Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 64-О08-8

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 30 апреля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ермолаева Татьяна Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №64-О08-8

от 30 апреля 2008 года

 

председательствующего - Кудрявцевой Е.П.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осуждённого Сухачева A.C., адвоката Токарева А.Г., потерпевшей [скрыто] на

приговор Сахалинского областного суда от 1 октября 2007 года, по которому

СУХАЧЕВ [скрыто]

судимый:

Охинским городским судом 20 ноября 2001 года (с учётом изменений, внесённых Смирныховскимрайонным судом) по п.п. «а,в,г» ч.2 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, по постановлению Смирныховского районного суда от 23 августа 2005 года освобождён условно-досрочно на 2 года 2 месяца 24 дня;

13 июня 2007 года Охинским городским судом по ч.З ст. 162, ч.2 ст. 325 УК РФ, ст.ст. 69 ч.З, 70 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима,

осуждён к наказанию:

- по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ - 12 лет лишения свободы со штрафом в размере 15000 рублей;

- по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ - 15 лет лишения свободы.

На основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено 17 лет лишения свободы со штрафом в размере 15000 рублей.

На основании ч.5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к назначенному наказанию частично присоединено наказание, назначенное по приговору Охинского городского суда от 13 июня 2007 года в виде 5 лет лишения свободы, и окончательно Сухачеву [скрыто] назначено 22 (двадцать два) года лишения свободы со штрафом в размере 15000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. Постановлено первые три года на основании ч.2 ст. 58 УК РФ назначить к отбыванию в тюрьме, оставшуюся часть - в исправительной колонии особого режима.

Срок наказания исчислен с 1 октября 2007 года.

В окончательное наказание зачтено наказание, отбытое по приговору Охинского городского суда от 13 июня 2007 года, то есть с 13 июня 2007 года по 30 сентября 2007 года.

Зачтено в срок отбывания наказания время нахождения под стражей с 7 ноября 2006 года по 12 июня 2007 года.

Зачтено время содержания Сухачева A.C. под стражей до вступления в законную силу приговора в срок отбывания наказания в тюрьме;

КИСЛИЦЫН [скрыто]

осуждён по ч.З ст. 30, п.п. «а,в» ч.2 ст. 161 УК РФ к наказанию в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 5000 рублей.

Наказание в виде лишения свободы в соответствии со ст. 73 УК РФ постановлено считать условным с испытательным сроком в 3 года.

Штраф, в соответствии с ч.2 ст. 71 УК РФ, постановлено исполнять самостоятельно.

Иск потерпевшей [скрыто] удовлетворён, с Сухачева в её пользу

взыскано [скрыто] рублей.

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., возражения на доводы жалоб прокурора Модестовой A.A., Судебная коллегия

 

установила:

 

согласно приговору суда, Сухачев совершил разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершённое с применением предмета,

используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, сопряжённое с разбоем.

Кислицын покушался на грабёж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершённое группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, однако данное преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

Преступления ими совершены [скрыто] при

обстоятельствах, изложенных в приговоре 7 ноября 2006 года.

В кассационных жалобах:

- потерпевшая [скрыто] считает, что приговор в отношении Кислицына И.А. является несправедливым в связи с мягкостью назначенного наказания. Считает, что Кислицын как человек, убивший её отца, должен понести за это равное наказание с Сухачевым;

- адвокат Токарев А.Г. и осуждённый Сухачев (в жалобе и дополнениях, оспаривают обоснованность приговора, считают, что в основу обвинительного приговора судом необоснованно были положены показания Кислицына, данные в ходе предварительного следствия, поскольку они являются противоречивыми. При этом суд необоснованно посчитал, что противоречия, касающиеся места их встречи с Кислицыным, последовательности их действий до происшедших событий и непосредственно в квартире - несущественны, хотя, по их мнению, они имеют существенное значение для оценки их показаний.

Сухачев не мог знать, имеется ли в квартире потерпевшего какое-либо ценное имущество, поскольку до 7 ноября 2006 года не был в квартире. В связи с этим необоснованны выводы суда о том, что он убил С( Щ, желая завладеть его имуществом.

Показания Кислицына, данные в ходе предварительного следствия, не подтверждаются другими доказательствами, противоречат показаниям свидетеля [скрыто], а также показаниям Сухачева, и не могут быть

признаны достоверными.

В квартире [скрыто] Кислицын не мог останавливать Сухачева от

нанесения ударов, хватая за руки, поскольку его руки были заняты (в одной руке была монтировка, во второй - фонарик).

Судебно-медицинская экспертиза Кислицына проведена с нарушениями УПК РФ, поскольку в ней указана неверная дата проведения.

Суд не учёл наличие крови потерпевшего на джинсах Кислицына, наличие крови Кислицына под ногтями у потерпевшего, Не учтено наличие у Сухачева телесных повреждений, причинённых сотрудниками милиции. Необоснованно утверждение суда о том, что на перчатках Сухачева имеется кровь потерпевшего, поскольку в заключении эксперта об этом прямо не сказано. Гвоздодёр, которым была причинена черепно-мозговая травма, находился не у Сухачева, а у Кислицына.

Судом необоснованно была принята во внимание справка индивидуального предпринимателя о стоимости имущества потерпевшего.

Суд не принял во внимание, что мясо и ягоду Сухачев взял из холодильника, не имея умысла на их хищение.

Судом неправильно установлен в действиях Сухачева рецидив преступлений. Сухачев не согласен также с собранными в отношении него характеристиками. Убийства Сухачев не совершал, а совершил его Кислицын.

Государственный обвинитель принёс возражения на кассационные жалобы, полагая их доводы необоснованными.

Адвокат Бригадина В.А. в защиту интересов осуждённого Кислицына принесла возражения на жалобу адвоката Токарева А.Г.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вывод суда о виновности осуждённых основан на совокупности собранных по делу доказательств.

Доводы о необоснованности ссылки в приговоре на показания Кислицына, т.к. они недостоверны, нельзя признать убедительными.

Показания Кислицына на протяжении всего предварительного следствия были логичными и последовательными, кроме того, они объективно согласуются с показаниями свидетелей и материалами дела, получены с соблюдением норм УПК РФ.

Кислицын показывал, что Сухачев положил гвоздодёр, которым наносил удары [скрыто], на кухонный стол.

Его показания в этой части подтверждаются заключением дополнительной судебно-медицинской экспертизы, согласно которой наиболее вероятно, что телесные повреждения, повлекшие открытую черепно-мозговую травму у [скрыто]1, были причинены именно гвоздодёром.

Согласно этому же заключению, гвоздодёр, которым была причинена ОЧМТ, имеет большую длину, чем шестигранная монтировка, что также свидетельствует о правдивости показаний Кислицына о том, что ему Сухачев отдал фомку, которая была меньше длиной.

Достоверность показаний Кислицына о ненанесении Сухачев ударов гвоздодёром по голове потерпевшему подтверждается показаниями свидетеля

Так, со слов Кислицына ему стало известно, что в квартиру они проникли через разбитое окно, с целью совершения хищения какого-либо ценного имущества. После того, как они обнаружили в квартире хозяина, Сухачев имевшимся у него гвоздодёром стал наносить потерпевшему удары по голове. Уточняя, каким именно гвоздодёром потерпевшему были нанесены удары, Кислицын показал на металлический гвоздодёр, который лежал на кухонном столе.

Показания свидетеля [скрыто] не противоречат показаниям

Кислицына, а наоборот, также подтверждают показания Кислицына о том, что Сухачев принёс ему две монтировки и в квартире потерпевшего дал ему фонарик.

[скрыто], кроме того, не подтвердила тот факт, что именно Кислицын

предлагал Сухачеву совершить хищение имущества из квартиры.

Показания Кислицына относительно того, что удары наносил Сухачев, подтверждаются заключением судебно-биологической экспертизы № [скрыто] от 5 февраля 2007 года, согласно которой на куртке, свитере, брюках и левой туфле Сухачева A.C., марлевом тампоне со смывом с лица Сухачева A.C., марлевом тампоне со смывом с дивана и гвоздодёре, обнаружена кровь человека, которая по своим групповым принадлежностям могла произойти как от потерпевшего [скрыто], так и обвиняемого Сухачева A.C., и не могла произойти от обвиняемого Кислицына И.А.

На футболке, шапке, левом ботинке, перчатках и ногтевых пластинах с рук Кислицына крови не найдено.

Следы крови были обнаружены на джинсах Кислицына, которая в случае происхождения от одного человека, не происходит от [скрыто] и Сухачева.

Таким образом, о нанесении ударов именно Сухачевым свидетельствует и количество крови потерпевшего, обнаруженное у него на одежде и теле.

Согласно заключению эксперта № [скрыто] от 13 марта 2007 года, на изъятых у Сухачева A.C. перчатках обнаружена кровь человека, которая могла произойти как от потерпевшего [скрыто], так и от обвиняемого Сухачева A.C., а ввиду отсутствия телесных повреждений у Сухачева в момент нанесения ударов [скрыто], кровь на перчатках, безусловно, могла принадлежать только

потерпевшему.

Факт пребывания в квартире потерпевшего впервые не может однозначно свидетельствовать об отсутствии у Сухачева умысла на хищение находящегося в ней имущества.

Суд правильно критически оценил показания Сухачева, данные им в ходе судебного заседания и на очной ставке, поскольку они противоречат не только показаниям Кислицына, но и показаниям свидетелей и материалам уголовного дела, в том числе заключениями судебных экспертиз и не могут являться правдивыми.

Довод Сухачева о том, что он не желал похищать продукты питания, опровергаются показаниями Кислицына, обоснованно признанными судом достоверными.

Сомневаться в оценке ущерба, согласно имеющейся в деле справки индивидуального предпринимателя, также нет оснований, поскольку она подтверждается показаниями потерпевшей [скрыто].

Факт нахождения в руках у Кислицына фонарика и гвоздодёра не свидетельствует о том, что он не пытался остановить Сухачева прекратить противоправные действия в отношении потерпевшего.

Каких-либо существенных нарушений уголовно-процессуального закона при проведении судебно-медицинской экспертизы в отношении Кислицына, свидетельствующих недопустимости доказательства, не выявлено.

Доводы Сухачева о незаконном применении к нему насилия со стороны сотрудников милиции, одним из которых был [скрыто], опровергаются показаниями самого [скрыто], а также постановлением об отказе в возбуждении по данному факту уголовного дела. По делу установлено, что имеющиеся у Сухачева телесные повреждения были причинены ему при задержании. Кроме того, эти доводы не влияют на квалификацию содеянного ввиду того, что Сухачев не признавал свою вину.

Доводы о необоснованном признании особо опасного рецидива в действиях Сухачева не основаны на материалах дела.

Сухачев совершил два особо тяжких преступления в соответствии с ч.5 ст. 15 УК РФ, при этом он судим Охинским городским судом 20 ноября 2001 года по п.п. «а,б,в,г» ч.2 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы. Постановлением Смирныховского районного суда от 22 августа 2005 года освобождён условно-досрочно на 2 года 2 месяца 22 дня.

Таким образом, в его действиях в соответствии с п. «б» ч.З ст. 18 УК РФ наличествует особо опасный рецидив преступлений.

Сомневаться в собранных по делу в отношении Сухачева характеристиках у суда оснований не имелось, поскольку сам Сухачев в судебном заседании их не оспаривал.

Юридическая оценка его действий является правильной. Суждения суда в части юридической оценки содеянного надлежаще мотивированы.

Доводы потерпевшей о незаконности и чрезмерной мягкости приговора в отношении Кислицына необоснованны.

Органами предварительного расследования Кислицын обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст. 30, п.п. «а,в» ч.2 ст. 161 УК РФ, - покушение на грабёж, то есть открытое хищение чужого имущества, совершённое группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, если преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

В ходе судебного заседания вина его в совершении данного преступления была установлена. Судебное разбирательство проведено в соответствии с требованиями ст. 252 УПК РФ. Юридическая оценка его действий является правильной.

Обвинение в убийстве Кислицыну не было предъявлено. Преступление, совершённое Кислицыным, относится в соответствии с ч.4 ст. 15 УК РФ к категории тяжких.

Обстоятельством, смягчающим наказание Кислицына, судом, в соответствии с п. «и» ч.1 ст. 61 УК РФ, было обоснованно признано активное способствование раскрытию преступления, поскольку в ходе предварительного и судебного следствия он давал последовательные признательные показания, изобличающие как его самого в покушении на грабеж, так и Сухачева в совершении убийства потерпевшего.

Обстоятельств, отягчающих его наказание, установлено не было.

Наказание Кислицыну обоснованно назначено в соответствии со ст. 62 УК РФ.

С учётом личности Кислицына, его роли в совершении преступления, совершения преступления впервые, погашения ущерба по делу, судом обоснованно было применено в отношении него условное осуждение.

В связи с чем оснований для отмены приговора в отношении Кислицына по доводам, изложенным в кассационной жалобе потерпевшей, не имеется.

Оснований для изменения приговора в отношении Сухачева в части назначенного ему наказания, коллегия не усматривает, т.к. оно является справедливым и соразмерным содеянному.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не установлено.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

Статьи законов по Делу № 64-О08-8

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 325. Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УК РФ Статья 15. Категории преступлений
УК РФ Статья 18. Рецидив преступлений
УК РФ Статья 58. Назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 71. Порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу

Загрузка
Наверх