Дело № 66-О07-104

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 12 февраля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Глазунова Лидия Ивановна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №66-О07-104

от 12 февраля 2008 года

 

председательствующего Глазуновой Л.И.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе осужденного Мершинина М.М. на приговор Иркутского областного суда от 26 июня 2007 года, которым

МЕРШИНИН [скрыто]М 1_

осуждён по ст. 105 ч.2 п. «ж,з» УК РФ к 11 годам лишения свободы, по ст. 166 ч.1 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ путем частичного сложения окончательно назначено 12 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По делу осуждён Гадальшин Е.Р., приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалован.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., выступление прокурора Щукиной Л.В., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная

коллегия,

 

установила:

 

Мершинин М.М. осуждён за убийство [скрыто] года рождения, группой лиц, из корыстных побуждений, и за угон транспортного средства без цели хищения.

Преступления совершены в ночь на 1 ноября 2006 года в дер. [скрыто] района [скрыто] области при обстоятельствах, изложенных в

приговоре.

В судебном заседании Мершинин свою вину в угоне автомашины признал полностью, а в убийстве потерпевшего - частично.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней он указывает, что доказательств его вины в убийстве потерпевшего в материалах дела не имеется, неправильно установлен мотив совершения преступления. Оспаривая обоснованность приговора, заявляет, что в основу приговора положены противоречивые показания Гадальшина, на изъятой с места преступления кочерге его отпечатков пальцев не обнаружено, показания Щ Щ, также

противоречивы. Утверждает, что от его удара не могла наступить смерть потерпевшего, поэтому он не должен нести уголовную ответственность за его убийство.

Кроме того, по его мнению, в период следствия было нарушено его право на защиту, он несвоевременно был ознакомлен с постановлениями о назначении судебно-медицинской экспертизы о причине смерти потерпевшего и о назначении в отношении него самого судебно-психиатрической экспертизы, в связи с чем он был лишен возможности поставить на разрешение экспертов дополнительные вопросы.

Наряду с этим считает, что постановление о привлечении в качестве обвиняемого составлено с нарушением закона, в нем не разграничены действия каждого в отношении потерпевшего.

Просит либо отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение, либо снизить наказание.

В возражениях государственный обвинитель Кирякова Е.В. считает приговор законным и обоснованным, просит оставить его без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Вина Мершинина М.М. в совершении преступлений при установленных судом обстоятельствах доказана и подтверждается следующими доказательствами.

Сам он не отрицал, что нанес потерпевшему один удар кочергой, вместе с тем утверждал, что от его удара не могла наступить смерть потерпевшего. При этом утверждал, что удар нанес не с целью избавиться от уплаты за проезд, а в ссоре.

Однако, допрошенный на предварительном следствии, рассказывая о мотиве преступления, он пояснял, что избили потерпевшего из-за того, чтобы не платить деньги за проезд, которых у них не было и при посадке в автомашину.

Эти показания осуждённого судом признаны достоверными, поскольку следственные действия с его участием проведены с соблюдением закона, кроме того, они подтверждаются другими доказательствами по делу.

Осужденный за это же преступление Гадалыпин в судебном заседании пояснил, что избивали потерпевшего они оба, Мершинин наносил удары металлической кочергой, а он - деревянной палкой.

Свидетель [скрыто] пояснил, что ночью 1 ноября 2006 года к ним

приехал двоюродный брат жены - Мершинин, который зашел в дом, взял кочергу и выскочил на улицу. Через несколько минут тот возвратился, сказал, что сильно ударил человека и вновь ушел. Выйдя на улицу, в ограде дома он увидел окровавленного мужчину, вызвал медицинских работников и милицию.

Его показания, вопреки утверждениям Мершинина, противоречий, влияющих на доказанность вины осужденных и их квалификацию, не содержат.

Аналогичные показания дала свидетель Б I Кроме того, она

дополнила, что после ухода Мершинина с кочергой, с улицы были слышны глухие удары.

Свидетель [скрыто] (фельдшер) пояснила, что ночью 1 ноября

2006 года к ней пришла [скрыто] и сказала, что в ограде их дома лежит

окровавленный человек. Придя к указанному месту, она обнаружила труп мужчины.

При осмотре места происшествия труп Климова с признаками насильственной смерти был обнаружен во дворе дома [скрыто] по ул.

[скрыто] деревни [скрыто] района. Недалеко от трупа

обнаружена деревянная доска с пятнами бурого цвета, похожими на кровь, а в нескольких метрах от забора обнаружена металлическая кочерга с

аналогичными пятнами. В 350 метрах от указанного дома обнаружена поврежденная машина, на которой под управлением Климова осужденные приехали в деревню.

Мершинин подтверждал, что металлической кочергой удары потерпевшему наносил он, а доской - Гадалыиин.

Такие же показания давал, как на предварительном следствии, так и судебном заседании, осужденный по делу Гадальшин.

На указанных предметах обнаружена кровь человека, происхождение которой от потерпевшего не исключается и исключается от обоих осужденных.

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть [скрыто] наступила от открытой черепно-мозговой травмы. В области головы и лица обнаружено более тридцати рвано-ушибленных ран. На одной из них обнаружены микрочастицы черного цвета каменистой плотности, похожие на уголь. Телесные повреждения в области головы возникли от многократного (не менее 30) воздействия тупого твердого предмета с ограниченной поверхностью соударения, имеющим ребро.

Выводы данного заключения подтверждают показания осужденных в той части, что оба наносили удары по голове потерпевшего, один из них -обломом деревянной доски, другой - кочергой.

Свидетель О I I пояснил, что ночью 1 ноября 2006 года ему

позвонил Мершинин и попросил забрать его из дер. [скрыто]. Он нанял такси и съездил за Мершининым. За проезд тот рассчитался телефоном [скрыто]».

Свидетель [скрыто] пояснил, что 1 ноября 2006 года по заявке он

забирал пассажиров из дер. [скрыто] и привез в [скрыто] За проезд они

рассчитались мобильным телефоном.

Мершинин и Гадальшин пояснили, что за проезд с водителем такси они рассчитались мобильным телефоном, который принадлежал потерпевшему

С учетом исследованных в судебном заседании доказательств суд обоснованно пришел к выводу, что Мершинин, не намереваясь рассчитываться за проезд, и, не имея для этого денежных средств, в группе с Гадалыпиным

совершил убийство [скрыто] и его действиям дал правильную юридическую

оценку.

Вывод суда в той части, что смерть потерпевшего наступила от совместных действий осужденных, в приговоре мотивирован и, по мнению судебной коллегии, является правильным.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по материалам дела не установлено.

Требования уголовно-процессуального закона при предъявлении обвинения каждому органами следствия соблюдены, (вопреки доводам кассационной жалобы) в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого указаны действия, совершенные каждым их них в отношении потерпевшего (т.З л.д.1-5, 18-22).

Не может согласиться судебная коллегия с доводами кассационной жалобы Мершинина и в той части, что приговор подлежит отмене в связи с тем, что он несвоевременно был ознакомлен с постановлениями о назначении судебно-медицинской и судебно-психиатрической экспертиз.

Как видно из материалов дела, Мершинин действительно был ознакомлен с указанными постановлениями после назначения экспертиз.

Однако, данное обстоятельство, по мнению судебной коллегии, не является основанием к отмене приговора, поскольку несвоевременное ознакомление с постановлениями о назначении экспертиз не лишало осужденного права заявлять ходатайства о внесении в них дополнительных вопросов, подлежащих разрешению, заявлять отводы экспертам и т.д.

Материалами дела установлено, что, ознакомившись с постановлениями о назначении экспертиз, Мершинин каких-либо ходатайств не заявил, не заявил он таковых и при ознакомлении с материалами дела.

При таких обстоятельствах считать, что в период следствия было нарушено право осужденного на защиту, оснований судебная коллегия не находит.

Вопрос о психическом состоянии Мершинина судом выяснялся, данных о том, что в момент совершения преступления он страдал психическим заболеванием или временным расстройством психической деятельности, которые не давали ему возможности руководить своими действиями и давать отчет им, не установлено.

Наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осужденного и смягчающих обстоятельств, оснований к его смягчению судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 26 июня 2007 года в отношении МЕРШИНИНА [скрыто] м( [скрыто] оставить без изменения,

а его кассационную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:

Статьи законов по Делу № 66-О07-104

УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх