месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима; освободившийся 14 апреля 2004 года условно-досрочно на 1 год 2 месяца 26 дней; по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного пп. "ж,з" ч.2 ст. 105 УК РФ, в соответствии с вердиктом присяжных заседателей признан невиновным и оправдан за непричастностью к совершению преступления.

Суд признал за Журавлёвым Д.В. право на реабилитацию и разъяснил, что он имеет право на возмещение имущественного и морального вреда в порядке, установленном главой 18 УПК РФ: путём обращения с требованием о возмещении имущественного вреда в суд, постановивший приговор, и подачи иска о взыскании компенсации морального вреда в порядке гражданского судопроизводства.

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., прокурора Модестову А.А., поддержавшую представление, Судебная коллегия

установила:

Вердиктом присяжных заседателей Тимохин признан виновным в том, что после того, как в мае 2006 года, в частном доме, расположенном на приусадебном участке садово-огороднического товарищества " " , принадлежащем Г , Д . были причинены следующие телесные повреждения: - кровоизлияние в клетчатку забрюшинного пространства слева; - кровоизлияние в мягкие ткани головы в правой височной области; - закрытая тупая травма шеи в виде кровоподтёков кожи шеи, кровоизлияний в мягкие ткани шеи, кровоизлияний в мышцу языка, перелома левого рожка подъязычной кости, переломов правой и левой пластин перстневидного хряща, кровоизлияний в слизистую входа в гортань; - два колото-резаных ранения мягких тканей передней брюшной стенки; а также два колото-резаных ранения груди, проникающие в грудную полость слева с повреждением левого лёгкого и сердца, вследствие которых развилась острая кровопотеря и Д . скончалась на месте происшествия, Тимохин В.С, ничего не обещая заранее, помог лицу, лишившему жизни Д ., закопать её труп на приусадебном участке, в связи с тем, что это лицо угрожало лишить его жизни.

Исходя из установленных обвинительным вердиктом обстоятельств уголовного дела, суд квалифицировал действия Тимохина по ст.316 УК РФ - как заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления, поскольку Тимохин ВС, осознавая, что в отношении Д . было совершено убийство, принял участие в закапывании её трупа и тем самым совершил активные действия по сокрытию следов преступления, при этом установлено, что заранее он это не обещал.

В кассационных жалобах: - потерпевшая Д просит об отмене приговора, считая, что Журавлёв и Тимохин ушли от ответственности и были оправданы коллегией присяжных заседателей в силу нарушений норм УПК РФ, допущенных в ходе судебного разбирательства; - осуждённый Тимохин просит разобраться в деле, утверждая, что преступление совершил в состоянии крайней необходимости- под угрозой жизни.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона и его несправедливостью, со ссылкой на нарушения ст.335 ч.7, ч.б ст.340, ч.1 ст.338, ч.5 ст.339 УПК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы представления, судебная коллегия находит их обоснованными.

Органами предварительного следствия Журавлёву и Тимохину предъявлено обвинение в том, что в период времени с 23 часов 12.05.06 года до 2 часов 13.05.06 Журавлёв в помещении частного дома на приусадебном участке, принадлежавшем Г , расположенном на территории садово- огороднического товарищества " совместно со своим знакомым Тимохиным, достоверно зная о том, что его знакомая Д совершила хищение крупной денежной суммы в размере рублей из отделения почтовой связи действуя из корыстных побуждений, с целью исключения Д из числа лиц, участвующих в разделе указанной денежной суммы, воспользовавшись тем, что последняя в тот момент находилась в автомобиле рядом с указанным дачным домом, в связи с чем, не могла слышать, о чём именно он говорит, вступил в преступный сговор с Тимохиным на совершение убийства Д После чего, действуя умышленно, из корыстных побуждений, с целью причинения смерти Д группой лиц по предварительному сговору, по согласованному заранее плану действий, согласно которому Тимохин должен был в помещении указанного дачного дома произвести удержание потерпевшей Д и подавить её сопротивление, а Журавлёв нанести потерпевшей удары заранее подготовленным для совершения преступления ножом, Тимохин и Журавлёв обманным путём завели потерпевшую Д в помещение вышеуказанного дачного дома, где Тимохин, реализуя заранее обдуманный преступный умысел, направленный на причинение смерти Д схватил последнюю правой рукой за шею и, прилагая усилие, стал сдавливать шею потерпевшей рукой, при этом с целью подавления сопротивления Д , нанёс последней не менее одного удара неустановленным следствием твёрдым предметом в левую поясничную область.

В это время Журавлёв, действуя совместно и согласованно с Тимохиным, воспользовавшись тем, что в результате действий последнего, Д не может оказать ему существенного сопротивления, заранее приготовленным им для совершения в отношении Д преступления неустановленным следствием ножом, умышленно, с целью причинения смерти нанёс потерпевшей четыре удара в жизненно-важные органы, а именно: два удара в область передней поверхности левой половины грудной клетки и два удара в область брюшной стенки.

Кроме того, в результате преступных действий Тимохина и Журавлёва потерпевшая Д ударилась правой височной частью головы о неустановленный следствием твёрдый предмет.

Умышленными, совместными и согласованными действиями Тимохина и Журавлёва Д были причинены следующие телесные повреждения: - два колото-резаных ранения груди, проникающие в грудную полость слева с повреждением левого лёгкого и сердца, повлёкшие причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей по признаку опасности для жизни; - два колото-резаных ранения мягких тканей передней брюшной стенки, повлёкшие причинение лёгкого вреда здоровью потерпевшей по признаку его кратковременного расстройства на срок менее трёх недель; - кровоизлияние в клетчатку забрюшинного пространства слева, повлёкшее причинение лёгкого вреда здоровью по признаку его кратковременного расстройства на срок менее трёх недель; - кровоизлияние в мягкие ткани головы в правой височной области, не вызвавшее кратковременного расстройства здоровья потерпевшей; - закрытая тупая травма шеи в виде кровоподтёков кожи шеи, кровоизлияний в мягкие ткани шеи, кровоизлияния в мышцу языка, перелома левого рожка подъязычной кости, переломов правой и левой пластин перстневидного хряща, кровоизлияния в слизистую входа в гортань.

Смерть потерпевшей Д наступила на месте происшествия в результате острой кровопотери, развившейся вследствие проникающих колото- резаных ранений груди с повреждением лёгкого и сердца.

Убедившись, что потерпевшая Д не подает признаков жизни, действуя умышленно, с целью сокрытия совершённого в отношении неё преступления Тимохин и Журавлёв, совместно закопали труп потерпевшей на указанном приусадебном участке, после чего с места в преступления скрылись.

Присяжные заседатели признали недоказанными совершение Журавлёвым и Тимохиным, вменённых им в вину действий.

Исходя из оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, суд оправдал Журавлёва и Тимохина по пп. "ж,з" ч.2 ст. 105 УК РФ за непричастностью их к совершению преступления и, исходя из установленных вердиктом обстоятельств, признал виновным Тимохина в совершении преступления, предусмотренного ст.316 УК РФ - заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления.

В соответствии со ст.ст. 379, 381 УПК РФ основаниями отмены приговора, вынесенного с участием присяжных заседателей, являются такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые путём лишения или ограничения гарантированных уголовно-процессуальным законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судебного производства или иным путём повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

В соответствии с ч.7 ст.335 УПК РФ в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст.334 УПК РФ.

В нарушение требований данной нормы закона подсудимые Журавлёв и Тимохин, адвокат Абросимова Г.Г. неоднократно ссылались на обстоятельства, которые не должны были исследоваться с участием присяжных заседателей.

Так, в присутствии присяжных заседателей Журавлёв и Тимохин заявляли о законности проведённых в отношении них следственных действий: следователь правильно фиксировал их показания, проводил следственные действия без адвоката, о применении к ним насилия.

В отсутствие присяжных заседателей было отклонено ходатайство подозреваемых и стороны защиты о признании их явок с повинной и "признательных" показаний недопустимыми доказательствами.

Когда суд, признав эти доказательства допустимыми, принял решение об их оглашении в присутствии присяжных заседателей, Журавлёв, будучи несогласен с этим решением, несмотря на неоднократные предупреждения председательствующего о том, что процессуальные вопросы не исследуются в присутствии присяжных заседателей, заявил, что будет вести себя так, как считает нужным, и в присутствии присяжных заседателей, неоднократно заявлял о том, что эти показания получены с нарушением закона, без адвоката, с применением насилия, документы сфальсифицированы.

Аналогичные заявления допускались и Тимохиным.

Кроме того, искажая показания свидетеля В они показывали, что указанный свидетель называл лиц, которые угрожали потерпевшей убийством.

Адвокат Абросимова, выступая в прениях, в присутствии присяжных заседателей, опровергая допустимость показаний свидетеля Б , изобличавшего Журавлёва и Тимохина в содеянном, заявила, что она его знает как клиента, который ранее был судим за тяжкие преступления, что он подписывал показания данные на следствии, не читая, он не мог видеть золотых изделий у Журавлёва, т.к. они не могли у него находиться в изоляторе временного содержания, что по делу не проверены версии о причастности других лиц к совершению преступления, что не соответствовало действительности.

Таким образом, адвокат Абросимова, говоря о недостоверности протокола допроса Б , подсудимые Журавлёв и Тимохин фактически ввели в заблуждение присяжных заседателей относительно допустимости, представленных стороной обвинения доказательств.

Перечисленные нарушения уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела, повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, оказали психологическое воздействие на присяжных заседателей, что противоречит положениям ч.7 ст.335 УК РФ.

Председательствующий по делу неоднократно прерывал Журавлёва, Тимохина, адвоката Абросимову и обращал внимание присяжных заседателей на то, чтобы они не принимали информацию подсудимых и адвоката Абросимовой к сведению и в последствии не учитывали услышанное при вынесении вердикта.

Вместе с тем, председательствующими не были приняты, все предусмотренные ст.ст. 243, 258 УПК РФ, меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, необходимых для объективного рассмотрения дела.

Кроме того, в нарушение ч.б ст.340 УПК РФ, в напутственном слове председательствующий не обратил внимание присяжных заседателей и не разъяснил , чтобы они не учитывали при вынесении вердикта высказывания адвоката Абросимовой о недопустимости показаний свидетеля Б в силу того, что он ранее осуждён за серьёзные преступления.

В соответствии с ч.1 ст.338, ч.5 ст.339 УПК РФ постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями формируется с участием результатов судебного следствия, прений сторон и не могут ставить вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта.

Эти требования закона соблюдены не были.

Несмотря на то, что по делу не установлена причастность иного лица к убийству Д , и применение к Тимохину насилия, опасного для него во время убийства, перед присяжными заседателями был поставлен вопрос о совершении Тимохиным заранее не обещанного укрывательства убийства, совершённого не подсудимыми, а иным лицом, под угрозой лишения его жизни, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ст.316 УК РФ в состоянии крайней необходимости ( ст.39 УК РФ).

Большинством голосов (9 против 3) присяжных заседателей Тимохин признан виновным в совершении указанных действий, и заслуживающим снисхождения.

Однако, шесть лиц из числа присяжных заседателей, отвечая на 2 и 3 вопросы, приняли решение, что Тимохин совершил убийство Д .

Вместе с тем, в связи с тем, что вердиктом жюри присяжных заседателей Тимохин признан виновным в укрывательстве убийства в состоянии крайней необходимости, то его действия не являлись преступлением, что свидетельствует о невозможности уголовной ответственности за указанное преступление.

При таких обстоятельствах, приговор суда в части признания Тимохина виновным в совершении преступления, предусмотренного ст.316 УК РФ, также нельзя признать обоснованным, и он также подлежит отмене.

В силу изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Сахалинского областного суда, постановленный с участием коллегии присяжных заседателей от 22 июня 2007 года в отношении Журавлёва Д.В. и Тимохина В.С. отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей со стадии отбора коллегии присяжных заседателей.

Статьи законов по Делу № 64-О07-21СП

УК РФ Статья 39. Крайняя необходимость
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 316. Укрывательство преступлений
УК РФ Статья 335. Нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности
УПК РФ Статья 243. Председательствующий
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх