Дело № 64-О08-19СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 12 августа 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ермолаева Татьяна Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №64-О08-19СП

от 12 августа 2008 года

 

председательствующего Червоткина A.C.,

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя С.А.Чинского, кассационные жалобы

осуждённого Сёмченкова A.B., адвоката Шилова И.П. на приговор

Сахалинского областного суда с участием присяжных заседателей от 18 февраля 2008 года, по которому:

СЁМЧЕНКОВ [скрыто]

осуждён:

- по ч. 3 ст. 160 УК РФ - с применением ч. 1 ст. 65 УК РФ на 3 (три) года лишения свободы без штрафа;

- по ч. 2 ст. 162 УК РФ - на 7 (семь) лет лишения свободы без штрафа.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения данных наказаний окончательно Сёмченкову A.B. назначено 9 (девять) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Сёмченков [скрыто] по предъявленному обвинению в

совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158, ч. 2 ст. 209, ч. 1 ст.

Сёмченков [скрыто] по предъявленному обвинению в

совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 158, ч. 2 ст. 209, ч. 1 ст. 223, ч. 3 ст. 222 УК РФ, оправдан в соответствии с вердиктом присяжных заседателей за отсутствием событий данных преступлений.

Сёмченков [скрыто] по предъявленному обвинению в

совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 4 ст. 162, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ, оправдан в соответствии с вердиктом присяжных заседателей за его непричастностью к совершению данных преступлений.

ГРЕЧИН М

по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 209, ч. 3 ст. 222 УК РФ, оправдан в соответствии с вердиктом присяжных заседателей за отсутствием событий данных преступлений.

Он же по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 4 ст. 162, п. «а» ч. 4 ст. 162, п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ, оправдан в соответствии с вердиктом присяжных заседателей за его непричастностью к совершению данных преступлений.

Гражданский иск [скрыто] о возмещении

материального ущерба удовлетворен: взыскано в пользу [скрыто] с Сёмченкова A.B. [скрыто] рубляЦкопейки.

Гражданский иск [скрыто] о возмещении ему материального

ущерба удовлетворён: взыскано в его пользу с Сёмченкова A.B. Ирублей.

Процессуальные издержки в сумме [скрыто] рублей отнесены на счёт средств федерального бюджета Российской Федерации.

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., объяснения осуждённого Сёмченкова ,поддержавшего жалобу, выступление адвоката Шилова И.П., поддержавшего жалобу и возражавших против удовлетворения представления, мнение прокурора Абрамовой З.Л., просившей об удовлетворении представления и об отмене приговора по доводам, изложенным в представлении,

Судебная коллегия

 

установила:

 

в соответствии с вердиктом коллегии присяжных Сёмченков признан виновным в растрате, т.е. хищении чужого имущества, вверенного виновному, совершённой лицом с использованием своего служебного положения в крупном

размере; в разбое с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, совершённом группой лиц по предварительному сговору.

Гречихин в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей оправдан по обвинению в разбойном нападении с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, совершённом с применением оружия организованной группой.

В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора с направлением дела на новое рассмотрение в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, допущенными в ходе судебного разбирательства, которые выразились в том, что неоднократно в судебном заседании представители стороны защиты в присутствии присяжных заседателей допускали высказывания относительно обстоятельств расследования настоящего уголовного дела, что создало в дальнейшем у коллегии предубеждение относительно допустимости и достоверности предъявляемых стороной обвинения доказательств; на исследование обстоятельств дела, которые не подлежали исследованию в соответствии с ч.7ст.335 УПК РФ, на то, что председательствующий необоснованно прервал государственного обвинителя в судебных прениях, когда последний разъяснял юридические термины, в частности понятие банды.

В обоснование своих доводов государственный обвинитель в кассационном представлении подробно излагает обстоятельства, связанные с ходом судебного разбирательства по настоящему делу , со ссылкой на протокол судебного разбирательства и анализ норм уголовно- процессуального закона. В частности, Сёмченков довёл до сведения присяжных заседателей данные о себе и составе своей семьи, он же в присутствии присяжных заседателей указывал, что от показаний, изложенных в протоколах его допросов, выполненных в ходе предварительного следствия, он отказывался ещё в ходе расследования, а также пояснял, что эти показания он давал под давлением сотрудников органов внутренних дел.

В последнем слове Гречин, пытаясь вызвать жалость у коллеги и присяжных заседателей, также довёл до их сведения состав своей семьи, а также указал заведомо не достоверные сведения о том, что он по месту своего жительства строил клуб для детей.

