Дело № 66-АПУ15-31

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 6 августа 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Кочина Ирина Геннадьевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 66-АПУ15-31

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 6 августа 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующегоЧервоткина А.С.,
судейКочиной И.Г., Климова А.С.,

с участием: государственного обвинителя - прокурора Шиховой Н.В., осужденных Гулевского К.С., Дмитриева М.А., Егорова В.Л., защитников - адвокатов Анпилоговой Р.Н., Баранова А.А., Шаповаловой Н.Ю., при секретаре Поляковой А.С., рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденных Егорова В. Л. и Дмитриева М.А., адвокатов Лобастова В.Г., Рыжих Н.А. и Пащенко СВ. на приговор Иркутского областного суда от 5 мая 2015 года, которым Егоров В Л , родившийся года в д.

района области, не судимый, осужден: по п. «ж», «л» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 16 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима с ограничением свободы сроком на год 1 6 месяцев с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре, Дмитриев М А родившийся года в д. района области, не судимый, осужден: по п. «ж», «л» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 15 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима с ограничением свободы сроком на год 1 6 месяцев с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре, Гулевский К С родившийся года в д. области, не судимый, осужден: по п. «ж», «л» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы сроком на 15 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строго режима.

Приговором разрешен гражданский иск.

В пользу потерпевшего Б взыскано: - с Егорова В.Л. рублей, - с Дмитриева М.А. рублей, - с Гулевского К.С. рублей.

За Б признано право на удовлетворение гражданского иска в части возмещения имущественного вреда с передачей вопроса о его размере на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Решен вопрос о вещественных доказательствах.

Заслушав доклад судьи Кочиной И.Г., выступления осужденных Егорова В.Л., Дмитриева М.А., Гулевского К.С, адвокатов Анпилоговой Р.Н., Баранова А.А., Шаповаловой Н.Ю., поддержавших доводы, содержащиеся в апелляционных жалобах и в дополнениях к ним, прокурора Шиховой Н.В., возражавшей против изменения приговора, Судебная коллегия

установила:

приговором суда Егоров В.Л., Дмитриев М.А. и Гулевский К.С. осуждены за убийство П гражданина Республики , группой лиц по предварительному сговору по мотиву национальной ненависти.

Преступление совершено 26 января 2014 года в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Егоров В.Л., не отрицая факта нанесения П трех ударов ножом, а Дмитриев М.А. и Гулевский К.С, не отрицая факта избиения потерпевшего, оспаривали наличие у них предварительного сговора и мотив совершения преступления.

В апелляционной жалобе осужденный Егоров В.Л. указывает, что наличие предварительного сговора на совершение преступления было установлено судом на основании противоречивых показаний Дмитриева М.А. и Гулевского К.С, в то время как убийство потерпевшего совершил он один. Суд не учел, что впоследствии Гулевский К.С. опроверг наличие сговора на совершение преступления.

Приводя свои показания, данные в ходе судебного заседания, отмечает, что потерпевший первым схватил его куртку, он испугался и нанес ему несколько ножевых ранений. О смерти П узнал лишь 27.01.2014 г., тогда же узнал и его национальность.

Утверждает, что он не является националистом, и совершенное им преступление не связано с национальной ненавистью. Считает, что ссылка суда на посещение им порно сайта ночью в марте 2014 г., на котором демонстрируется насилие, применяемое кавказцами по отношению к русским девушкам, не свидетельствует о наличии у него национальной неприязни.

На основании изложенного просит переквалифицировать его действия на ч.1 ст. 105 УК РФ.

В апелляционной жалобе адвокаты Лобастов В.Г. и Рыжих Н.А. в защиту интересов Егорова В.Л. также, как и их подзащитный, оспаривают наличие предварительного сговора между осужденными на совершение убийства, приводя те же доводы. Кроме того, указывают, что доказательства, представленные стороной обвинения в подтверждение данного квалифицирующего признака, недостаточны и противоречивы. Просят принять во внимание, что Гулевский К.С.и Дмитриев М.А. были не вооружены, что, по их мнению, свидетельствует об отсутствии у них умысла на убийство.

По мнению авторов жалобы, не нашел своего подтверждения мотив преступления. В приговоре не содержится доказательств посещения Егоровым В.Л. экстремистских сайтов, при оценке заключения эксперта относительно текста «Государство Сибирское» суд не учел, что он не содержит призывов к насилию, что там содержится негативная оценка лишь народов Кавказа, в то время как потерпевший по делу является . Кроме того, суд не дал оценку доказательствам, которые опровергали наличие мотива преступления - национальной ненависти, в частности показаниям свидетелей П и П а показания М и Х на их взгляд, не подтверждают вмененный мотив преступления. Положив в основу приговора показания осужденных, данные в ходе предварительного следствия, суд не учел, что осужденные высказывались против всех национальностей, кроме русских, то есть и против себя тоже, поскольку они . Судом не принято во внимание и то, что Гулевский К.С. дружит с представителями Средней Азии: А и К , сожительствовал с Х , имеет с ней совместного ребенка.

Полагает, что суд необъективно оценил показания свидетеля Х , придал им другой смысл.

На основании и изложенного просят переквалифицировать действия Егорова на ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Адвокат Пащенко СВ. в апелляционной жалобе, поданной в защиту интересов Гулевского К.С, и в дополнении к ней просит пересмотреть приговор ввиду несоответствия его выводов фактическим обстоятельствам дела.

Считает, что суд необоснованно принял за основу показания Гулевского К.С, данные им в ходе предварительного следствия 29.05.2014 г., поскольку они противоречивы и непоследовательны. Цитируя его показания от 29 и 30 мая, 4 и 6 июня, 1 июля, 7 и 27 ноября 2014 г., адвокат указывает на то, что они не соответствуют действительности. По мнению защитника, данные показания не свидетельствуют ни о наличии у осужденных национальной неприязни к лицам нерусской национальности, ни о предварительном сговоре на убийство. Автор жалобы считает, что суд необоснованно оставил без оценки показания Гулевского К.С. от 26.01.2014 г., в которых от говорил, что они собирались лишь избить нерусского, а о том, что Егоров В.Л. его зарежет, он не знал. По его мнению, выводы суда относительно того, что все осужденные наносили удары потерпевшему в жизненно важные органы и прекратили его избиение только после смерти, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Анализируя содержание предъявленного обвинения, адвокат ставит под сомнение тот факт, что за время поездки к стадиону, а это не более 5 минут, осужденные успели договориться на совершение преступления.

Давая свою оценку показаниям Егорова В.Л. и Дмитриева М.А. , данным в ходе предварительного следствия, а также показаниям свидетелей, приводя выдержки из приговора, адвокат указывает на формальный подход суда к оценке доказательств, которые, на его взгляд, не подтверждают виновность Гулевского К.С. в совершении убийства по мотиву национальной ненависти.

При этом, как отмечает Пащенко СВ., суд не принял во внимание, что у Гулевского К.С. есть друзья, родственники и близкие - выходцы из Средней Азии, и ни к кому из них он не относился плохо. Считает, что по делу нужно было провести лингвистическую экспертизу, которая бы помогла установить, содержатся ли в высказываниях осужденных призывы к применению силы к лицам иной национальности. Автор жалобы считает неуместной ссылку суда на просмотр Егоровым В.Л. порно-видеоролика в качестве доказательства мотива преступления, поскольку данный просмотр производился спустя несколько месяцев после убийства.

Кроме того, адвокат Пашенко СВ. в апелляционной жалобе указывает, что суд неправомерно устранился от оценки проверки показаний Дмитриева М.А. на месте происшествия, которая была проведена следователем после того, как Дмитриев М.А. сообщил, что у него болит голова. Полагает, что при таких обстоятельствах следственное действие не должно было состояться.

По мнению автора жалобы, при вынесении приговора суд вышел за рамки обвинения. Так, согласно обвинению, в предварительный сговор осужденные вступили а трамвае в пути следования на стадион, а суд в приговоре указал, что в г. . В отличие от обвинения, суд не указал в приговоре данные о том, кто, когда, каким образом распределил роли между осужденными, считает, что судом не установлено время и место совершения преступления.

Кроме того, автор жалобы считает приговор несправедливым ввиду чрезмерной суровости назначенного наказания. По его мнению, смягчающие наказание обстоятельства суд учел лишь формально, не принял в должной мере во внимание конкретные обстоятельства дела и характер вреда, причиненного конкретными действиями Гулевского К.С. Считает, что возможно было признать обстоятельством, смягчающим наказание, молодой возраст осужденного.

Поскольку его подзащитный не виновен в убийстве потерпевшего просит отменить решение суда в части взыскания с него вреда.

В связи с изложенным Пащенко СВ. просит переквалифицировать действия его подзащитного на ч.2 ст. 116 УК РФ.

Осужденный Дмитриев М.А. в апелляционной жалобе указывает на то, что суд положил в основу приговора противоречивые показания Гулевского К.С, данные в ходе предварительного следствия, которые он не подтвердил на очной ставке с Егоровым В.Л. и отказался от них в судебном заседании. Просит принять во внимание, что он тоже отказался от своих первоначальных показаний.

Суд не принял во внимание показания Егорова В.Л., который изначально утверждал, что убийство он совершил единолично, а также то, что у него и Гулевского К.С. не было оружия, что свидетельствует об отсутствии умысла и сговора на убийство.

Автор жалобы указывает на то, что суд не дал оценки доказательствам, которые подтверждают позицию осужденных, высказанную в суде.

На основании изложенного просит переквалифицировать его действия на ч.2 ст. 116 УК РФ.

Государственный обвинитель Степанова Т.И. возражает против удовлетворения апелляционных жалоб и изменения приговора.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и дополнений к ним, возражения на жалобы, Судебная коллегия считает обжалуемый приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вывод суда о доказанности вины осужденных в совершении преступления соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, в том числе на показаниях очевидцев У Д и К свидетелей Х К З и других, письменных материалах дела, также показаниях Егорова В.Л., Дмитриева М.А. и Гулевского К.С, данных в ходе предварительного следствия.

Так Егоров В.Л. в качестве подозреваемого в ходе расследования дела показывал, что он, Дмитриев М.А. и Гулевский К.С, единые во взглядах на то, что необходимо устраивать силовые акции против иностранцев, предварительно договорившись, взяли с собой нож и избили (т.5 л.д.99- 105).

Согласно показаниям Дмитриева М.А., данным в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого и при проверке его показаний на месте происшествия, на почве национальной неприязни к иностранцам, представителям Средней Азии, он, Егоров В.Л. и Гулевский К.С, предварительно договорившись, избили представителя южной нации и нанесли ему ножевые удары (т.5 л.д.10-15, 16-28).

Гулевский К.С. в период следствия в ходе неоднократных допросов в качестве подозреваемого и обвиняемого, при проверке показаний на месте, в ходе очной ставки со свидетелями Холодовым И.С. и Коркиным В.А., с осужденным Егоровым В.Л. дал более детальные показания, чем Дмитриев М.А., и пояснил, что во время, когда он и Дмитриев М.А. пинали потерпевшего, не давая подняться с земли, Егоров В.Л. нанес ему два ножевых удара. Из его показаний следует, что о совершении убийства лица, не принадлежащего к русской нации, они договорились предварительно, определили роль каждого и в соответствии с договоренностью совершили преступление. Выбор жертвы был не случаен, поскольку они негативно относятся к выходцам из Средней Азии (т.5 л.д.232-239, 240-251, т.6 л.д.2-9,10-12, 18-22, 29-34, 41-47,60-63, 70- 73).

Свидетели Х и К со слов Гулевского К.С, пояснили, что Гулевский К.С. с другими националистами зарезал потерпевшего.

Из показаний свидетелей Д У и К следует, что молодые люди отыскали на улице парня нерусской национальности и принялись его избивать, сопровождая избиение криками «Россия для русских», «Сибирь для сибиряков». При этом пока двое молодых людей пинали потерпевшего, третий наклонился к нему и совершил ударные движения правой рукой.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть П наступила от двух колото-резаных ранений груди (т.4 л.д. 29-32).

В судебном заседании Б пояснил, что погибший приходится ему братом, по национальности.

Вышеприведенные показания осужденных суд объективно оценил как достоверные и правомерно положил в основу приговора, поскольку они, вопреки утверждениям стороны защиты, на протяжении предварительного следствия являются последовательными и непротиворечивыми, согласуются как между собой, так и с другими доказательствами.

Вопреки доводам адвокатов, другие показания осужденных также получили надлежащую оценку суда, как не соответствующие фактическим обстоятельствам, поскольку они не нашли своего подтверждения. Выводы суда в этой части подробно изложены в приговоре, и оснований не согласиться с ними не имеется.

Претензии стороны защиты относительно того, что суд придал иной смысл показаниям свидетеля Х противоречат материалам дела, поскольку их краткое изложение, приведенное в приговоре, соответствует содержанию протокола допроса свидетеля и протоколу судебного заседания.

В своей совокупности исследованные в суде доказательства являются достаточными для принятия окончательного решения по делу, на основании их, вопреки доводам жалоб, судом правильно, в соответствии с фактическими обстоятельствами установлены, место, время, способ совершения преступления, виновность осужденных и иные обстоятельства, предусмотренные ст. 73 УПК РФ, подлежащие доказыванию.

В соответствии с содеянным суд правильно квалифицировал действия Егорова В.Л., Дмитриева М.А. и Гулевского К.С. по п.п. «ж», «л» ч.2 ст. 105 УК РФ как убийство совершенное группой лиц по предварительному сговору, по мотиву национальной ненависти.

О том, что умысел всех троих осужденных был направлен на причинение смерти потерпевшему, свидетельствуют их показания, положенные в основу приговора, содержание предварительного сговора, в котором речь шла, именно, об убийстве, характер согласованных действий.

Доводы стороны защиты о том, что отсутствие оружия у Дмитриева М.А. и Гулевского К.С. является свидетельством отсутствия у них умысла на убийство, Судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку Дмитриев М.А. и Гулевский К.С. путем избиения, удерживая потерпевшего в лежачем положении, не позволяя ему убежать или оказать сопротивление, обеспечили беспрепятственное нанесение Егоровым В.Л. ножевых ранений в жизненно важные органы и достижение общей цели - смерти потерпевшего. При таких обстоятельствах суд правильно сделал вывод о том, что каждый из осужденных является исполнителем убийства.

Доводы апелляционных жалоб осужденных о недоказанности вмененного мотива убийства опровергаются исследованными доказательствами.

Факт посещения Егоровым В.Л. сайта, демонстрирующего насилие, применяемое к русским, в совокупности с другими доказательствами дает представление о взглядах осужденного, поэтому вопреки возражению стороны защиты, суд правомерно сослался на данное обстоятельство в приговоре, как на доказательство обоснованности предъявленного обвинения.

Из показаний осужденных, взятых судом за основу, показаний свидетелей П М П Х и П следует, что Егоров В.Л. испытывал неприязнь к выходцам из Республик Средней Азии, негативно высказывался о них, полагал необходимым «очистить от них территорию России, а П предлагал совершить еще одно убийство нерусского.

Не смотря на доводы жалоб, показания данных свидетелей обоснованно оценены судом как достоверные, поскольку мотива для оговора осужденных у них не имелось.

Из заключения эксперта следует, что запись на листе под названием «Государство Сибирское», сделанная Егровым В.Л., содержит негативную оценку представителей народов Кавказа (т.4 л.д.269-274).

Согласно показаний осужденных позицию Егорова В.Л. по национальному вопросу полностью разделяли и поддерживали Дмитриев М.А. и Гулевский К.С. Подтверждением тому, что при совершении преступления против П осужденные руководствовались, именно, мотивом национальной ненависти, являются показания очевидцев, из которых следует, что осужденные подыскали нерусского в качестве потерпевшего, и обнаружив такого, напали на него, выкрикивая фразы, показывающие свое превосходство над представителями иной нации.

Таким образом, вопреки утверждениям, содержащимся в апелляционных жалобах, принадлежность осужденных к национальности не воспрепятствовала проявлению ненависти осужденных к представителю Средней Азии, проживающему на территории России.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда о достаточности исследованных доказательств для подтверждения мотива преступления, в связи с чем, не усматривает необходимости в проведении лингвистической экспертизы с этой целью, о чем просит адвокат Пащенко СВ..

О наличии предварительного сговора на совершение убийства суд сделал вывод из показаний Егорова В.Л., Дмитриева М.А. и Гулевского К.С, взятых за основу, в целом из которых следует, что поддерживая Егорова в его взглядах, морально они были готовы к преступлению, поэтому, когда 26.01.2014 г. в трамвае по пути на стадион Егоров В.Л. продемонстрировал им нож и сказал, что сегодня будем колпашить нерусских Дмитриев М.А. и Гулевский К.С. поняли, что речь идет об убийстве, на что выразили свое согласие. Вопреки доводам адвоката Пащенко СВ., состояться данной договоренности не помешала небольшая продолжительность поездки.

При этом не только показания осужденных указывают на наличие квалифицирующего признака преступления «группой лиц по предварительному сговору», но и согласованность их действий, о которой пояснили очевидцы преступления.

Таким образом, Судебная коллегия юридическую оценку действий осужденных считает правильной и оснований для их переквалификации не усматривает.

Многочисленные доводы жалоб о наличии процессуальных нарушений при расследовании и рассмотрении дела не нашли своего подтверждения.

Все доказательства, изложенные в приговоре, отвечают требованиям допустимости, в том числе и протокол проверки показаний Дмитриева М.А. на месте происшествия.

Из данного протокола (т.5 л.д. 16-28) следует, что в присутствии адвоката и понятых Дмитриев М.А. сообщил, что головная боль не препятствует его участию в данном следственном действии и не ходатайствовал об отложении проверки. По итогам проверки показаний Дмитриев М.А. ознакомился с протоколом и заверил своей подписью правильность его содержания.

Вопреки утверждению адвоката Пащенко СВ. пределы судебного разбирательства соблюдены. Все представленные доказательства были исследованы и оценены судом, результаты такой оценки изложены в приговоре, а приговор суда соответствует требованиям ст. ст. 304-309 УПК РФ.

На основании заключений судебно-психиатрических экспертиз и адекватного поведения осужденных в период как предварительного, так и судебного следствия суд правильно сделал вывод о их вменяемости.

Наказание назначено осужденным в соответствии с требованиями закона, с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенного ими преступления, данных о личности осужденных, состояния их здоровья, обстоятельств, смягчающих наказание, влияния назначенного наказания на исправление осужденных, условия жизни их семей и по своему размеру не является чрезмерно суровым, поэтому апелляционная инстанция не находит оснований для его смягчения.

Суд не установил исключительных обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенного преступления, не нашел оснований для изменения категории, не усматривает их и Судебная коллегия.

Заявленный гражданский иск разрешен в соответствии с требованиями ст. ст. 151, 1101 ГК РФ, с учетом характера и степени нравственных страданий потерпевшего, требований разумности и справедливости, степени вины каждого причинителя вреда и имущественного положения сторон. Оснований для снижения взыскания вреда или отмены решения суда в этой части не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Иркутского областного суда 5 мая 2015 года в отношении Егорова В Л , Дмитриева М А , Гулевского К С оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных Егорова В.Л., Дмитриева М.А., адвокатов Лобастова В.Г., Рыжих Н.А. и Пащенко СВ. - без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 66-АПУ15-31

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 116. Побои
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 389.20. Решения, принимаемые судом апелляционной инстанции
УПК РФ Статья 389.28. Апелляционные приговор, определение и постановление

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх