Дело № 66-АПУ13-79

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 17 февраля 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Фролова Людмила Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 66-АПУ13-79

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 17 февраля 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоЗыкина В. Я.
судейФроловой Л.Г. и Чакар Р. С.
при секретареМалаховой Е.И.

с участием прокурора Модестовой А.А., осужденных Арутюняна Г.К., Агеева А.Н., Крестьянинова А.Б., Клыкова С.Н., адвокатов Чигорина Н.Н., Шевченко Е.В., Кротовой СВ., Реброва Н.И., Филиппова С.Г., рассмотрела в судебном заседании от 17 февраля 2014 года дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Ардаминои Н.П., апелляционным жалобам осужденных Арутюняна Г.К., Агеева А.Н., Крестьянинова А.Б., адвоката Готовко Л.Г., на приговор Иркутского областного суда от 17 сентября 2013 года, которым Арутюнян Г К несудимый, осужден к лишению свободы: - по п.п. «а, в г, д» ч.2 ст. 161 УК РФ - на 4 (четыре) года 6 (шесть) месяцев с ограничением свободы сроком на 1 (один год). В соответствии с ч. 1 ст.53 УК РФ установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, куда являться для регистрации два раза в месяц; - по ч.ч. 4,5 ст.ЗЗ, п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ - на 14 (четырнадцать) лет с ограничением свободы сроком на 2 (два) года. В соответствии с ч. 1 ст.53 УК РФ установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, куда являться для регистрации два раза в месяц.

На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний, назначено окончательное наказание Арутюняну Г.К. в виде 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 2 года. В соответствии с ч. 1 ст.53 УК РФ установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, куда являться для регистрации два раза в месяц.

Клыков С Н , , несудимый, осужден к лишению свободы: - по п. п. «а, в, д» ч. 2 ст. 161 УК РФ - на 4 (четыре) года, с ограничением свободы сроком на 1 (один) год. В соответствии с ч.1 ст. 53 УК РФ установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, куда являться для регистрации два раза в месяц; - по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 15 (пятнадцать) лет с ограничением свободы сроком на 2 (два) года. В соответствии с ч. 1 ст.53 УК РФ установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, куда являться для регистрации два раза в месяц.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний, назначено окончательное наказание Клыкову С.Н. в виде 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 2 года. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, куда являться для регистрации два раза в месяц.

Агеев А Н , несудимый, осужден к лишению свободы: - по п.п. «а, в, д» ч.2 ст. 161 УК РФ - на 4 (четыре) года с ограничением свободы сроком на 1 (один) год. В соответствии с ч. 1 ст.53 УК РФ установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, куда являться для регистрации два раза в месяц; - по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ - на 15 (пятнадцать) лет с ограничением свободы сроком на 2 (два) года. В соответствии с ч.1 ст.53 УК РФ установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, куда являться для регистрации два раза в месяц.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний, назначено окончательное наказание Агееву АН. в размере 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 2 года. В соответствии с ч.1 ст.53 УК РФ установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, куда являться для регистрации два раза в месяц.

Крестьянинов А Б , судимый: Усольским городским судом Иркутской области 18.01.2012 г. по ст.ст. 158 ч.2 п. «в», ст.30 ч.З ст. 158 ч.З п. «а» УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы. В силу ст.73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год, осужден по п.п. «ж, к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 2 года. В соответствии с ч. 1 ст. 53 УК РФ установлены следующие ограничения: не выезжать за пределы территории муниципального образования, не изменять место жительства без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, куда являться для регистрации два раза в месяц.

Наказание по приговору Усольского городского суда Иркутской области от 18.01.2012 г. в отношении Крестьянинова А.Б. постановлено исполнять самостоятельно.

Живетьев А В осужден по п.п. «а, в, г, д» ч.2 ст. 161 УК РФ (в ред. ФЗ от 7.12.2011.

№ 420-ФЗ), к 4 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст.73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 5 лет, с возложением на Живетьева А.В. обязанности не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осуждённого.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденных Арутюняна Г.К., Агеева А.Н., Крестьянинова А.Б., Клыкова С.Н., адвокатов Чигорина Н.Н., Шевченко Е.В., Кротовой СВ., Реброва Н.И., Филиппова С.Г., в поддержание, за исключением адвоката Чигорина Н.Н., доводов апелляционных жалоб, мнение прокурора Модестовой А.А., апелляционное представление государственного обвинителя не поддержавшей, полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия,

установила:

согласно приговору Арутюнян Г.К., Агеев А.Н., Клыков С.Н. и Живетьев А.В. совершили открытое хищение чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в помещение, в крупном размере, в том числе, Арутюнян Г.К. и Живетьев А.В. с применением насилия не опасного для жизни и здоровья к сторожу К Клыков С.Н., Агеев А.Н., Крестьянинов А.Б. группой лиц по предварительному сговору совершили убийство сторожа К после совершенного перечисленными лицами грабежа; Арутюнян Г.К. совершил подстрекательство и пособничество в убийстве К совершённого группой лиц по предварительному сговору, после совершенного указанными лицами грабежа; Преступления совершены в ночь на 30.12.2011 г. в области при обстоятельствах, приведенных в приговоре.

В апелляционном представлении государственный обвинитель Ардамина Н.П. просит приговор в отношении осужденных Арутюняна Г.К., Живетьева А.В., Клыкова С.Н и Агеева А.Н. изменить, переквалифицировать действия осужденных Арутюняна и Живетьева со ст. 161 ч. 2 п.п. «а, в, г, д» УК РФ в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года на ст. 161 ч. 2 п.п. «а, в, г, д» УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года, переквалифицировать действия осужденных Клыкова и Агеева со ст. 161 ч. 2 п.п. «а, в, д» УК РФ в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года на ст. 161 ч. 2 п.п. «а, в, д» УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года. В остальном этот же приговор в отношении перечисленных лиц просит оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.

В апелляционных жалобах: - осужденный Арутюнян Г.К. и адвокат Готовко Л.Г. утверждают, что материалами дела не опровергнуты доводы осужденного Арутюняна о том, что он не причастен к убийству потерпевшего К . Считают, что суд дал неправильную оценку исследованным в судебном заседании доказательствам и поэтому пришел к ошибочному выводу о виновности Арутюняна в подстрекательстве к убийству К и пособничестве в его убийстве. Ссылаются на самооговор и оговор друг друга осужденными Арутюняном, Клыковым, Агеевым, Крестьяниновым на предварительном следствии из-за оказанного на них физического и психологического воздействия со стороны оперуполномоченных, производивших их задержание. Клыков, помимо этого, находился в состоянии алкогольного опьянения, наркотической ломки. Считают, что осужденный Живетьев оговаривает перечисленных осужденных (кроме Клыкова) в причастности к убийству К с целью самому избежать уголовной ответственности за это преступление. Находят приговор противоречивым в части выводов суда о мотиве убийства потерпевшего. Считают, что суд существенно изменил предъявленное Арутюняну обвинение, ухудшив тем самым его положение. Ссылаются на то, что показания осужденных на предварительном следствии, в том числе Живетьева о роли Арутюняна в происшедшем являются противоречивыми, приводят анализ показаний осужденных. Считают, что суд сослался в приговоре на доказательства, признанные им самим недопустимыми, а именно протокол очной ставки Крестьянинова с Живетьевым. В суде не исследовался протокол очной ставки между Арутюняном и Живетьевым, а ссылка в приговоре на него, как на доказательство виновности осужденных имеется (т. 10 л.д. 1-20).

Суд не вправе был ссылаться в приговоре на данные, зафиксированные на дисках с видеозаписями допросов осужденных, поскольку они не были надлежаще опечатаны и в них могли быть внесены изменения. Приводят анализ выводов экспертов по исследованию трупа потерпевшего, считают, что с учетом этих выводов подлежат исключению из приговора ссылки на то, что потерпевшему давались лекарственные препараты и вводилась тормозная жидкость. Арутюнян считает, что у суда имелись основания признать в качестве обстоятельства, смягчающего его наказание - активное способствование раскрытию преступлений. Похищенное осужденными имущество принадлежало разным собственникам, ни одному из которых не причинен ущерб в крупном размере, считают излишней квалификацию действий Арутюняна по п. «д» ч. 2 ст. 161 УК РФ. Арутюнян считает также, что суд не установил с достоверностью собственника и стоимость похищенной ими молочной и мясной продукции, просит исключить из приговора выводы суда о хищении этих товаров. Находят приговор немотивированным. Просят приговор отменить, дело производством прекратить, либо направить на новое судебное рассмотрение; осужденный Агеев А.Н., не соглашаясь с осуждением его за убийство потерпевшего, утверждает, что оговорил себя в совершении этого преступления на первоначальном этапе предварительного следствия из-за физического воздействия оперуполномоченных, которые избивали его клюшкой, пистолетом, ногами, пугали, в отсутствие адвоката.

Ссылается на оговор его Живетьевым, который заключил досудебное соглашение о сотрудничестве и путем оговора добивался снисхождения при назначении наказания. Утверждает также, что он, во время убийства потерпевшего находился в 2-3 километрах от места убийства, о чем, по его мнению, свидетельствует детализация телефонных переговоров. Ссылается на то, что экспертами не была установлена причина смерти потерпевшего, время ее наступления, считает, что выводы суда в приговоре об обстоятельствах убийства потерпевшего, противоречат выводам экспертов.

Полагает, что суд необоснованно назначил Живетьеву наказание с применением ст. 73 УК РФ. Просит приговор в части осуждения его за убийство потерпевшего отменить, дело производством прекратить, назначить Живетьеву наказание в виде реального лишения свободы.

Ссылается на отсутствие судимости, находит назначенное ему наказание чрезмерно суровым.

осужденный Крестьянинов А.Б., не соглашаясь с приговором, также ссылается на самооговор и оговор осужденными друг друга на предварительном следствии из-за применения к ним физического и психологического воздействия, а Живетьевым в целях уйти от ответственности за содеянное. Полагает, что эти его доводы подтверждаются видеозаписью протокола допроса, из которой видно, что он находится в подавленном состоянии. Его сожительница К видела на его теле следы побоев, однако не была допрошена в судебном заседании. Считает, что показания Живетьева о происшедшем не подтверждаются другими доказательствами по делу, в том числе, противоречат выводам экспертов судебно-медицинской экспертизы.

Ссылается на то, что в исследовании трупа потерпевшего принимали участие эксперты, которые следователем не привлекались и не предупреждались об ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Считает эти заключения экспертов недопустимыми доказательствами. Полагает, что Живетьев не мог видеть обстоятельств убийства потерпевшего, поскольку в автомашине, где это происходило, тонированные стекла и был поднят капот автомашины. Просит приговор отменить, дело отправить на новое судебное рассмотрение, либо квалифицировать его действия по ст. 316 УК РФ, смягчить наказание.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Ардамина Н.П. просит приговор изменить по доводам апелляционного представления, апелляционные жалобы оставить без удовлетворения.

Осужденный Крестьянинов А.Б. приводит возражения на доводы государственного обвинителя Ардаминои Н.П. Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления государственного обвинителя и апелляционных жалоб осужденных, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Арутюняна, Клыкова, Агеева, Крестьянинова и Живетьева в совершенных ими преступлениях, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так, виновность осужденных Арутюняна, Клыкова, Агеева, Крестьянинова и Живетьева в совершенных ими преступлениях подтверждается данными, содержащимися в их явках с повинной, их собственными показаниями, обоснованно признанными судом правдивыми в той их части, в которой они согласуются между собой, дополняют друг друга, соответствуют фактическим обстоятельствам совершенных преступлений, подтверждаются другими доказательствами по делу.

Судом тщательно проверялись утверждения осужденных Арутюняна, Клыкова, Агеева, Крестьянинова о самооговоре в результате применения к ним недозволенных методов ведения следствия и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения.

В том числе, для проверки доводов осужденных о недопустимости их первоначальных показаний на предварительном следствии, в судебном заседании исследовались форма и содержание протоколов следственных действий проводимых с осужденными, просматривались видеозаписи, прилагаемые к протоколам следственных действий, исследовались также постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении должностных лиц, вынесенные по результатам проверки доводов осужденных, о применении к ним насилия, в целях добиться самооговора и оговора друг друга.

Из дела усматривается, что проверка указанных доводов осужденных являлась полной (с учетом дополнительных проверок), выводы в соответствующих постановлениях мотивированы и сомнений не вызывают.

То обстоятельство, что отдельные постановления отменялись соответствующими должностными лицами, и доводы осужденных проверялись повторно, свидетельствует о том, что для проверки доводов были использованы все предусмотренные законом средства.

Из материалов дела судом установлено, что следственные действия с осужденными Арутюняном, Клыковым, Агеевым, Крестьяниновым, а также Живетьевым проводились в установленном законом порядке, в том числе с участием адвокатов, в необходимых случаях понятых, протоколы составлены надлежащим образом, подписаны всеми участниками следственных действий, никто из которых не делал замечаний как по процедуре проведения следственных действий, так и по содержанию показаний осужденных.

При этом Арутюняну, Клыкову, Агееву, Крестьянинову и Живетьеву разъяснялись предусмотренные уголовно-процессуальным законом права в соответствии с их процессуальным положением, они предупреждались о том, что их показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при их последующем отказе от данных показаний, разъяснялось также право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не свидетельствовать против самих себя.

Судом проверялись все данные о характере, механизме причинения и давности обнаруженных у Агеева и Клыкова телесных повреждений, чему дана надлежащая оценка в приговоре.

С учетом установленных данных, в том числе о характере, механизме причинения и давности обнаруженных у Агеева и Клыкова телесных повреждений, об отсутствии телесных повреждений у других осужденных, председательствующий судья пришел к обоснованному выводу о несостоятельности доводов Арутюняна, Клыкова, Агеева, Крестьянинова о самооговоре на предварительном следствии из-за применения к ним незаконных методов расследования.

То, что Арутюнян, Клыков, Агеев и Крестьянинов, изменяли свои показания, свидетельствует лишь о свободе выбора ими позиции защиты по делу.

Таким образом, доводы Арутюняна, Клыкова, Агеева, Крестьянинова о применении к ним недозволенных методов ведения следствия, суд обоснованно отнес к способу защиты перечисленных осужденных от предъявленного обвинения, имеющему цель опорочить доказательственное значение показаний, в которых они признавали свою вину, уличали друг друга в содеянном.

Судом не установлено оснований у Арутюняна, Клыкова, Агеева, Крестьянинова, а также Живетьева, к самооговору и оговору друг друга в показаниях, признанных судом правдивыми, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Судом выяснялись причины наличия разногласий в показаниях осужденного Живетьева, чему дана правильная оценка в приговоре.

Из дела также усматривается, что от допроса к допросу показания осужденного Живетьева на предварительном следствии носят более подробный характер, каждые его последующие показания дополняют предыдущие и разногласий, имеющих существенное значение, не содержат.

В ходе допросов, производимых различными сотрудниками следствия, осужденные Клыков, Агеев, Крестьянинов по делу давали подробные показания, уличающие каждый себя и друг друга, а также Арутюняна в причинении смерти потерпевшему. Их показания дополняют друг друга и в совокупности с другими, исследованными в судебном заседании доказательствами, позволили суду полно установить фактические обстоятельства по делу, в том числе обстоятельства убийства потерпевшего.

Показаниям осужденных Арутюняна, Клыкова, Агеева, Крестьянинова и Живетьева судом даны надлежащие анализ и оценка, их показания, полно и правильно изложены в приговоре, также как и мотивы признания одних показаний осужденных Арутюняна, Клыкова, Агеева, Крестьянинова, достоверными, а других недостоверными.

Виновность осужденных Арутюняна, Клыкова, Агеева, Крестьянинова и Живетьева в ими содеянном подтверждается также данными, зафиксированными в протоколах осмотра мест происшествия, содержащимися в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

Анализ и надлежащая оценка исследованных в судебном заседании доказательств позволили суду установить, что сговор на совершение открытого хищения чужого имущества у Живетьева, Арутюняна, Агеева и Клыкова состоялся до начала действий, непосредственно направленных на хищение. Осужденные, действуя в рамках предварительной договорённости, совместно участвовали в хищении, каждый из них с этой целью противоправно вторгся в охраняемое помещение, в том числе, путём взлома дверей, замков, совместно похитили имущество ОАО « », ООО и гр. Щ общей стоимостью рублей, то есть в крупном размере.

В судебном заседании осужденные не оспаривали количество похищенного ими имущества.

Количество и стоимость похищенного имущества определены судом правильно, с учетом показаний самих осужденных Арутюняна, Клыкова, Агеева, Живетьева о количестве и наименовании похищенного, в том числе о том, что они похитили со складов коробки с мясо-молочной продукцией, показаний потерпевших Ш , З представителя потерпевшего К , данных, зафиксированных в акте результатов инвентаризации ООО « », справке ООО « об ущербе, справке СХ ОАО об ущербе, инвентаризационной описи товарно-материальных ценностей ООО « », справке о стоимости автомашины « (т.4 л.д. 18-20, 43-84, т. 19 л.д. 204-214, 215-226 т. 9 л.д. 204, 219).

В том числе, перечисленные осужденные в своих показаниях уточняли, что дверь в склад с мясной продукцией ногой выбил Арутюнян, а в склад с молочной продукцией - монтировкой дверь выбил Живетьев, коробки носили вчетвером, но больше коробок вынесли Клыков и Агеев.

Продукции было много, загрузили ее в автомобиль, отвезли в гараж к Арутюняну.

Доводы осужденных об отсутствии у них умысла на похищение автомашины « », эксцессе исполнителя в этой части Живетьева, суд обоснованно признал несостоятельными. Корыстный мотив действий осужденных Арутюняна, Агеева, Клыкова и Живетьева подтверждается их собственными показаниями, из которых судом установлено, что они все вместе грузили похищаемые предметы в автомашину « », которую Арутюнян и Живетьев обнаружили в помещении гаража. На этой автомашине привезли похищенное в гараж Арутюняна, сняли с автомашины регистрационные знаки и будку, после чего автомашину скрыли в подворье общего знакомого С к которому с просьбой поставить в ограде дома автомашину обратился по телефону Арутюнян.

Из показаний свидетеля С следует, что на автомашине к нему приехали Арутюнян, Живетьев, Крестьянинов и Агеев, автомашину оставили во дворе его дома и уехали.

С учетом изложенного, следует признать правильными выводы суда о том, что перечисленные осужденные распорядились всем похищенным имуществом, а том числе автомобилем, по собственному усмотрению.

То обстоятельство, что осужденными было похищено имущество разных собственников, при установленных судом обстоятельствах: стремление осужденных похитить как можно больше ценностей, похищение ими фактически имущества на сумму свыше рублей, - не влияет на юридическую оценку их действий и не может служить основанием к исключению из их осуждения п. «д» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

Анализ всех доказательств по делу позволил суду прийти к правильному выводу о том, что осужденные Клыков, Агеев и Крестьянинов, заранее договорились совместно совершить убийство сторожа после совершенного ими хищения. Осужденный Арутюнян непосредственно не участвовал в причинении смерти К он явился подстрекателем к убийству и пособничал его совершению.

Попытка осужденных отравить потерпевшего неустановленным лекарственным веществом и тормозной жидкостью, дальнейшие их действия по удушению потерпевшего свидетельствуют о наличии у них прямого умысла на его убийство.

При этом, Клыков, Агеев, Крестьянинов, являясь исполнителями убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие опасное для жизни: Крестьянинов надел полиэтиленовый пакет на голову потерпевшему, закрыв дыхательные пути, Агеев в этот момент удерживал потерпевшего, лишая возможности сопротивляться, а Клыков обклеив клейкой лентой, наброшенный на голову полимерный пакет, тем, самым воспрепятствовал дыханию. В результате удушения наступила смерть потерпевшего. Кроме того, с целью убийства Клыков ввёл в организм потерпевшего неустановленное лекарственное средство и тормозную жидкость.

Как правильно указано в приговоре, об умысле на убийство потерпевшего свидетельствуют фактические обстоятельства совершенного осужденными преступления: орудия преступления, характер примененного насилия.

Доводы Арутюняна о том, что он не является инициатором убийства, не способствовал совершению этого преступления, опровергаются показаниями осужденных Живетьева и Агеева (в части, признанной судом правдивыми), из которых усматривается, что Арутюнян является инициатором убийства. Он склонил Агеева, Клыкова и Крестьянинова к совершению убийства, приказал Крестьянинову найти и использовать полимерный пакет для удушения потерпевшего, велел Агееву пресекать сопротивление потерпевшего. Способствуя убийству, Арутюнян предоставил с целью отравления потерпевшего неустановленное лекарственное вещество, тормозную жидкость. Эти показания осужденных согласуются с другими доказательствами по делу, подтверждаются ими.

Агееву, Клыкову и Арутюняну предъявлялось обвинение в разбойном нападении и в убийстве, сопряжённым с разбоем.

В соответствии с положениями ч. 2 ст.252 УПК РФ изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Суд, изменяя предъявленное осужденным Агееву, Клыкову и Арутюняну обвинение указанные требования закона не нарушил, поскольку уменьшил объем предъявленного им обвинения, их право на защиту нарушено не было.

Утверждения в жалобах о том, что из приговора следует исключить осуждение Агеева и Клыкова по признаку убийства, совершенного с целью сокрытия совершенного преступления, а из осуждения Арутюняна подстрекательство и пособничество к такому преступлению, являются несостоятельными.

Как видно из приговора, Агеев и Клыков не осуждены по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Арутюнян по ч.ч. 4, 5, ст. 33 п. «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Упоминание же в приговоре о том, что убить потерпевшего они решили опасаясь, что он заявит в полицию о совершенном ими хищении, не свидетельствует о нарушении судом закона, связано с показаниями об этом самих осужденных, с анализом их показаний об этом.

В соответствии с требованиями ст. 73 УПК РФ, суд обязан принять меры к выяснению всех обстоятельств, подлежащих доказыванию, в том числе мотива действий осужденных.

При этом сами осужденные Живетьев, Клыков, Агеев и Крестьянинов в ходе предварительного следствия, а Живетьев и в судебном заседании поясняли, что сторожа К убили из-за того, что он знал в лицо Арутюняна и Живетьева и мог указать на них сотрудникам полиции, мог опознать так же Агеева и Клыкова, которых видел.

Противоречий в приговоре относительно мотива действий осужденных, направленных на причинение потерпевшему смерти не содержится.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденными в свою защиту, в том числе о причастности Живетьева к убийству потерпевшего и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся материалами дела.

Судом приведены в приговоре убедительные мотивы принятого решения по каждому из перечисленных осужденными доводов.

Судебная коллегия находит данные выводы суда правильными.

Правильная оценка дана судом также выводам, изложенным в заключениях, проведенных по данному делу судебных экспертиз.

Научность и обоснованность выводов, изложенных в заключениях экспертов, компетентность судебных экспертов, а также соблюдение при проведении экспертных исследований необходимых требований уголовно- процессуального закона сомнений не вызывает.

При этом, всем экспертам, проводившим исследования были разъяснены их права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ, они предупреждены об ответственности за дачу заведомо ложного заключения в соответствии со ст. 307 УПК РФ (т. 8 л.д. 8, 26 и др.). Согласно выводам, изложенным в заключениях судебно- медицинского эксперта № и судебно-медицинской экспертной комиссии № при судебно-медицинском исследовании трупа К выявлено наличие посмертного обгорания трупа по всем поверхностям головы, шеи, туловища и конечностей, местами с обнажением мышц, костей, внутренних органов. В связи с этим достоверно установить причину смерти и давность её наступления не представляется возможным.

Однако, ввиду отсутствия каких-либо повреждений костей скелета, разрыва внутренних органов, от которых могла наступить смерть потерпевшего, а также материалов дела, не исключена возможность наступления смерти 30.12.2011 г. Нельзя исключить возможность наступления смерти в результате механической асфиксии, в результате закрытия рта и носа либо от недостатка кислорода в воздухе замкнутого пространства, которая могла возникнуть при одевании полимерного пакета на голову потерпевшему. У потерпевшего обнаружен этиловый алкоголь в концентрации 1,4 %о, что соответствует лёгкой степени алкогольного опьянения, и следы производного фенотизиана. Других лекарственных препаратов или химических веществ, в крови и органах не обнаружено.

Маловероятно наступление смерти от воздействия большого количества снотворных препаратов, других лекарственных препаратов или каких-либо жидких, легко растворимых, химических элементов, введённых путём внутривенной инъекции. Выявлено повреждение в виде ссадины правой локтевой ямки, которое причинено незадолго до наступления смерти и не причинило вреда здоровью. С учётом локализации ссадины, характера и размеров (0,5 х 0,3 см.) нельзя исключить возможность причинения данного повреждения инъекционной иглой (том 8 л.д. л.д. 8-10; л.д. л.д. 26- 38).

Указанные выводы экспертов согласуются с показаниями осужденных, признанными судом правдивыми о том, что К заставляли выпить спиртные напитки, ему ставилась инъекция в область правой руки, а также о его удушении.

То обстоятельство, что помимо следов производного фенотизиана, других лекарственных препаратов или химических веществ, в крови и органах потерпевшего не обнаружено, с учетом приведенных обстоятельств, не ставит под сомнение приведенные в приговоре выводы суда, в том числе о фактических обстоятельствах совершенных осужденными преступлений.

Не поставляют под сомнение приведенные в приговоре выводы суда об обстоятельствах убийства потерпевшего и причине его смерти также выводы экспертов о том, что маловероятно наступление смерти потерпевшего от воздействия большого количества снотворных препаратов, других лекарственных препаратов или каких-либо жидких, легко растворимых, химических элементов, введённых путём внутривенной инъекции.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Арутюняном, Клыковым, Агеевым, Крестьяниновым и Живетьевым преступлений, прийти к правильному выводу о виновности каждого из них в совершении этих преступлений, а также о квалификации их действий.

Из материалов дела усматривается, что суд признал недопустимым, ряд доказательств и в их числе показания,данные Крестьяниновым в ходе очной ставки с Живетьевым (т. 3 л.д. 62-71, л. приговора 24).

Показания же Живетьева не были отнесены судом к недопустимым доказательствам. При таких обстоятельствах, ссылка суда в приговоре на показания Живетьева, изложенные в указанном протоколе, не свидетельствует о нарушении закона.

Ссылки в жалобах на то, что суд не исследовал в судебном заседании протокол очной ставки между Живетьевым и Арутюняном от 28 сентября 2012 года (т. 10 л.д. 1-20), в то же время использовал это доказательство в приговоре, судебной коллегией признаются несостоятельными, поскольку, как видно из материалов дела, судом были удовлетворены в этой части замечания государственного обвинителя на протокол судебного заседания.

Из соответствующего постановления, которое признано судебной коллегией законным и обоснованным, следует, что протокол указанного следственного действия оглашался в судебном заседании.

Как видно из ряда протоколов следственных действий с осужденными, в них имеются записи о том, что применялась видеосъемка.

По окончании следственных действий видеозаписи просматривались, замечаний от участвовавших лиц не поступало.

При выполнении требований ст. 217 УПК РФ, осужденные и их защитники не заявляли ходатайств о просмотре видеозаписей.

Из протокола судебного заседания усматривается, что сторона защиты в судебном заседании заявила, что диски и кассеты, прилагаемые к протоколам следственных действий, должным образом не упакованы и не опечатаны.

Из протокола судебного заседания усматривается, что государственный обвинитель в присутствии участников процесса вскрывает пакеты с дисками и кассетами, которые упакованы и опечатаны.

Видеозаписи, содержащиеся на указанных носителях, просмотрены в судебном заседании.

При этом заявлений от самих осужденных и их защитников о том, что видеозаписи сфальсифицированы (смонтированы, в них внесены изменения) не поступало, не содержится таких утверждений и в апелляционных жалобах.

В том числе осужденный Крестьянинов, после просмотра видеозаписей, зафиксировавших проведение следственных действий с его участием, не оспаривая их соответствие происходившему, заявил, что он говорил неправду, «все придумывал» (т. 20 л.д. 160-163).

Более того, сторона защиты, ссылаясь на просмотренные видеозаписи, утверждала, что в протоколах следственных действий происходившее отражено неполно (т. 20 л.д. 154-163).

При таких данных, судебной коллегией признаются несостоятельными доводы апелляционной жалобы осужденного Арутюняна о том, что диски и кассеты были ненадлежаще упакованы и опечатаны и это дает основания полагать, что в них могли быть внесены изменения.

Из протокола судебного заседания усматривается, что председательствующим судьей создавались все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон.

В установленном законом порядке судом разрешены все ходатайства, заявленные сторонами, в том числе о признании ряда доказательств недопустимыми, о назначении экспертизы, о допуске наряду с адвокатом в качестве защитника сестры осужденного Арутюняна - А В каждом случае, судом выносились мотивированные постановления, сомневаться в обоснованности которых у судебной коллегии не имеется оснований.

Отклоняя ходатайство Арутюняна о допуске к участию в деле наряду с адвокатом другого лица, сестры подсудимого - А суд обоснованно учел, что Арутюняном не представлено сведений, которые бы свидетельствовали о том, что его сестра А обладает навыками, необходимыми для защитника в уголовном судопроизводстве (работала в торговле, бухгалтером и воспитателем в детском саду). Не приведено им также аргументированных доводов о том, что участие его сестры в качестве защитника наряду с адвокатом, будет безусловно способствовать эффективности защиты его в суде. Кроме того, судом установлено, что сестра подсудимого проживает в г. занимается воспитанием малолетнего ребенка. Данных о том, что А сможет участвовать в судебных заседаниях, стороной защиты не представлено.

Кроме того, как видно из протокола судебного заседания, Арутюнян на вопросы председательствующего пояснил, что сестра нужна ему для помощи в восстановлении утерянных личных документов, паспорта и др. и для оказания моральной поддержки (т. 19 л.д. 132-134).

Защиту осужденного Арутюняна в судебном заседании осуществлял профессиональный адвокат, позиция которого была активной, направленной на защиту интересов осужденного, не расходилась с его позицией, замечаний по качеству защиты осужденный Арутюнян не имел.

При таких данных судебная коллегия находит правильным решение суда об отказе в удовлетворении указанного ходатайства.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционного представления государственного обвинителя о том, что суд при квалификации действий Арутюняна, Клыкова, Агеева и Живетьева связанных с совершенным ими хищением неправильно применил редакцию ст. 161 ч. 2 УК РФ.

Так, согласно ч. 1 ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния.

Из дела усматривается, что грабеж перечисленными осужденными совершен в ночь на 30 декабря 2011 года, то есть в период действия ст. 161 ч. 2 УК РФ в редакции Федерального закона РФ от 7 декабря 2011 года, именно в такой редакции и квалифицированы судом указанные действия осужденных.

В представлении прокурор ссылается на то, что Федеральным законом от 7 декабря 2011 года в ч. 2 ст. 161 УК РФ были внесены изменения, в санкцию статьи добавлено наказание в виде принудительных работ. Однако, Указом Президента РФ от 4 января 2013 года исполнение наказания в виде принудительных работ отложено до 1 января 2014 года, следовательно действия осужденных суду следовало квалифицировать по ч. 2 ст. 161 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года, отменившего нижний предел наказания в виде лишения свободы.

Приведенные мотивы противоречат требованиям ст. ст. 9, 10 УК РФ и признаются судебной коллегией несостоятельными.

Действия осужденных Арутюняна, Клыкова, Агеева и Живетьева связанные с совершенным ими хищением чужого имущества, правильно квалифицированы судом по ст. 161 ч. 2 УК РФ (с соответствующими квалифицирующими признаками) в редакции Федерального закона от 7 декабря 2011 года.

Из дела усматривается, что замечания на протокол судебного заседания, поданные осужденным Арутюняном и государственным обвинителем Ардаминои, судом рассмотрены в установленном законом порядке, с вынесением мотивированного постановления.

При рассмотрении замечаний соблюдены требования, предусмотренные ст. 260 УПК РФ: по результатам их рассмотрения вынесено постановление, в котором приведены доводы осужденного и государственного обвинителя, мотивы, по которым председательствующий пришел к выводу об обоснованности замечаний государственного обвинителя и необоснованности замечаний осужденного Арутюняна, и, со ссылкой на норму процессуального закона, сформулированы решения по рассматриваемому вопросу.

Поскольку постановление председательствующего судьи соответствует требованиям закона, является обоснованным по своему содержанию, процедура рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания соблюдена, оснований для его отмены либо изменения не имеется.

С учетом приведенных данных, судебной коллегией признаются несостоятельными доводы осужденного Арутюняна о том, что в судебном заседании не исследовался протокол очной ставки между ним и Живетьевым, содержащийся в т. 10 на л.д. 1-20.

У суда не имелось оснований к исследованию детализации телефонных переговоров по телефону, зарегистрированному на Агеева, поскольку нахождение телефона в определенном месте не может свидетельствовать о нахождении в этом месте конкретного человека.

Участие Агеева в убийстве потерпевшего установлено судом с учетом всей совокупности исследованных доказательств.

Из дела усматривается, что осужденные дополнений к судебному следствию не имели, в том числе Агеев не ходатайствовал об исследовании детализации телефонных переговоров и о допросе сожительницы К При назначении Арутюняну, Клыкову, Агееву, Крестьянинову и Живетьеву наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из них, смягчающие и все иные обстоятельства, влияющие на назначаемое каждому из них наказание.

Судом не установлено оснований к признанию в качестве обстоятельств, смягчающих наказание Арутюняна активного способствования раскрытию преступлений, возмещения ущерба потерпевшим (похищенное было изъято в ходе обыска) и противоправного поведения потерпевшего Щ , не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Обстоятельств, отягчающих наказание осужденных, судом не установлено.

Выводы суда о назначении осужденным Арутюняну, Клыкову, Агееву, Крестьянинову наказания в виде лишения свободы с реальной изоляцией их от общества в приговоре мотивированы и признаются судебной коллегией правильными.

Оснований к назначению Арутюняну, Клыкову, Агееву, Крестьянинову и Живетьеву наказания с применением правил, предусмотренных ст. 64 УК РФ, а Арутюняну, Клыкову, Агееву и Крестьянинову и с применением ст. 73 УК РФ, также как и к изменению категорий совершенных перечисленными лицами преступлений на менее тяжкие судом первой инстанции не установлено, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Наказание осужденному Живетьеву, при наличии к тому законных оснований назначено судом с применением ст. 73 УК РФ.

Назначенное осужденным Арутюняну, Клыкову, Агееву, Крестьянинову и Живетьеву наказание соответствует требованиям закона, является справедливым, оснований к его смягчению не имеется.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора по данному делу не допущено.

По изложенным основаниям приговор в отношении осужденных Арутюняна, Клыкова, Агеева, Крестьянинова и Живетьева оставляется судебной коллегией без изменения, апелляционные жалобы и апелляционное представление - без удовлетворения.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 389, 389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Иркутского областного суда от 17 сентября 2013 года в отношении Арутюняна Г К Клыкова С Н , Агеева А Н Крестьянинова А Б , Живетьева А В , оставить без изменения апелляционное представление государственного обвинителя Ардаминои Н.П, апелляционные жалобы осужденных Арутюняна Г.К., Агеева АН., Крестьянинова А.Б., адвоката Готовко Л.Г. - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке судебного надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года со дня его оглашения.

Председательствующий су

Статьи законов по Делу № 66-АПУ13-79

УК РФ Статья 9. Действие уголовного закона во времени
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 316. Укрывательство преступлений
УПК РФ Статья 57. Эксперт
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх