Дело № 65-О06-9

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 8 ноября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Фролова Людмила Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №65-О06-9

от 8 ноября 2007 года

 

Председательствующего Разумова С.А. Судей Фроловой Л.Г. и Чакар P.C.

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ - к 10 годам лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «а, ж, к» УК РФ - к 14 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно, по совокупности преступлений назначено Тагирову В.Ю. наказание в виде лишения свободы сроком на 17 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Турков d

осужден по ст. ст. 30, ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «ж, к» УК РФ - к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.___

осужден по ст. ст. 30, ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «ж, к» УК РФ - к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., мнение прокурора Модестовой A.A., поддержавшей кассационное представление государственного обвинителя частично, полагавшей внести в приговор изменения, кассационные жалобы оставить без удовлетворения, судебная коллегия,

 

установила:

 

согласно приговору Тагиров признан виновным в умышленном причинении смерти [скрыто] на почве личных неприязненных отношений. Кроме того, Тагиров, а также Турков и Оленченко признаны виновными в покушении на жизнь второго лица - Л I, группой лиц, с целью

облегчить Тагирову убийство СИ а также скрыть совершенное

Тагировым убийство.

_Преступления совершены в ночь на 28 апреля 2005 года, I

[скрыто] при обстоятельствах, установленных судом и

приведенных в приговоре.

В судебном заседании Тагиров виновным себя в совершении указанных преступлений признал частично, Турков и Оленченко - виновными себя не признали.

В кассационном представлении государственный обвинитель Кичакова И.А. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. Полагает, что выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые влияют на решение о квалификации действий осужденных. Ссылается на то, что при описании

преступного деяния, суд указал в приговоре, на то, что все трое осужденных покушались на убийство двух лиц, в то же время признал виновным по квалифицирующему признаку посягательства на жизнь второго лица только Тагирова. Суд признал, что Тагиров покушался на жизнь JJ с целью

облегчить другое преступление и скрыть его, тогда, как оовинялся он в покушении на жизнь второго лица только с целью сокрытия другого преступления. Ссылается на то^гго суд в приговоре перепутал фамилию фельдшера, осматривавшего Л I сразу после совершения в отношении нее преступления, суд в приговоре, сослался, как на доказательство, на показания осужденных на предварительном следствии, которые в судебном заседании не исследовались.

В кассационных жалобах осужденный Тагиров В.Ю. и адвокат Троян В.И. в его интересах, не оспаривая того, что смерть потерпевшего [скрыто] наступила от действий Тагирова, утверждают, что материалами дела не опровергнуты доводы Тагирова о том, что он защищался от нападения СЩ [скрыто] Считают, что большинство доказательств, представленных суду стороной обвинения являются недопустимыми, приводят обоснование своих доводов на примере конкретных доказательств. В том числе, считают, что Тагиров не может быть осужден по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. «а, ж, к» УК РФ из-за того, что в отношении него не возбуждено уголовное дело по данной статье. Считают, что протокол осмотра места происшествия сфальсифицирован, поскольку текст в нем исполнен разным почерком. Все заключения проведенных по делу судебных экспертиз, являются недопустимыми доказательствами, поскольку с ними и с постановлениями о назначении экспертиз Тагиров ознакомлен в один день. Считают протокол допроса Тагирова от 29 апреля 2005 года недопустимым доказательством, из-за того, что тот «не давал таких показаний, а протокол подписал не читая, из-за отсутствия очков», а также в связи с нарушением права Тагирова на защиту, выразившееся в том, что его интересы и интересы осужденного Оленченко, при наличии противоречий в таковых защищал один адвокат -Казанцев. Ссылаются также на наличие в деле трех различных описаний кочерги, признанной орудием убийства. Считают недостоверными выводы судебно-медицинской экспертизы о наличии у Л I телесных

повреждений в области шеи, как основанных на неполных и недостоверных данных. Считают, что выводы судебной ситуационной экспертизы, подтверждают выводы о том, что приобщенной к делу кочергой не могли быть причинены повреждения, обнаруженные на трупе С I Также

ссылаются на нарушение судом правил ст. ст. 15, 252 УПК РФ, не установление судом мотива действий Тагирова. Просят приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационных жалобах осужденный Турков СВ. и адвокат Неугодов B.C. в его интересах, считают, что выводы суда о виновности Туркова в покушении на жизнь [скрыто] основаны на недопустимых доказательствах

либо на доказательствах, которые вызывают сомнение. Находят показания потерпевшей л [скрыто] противоречивыми, данными, в результате давления на нее со стороны лиц, производивших расследование. Считают, что судом необоснованно отклонены ходатайства защиты об исключении из числа допустимых ряда доказательств, в том числе показаний на предварительном следствии Тагирова, в которых он уличал в преступлении Туркова и Оленченко, протокола осмотра места происшествия, заключений судебных

экспертиз, протокола осмотра места происшествия с участием _

ссылаются на неознакомление Туркова с постановлением о создании по делу следственной группы, подделке подписей осужденных в соответсвующем постановлении. Турков помимо этого ссылается на неосведомленность его о том, что он имел право ходатайствовать о рассмотрении данного дела коллегией из трех судей. Просят приговор отменить, дело прекратить, либо направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационных жалобах осужденный Оленченко В.В., утверждает, что непричастен к преступлению в отношении Л I ссылается на оговор

его Тагировым на предварительном следствии, противоречивость показаний потерпевшей [скрыто] неверную оценку судом исследованных в судебном

заседании доказательств, просит об отмене приговора. Утверждает также, что его действия в отношении ЛИ I, при их доказанности могли бы быть квалифицированы по ст. 119 УК РФ.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Кичакова И.А. просит оставить жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Тагирова, Туркова и Оленченко в совершенных ими преступлениях, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так вина осужденных Тагирова, Туркова и Оленченко в совершенных ими преступлениях подтверждается показаниями осужденного Тагирова, данными им на предварительном следствии 29 апреля 2005 года и обоснованно признанными судом правдивыми из которых усматривается, что Тагиров избивал [скрыто], в том числе бил кочергой по голове потерпевшего. Удары кочергой наносил до тех пор, пока не наступила смерть потерпевшего. Оленченко и Турков в это время душили [скрыто] она тоже

перестала подавать признаки жизни. Втроем они вынесли и положили ее в багажник автомашины. Пошли за трупом См [скрыто] а когда вернулись,

[скрыто] в багажнике не оказалось. Труп с [скрыто] Тагиров на автомашине

вывез и спрятал.

В ходе следствия, в месте, указанном Тагировым, был обнаружен труп

Судом обоснованно признаны правдивыми приведенные показания Тагирова, как полученные с соблюдением предусмотренной законом процедуры, подтверждающиеся другими доказательствами.

Как видно из дела, Тагиров 29 апреля 2005 года был допрошен в присутствии адвоката Казанцева. В этот же день был допрошен в качестве обвиняемого Оленченко, но его допрос был проведен без адвоката. Оленченко, воспользовавшись правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ от дачи показаний отказался.

4 мая 2005 года от Тагирова поступило ходатайство об отказе от услуг адвоката Казанцева, на том основании, что заключено соглашение с адвокатом Трояном, которое было удовлетворено. Оленченко был допрошен в качестве обвиняемого в присутствии адвоката Казанцева 7 июня 2005 года, то есть в то время, когда интересы Тагирова защищал адвокат Троян.

При таких обстоятельствах следует признать несостоятельными доводы кассационных жалоб о нарушении права Тагирова на защиту.

Из протокола допроса Тагирова от 29 апреля 2005 года также усматривается, что Тагирову была разъяснена ст. 51 Конституции РФ, разъяснены права, предусмотренные ст. 47 УПК РФ, он предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний.

Кроме того, из протокола допроса следует, что он прочитан лично Тагировым. Никаких ходатайств и замечаний от Тагирова и его адвоката, в том числе об отсутствии у Тагирова очков - не поступало. Об отсутствии препятствий Тагирову к прочтению протокола свидетельствует и то обстоятельство, что, выполняя собственноручно записи в протоколе о полном признании вины и желании давать показания на русском языке, Тагиров не вышел за пределы разлинованных строк листа.

Вина осужденных подтверждается также показаниями потерпевшей [скрыто] об обстоятельствах совершенных Тагировым Оленченко и

Турковым преступлений, полно и правильно приведенными в приговоре.

Из показаний потерпевшей [скрыто] признанных судом правдивыми,

следует, что Тагиров избивал [скрыто] в том числе кочергой по голове, а Оленченко и Турков душили ее руками. Она хотела убежать из дома, но ее догнали и снова душили, уже втроем. После того, как она перестала подавать

признаки жизни, Тагиров, Турков и Оленченко отнесли ее в багажник

автомашины, и ушли в дом за трупом Сщ [скрыто]. Она смогла выбраться из багажника и убежала к соседям.

Судом выяснялись причины наличия противоречий в показаниях потерпевшей, чему дана правильная оценка в приговоре.

При этом судом учитывалось то состояние, в котором находилась потерпевшая при угрозе ее жизни во время происшедшего, а также данные об оказании на Л I давления со стороны родственников и знакомых осужденных с целью принудить ее изменить показания в их пользу.

Судом не установлено обстоятельств, подтверждающих доводы осужденных об оказании на них самих, потерпевшую и свидетелей по делу незаконного воздействия со стороны лиц, производивших расследование, не усматривается таковых и судебной коллегией.

Из показаний свидетеля [скрыто] следует, что потерпевшая

в одном нижнем белье прибежала к нему в дом в ночь на 28 апреля 2005 года, была сильно напугана, спряталась под кроватью.

Свидетель [скрыто] I пояснила, что видела [скрыто]

выходящей от

соседей. [скрыто] была одета в чужую одежду, на шее у нее были синяки. Со

слов [скрыто] ей стало известно, что ночью Тагиров, Турков и Оленченко

избивали [скрыто], а ее душили.

Давая оценку показаниям свидетеля [скрыто] о том, что он не видел

синяков на шее Л Щ, и, признавая их в этой части недостоверными, суд

обоснованно принял во внимание то, что В I видел УШ ночью,

она была напугана, пряталась, [скрыто] потерпевшую [скрыто] не

осматривал.

При этом следует отметить, что свидетель [скрыто] пояснял о том,

что не видел телесных повреждений у УЩ Щ а не о том, что телесных повреждений у УЩ Щ не было, как это указывается в кассационных жалобах.

Из показаний свидетеля Л I в суде усматривается, что 28

апреля 2005 года она осматривала УЩ на шее последней обнаружила

пятна и ссадины. Кроме того, на спине потерпевшей были обнаружены раны, будто кто-то потерпевшую тащил. Показания свидетеля [скрыто] приведены в приговоре правильно.

Ошибочное указание в приговоре в дальнейшем вместо фамилии фамилии К 1не поставляет под сомнение выводы суда о

том, что 28 апреля 2005 года фельдшером тЩ Щ была

освидетельствована именно потерпевшая УЩ Щ, у которой обнаружены телесные повреждения в области шеи и спины.

Неуказание в справке осмотра потерпевшей года ее рождения, при очевидности осмотра именно [скрыто] обоснованно признано судом технической ошибкой, не влияющей на достоверность указанного факта.

Вина осужденных Тагирова, Туркова и Оленченко подтверждается также показаниями свидетелей [скрыто], [скрыто] и других, данными, зафиксированными в протоколе осмотра места происшествия, содержащимися в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденными в свою защиту, в том числе о совершении Тагировым убийства [скрыто] в ходе защиты от его нападения, о непричастности всех троих осужденных к преступлению в отношении [скрыто], оговоре их УЩ [скрыто], свидетелями обвинения, о том, что Тагиров не давал на предварительном следствии показаний, уличающих Туркова и Оленченко в покушении на убийство уЩ [скрыто] и о том, что он подписал протокол допроса не читая его, об исследовании в судебном заседании недопустимых доказательств, и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся материалами дела.

В приговоре приведено убедительное обоснование выводов суда о признании несостоятельными перечисленных осужденными и стороной защиты доводов.

По изложенным основаниям судебной коллегией признаются несостоятельными аналогичные доводы кассационных жалоб.

В том числе утверждения в жалобах о том, что понятые при осмотре места происшествия и обнаружения трупа [скрыто] находились в состоянии алкогольного опьянения и не видели, как проводилось следственное действие, опровергаются показаниями допрошенного в качестве свидетеля

следователя Т1 , из которых следует, что понятые были трезвыми.

Правильная оценка дана судом показаниям свидетеля утверждавшего в суде, что он, будучи понятым, по данному уголовному делу, ничего не помнит о производимом следственном действии, поскольку находился в состоянии алкогольного опьянения.

Судом обоснованно, как подтверждающиеся другими доказательствами, признаны правдивыми показания свидетеля Г И

на предварительном следствии, в которых он пояснял, что присутствовал в качестве понятого при осмотре места происшествия, в ходе которого Тагиров показал, где находится труп [скрыто] заявив, что он его убил. Труп был

накрыт тряпкой, к ноге была привязана цепь. [скрыто] описал трубу, в

которой был обнаружен труп, а также состояние его одежды. В суде признал, что подпись в протоколе исполнена им лично.

Обоснованно признаны судом в качестве допустимого доказательства и показания свидетеля [скрыто] Серова, как видно из дела действительно признана инвалидом с детства. Однако, из медицинской справки, исследованной судом, усматривается, что она не страдает таким заболеванием, при котором не могла бы правильно оценить те обстоятельства по делу, о которых дает показания.

Доводы жалоб о том, что изъятая с места происшествия кочерга заменена другой, опровергаются материалами дела. Так, из протокола осмотра места происшествия усматривается, что изъята одна кочерга, никакого другого предмера, похожего на кочергу не изымалось (т. 1 л.д. 621).

Указанная кочерга при изъятии была упакована в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, осмотрена, признана вещественным доказательством и приобщена к делу в качестве такового (т. 1, л.д. 186-188).

При осмотре в судебном заседании вещественных доказательств, потерпевшая iM Д пояснила, что это та кочерга, которой Тагиров наносил удары [скрыто]. Другой кочерги в доме у нее не было.

Нарушений по упаковке кочерги не установлено.

Различное описание указанного вещественного доказательства, размера - 60 см, 58 см, 59 см, цвета - черный, серый, также не свидетельствует о подмене вещественного доказательства.

При этом судом обоснованно учтены пояснения эксперта [скрыто] о том, что кочерга имеет изгиб и нет единой стандартизированной методики ее измерения, в связи с чем указанная разница в размере допустима. Описание цвета кочерги зависит от индивидуальных особенностей восприятия человека и освещения исследуемого предмета (т. 4 л.д. 240).

Судом проверялись доводы осужденных о фальсификации протокола осмотра места происшествия и обоснованно отвергнуты, как не подтвердившиеся.

Статьи законов по Делу № 65-О06-9

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх