Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 (906) 068-4949
онлайн
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 9
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: +7 905 942-69-48


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 66-О07-51

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 20 ноября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Глазунова Лидия Ивановна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №66-О07-51

от 20 ноября 2007 года

 

председательствующего Глазуновой Л.И.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Лебедева А.Н., Хомяк Р.И. и Дмитриченко Е.С., адвокатов Рукосуевой Т.А. и Коваленко А.Н., потерпевшей [скрыто] на приговор Иркутского областного суда от 6 марта 2007 года, которым

ЛЕБЕДЕВ [скрыто]

осужден по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ к 9 годам лишения свободы,

по ст. 105 ч.2 п. «ж,з» УК РФ - к 11 годам лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ окончательно назначено 12 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

ДМИТРИЧЕНКО [скрыто]

осужден по ст. 105 ч.2 п. «ж,з» УК РФ к 7 годам лишения свободы, по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ - к 5 годам лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ окончательно назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

осужден по ст. 105 ч.2 п. «ж,з» УК РФ к 6 годам лишения свободы, по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ - 5 годам лишения свободы.

На основании ст.69 ч.З УК РФ окончательно назначено 6 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., выступление осужденного Дмитриченко Е.С., поддержавшего доводы кассационных жалоб и просившего отменить приговор в части осуждения по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ и снизить наказание, возражения прокурора Филипповой Е.С., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

_Лебедев, Дмитриченко и Хомяк осуждены за убийство М I I

группой лиц, сопряженное с разбоем, и за разбойное

нападение с целью завладения его имуществом, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

_Преступления совершены в ночь на 21 апреля 2006 года [скрыто]

[скрыто] при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании Лебедев и Хомяк свою вину признали частично, Дмитриченко - полностью.

В кассационных жалобах:

Адвокат Рукосуева Т.А. в защиту интересов осужденного Дмитриченко Е.С. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Основанием к этому указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, действиям ее

подзащитного дана неправильная юридическая оценка, а наказание назначено без учета всех смягчающих обстоятельств.

Как полагает адвокат, действия Дмитриченко неправильно квалифицированы по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ, поскольку доказательств, подтверждающих вывод суда в этой части, в материалах дела не имеется.

В судебном заседании установлено, что драка между осужденными и потерпевшим возникла на почве неприязненных отношений. Потерпевший сам предложил в знак примирения взять у него [скрыто] руб. Однако в связи с тем, что денег в доме не оказалось, он предложил осужденным взять его музыкальный центр и продать, на что те согласились.

Впоследствии, как считает адвокат, насилие к потерпевшему применялось не с целью завладения его имуществом (оно уже было у них), и не с целью его удержания (на него потерпевший не претендовал), поэтому осуждение Дмитриченко за разбойное нападение считает необоснованным. Наряду с этим и осуждение по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ подлежит исключению из приговора.

При назначении наказания, по мнению адвоката, судом не учтено, что инициатором убийства МИ I явился Лебедев, который взял в квартире нож и в подъезде дома передал его Дмитриченко. Кроме того, ее подзащитный воспитывался в неполной семье, у него мать - инвалид 3 группы, он впервые привлекается к уголовной ответственности, обучался в РОСТО. Считает, что при наличии таких данных наказание ему назначено чрезмерно суровое.

Аналогичные доводы содержатся в кассационной жалобе осужденного Дмитриченко Е.С.

Адвокат Коваленко А.Н. в защиту интересов осужденного Лебедева А.Н. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Основанием к этому указано, что суд необоснованно признал достоверным заключение судебно-медицинского эксперта о причине смерти потерпевшего в качестве доказательства вины осужденных, поскольку выводы данного заключения противоречат исследованным в суде доказательствам (приводит основания, по которым считает данное заключение не соответствующим обстоятельствам дела).

Кроме того, адвокат считает, что судом необоснованно показания свидетелей [скрыто], [скрыто] и [скрыто] приняты за основу, поскольку

эти лица являются близкими родственниками осужденного Дмитриченко, именно его показания судом признаны достоверными.

Оспаривая данный вывод суда, адвокат указывает, что ссора с потерпевшим, переросшая в драку, возникла по инициативе Дмитриченко, и что предыдущее поведение Дмитриченко свидетельствует о его склонности к выяснению отношений с помощью ножа.

Находит неверным адвокат и вывод суда о квалификации действий осужденного по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ. М ) сам предложил

осужденным сначала деньги, а затем - музыкальный центр. После этого он не претендовал на данное имущество, а у осужденных имелась реальная возможность распорядиться им. При таких обстоятельствах, по мнению адвоката, о разбойном нападении «не может идти речи».

Осужденный Лебедев А.Н. просит об отмене приговора, находя его постановленным с нарушением требований ст.305 УПК РФ.

Он указывает, что судебное следствие проведено с обвинительным уклоном, в основу приговора положены сомнительные доказательства, показания Дмитриченко не только не подтверждаются другими доказательствами, но и противоречат им (ссылается на заключение судебно-медицинской экспертизы о причине смерти потерпевшего, показания свидетелей П [скрыто] и [скрыто].

Кроме того, не соглашаясь с выводом суда об отсутствии у Дмитриченко оснований оговаривать его, он ссылается на то, что между ними сложились неприязненные отношения, однажды переросшие в драку, в процессе которой Дмитриченко порезал его ножом.

Оспаривая обоснованность осуждения по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ, он указывает, что потерпевший сам отдал им музыкальный центр. Данный центр присвоил Дмитриченко, ему же он не был нужен.

В дополнениях к кассационной жалобе он еще раз обращает внимание на его доводы в той части, что Дмитриченко дает неправдивые показания, «мстит» ему из-за девушки.

Осужденный Хомяк Р.И. просит отменить приговор и дело прекратить, заявляя, что к совершению преступлений в отношении потерпевшего не причастен.

Считает, что показания Дмитриченко не подтверждаются другими доказательствами по делу и противоречат выводам судебно-медицинской экспертизы о наличии, локализации и степени тяжести телесных повреждений у

потерпевшего. Он не удерживал потерпевшего и не закрывал ему рот. Он явился лишь очевидцем совершения преступления.

По его мнению, Дмитриченко отомстил

за нанесенные ранее

ему обиды и унижения и всю вину в этом «свалил» на них.

Что же касается осуждения за разбойное нападение, то вывод суда в этой части, как он считает, не соответствует фактическим обстоятельствам дела, поскольку потерпевший сам отдал им и деньги, и музыкальный центр.

Потерпевшая [скрыто] I просит об отмене приговора в отношении всех осужденных из-за мягкости назначенного наказания.

Кроме того, она указывает, что не все свидетели стороны обвинения были допрошены, и не все обстоятельства совершения преступления были установлены. Считает, что осужденные за совершение «спланированного, группового и жестокого убийства» заслуживают более строгого наказания.

В дополнениях к кассационной жалобе она указывает, что суд при назначении наказания необоснованно признал в качестве смягчающего обстоятельства - явку с повинной. Она указывает, что осужденные были задержаны под «тяжестью» собранных улик, в суде они отказались от своих показаний и стали отрицать свою причастность к преступлению. При таких обстоятельствах, по ее мнению, осужденные пытаются уйти от ответственности за содеянное, и явки с повинной нельзя признавать таковыми.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Валиулин В.М., подробно остановившись на доказательствах, исследованных в судебном заседании, считает, что вина осужденных в совершении инкриминируемых им деяний доказана, действия квалифицированы правильно, наказание соответствует тяжести содеянного каждым и данным о личности каждого осужденного, просит приговор оставить без изменения.

_ Возражая против доводов кассационной жалобы потерпевшей [скрыто]

[скрыто], он указывает, что предварительное и судебное следствие проведено с достаточной полнотой, чтобы сделать вывод о виновности осужденных. Наказание им назначено с соблюдением требований закона и не является чрезмерно мягким. Просит жалобу оставить без удовлетворения.

Об оставлении доводов жалоб осужденных и адвокатов без удовлетворения просит потерпевшая [скрыто] Наряду с этим она указывает, что приговор в отношении осужденных является несправедливым вследствие чрезмерной мягкости. В одних из возражений на кассационную жалобу осужденного Дмитриченко она просить оставить приговор без изменения.

Ознакомившись с кассационной жалобой потерпевшей [скрыто], осужденный Лебедев находит доводы жалобы о неполноте предварительного следствия несостоятельными, утверждает, что в материалах дела отсутствуют данные о том, что потерпевшему причинялись телесные повреждения шилом и другими предметами. Отрицая свою причастность к лишению жизни потерпевшего, считает, что о мягкости назначенного наказания «не может быть и речи».

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия оснований к их удовлетворению не усматривает.

Как видно из материалов уголовного дела, мотив и обстоятельства совершения преступления органами следствия установлены из показаний осужденных, данных в период расследования дела.

Лебедев, допрошенный в качестве подозреваемого, пояснял, что стали избивать в процессе возникшей ссоры. Удары наносили все трое. Били по лицу и по голове. Потерпевший просил не бить его и предложил за это сначала деньги, а затем - музыкальный центр.

Именно из показаний Лебедева установлено, что он взял на кухне два ножа, один из которых передал Дмитриченко, а второй оставил себе.

Из его показаний установлено, что он угрожал Д/1

ножом в

случае, если он кому-то расскажет о совершенных в отношении него действиях.

Из его показаний установлено, что он, демонстрируя нож, сказал потерпевшему, что если тот не найдет денег на спиртное, что «будет хуже», и что после этих угроз [скрыто] убежал в подъезд дома. После того, как они его

догнали, сбили с ног, и стали избивать, нанося удары ногами. Дмитриченко, забрав у него нож, стал наносить удары ножом по голове и шее Ь/Щ Щ, а Хомяк при этом зажимал ему рот.

Аналогичные показания давал Дмитриченко. Наряду с этим Дмитриченко пояснял, что удары ножом по голове потерпевшего они с Лебедевым наносили поочередно.

Хомяк давал такие же показания (однако, он пояснял, что не видел, наносил ли Лебедев удары ножом потерпевшему, поскольку сначала находился на улице, охраняя музыкальный центр), дополнив, что именно Лебедев говорил им с Дмитриченко, что «мы завалим М Щ», что именно Лебедев

предлагал «резать» потерпевшего, в связи с чем тот испугался и предложил забрать музыкальный центр, а впоследствии пытался убежать, но они его догнали.

Из протоколов допроса указанных лиц видно, что все они были допрошены в присутствии адвокатов, протокол допроса Хомяка был составлен 16 мая 2006 года, а Лебедева и Дмитриченко - 17 мая 2006 года, Лебедев и Дмитриченко допрашивались в одно время разными лицами (тЛ л.д.150, 198)

Свои показания каждый из них подтвердил при допросе в качестве обвиняемого, а Дмитриченко, кроме того, при проверке их на месте и в судебном заседании.

Эти показания осужденных судом признаны достоверными, поскольку нашли свое подтверждение при проверке других материалов дела.

Данные, зафиксированные в протоколах допроса указанных лиц, позволили суду первой инстанции прийти к выводу, что потерпевший вопреки своей воле передал осужденным сначала деньги, а затем музыкальный центр. В целях сохранения этого имущества и оставления его в своем распоряжении, осужденные применили в отношении потерпевшего насилие, опасное для жизни и здоровья, причинив телесные повреждения, от которых он скончался на месте.

Этот вывод суда подтверждается исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Труп потерпевшего с признаками насильственной смерти был обнаружен на лестничном пролете между первым и вторым этажами дома [скрыто]

Согласно выводам судебно-медицинского эксперта смерть [скрыто] наступила от закрытой черепно-мозговой травмы и колото-резаного ранения шеи с повреждением органов шеи. Кроме того, у потерпевшего обнаружено множество (более 50) колото-резаных ранения в области головы, шеи, кистей рук, а также кровоподтеки на левой кисти и подвздошной кости.

Выводы судебно-медицинского эксперта, вопреки доводам кассационных жалоб, соответствуют показаниям осужденных о локализации телесных повреждений и механизме их образования, в том числе и в той части, что все они наносили удары по голове и лицу потерпевшего.

Из показаний потерпевшей жЩ [скрыто] установлено, что [скрыто] приходится ей племянником, он проживал в квартире один, в числе другого имущества имел музыкальный центр [скрыто]», которого после убийства в квартире не оказалось.

Указанный музыкальный центр был обнаружен в доме родственников Дмитриченко.

Свидетель [скрыто] пояснила, что от Хомяка ей стало известно о том, что он совместно с Дмитриченко и Лебедевым убили [скрыто] в подъезде

дома.

Из показаний свидетеля [скрыто] ~

оглашенных в соответствии со

ст.281 УПК РФ, установлено, что рано утром 21 апреля 2006 года из подъезда дома услышала удары, стоны и мужские разговоры криминального содержания. Позвонив в милицию, подошла к окну и увидела, что из подъезда убегают двое парней. Прибывшими сотрудниками милиции на площадке между этажами был обнаружен труп

Свидетели [скрыто] и [скрыто] (мать и сестра осужденного)

пояснили, что об обстоятельствах убийства [скрыто] они узнали от Дмитриченко, который рассказал о своих действиях в отношении потерпевшего, и действиях Лебедева и Хомяка.

Свидетель [скрыто] пояснил, что от Лебедева он узнал об убийстве При этом Лебедев пояснил, что он тоже резал потерпевшего ножом.

Признавая показания Дмитриченко достоверными, суд, выяснив взаимоотношения между осужденными, пришел к выводу, что оснований у Дмитриченко оговаривать Лебедева и Хомяка не имелось.

Этот вывод суда в приговоре мотивирован, и, по мнению судебной коллегии, является правильным.

Соглашаясь с выводом суда о доказанности вины осужденных в совершении инкриминируемых им деяний и правильности квалификации их действий, судебная коллегия находит и назначенное наказание соразмерным характеру и степени общественной опасности совершенного преступления и данным о личности каждого осужденного.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы потерпевшей жЩ [скрыто] в той части, что судом необоснованно явки с повинной признаны в качестве смягчающих обстоятельств и наказание осужденным назначено чрезмерно мягкое.

Как видно из материалов дела, осужденные, будучи задержанными по подозрению в совершении данного преступления, написали «чистосердечные признания» и изложили мотив и обстоятельства совершения преступления, которые еще не были известны правоохранительным органам.

Статьи законов по Делу № 66-О07-51

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 305. Описательно-мотивировочная часть оправдательного приговора

Производство по делу

Загрузка
Наверх