Дело № 65-О09-6СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 11 июня 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Фролова Людмила Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №65-О09-6СП

от 11 июня 2009 года

 

Председательствующего Червоткина A.C.

Рассмотрела в судебном заседании от 11 июня 2009 года дело по кассационным жалобам осужденных Митрофанова Д.В., Кривенко Р.В., Чеглакова М.В. и адвоката Юдовина A.A. на приговор суда Еврейской автономной области с участием присяжных заседателей от 27 февраля 2009 года, которым

Митрофанов [скрыто]

В

осужден по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ к 18 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Кривенко [скрыто] в 1, [скрыто]

осужден по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ к 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Чеглаков [скрыто]

осужден по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ к 13 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденных Митрофанова Д.В., Кривенко Р.В., Чеглакова М.В., адвокатов Юдовина A.A. Бондаренко В.Х., Кротовой СВ., в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора Модестовой A.A., полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия,

 

установила:

 

Митрофанов, Кривенко и Чеглаков признаны виновными в умышленном причинении 4 марта 2007 года, в с. [скрыто]

района [скрыто] щ, смерти [скрыто] группой лиц по предварительному сговору,

на почве мести, при обстоятельствах, установленных вердиктом и приведенных в приговоре.

В кассационных жалобах осужденный Митрофанов Д.В. и адвокат Юдовин A.A. утверждают, что приговор с участием присяжных заседателей по данному делу постановлен с нарушением уголовно-процессуального закона. Полагают, что коллегия присяжных заседателей сформирована с нарушениями, к которым Митрофанов относит то, что в судебное заседание для отбора присяжных заседателей были вызваны лица ранее судимые, а также военнослужащие. Ссылается на то, что присяжный заседатель [скрыто] в 2008 году была привлечена в качестве понятой при изъятии наркотиков, и не заявила об этом при отборе коллегии, лишив стороны возможности заявить ей отводы, она может являться родственником помощника председательствующего по данному делу [скрыто], который общался с присяжными заседателями, в том числе заходил в отдельную комнату, где они находились и мог влиять на мнение коллегии. Присяжный заседатель [скрыто], по мнению Митрофанова,

могла быть осведомлена об обстоятельствах происшедшего со слов родственников погибшего, а присяжный заседатель /Щ Jco слов мужа сестры Митрофанова, с которым у Митрофанова сложились неприязненные отношения, что также могло повлиять на объективность коллегии присяжных. Утверждают, что в присутствии присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, к которым

относят показания Митрофанова и Кривенко, в позициях которых имелись противоречия, в то время, когда их защищал один адвокат Факеев, видеозапись проверки показаний на месте происшествия [скрыто], которого считают причастным к убийству потерпевшего. Находят противоречивыми выводы, содержащиеся в заключениях судебно-медицинских экспертиз в отношении потерпевшего, а также в пояснениях экспертов, допрошенных в присутствии присяжных заседателей [скрыто]. и

[скрыто] Полагают, что отказ председательствующего в допросе

свидетеля [скрыто] 1, воспрепятствовал стороне защиты представить в

полной мере доказательства, нарушил принцип состязательности сторон. Утверждают, что свидетели допрошенные в судебном заседании охарактеризовали осужденных с отрицательной стороны, государственный обвинитель в прениях исказил доказательства обвинения, ссылался на доказательства, не исследованные в судебном заседании, а именно показания свидетеля [скрыто] Находят необъективным напутственное

слово председательствующего, полагают, что в нем больше внимания уделено доказательствам стороны обвинения, выбран неудачный пример при объяснении правил оценки доказательств, связанный с убийством Римского сенатора Гая Юлия Цезаря, приведение которого в связи с настоящим делом могло вызвать у присяжных заседателей убеждение в виновности осужденных. Ссылаясь на наличие в вопросном листе вопроса о наличии в действиях осужденных признаков преступления, предусмотренных ст. 111 ч. 4 УК РФ относят к упущению судьи то, что он не дал разъяснений о возможности данной квалификации действий осужденных. Считают, что председательствующим необоснованно исключены из вопросного листа два вопроса, предложенные защитой о наличии в действиях подсудимых менее тяжкого обвинения. Находят противоречивым вопросный лист относительно мотива действий осужденных. Митрофанов утверждает также, что старшина присяжных заседателей своей мимикой в судебном заседании показывал всем присутствующим и другим присяжным заседателям, что он поддерживает сторону обвинения и не доверяет стороне защиты. Замечания старшине со стороны адвокатов вызвало раздражение коллегии присяжных заседателей, что не отражено в протоколе судебного заседания. Митрофанов относит к нарушению закона так же и то, что присяжные заседатели постановили вердикт в срок менее трех часов. Полагает, что председательствующий должен был вернуть присяжных заседателей в совещательную комнату, для устранения имеющихся в вердикте, по его мнению, противоречий. Считает, что могло иметь место нарушение тайны совещательной комнаты. Не соглашаются с тем, что судьей в отсутствие потерпевшей был разрешен гражданский иск, находят завышенной сумму взысканий в счет компенсации морального вреда. Просят приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания, или приговор изменить, квалифицировать действия Митрофанова по ст. 111 ч. 4 УК РФ, по которой назначить наказание с

учетом смягчающих обстоятельств и отсутствия отягчающих. Митрофанов ссылается также на то, что ударов потерпевшему он не наносил. Находят необоснованными выводы в приговоре о том, что Митрофанов организовал преступление, считают, что он активно способствовал раскрытию преступления.

В кассационных жалобах:

осужденный Чеглаков М.В., утверждает, что он во время убийства потерпевшего находился в гостях у братьев ТЩ I и не принимал участия в совершении преступления. Ссылается на показания свидетелей [скрыто] в суде, подтвердивших это. Полагает, что свидетели [скрыто] и

[скрыто] оговаривают его, либо заблуждаются в части его участия в

преступлении в силу их алкогольного опьянения во время происшедшего. Утверждает, что председательствующим было ограничено право стороны защиты задать вопросы кандидатам в присяжные заседатели, а также присяжным заседателям уже сформированной коллегии. Относит к нарушению закона то, что старшина присяжных заседателей минуя председательствующего пытался задавать вопросы экспертам. Считает, что допрошенные в суде свидетели плохо его охарактеризовали, вызвав предубеждение присяжных заседателей. Утверждает, что после перерывов в судебных заседаниях председательствующий не интересовался у присяжных заседателей оказывалось ли на них незаконное воздействие и не утратили ли они объективность. Ссылается на неудачный пример государственного обвинителя в прениях и председательствующего в напутственном слове, касающийся убийства древне - римского сенатора, неправильное, по его мнению поведение старшины присяжных заседателей во время выступлений сторон в прениях. Считает, что старшина присяжных заседателей и присяжный заседатель ВЩ I в

совещательной комнате незаконно воздействовали на всю коллегию присяжных заседателей, добившись обвинительного вердикта. Просит приговор отменить, дело в отношении него прекратить ;

осужденный Кривенко Р.В., ссылается на исследование в присутствии присяжных заседателей недопустимых доказательств, в их числе видеозаписи протокола проверки на месте происшествия [скрыто], допущенную, по его мнению, необъективность судьи при рассмотрении дела, необъективность присяжных заседателей. Считает, что одна из присяжных заседателей во время рассмотрения дела встречалась со знакомыми потерпевших. Просит квалифицировать его действия по ст. 111 ч. 4 УК РФ, назначить гуманное наказание.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Шульга A.A. просит приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб судебная коллегия не находит оснований к отмене либо изменению приговора.

Как видно из дела, при составлении обвинительного заключения не допущено существенных нарушений требований, предусмотренных ст. 220 УПК РФ, в том числе, в нем указаны: существо предъявленного Митрофанову, Кривенко и Чеглакову обвинения, место и время совершения преступления, способ совершения преступления, мотив, цель, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

Настоящее уголовное дело рассмотрено судом с участием присяжных заседателей при наличии к тому законных оснований, а именно, в связи с ходатайством об этом самих осужденных.

При этом из дела видно, что Митрофанову, Кривенко и Чеглакову разъяснялись особенности рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей, права обвиняемого в судебном разбирательстве и порядок обжалования судебного решения.

Коллегия присяжных заседателей по делу сформирована с соблюдением положений ст. 328 УПК РФ (т. 12 л.д. 9-22).

Заявленные сторонами мотивированные и немотивированные отводы кандидатам в присяжные заседатели разрешены председательствующим судьей в порядке установленном законом (т. 12 л.д. 21-22).

Сторонам представлялась возможность задать вопросы кандидатам в присяжные заседатели, которой они воспользовались в полной мере (т. 12 л.д. 18-20).

Постановка вопросов перед присяжными заседателями сформированной коллегии законом не предусмотрена.

Помимо этого, из дела видно, что стороны не ходатайствовали о предоставлении им возможности задать вопросы присяжным заседателям.

Оснований считать, что кандидаты в присяжные заседатели были не искренни при ответах на вопросы, утаили от сторон сведения, дающие повод усомниться в их объективности не имеется, не приведено таковых и в кассационных жалобах.

Участие одного из присяжных заседателей в уголовном судопроизводстве по другому делу в качестве понятой, не препятствует ее участию в настоящем деле в качестве присяжного заседателя.

Вопросов, касающихся указанного обстоятельства данному присяжному заседателю не задавалось.

Утверждения о наличии родственных связей между одним из присяжных заседателей и помощником председательствующего по делу, о возможном общении «некоторых» присяжных заседателей с родственниками и знакомыми потерпевших по делу, о необъективности старшины присяжных заседателей проявившейся в его мимике при выступлении сторон в прениях, о неоднократных замечаниях старшине присяжных заседателей со стороны адвокатов, являются надуманными, материалами дела не подтверждены.

В том числе не усматривается таких обстоятельств из протокола судебного заседания.

Ознакомившись с протоколом судебного заседания адвокат Юдовин замечаний на него не имел. Замечания на протокол судебного заседания, поданные государственным обвинителем и осужденным Митрофановым рассмотрены председательствующим в порядке, установленном законом ( т. 13 л.д. 88-89).

По окончании формирования коллегии присяжных заседателей, на вопросы председательствующего судьи стороны заявили, что замечаний по проведенному отбору присяжных заседателей не имеют, не имеют также и заявлений о тенденциозности, предвзятости сформированной коллегии, неспособности вынести объективный вердикт именно в данном составе (т. 12 л.д. 22).

Из материалов дела также усматривается, что поведение присяжных заседателей в судебном заседании, не дают оснований сомневаться в их объективности и беспристрастности при вынесении вердикта.

В том числе председательствующим судьей во всех необходимых случаях, в том числе после длительных перерывов в судебном заседании, выяснялся вопрос не имелось ли случаев незаконного воздействия на присяжных заседателей, не стали ли им известны обстоятельства дела из иных источников, кроме судебного заседания, не утратили ли они объективности.

Судебное следствие по данному делу проведено в соответствии со ст. ст. 334-335 УПК РФ.

В том числе из дела усматривается, что в судебном заседании, в присутствии присяжных заседателей исследовались только допустимые доказательства.

Их допустимость председательствующим по делу судьей проверялась.

Ходатайства сторон о признании доказательств недопустимыми судом разрешены в порядке установленном законом, с приведением убедительных мотивов принятого решения в постановлениях (т. 12 л.д. 116-117, 130).

Об объективности председательствующего при разрешении ходатайств стороны защиты в этой части свидетельствует признание ряда доказательств недопустимыми, исключение их из числа таковых (т. 12 л.д. 130).

Председательствующим принято правильное решение о признании допустимым доказательством видеозаписи проверки показаний на месте происшествия свидетеля [скрыто] поскольку зафиксированное на видеозаписи следственное действие проведено в соответствии с правилами, предусмотренными ст. 194 УПК РФ. То обстоятельство, что свидетель [скрыто] при проведении следственного действия не выходил из автомашины, показывал место совершения преступления и рассказывал об увиденном им, не покидая автомобиля, не поставляет под сомнение сообщенные им сведения, не свидетельствует, вопреки утверждениям в жалобах, что это следственное действие не проводилось.

Обоснованно отклонено председательствующим ходатайство стороны защиты о признании недопустимыми доказательствами протокола допроса в качестве подозреваемого Кривенко от 4 марта 2007 года, протокола проверки его показаний на месте происшествия от 4 марта 2007 года и показаний Митрофанова в качестве подозреваемого от 5 марта 2007 года (т. 12 л.д. 130 об.).

Как видно из материалов дела, при проведении указанных следственных действий интересы Кривенко и Митрофанова представлял один адвокат - Факеева. Однако, из перечисленных протоколов усматривается, что противоречий в показаниях Митрофанова и Кривенко на тот период не имелось. В своих показаниях Кривенко и Митрофанов не уличали друг друга в совершении преступления. При этом Кривенко не отрицал, что наносил удары палкой [скрыто], наносил ли Митрофанов удары [скрыто] Щ- Кривенко не видел. В свою очередь Митрофанов не

указывает, что Кривенко наносил удары [скрыто] Кто наносил удары

АЩ Щ Митрофанов не видел. При таких обстоятельствах суд пришел к

правильному выводу о том, что по данному конкретному делу не имелось обстоятельств, препятствующих участию адвоката Факеевой в перечисленных следственных действиях, а следовательно и оснований к признанию этих доказательств недопустимыми.

Из материалов дела также усматривается, что судебно-медицинские экспертизы в отношении /Щ Щ, проведены в порядке, установленном законом. Выводы экспертов в заключениях мотивированы, противоречий не содержат, оснований сомневаться в их правильности у суда не имелось.

В том числе из показаний допрошенных в судебном заседании экспертов [скрыто], [скрыто] усматривается что не

обнаружение при первоначальном исследовании у потерпевшего телесных повреждений в области груди, отсутствие видимых повреждений в этой области, объясняется тем, что удары потерпевшему наносились твердыми тупыми предметами, при наличии на нем многослойной одежды, а не острыми предметами, которые могли бы повредить одежду и кожу.

Наличие повреждений в области груди потерпевшего обнаружено в ходе проведения комиссионной судебно-медицинской экспертизы, с учетом результатов гистологического исследования, которое при первоначальном исследовании не проводилось.

На неоднократные вопросы стороны защиты указанные эксперты, а также эксперт [скрыто] поясняли, что противоречий в их

заключениях не имеется, что подтверждается и содержащимися в заключениях экспертов выводами, (т. 12 л.д. 78-82, 93-98, 114-116).

Утверждение об обратном в жалобах не соответствует материалам

дела.

При этом из протокола судебного заседания следует, что сторона защиты, как и сторона обвинения задала перечисленным экспертам все интересующие ее вопросы.

Судебное заседание по делу, как это видно из протокола судебного заседания, проведено с соблюдением требований закона о равенстве сторон и состязательности процесса.

В том числе, председательствующим судьей создавались все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон.

Все ходатайства сторон разрешены председательствующим судьей в соответствии с требованиями закона.

В том числе обоснованным следует признать решение председательствующего судьи об отказе в удовлетворении ходатайства стороны защиты об отложении судебного заседания, вызове и допросе в судебном заседании свидетеля [скрыто] (т. 12 л.д. 142-142).

Из списка лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, приобщенного к обвинительному заключению усматривается, что свидетель 3 [скрыто] указан в нем, как свидетель обвинения.

Данный свидетель вызывался в судебное заседание, но не явился.

Государственный обвинитель не настаивал на допросе этого свидетеля.

По сообщению адвоката, [скрыто] который ранее проживал в селе

района [скрыто], в настоящее время находится в г. [скрыто] края. В материалах дела также содержатся данные о том, что он может находиться в г. [скрыто] края.

То есть для установления местонахождения ЗЩ Щ и вызова его в судебное заседание требовалось значительное время.

Между тем, из показаний допрошенных в судебном заседании свидетелей, а также и осужденных усматривается, что [скрыто] очевидцем убийства [скрыто] не являлся, следовательно не мог дать о происшедшем показания, имеющие существенное значение для разрешения дела по существу.

Адвокат, заявляя ходатайство о допросе в судебном заседании указанного свидетеля, а также и в кассационных жалобах, не привел данных об обратном.

С учетом изложенного следует признать, что судом обоснованно отказано в допросе в судебном заседании свидетеля [скрыто]

При таких данных ссылки в жалобах на ограничение прав стороны защиты в предоставлении доказательств, нарушении принципа равенства сторон, необоснованном отказе стороне защиты в ходатайствах: о признании ряда доказательств недопустимыми, в допросе свидетеля [скрыто] следует признать несостоятельными.

Как видно из протокола судебного заседания, в судебном заседании не исследовались данные о личности осужденных, не сообщалось о них негативной информации. В судебном заседании действительно свидетель Б^^поясняя об известных ей обстоятельствах указала, что со слов [скрыто] ей стало известно, что убийство

А1совершили парни из местного «общака»: Митрофанов, Чеглаков и Кривенко.

В данном случае председательствующий прервал свидетеля ЪЩ, сделал ей замечание, обратил внимание присяжных заседателей на то, что сведения характеризующие личность подсудимых не исследуются в присутствии присяжных заседателей, просил данное высказывание свидетеля не учитывать (т. 12 л.д. 39).

Как видно из протокола судебного заседания, ряд свидетелей стороны обвинения, в их числе [скрыто] поясняли о попытках

воздействия на них со стороны родственников и знакомых осужденных, в целях изменения ими показаний.

В отношении свидетеля Л по его заявлению применялись

соответствующие меры безопасности.

В соответствии с требованиями ст. 252 УПК РФ, судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Данное дело рассмотрено судом с учетом требований указанного закона.

Статьи законов по Делу № 65-О09-6СП

УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УПК РФ Статья 194. Проверка показаний на месте
УПК РФ Статья 220. Обвинительное заключение
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх