Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 9060684949
Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 66-АПУ13-50

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 3 октября 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Русаков Владимир Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №66-АПУ13-50

от 3 октября 2013 года

 

председательствующего Зеленина СР.

при секретаре Стручёве В.А.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осуждённых Ануфриева А.А, Лыткина Н.В, законного представителя [скрыто]

адвокатов Сараевой И.Ю, Рябининой E.H. и потерпевшей [скрыто] на

приговор Иркутского областного суда от 2 апреля 2013 года, по которому

АНУФРИЕВ [скрыто]

ранее не судим

осуждён по ч.1ст.282-1УК РФ с применением ч.1ст.62УК РФ к двум годам шести месяцам лишения свободы; по пп.«а»,«в»,«д»,«ж»,«л»ч.2ст. 105УК РФ к пожизненному лишению свободы; по ч.3ст.30-пп.«а»,«в»,«ж»,«л» ч.2ст.105УК РФ с применением ч.1ст.62УК РФ к девяти годам лишения свободы; по п.«а»ч.4ст.158УК РФ(в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года№26-ФЗ) с применением ч.1ст.62УК РФ к двум годам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.161УК РФ с применением ч.1ст.62УК РФ к семи годам лишения

свободы; по пп.«а»,«б»ч.2ст.244УК РФ с применением ч.1ст.62УК РФ к одному году шести месяцам лишения свободы.

На основании ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путём поглощения менее строгого наказания более строгим окончательно Ануфриеву A.A. назначено пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима.

лыткин [скрыто] 1 в [скрыто]

судим

осуждён по ч.1ст.282-1УК РФ с применением ч.1ст.62УК РФ к двум годам лишения свободы; по пп.«а»,«в»,«д»,«ж»,«л»ч.2ст.105УК РФ к девятнадцати годам лишения свободы с ограничением свободы на один год; по ч.Зст.ЗО-пп.«а»,«в»,«ж»,«л» ч.2ст.105УК РФ с применением ч.1ст.62; ч.6.1ст.88УК РФ к четырём годам шести месяцам лишения свободы; по п.«а»ч.4ст.158УК РФ(в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года№26-ФЗ) с применением ч.1ст.62; ч.6.1ст.88УК РФ к двум годам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.161УК РФ с применением ч.1ст.62;ч.6.1ст.88УК РФ к пяти годам лишения свободы; по пп.«а»,«б»ч.2ст.244УК РФ с применением ч.1ст.62УК РФ к двум годам лишения свободы.

На основании ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний окончательно Лыткину Н.В. назначено двадцать четыре года лишения свободы с отбыванием первых пяти лет в тюрьме, оставшийся срок - в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на один год.

По делу разрешены гражданские иски.

Ануфриев и Лыткин признаны виновными и осуждены:

- за создание экстремистского сообщества, то есть организованной группы лиц для совершения преступлений экстремистской направленности;

- за убийства шести лиц, в том числе малолетнего, совершённые с особой жестокостью, организованной группой, по мотивам идеологической ненависти;

- за покушения на убийство в отношении восьми лиц Ануфриевым; в отношении девяти лиц Лыткиным, в том числе в отношении малолетнего, совершённые организованной группой, по мотиву идеологической ненависти;

- за кражу чужого имущества, совершённую организованной группой;

- за открытое хищение чужого имущества(грабёж), совершённое организованной группой;

- за надругательство над телом умершего, совершённое организованной группой, по мотивам идеологической ненависти.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В, мнение прокурора Модестовой А.А, полагавшей судебное решение в отношении Ануфриева A.A. и Лыткина Н.В. оставить без изменения, судебная коллегия

установила: В апелляционных жалобах и в дополнениях к ним:

- осуждённый Ануфриев просит приговор отменить, дело направить на новое расследование, ссылаясь на то, что его вина в совершении преступлений не доказана; не оспаривая доказанность его вины в убийстве потерпевшей [скрыто] совершённого 16 декабря 2010 года и надругательства над телом умершей [скрыто] совершённого 3 апреля 2011 года, оспаривает обоснованность осуждения за создание экстремистского сообщества^ него не было страницы в сети Интернет под названием [скрыто]; на его странице [скрыто] Ануфриев» никаких изображений нацистской символики не имелось; он не принадлежал и к другим идеологиям, основой которых являлась ненависть к человеческому виду в целом; в основу приговора положены его показания в ходе предварительного следствия, которые были даны в результате недозволенных методов ведения следствия; показания свидетеля Л i о том, что в отношениях с Лыткиным он - Ануфриев был лидером являются противоречивыми и не находят своего подтверждения в материалах дела; по мнению осуждённого, в ходе предварительного следствия были нарушены нормы уголовно-процессуального законодательства, а именно: с постановлениями о назначении судебных экспертиз он знакомился после их проведения; орудие преступления - бита не была установлена; утверждает, что его вина в убийстве не установленного следствием мужчины, совершённого 1 января 2011 года не доказана; на его одежде не было обнаружено крови потерпевшего; показания Лыткина о времени совершения указанного преступления являются противоречивыми и эти противоречия в ходе судебного разбирательства не были устранены; считает, что Лыткин его оговаривает в совершении преступлений, которых он не совершал;

- адвокат Рябинина E.H. в интересах осуждённого Ануфриева просит об отмене приговора, ссылаясь на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; по делу усматривается существенное нарушение уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора; по мнению адвоката, в основу приговора положены показания Ануфриева и Лыткина в ходе предварительного следствия, суд не дал оценки доводам защиты о недостоверности показаний Ануфриева в период расследования, поскольку они были получены в результате незаконного воздействия, а поэтому не имеют

юридической силы и должны быть признаны недопустимыми доказательствами; по эпизоду убийства малолетнего С I нет

свидетелей, которые бы могли подтвердить нахождение Ануфриева на месте происшествия и нанесение последним ударов [скрыто] орудие

преступления не установлено; на одежде Ануфриева не было обнаружено следов крови потерпевшего; в деле отсутствуют доказательства нанесения ударов Ануфриевым ножом потерпевшей [скрыто] по эпизоду убийства

неизвестного мужчины, совершённого 1 января 2011 года суд не дал оценки тому обстоятельству, что ранее привлекался к уголовной ответственности [скрыто] й, признававший свою причастность к данному убийству; по

другим эпизодам обвинения суд ограничился показаниями Ануфриева и Лыткина в ходе предварительного следствия, оставив без внимания то, что многие из потерпевших не видели лиц на них нападавших и не могут описать внешность этих лиц; оспаривает обоснованность осуждения Ануфриева за создание экстремистского сообщества, поскольку Ануфриев не призывал к насильственному изменению конституционного строя; не вёл пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной или языковой принадлежности; не пропагандировал и публично не демонстрировал нацистскую атрибутику, те материалы, которые Ануфриев хранил на жёстком диске, нигде не распространял; по мнению адвоката, наличие смягчающих наказание обстоятельств и отсутствие отягчающих, исключает назначение Ануфриеву наказания в виде пожизненного лишения свободы;

- осуждённый Лыткин просит об изменении приговора и смягчении наказания с учётом признания им своей вины, раскаяния в содеянном; положительно-характеризующих его личность данных; полагает, что проведённая в отношении него стационарная психолого-психиатрическая экспертиза не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона; экспертам была представлена одна медицинская карта с 1993 по 2004 года, то есть до одиннадцатилетнего возраста; другая медицинская карта не была предметом исследования, указывает, что он постоянно находился на учёте у врача невролога, выводы, изложенные в заключении эксперта, считает необоснованными и просит назначить ему повторную судебно-психиатрическую экспертизы в институте имени Сербского; по мнению осуждённого Лыткина, суд при назначении ему наказания за убийство пяти лиц, должен был применить положения ч.6.1ст.88УК РФ, так как он во время совершения преступлений являлся несовершеннолетним; оспаривает обоснованность осуждения за кражу и грабёж в составе организованной группы; просит признать в качестве недопустимых доказательств показания свидетелей [скрыто] и [скрыто] относительно доказанности его

вины в создании экстремистского сообщества;

- адвокат Сараева И.Ю. в интересах осуждённого Лыткина просит отменить приговор и назначить Лыткину повторную стационарную комплексную судебную психолого-психиатрическую экспертизу с участием врача невролога, подросткового врача-психиатра, с учётом медицинской карты Лыткина с 2005 года, поручив проведение указанной экспертизы экспертам института имени Сербского, находя имеющееся в материалах дела заключение стационарной психолого-психиатрической экспертизы неполным, адвокат указывает, что указанная экспертиза былцназначена и проведена в августе 2011 года, когда не было предъявлено Лыткину обвинения в полном объёме; эксперты не видели многих допросов, касающихся личности Лыткина, что отразилось на заключении экспертов; по мнению адвоката, вина Лыткина в создании экстремистского сообщества не доказана; Лыткин создал один сайт, на котором были песни человеконенавистнического характера, с ненормативной лексикой, однако это не может служить доказательством создания экстремистского сообщества; по мнению адвоката, наказание, назначенное Лыткину по п.«а»ч.Зст.161УК РФ не должно было превышать трёх лет лишения свободы, а по ч.Зст.30-пп.«а»,«в»,«ж»,«л»ч.2ст.105УК РФ -более четырёх лет лишения свободы;

- законный представитель [скрыто] просит изменить приговор,

исключив из него осуждение за создание экстремистского сообщества и снизить наказание, ссылаясь на то что его вина в создании экстремистского сообщества не доказана и основана на предположениях; её сын не создавал сайты экстремистской направленности, утверждает, что сын не обменивался в сети интернет ни с кем экстремистскими взглядами и не призывал никого к радикальным действиям; оспаривает обоснованность осуждения за покушение на убийство [скрыто] так как никаких конкретных действий её сын по

отношений к потерпевшей не совершал; полагает необоснованным осуждение за совершение кражи и грабежа, поскольку указанные преступления совершались спонтанно и не обдуманно, заранее не планировались; проведённая судебно-психиатрическая экспертиза не была объективной; по своему психическому состоянию Лыткин нуждается в амбулаторном принудительном наблюдении и лечении у психиатра, полагает, что суд формально отнёсся к его несовершеннолетнему возрасту и при определении окончательного наказания не учёл всех смягчающих обстоятельств;

- потерпевшая С

просит приговор в отношении Лыткина

изменить в части назначенного ему мягкого наказания и с учётом тяжести содеянного просит назначить Лыткину пожизненное лишение свободы.

В возражениях государственный обвинитель Шкинёв A.B. просит апелляционные жалобы оставить без удовлетворения, приговор суда - без изменения.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения осуждённых Ануфриева, Лыткина, адвокатов Рябининой Е.Н, Сараевой И.Ю, законного представителя [скрыто] поддержавших доводы жалоб, по основаниям в

них изложенным, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда в отношении Ануфриева законным и обоснованным, в отношении Лыткина - подлежащим изменению.

Виновность осуждённых Ануфриева и Лыткина в содеянном ими установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведённых в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Доводы апелляционных жалоб о необоснованном осуждении Ануфриева и Лыткина за создание экстремистского сообщества для совершения преступлений экстремисткой направленности, по мнению судебной коллегии не могут быть признаны состоятельными, исходя из следующего.

Так, в период предварительного расследования Ануфриев в 1 категорической форме пояснял о том, что на протяжении нескольких лет поддерживал дружеские отношения с Лыткиным. В ходе совместного общения стали интересоваться серийными убийцами и маньяками, такими как П [скрыто] маньяки, убившие более

двадцати человек. Он и Лыткин неоднократно просматривали в интернете ролики об убийствах людей и у них возникло желание убивать людей. Осенью 2010 года на почве идеологических взглядов, то есть ненависти к людям, решили совершать убийства для того, чтобы «прославиться» и заставить жителей г. [скрыто] испытывать страх. Для совершения преступлений

вооружились молотками и битой, затем купили ножи, пистолеты, киянки.

В ноябре 2010 года он и Лыткин решили кого-нибудь убить. Вооружившись битой и молотком 14 ноября 2010 года совершили покушение на убийство девушки. В дальнейшем совершили несколько убийств и покушений на убийство. Преступления совершали совместно с Лыткиным до * тех пор, пока их не задержали.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания 5 Ануфриева в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

Показания Лыткина в период предварительного расследования свидетельствуют о том, что осенью 2010 года он стал придерживаться идеологии радикального молодёжного движения НСВП и мизантропии, идеологической основой которых является ненависть к человеческому виду в

целом, исключительность и превосходство своей личности. На почве этих идеологических взглядов он и Ануфриев решили совершать преступления против личности - убивать людей. В период с 14 ноября 2010 года по 3 апреля 2011 года он и Ануфриев совершили несколько убийств и покушений на убийство по мотивам идеологической ненависти.

Из показаний свидетеля [скрыто] в судебном заседании явствует, что

при знакомстве с Ануфриевым последний представился ему как [скрыто]». В ходе общения Ануфриев высказывал очень крайние предложения,

например предлагал поджечь мечеть или что-нибудь взорвать, совершить убийство. Для себя он решил, что у Ануфриева какие-то сумасшедшие мысли и все предложения подобного рода носили экстремистский характер. Со слов Ануфриева он знает, что тот был настроен против милиции и государства.

Свидетель [скрыто] в судебном заседании показал, что с Ануфриевым он

познакомился через Д Щ который показывал ему страницу в интернете

Ануфриева, где последний был под именем « ^> с изображением

нацистской символики.

Из показаний свидетеля Ч в судебном заседании следует,

что после задержания Ануфриева, в социальной сети на странице Ануфриева она увидела статью о ненависти ко всем окружающим, фотографии расчленённых трупов.

Изложенные в приговоре доказательства опровергают доводы апелляционных жалоб об отсутствии у Ануфриева и Лыткина намерений создания экстремистского сообщества для совершения преступлений экстремистской направленности.

Виновность Ануфриева и Лыткина в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведёнными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришёл к обоснованному выводу о доказанности вины Ануфриева и Лыткина в совершении конкретных преступлений, верно квалифицировав их действия по соответствующим нормам УК РФ.

Выводы суда о наличии у Ануфриева и Лыткина умысла на совершение убийств по мотивам идеологической ненависти надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведёнными показаниями Ануфриева и Лыткина;В ходе предварительного следствия, правильно

признанными соответствующими действительности, так как соответствуют согласованным и совместным действиям Ануфриева и Лыткина при совершении убийств.

Суд правильно оценил последующее изменение показаний Ануфриева. Доводы осуждённого Ануфриева о применении незаконных методов расследования проверялись судом и обоснованно отвергнуты как несостоятельные.

Как следует из материалов дела, Ануфриев показания в ходе предварительного следствия давал со своего согласия, протоколы читал и указывал, что их содержание записано с его слов и правильно. Его допросы в ходе проверки показаний на месте проводились в присутствии понятых и с участием адвокатов, при допросе с участием адвоката. Ануфриев отказывался от дачи показаний, что также не свидетельствует о применении незаконных методов расследования. Сам Ануфриев, как следует из протоколов допроса, неоднократно утверждал, что показания давал добровольно, без какого-либо психического или физического воздействия. Постановлением старшего следователя Правобережного МСО г. _ _ i майором юстиции

[скрыто] от 20 мая 2011 года отказано в возбуждении уголовного

дела по факту обнаружения у Ануфриева телесных повреждений. (т.50лд.лд.258-261). Данное постановление не отменено и не признано незаконным в установленном законом порядке. При таких данных, указанные доводы осуждённого Ануфриева и адвоката Рябининой E.H. несостоятельны и показания Ануфриева в ходе предварительного следствия правильно оценены как допустимые доказательства.

Доводы апелляционных жалоб осуждённого Ануфриева и адвоката Рябининой E.H. на наличие противоречий в показаниях самого Ануфриева в ходе предварительного следствия и Лыткина в судебном заседании, которые не устранены, не влияет на законность и обоснованность приговора. Показания Ануфриева в ходе предварительного следствия исследовались в судебном заседании и получили оценку суда в приговоре. Действующее уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает запрета подсудимым менять свои показания, не предусматривает в этом случае недопустимости их предыдущих показаний и не предусматривает ни обязанности суда, ни способов устранения противоречий в показаниях.

Исследование доказательств в судебном заседании является правом и обязанностью сторон, поэтому ссылка в апелляционных жалобах осуждённого Ануфриева на неполное и необъективное исследование доказательств не влияет на законность и обоснованность приговора. Как следует из материалов дела, ни подсудимому Ануфриеву, ни подсудимому Лыткину, ни их

защитникам суд не препятствовал в исследовании доказательств. Заявленные сторонами ходатайства разрешены судом в строгом соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства и по ним приняты правильные решения.

Судом исследовалось психическое состояние здоровья Лыткина. Из акта экспертизы следует, что Лыткин каким-либо хроническим или временным психическим расстройством , слабоумием или иным болезненным состоянием психики не страдал и в настоящее время не страдает. В период инкриминируемых ему деяний по своему психическому состоянию Лыткин в полной мере могосознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В настоящее время по своему психическому состоянию здоровья Лыткин также может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими. В настоящее время по своему психическому состоянию в принудительном лечении Лыткин не нуждается.(т.ЗЗ лд.лд.40-48).

Экспертиза проведена комиссией врачей экспертов с большим стажем работы( 19,5,6,9 лет экспертной работы) и оснований сомневаться в правильности их выводов у суда не имелось. Акт экспертизы соответствует требованиям закона с учётом мотивированных, осмысленных, целенаправленных действий Лыткина, поддержания им адекватного речевого контакта, отсутствия у Лыткина бреда, галлюцинаций, он обоснованно признан судом вменяемым и законных оснований для назначения и проведения в отношении него повторной стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы не имелось.

Ссылка на то, что в судебном заседании не допрошены и суд не вызвал для допроса в качестве свидетелей [скрыто], [скрыто] и других не свидетельствует о нарушении закона, поскольку указанные лица - это свидетели обвинения. Сам Ануфриев и представлявшая его интересы адвокат Рябинина E.H. в ходе судебного разбирательства ходатайств об их допросе не заявляли, а в обязанности суда с учётом конституционного принципа осуществления судопроизводства в России на основе состязательности сторон - сбор дополнительных доказательств не входит.

Не обнаружение некоторых орудий преступления(биты) не свидетельствует о не виновности Ануфриева при наличии совокупности других, правильно оценённых доказательств. Не обнаружение на одежде Ануфриева крови, также не свидетельствует о его невиновности, поскольку Ануфриев был задержан не на месте происшествия во время совершения преступления, а в последующем, когда он скрылся и имел реальную возможность уничтожить возможные следы крови.

Изготовление копий актов проведённых по делу судебно-медицинских и других экспертиз и приложений к ним, а также вручение их обвиняемым и

осуждённым действующим уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено, вследствие чего права осуждённых Ануфриева и Лыткина в этой части не нарушены.

В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства. Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии, не имеется. Из протокола судебного заседания не видно, чтобы со стороны председательствующего судьи проявлялась предвзятость либо заинтересованность по делу. Нарушений принципов состязательности и равноправия сторон в судебном заседании не допущено.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осуждённого Ануфриева об оговоре его со стороны осуждённого Лыткина, однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их. Суд, с учётом изменения показаний Лыткина возобновлял судебное следствие для выяснения противоречий в показаниях и этим обстоятельствам дана надлежащая оценка в приговоре.

Изложенные в апелляционных жалобах доводы в защиту осужденных Ануфриева и Лыткина, в том числе об отсутствии организованной группы, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 8 8 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы апелляционных жалоб о недоказанности вины осуждённых Ануфриева и Лыткина в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведённым в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведённых доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Вывод суда о мотивах действий Ануфриева и Лыткина соответствует имеющимся доказательствам.

Наказание назначено Ануфриеву в соответствии с требованиями, ст.ст.60,69УК РФ, соразмерно содеянному им и с учётом всех конкретных обстоятельств дела. Часть преступлений, в совершении которых признан

и

виновным Ануфриев - убийство шести человек и покушение на убийство в отношении восьми человек, ответственность за которые предусмотрена ч.2ст.105УК РФ, представляют большую общественную опасность, отнесены к числу особо тяжких уголовно-наказуемых деяний и свидетельствуют о повышенной опасности лица, их совершивших. Оснований для смягчения наказания Ануфриеву судебная коллегия не усматривает.

Доводы апелляционной жалобы потерпевшей [скрыто] о мягкости

назначенного Лыткину наказания, судебная коллегия не может признать состоятельными, поскольку большинство преступлений ЛыткиныКсовершены в несовершеннолетнем возрасте, а наказание по ч.2ст.105УК РФ назначено Лыткину близкое к максимально возможному, поэтому считать назначенное наказание слишком мягким не имеется оснований.

Вместе с тем, отбывание первых пяти лет в тюрьме назначено Лыткину необоснованно. Как видно из приговора, суд при этом учитывал, что Лыткин совершил особо тяжкое преступление(убийство [скрыто] в

совершеннолетнем возрасте. Между тем, какие обстоятельства совершения преступления дали основания назначить Лыткину тюремный режим, в приговоре не указано, а совершение особо тяжкого преступления является лишь условием возможности назначения тюрьмы, обсуждения этого вопроса, но не может являться безусловным основанием назначения тюремного режима. При таких данных и с учётом того, что ранее Лыткин наказание в местах лишения свободы не отбывал, судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора указание об отбывании Лыткиным первых пяти лет лишения свободы в тюрьме.

Статьи законов по Делу № 66-АПУ13-50

Производство по делу

Загрузка
Наверх