Адвокаты в присутствии присяжных указывали на тот факт, что по настоящему уголовному делу ранее задерживались другие лица, не связанные с Сёмченковым и Гречиным, а именно [скрыто] и [скрыто] которые не являются подсудимыми и чья вина органом следствия доказана не была. Также, подсудимые Сёмченков и Гречин неоднократно в присутствии коллегии присяжных заседателей после оглашения их показаний, полученных входе

предварительного следствия, поясняли, что такие показания они давали под воздействием сотрудников правоохранительных органов.

Адвокат Шилов в судебном процессе в присутствии присяжных заседателей, несмотря на замечания председательствующего, допустил заявление о том, что присяжным заседателям не разъясняется весь комплекс их прав, что они имеют право самостоятельно изучать протоколы следственных действий, имеющиеся в материалах дела, указал присяжным заседателям, что им предъявляются недопустимые доказательства, в частности явки с повинной подсудимых, полученные с нарушением закона, несмотря на то, что эти факты ранее были предметом обсуждения участников процесса в отсутствие присяжных заседателей.

Несмотря на то, что суд, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, останавливал осуждённых и их защитников, делая им замечания, сказанные ими фразы могли свидетельствовать об использовании незаконных методов ведения следствия и непосредственно касались обстоятельств расследования уголовного дела, что соответственно повлияло на объективность у присяжных заседателей при вынесении вердикта.

Потерпевшая с [скрыто] _при её допросе в ходе судебного следствия

с присутствии присяжных заседателей, явно желая помочь своему знакомому подсудимому Сёмченкову, заявила, что сумма похищенных денежных средств при совершении разбойного нападения составляла куда меньший размер, нежели это указано в протоколе её допроса. При этом указала, что текст протокола составлялся сотрудниками службы безопасности и, она подписала в связи с тем, что на неё оказывалось давление.

Подобное поведение как потерпевшей, так и представителей защиты породило у присяжных заседателей недоверие к доказательствам, представленным стороной обвинения.

Кроме того, в присутствии присяжных заседателей потерпевшие, свидетель а также подсудимый Сёмченков высказывались негативно по

отношению к руководству [скрыто], сообщали о многочисленных фактах

невыплаты заработной платы, рассказывали о причинах своего увольнения, высказывали предположения о том, каким образом на складах данного предприятия образуются недостачи продукции, и сообщали о том, как взыскиваются обнаруженные недостачи с рядовых сотрудников предприятия.

Ряд доказательств исследовался в судебном заседании с нарушениями ч.7 ст.335 УПК РФ.

Председательствующий судья по делу незаконно прервал государственного обвинителя в прениях в тот момент, когда последний

объяснял присяжным заседателям признаки организованной группы и чем она отличается от обычной договорённости двух лиц на совершение преступления. В судебном заседании подсудимый Сёмченков в присутствии присяжных заседателей допускал высказывания относительно обстоятельств расследования настоящего уголовного дела, что создало в дальнейшем у коллегии предубеждение относительно допустимости и достоверности предъявляемых стороной обвинения доказательств.

В частности, Сёмченков в присутствии присяжных заявлял, что показания на предварительном следствии он давал под давлением сотрудников правоохранительных органов (лист 278 протокола судебного заседания), подсудимый Гречин в ходе судебных прений и своего последнего слова в присутствии присяжных заседателей, также говорил о том, что у него всегда были негативные отношения с сотрудниками милиции, которые не давали ему работать, в связи с чем он был вынужден покинуть место жительства, а именно

и переехать в [скрыто]

Несмотря на то, что суд, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, останавливал осуждённых, делая им замечания, сказанные ими фразы ,как указано в представлении, могли свидетельствовать об использовании незаконных методов ведения следствия и непосредственно касались обстоятельств расследования уголовного дела, что, соответственно, повлекло утрату объективности у присяжных заседателей при вынесении вердикта не только к показаниям подсудимых, данных на следствии, но и ко всему комплексу доказательств, предоставленных стороной обвинения, а, кроме того, не могло не породить негативное отношение к сотрудникам правоохранительных органов.

Подсудимый Гречин в своём последнем слове, в нарушение ч.8 ст.335 УПК РФ, довёл до сведения присяжных заседателей информацию, характеризующую его и Сёмченкова, заявив, что ранее они оба не судимы и к уголовной ответственности не привлекались.

Учитывая, что до этого им было сообщено присяжным о том, что сотрудники милиции не давали ему спокойно жить и работать, указанные обстоятельства примерности его личности не могли не вызвать у коллегии присяжных предубеждения против стороны обвинения, как представителей правоохранительных органов и доказательств, предъявляемых этой стороной, а следовательно, указанные фразы не могли не породить недоверия присяжных заседателей по отношению к стороне обвинения в целом.

Кроме того, сторона защиты в присутствии присяжных заседателей активно исследовала и иные вопросы, непосредственно касающиеся обстоятельств расследования уголовного дела, то есть обстоятельств, никак не связанных с совершением инкриминируемых преступлений, а именно в ходе

судебного заседания непосредственно исследовались обстоятельства задержания других лиц, в частности г! I которые не являются

подсудимыми и чья вина органом следствия доказана не была, при этом в качестве одного из доказательств сторона защиты присяжным заседателям предъявляла протокол опознания Г потерпевшими.

Вопросы о задержании других лиц задавались при допросах свидетелей [скрыто] и других.

Председательствующим было разрешено стороне защиты исследовать вышеперечисленные факты в присутствии присяжных заседателей, что противоречит требованиям ч.7 ст.335 УПК РФ о том, что в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями.

Аналогично, в нарушение приведённой нормы закона, сторона защиты с разрешения председательствующего по делу, исследовала и другие обстоятельства, никак не связанные с предъявленным обвинением Гречину и Сёмченкову.

Так, при допросах свидетеля [скрыто], потерпевших [скрыто] и

[скрыто] защита в присутствии коллегии присяжных заседателей выясняла

вопросы о том, что часто случались недостачи на складах [скрыто], выплачивает ли указанное предприятие своим рабочим заработную плату и не случаются ли задержки её выплат, причём выяснялись вопросы выплаты заработной платы не только конкретно подсудимому Сёмченкову, но и всему коллективу, что не имеет никакого отношения к рассматриваемому делу.

Помимо этого, Сёмченков указывал в присутствии присяжных заседателей, что за месяц до инкриминируемой ему кражи со склада ООО Компании [скрыто], руководство предприятия пыталось «повесить» на него

недостачу суммы в [скрыто] рублей за сахар (лист 278 протокола судебного заседания) Кроме этого, в присутствии жюри присяжных исследовались обстоятельства несвоевременной выплаты зарплаты потерпевшим [скрыто] и [скрыто] имевшие место в период времени, совершенно отличный от

времени совершения инкриминируемых преступлений.

При исследовании указанных фактов свидетель [скрыто] позволил себе резко негативную характеристику руководства указанного предприятия, заявив, что ситуация с несвоевременной выплатой заработной платы в ООО компания [скрыто] не изменилась и поныне, и проблему он видит именно в руководителях предприятия. Указанная фраза не могла не повлечь возбуждения у присяжных заседателей негативного отношения к представителям данного

предприятия, а также недоверия к показаниям свидетеля обвинения Н<

чьи показания уличали Сёмченкова в совершении преступления.

Тем не менее, председательствующим по делу не сделано замечаний и представителям стороны защиты, исследовавшим перечисленные факты, и лицам, доводившим до сведения присяжных указанную недопустимую информацию.

Представителями стороны запщты допускались и другие нарушения требований уголовно-процессуального закона, влекущие отмену приговора суда.

В частности, при оглашении государственным обвинителем протокола обыска, адвокат Шилов И.П., в присутствии присяжных заседателей, позволил себе высказывать своё отношение к этому следственному действию и, несмотря на то, что ранее судом названный протокол был признан допустимым доказательством по делу, защитник указывал присяжным на допущенные в нём исправления, чем породил у коллегии недоверие к одному из важнейших доказательств стороны обвинения.

При оглашении ведомостей выплаты заработной платы, поступивших из бухгалтерии ООО /Компания [скрыто] этот же адвокат, равно как и

подсудимый Сёмченков в присутствии присяжных заседателей, несмотря на то что ранее указанные платежные документы были признаны допустимыми доказательствами по делу, вновь высказывали свои замечания по отношению к этим доказательствам, порождая у присяжных недоверие к ним.

Помимо этого, адвокат Шилов И.П. в ходе судебного заседания доводил до сведения присяжных заседателей информацию, заведомо не соответствующую требованиям закона о том, что они имеют права требовать от судьи предоставления им документов уголовного дела для личного расследования. Кроме того, адвокат разъяснил присяжным, что они имеют право обозревать те документы уголовного дела, в достоверности которых сомневаются (листы 162, 297, 299 протокола судебного заседания), адвокат заявил присяжным, что суд «прячет» от них документы, что было подтверждено и подсудимым Гречиным (лист.362 протокола судебного заседания).

Эти заявления были сделаны по отношению к доказательствам, предоставленным стороной обвинения и признанным судом допустимыми и соответствующими требованиям закона.

Таким образом, защитник намеренно подрывал веру присяжных в решения судьи о допустимости доказательств, предоставленных прокурором,

породил недоверие коллегии присяжных не только к стороне обвинения, но и к решениям председательствующего.

В ходе судебного заседания председательствующий неоднократно напоминал адвокату Шилову И.П. правила поведения в суде и регламент судебного заседания, а также разъяснял последствия нарушений порядка в судебном разбирательстве, установленные ст.258 УПК РФ, тем не менее, указанные разъяснения и предупреждения не возымели нужного воздействия и защитник продолжал допускать нарушения порядка судебного заседания, доводя до коллегии присяжных недопустимую информацию, пытаясь любым способом опорочить доказательства стороны обвинения.

Государственный обвинитель полагает, что систематическое неприменение к защитнику мер воздействия, предусмотренных законом, со стороны председательствующего породило подобное непозволительное и безнаказанное поведение адвоката, а впоследующем эти бездействия во многом определили вынесение фактически оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей.

Кроме того, государственный обвинитель счиатет незаконным и порядок предоставления ряда доказательств стороной защиты.

Так, защита предъявила присяжным заседателям те же доказательства, которые ранее предоставила и сторона обвинения, например, протоколы опознаний подсудимых потерпевшими, протоколы допросов потерпевших.

При этом, если прокурор оглашал указанные документы в полном объёме, то сторона защиты оглашала их лишь в той части, в которой считала нужным.

Государственный обвинитель полагает, что подобное предъявление доказательств не отвечает принципам состязательности сторон в суде с участием жюри присяжных, ибо со времени оглашения государственным обвинителем указанных документов прошло довольно продолжительное время и когда защита оглашает лишь необходимую ей часть, выдернутую из того или иного протокола, это не способствует правильному восприятию доказательства в целом.

По смыслу закона, доказательство должно представляться на суд присяжных целиком, а стороны имеют право лишь обращать внимание коллегии присяжных заседателей на те или иные обстоятельства, зафиксированные в протоколах следственных действий, но никак, не оглашать куски протокола через довольно продолжительного времени после того, как этот документы был предъявлен присяжным целиком.

Указанные выше нарушения закона повлекли вынесение необъективного вердикта коллегией присяжных заседателей, а соответственно и вынесение незаконного приговора Сахалинским областным судом.

Согласно п.п.2 ч.1 ст.379 УПК РФ основанием отмены приговора в кассационном порядке является нарушение уголовно-процессуального закона, допущенные при рассмотрении уголовного дела. В связи с этим в представлении содержится просьба об отмене приговора с направлением дела на новое расследование.

В кассационных жалобах:

- адвокат Шилов И.П. в защиту интересов Сёмченкова просит изменить приговор, квалифицировав его действия по части 1 статьи 330, по части 1 статьи 161 УК РФ и по части 1 статьи 166 УК РФ.С учётом статьи 64 УК РФ назначить ему наказание ниже низшего предела, предусмотренного указанными статьями.В силу статьи 72 УК РФ время содержания Сёмченкова под стражей до судебного разбирательства засчитать в срок лишения свободы.

В случае несогласия суда с предложенной квалификацией действий Сёмченков просит назначить ему наказание не связанное с лишением свободы, с учётом характера и степени общественной опасности преступления и личности виновного, в том числе обстоятельств, смягчающих наказание, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи (статья 60 УК РФ).

Считает, что суд не учёл ответа на вопрос 2 вопросного листа, который свидетельствует об отсутствии корыстного умысла.

Необоснованно признано отягчающим обстоятельством совершение преступления с использованием форменной одежды или документов представителя власти, так как это противоречит вердикту присяжных,

признавших, что Гречин не участвовал в эпизоде с [скрыто]

-осужденный Сёмченков в кассационной жалобе и дополнениях выражает несогласие с приговором, считая его необоснованным и чрезмерно строгим, просит об его отмене с направлением дела на новое рассмотрение.

Статьи законов по Делу № 64-О08-19СП

УК РФ Статья 160. Присвоение или растрата
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 72. Исчисление сроков наказаний и зачет наказания

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх