Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 66-АПУ15-3

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 19 февраля 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Русаков Владимир Владимирович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 66-АПУ15-3

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 19 февраля 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации составе: в

председательствующегоИванова Г.П.
судейРусакова В.В. и Шамова А.В.
при секретареИвановой А.А.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осуждённого Агеенко АС. и адвоката Файзулина Р.С. на приговор Иркутского областного суда от 5 декабря 2014 года, по которому АГЕЕНКО А С , ранее не судим осуждён по п.«а»ч.4ст.162УК РФ к девяти годам лишения свободы; по п.«а»ч.Зст.126УК РФ восьми к годам лишения свободы; по пп. «а»,«ж»,«к» ч.2 ст.105УК РФ одиннадцати годам к лишения свободы.

На основании ч.Зст.69УК РФ по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний окончательно Агеенко АС. назначено шестнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В, мнение прокурора Полеводова С.Н, полагавшего судебное решение в отношении Агеенко АС. оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

В апелляционных жалобах и в дополнениях к ним: - осужденный Агеенко просит тщательно и объективно разобраться в материалах дела и оправдать его по п. «а» ч.4 ст. 162, п. «а» ч.З ст. 126, п.«а»ч.2 ст. 105 УК РФ и снизить наказание до минимального размера, утверждая, что он не входил в организованную группу М и М , так как знал их непродолжительное время, Шестакова, С и Губарева увидел только на месте преступления, с М у него была договоренность только на завладение автомобилем потерпевших путем вымогательства под предлогом их мнимого долга. Он не знал о том, что должен был быть совершен вооруженный налет на баню и похищение потерпевших, это же подтвердили С , Шестаков и М , чьи показания оглашались в суде. Он отказался от предложения М совершить убийство потерпевших, момента убийства не видел, шею Н не сворачивал, могилу не закапывал и не маскировал. Признает себя виновным только в пособничестве, которое выразилось в том, что, опасаясь за свою жизнь, он был вынужден по указанию М совместно с Губаревым вырыть яму, в которую после убийства поместили потерпевших; - адвокат Файзулин Р.С. в интересах осужденного Агеенко просит приговор изменить, оправдать Агеенко по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ и п. «а» ч.З ст. 126 УК РФ, исключить п. «ж» из обвинения по ч.2 ст. 105 УК РФ и снизить меру наказания до минимального размера, мотивируя тем, что согласно показаниям осужденного Агеенко, а также свидетелей М и М договоренность между ними была на завладение автомобилем Н , для чего необходимо было создать мнимые долговые обязательства Н перед Шестаковым и С , которые должны были заставить Н переоформить автомобиль, однако, когда осуществить задуманное не удалось, Агеенко решил, что преступные действия завершились; все последующие действия (разбойное нападение М , Шестакова и С похищение Н и П , а затем их убийство) с Агеенко не оговаривались, действия Агеенко по ч.2 ст. 105 УК РФ следует рассматривать как пособничество, поскольку он вырыл яму, в которую закопали трупы П и Н ; по мнению защитника, в ходе судебного разбирательства не доказан квалифицирующий признак - наличие организованной группы, поскольку Агеенко находился в г.

непродолжительное время, М и М знал недолго, С , Ш и Г ранее не знал, увидел их только на месте преступления.

Все вместе они никогда не собирались и никаких планов совместно не разрабатывали; ссылка суда на приговор Восточно-Сибирского окружного суда от 29.09.2010 г., которым были осуждены М , Шестаков, Губарев, С и М за преступления, совершенные в составе организованной группы лиц, как имеющее преюдициальное значение, по мнению защиты необоснованна. В соответствии со ст. 90 УПК РФ обстоятельства, установленные вступившим приговором суда или иным вступившим в законную силу решением суда, признаются судом без дополнительной проверки. При этом, такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Необоснованность осуждения Агеенко по ч. 2 ст. 126 и ч. 4 ст. 162 УК РФ, подтверждается тем, что, как видно из показаний Агеенко в августе 2008 года в г. он познакомился с М и согласился на его предложение за вознаграждение отобрать у потерпевшего автомобиль, для чего он и М должны были войти в доверие к владельцу автомашины, имитировать обстоятельства, позволявшие предъявить требование о переоформлении автомашины на другое лицо. Фактически Агеенко дал свое согласие на совершение преступления, связанного с вымогательством личного имущества граждан.

Однако разработанный план не удался, Агеенко решил, что преступление окончилось и дальнейших действий по завладению автомашиной уже не будет.

Для Агеенко было неожиданным вооруженное нападение и похищение потерпевших, при этом никакого содействия он не оказывал.

По мнению защиты, в действиях М и М имеет место эксцесс исполнителя, так как они вышли за пределы договоренности с Агеенко и совершили преступления, которые не оговаривались с ним; адвокат обращает внимание на то, что Агеенко не является исполнителем убийства П и Н , фактически его действия необходимо рассматривать как пособничество, так как он совместно с Губаревым по указанию М выкопал яму, в которую после убийства захоронили Н и П .

В момент совершения убийства находился в автомобиле. К яме подошел, когда потерпевших уже убили. Когда М предложил Агеенко убить Н и П он отказался.

Изложенные в приговоре выводы суда о том, что Агеенко находился в момент убийства потерпевших около ямы, пытался сломать шейный позвонок Н наряду с С и Шестаковым, помог скинуть труп в яму, основаны на противоречивых доказательствах.

В ходе предварительного следствия и в суде Агеенко отрицал эти обстоятельства и последовательно показал о том, что к яме он подошел, когда потерпевшие были мертвы.

Свидетель С в судебном заседании подтвердил показания Агеенко, показав, что убийство Н и П Агеенко не совершал. Он находился вне пределов видимости. Описывая действия А на предварительном следствии, он имел в виду Губарева.

Свидетель М также подтвердил суду показания Агеенко о том, что они вдвоем находились в автомашине и совершения убийства не видели. Когда они подошли Н и П уже лежали в яме, на предварительном следствии описывая действия А , он имел в виду Губарева, а не Агеенко.

По мнению адвоката Файзулина Р.С, судом при назначении наказания не в полной мере учтена личность Агеенко и его второстепенная роль в совершенном преступлении. На момент совершения преступления Агеенко было только 18 лет, ранее он не судим, положительно характеризуется по месту работы и в быту, перенес тяжелую операцию, женат, имеет на иждивении малолетнего ребенка.

В возражениях государственный обвинитель Шкинёв А.В. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения осуждённого Агеенко, адвоката Живовой Т.Г, поддержавших доводы жалоб, по основаниям в них изложенным, обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Виновность осуждённого Агеенко в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в судебном заседании Агеенко не отрицал того обстоятельства, что в августе 2008 года он познакомился с М и согласился на предложение последнего за вознаграждение отобрать у кого-нибудь машину. Через некоторое время М познакомил его с М , с которым он, согласно плану, должен был подъехать к условленному месту и сделать так, чтобы дипломат с мукой, которая будет имитировать героин, попал в автомобиль, который они будут забирать. Через несколько дней ему позвонил М , попросив подъехать на площадь в г. куда также должен был подъехать молодой человек(Н ), чью машину они намеревались забрать. Последний приехал вместе с братом на машине ». М попросил Н отвезти забрать якобы денежный долг. Приехав на место, М вышел из автомобиля и позвал его с собой. За каким-то строением они встретили ранее ему незнакомого Шестакова, который сказал, что он от М и передал М деньги.

Когда они возвращались и проходили мимо машины « », он схватил лежащий на автомобиле дипломат с мукой и на автомашине Н уехали. В пути следования, он открыл дипломат, изобразив испуг, сообщил, что внутри дипломата находится героин. М попросил остановить автомобиль, после чего спрятал дипломат на обочине дороги. После этого, М предложил поехать на дачу. Находясь на даче, в бане, туда ворвались М с пистолетом в руках, С и Шестаков. По требованию М он с М а также Н с братом П легли на пол, после чего П и Н вывели на улицу. Через некоторое время он с М поехали в сторону леса, где он увидел выкопанную яму, возле которой была разыграна сцена его с М убийства М . Когда М привёз Губарева, то предложил ему и М убить Н и П . Когда они отказались, то М потребовал, чтобы все садились по машинам. Вслед за М они приехали в другой лесной массив, где по требованию М выкопали яму, куда были сброшены трупы Н и П с пакетами на головах.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Агеенко в ходе судебного разбирательства достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

Из показаний потерпевшего П в судебном заседании явствует, что П приходился ему сыном, а Н был сыном его супруги. В конце сентября 2008 года, вернувшись из командировки со слов супруги ему стало известно о том, что их дети пропали. Зная характер и окружение сына супруги, сразу подумал, что сыновей убили друзья Н в феврале 2009 года сотрудники полиции сообщили, что задержали подозреваемых, один из них оказался М - друг Н Трупы П и Н были обнаружены закопанными в яме в лесном массиве в стороне от дороги на д. На дне ямы лежал П поверх него _ Н на головах обоих были надеты полиэтиленовые пакеты, перемотанные скотчем.

Выводы суда о наличии у Агеенко предварительного сговора с М и другими лицами на совершение разбойного нападения на Н , П и совершение Агеенко преступлений в составе организованной группы надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведёнными показаниями Агеенко и другими лицами в ходе судебного разбирательства, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют согласованным и совместным действиям Агеннко и других лиц при совершении преступлений.

Доводы осуждённого Агеенко и адвоката в апелляционных жалобах на то, что до совершения нападения на потерпевших он не знал о наличии у М оружия(пистолета) и о намерении применить его при нападении,не имеют юридического значения для квалификации его действий, поскольку по делу установлено(и не оспаривается в жалобах), что применение оружия в отношении Н и П имело место в присутствии Агеенко, он знал о применении оружия при нападении на потерпевших, но несмотря на это не прекратил своих преступных действий, а, напротив, воспользовался применённым насилием с использованием предметов, используемых в качестве оружия для последующего завладения чужим имуществом.

Доводы осуждённого Агеенко о том, что он участвовал в разбойном нападении под влиянием страха и психического принуждения со стороны М являются несостоятельными и противоречат материалам дела. В судебном заседании Агеенко пояснял, что М ему никак не угрожал(т.11лд.лд.137-145). О наличии каких-либо угроз Агеенко, принуждении его к совершению разбоя и М не давал показаний. Как следует из материалов дела, у Агеенко вначале имелся предварительный сговор с М на совершение разбоя, при его совершении он совершал активные действия, после совершения преступления завладел автомобилем потерпевшего и перегнал в г. , о происшедшем в органы полиции не сообщил. Указанные обстоятельства в своей совокупности свидетельствуют, как об отсутствии угроз в отношении Агеенко, так и об отсутствии психического принуждения к совершению разбойного нападения, а также других преступлений.

Доводы апелляционных жалоб о необоснованном осуждении Агеенко в составе организованной группы, не могут быть признаны состоятельными, поскольку судом приведены в приговоре убедительные доказательства совершения Агеенко преступлений в составе организованной группы. По смыслу закона организованная группа - это устойчивая группа из двух и более лиц, объединённых умыслом на совершение одного или нескольких преступлений, характеризующаяся наличием в её составе организатора, тщательным планированием совершения преступлений, заблаговременной подготовкой орудий преступления, распределением ролей между участниками группы.

Об устойчивости организованной группы по данному делу свидетельствует наличие в её составе организатора - М и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределение ролей между членами группы при подготовке к совершению преступлений в составе нескольких членов группы. Сам характер преступной деятельности участников, формы и методы её осуществления предполагали объединение усилий нескольких лиц и достаточно высокую степень координации действий и сплочённость участников преступной группы. Таким образом, согласно требований закона при совершении преступлений организованной группой, действия всех участников, независимо от их роли в содеянном, подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на статью 33УК РФ.

Следовательно, доводы осуждённого Агеенко и адвоката Файзулина Р.С. о том, что со стороны Агеенко не совершалось каких-либо действий и Агеенко не являлся непосредственным исполнителем убийства потерпевших являются несостоятельными, не основанными на требованиях закона.

Вывод суда о мотивах действий Агеенко соответствует имеющимся доказательствам.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришёл к обоснованному выводу о доказанности вины Агеенко в разбое, совершённом в целях хищения чужого имущества в крупном размере, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой; в похищении человека, с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, в отношении двух лиц, из корыстных побуждения, организованной группой, в убийстве двух лиц, организованной группой, с целью сокрытия другого преступления, верно квалифицировав его действия по п.«а»ч.4ст.162; п.«а»ч.3ст.126; пп.«а»,«ж», «к»ч.2ст.105УК РФ соответственно.

Как видно из протокола судебного заседания, суд не ограничивал прав участников процесса по исследованию имеющихся доказательств. В судебном заседании исследованы все существенные для исхода дела доказательства.

Каких-либо данных, свидетельствующих об одностороннем или неполном судебном следствии, не имеется. Из протокола судебного заседания не видно, чтобы со стороны председательствующего судьи проявлялась предвзятость либо заинтересованность по делу. Нарушений принципов состязательности и равноправия сторон в судебном заседании не допущено.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осуждённого Агеенко об оговоре его со стороны свидетелей, однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в апелляционных жалобах доводы в защиту осуждённого Агеенко, в том числе об отсутствии организованной группы, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст.88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы апелляционных жалоб о недоказанности вины осуждённого Аггеенко в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведённым в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Допустимость приведённых доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Наказание назначено Агеенко в соответствии с требованиями, ст.ст.60,69УК РФ, соразмерно содеянному им, с учётом целей наказания, установленных ч.2ст.43УК РФ и всех конкретных обстоятельств дела.

Оснований для смягчения наказания, о чём содержится просьба в апелляционных жалобах, судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст.389-13,389-20; 389-28;389- ЗЗУПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Иркутского областного суда от 5 декабря 2014 года в отношении Агеенко А С оставить без изменения, апелляционные жалобы осуждённого Агеенко АС. и адвоката Файзулина Р.С. - без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 66-АПУ15-3

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 126. Похищение человека
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 90. Преюдиция

Производство по делу

Загрузка
Наверх