Дело № 66-О07-66

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 28 ноября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №66-О07-66

от 28 ноября 2007 года

 

председательствующего Кудрявцевой Е.П.,

рассмотрела в судебном заседании от 28 ноября 2007 года кассационные жалобы осужденных Борисова O.A., Шевченко Д.А. и адвоката Денчик Ю.В. на приговор Иркутского областного суда от 12 марта 2007 года , которым

осужден по ст. 105 ч.2 п. «з» УК РФ к лишению свободы сроком на 16 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;

Шевченко [скрыто]А I

осужден по ст.ст. 33 ч.5 и 105 ч.2 п. «з» УК РФ к лишению свободы сроком на 8 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осуждены: Кузьмин A.A., Бирюков А.И., Курилин A.A., Шмаков В.М., Смагин В.В., Калентьев A.C., Котов Д.А. - кассационные жалобы в отношении которых не поданы.

В приговоре содержатся решения по предъявленным гражданским искам, о вещественных доказательствах, о судебных издержках и о мере пресечения в отношении осужденных.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., изложившего содержание приговора, доводы кассационных жалоб и возражений на них, объяснения осужденных Борисова O.A. и Шевченко Д.А., участвовавших в заседании суда кассационной инстанции путем использования системы видеоконференц-связи и просивших: Борисов - об отмене приговора, а Шевченко - об изменении приговора и смягчении наказания, выступление адвоката Реброва Н.И. в защиту Борисова O.A., выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Модестовой A.A., возражавшей против доводов кассационных жалоб и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

из корыстных побуж-

Борисов O.A. осужден за убийство дений, а Шевченко Д.А. осужден за пособничество Борисову O.A. в убийстве [скрыто] из корыстных побуждений.

Судом установлено, что преступление совершено 17 сентября 1998 года при обстоятельствах, указанных в приговоре.

Осужденный Борисов O.A. в кассационной жалобе и дополнениях к ней выражает свое несогласие с приговором суда, утверждая, что: уголовное дело в отношении него сфабриковано следователями 1Щ i I., [скрыто]

государственным обвинителем Любимовой О.В., замес-

тителем председателя

областного суда Поповым И.М. и председательствующим по делу судьей Крапивиным Н.М.; протокол судебного заседания сфальсифицирован; документы об уведомлении о явке в суд СГ

зания

являются фиктивными;

за подписью начальника УВД судом не приняты во внимание пока- которые,

как считает осужденный, подтверждают его алиби; судом необоснованно признаны достоверными противоречивые показания свидетеля СИ ; осуж-

денный обращает внимание на имеющиеся в деле протоколы осмотра места происшествия с участием Курилина, Шевченко и схемы к ним, утверждая, что эти протоколы сфальсифицированы органами следствия и не соответствуют фактическим обстоятельствам, которые имели место при проведении данных следственных действий; содержащийся на л.д.81 т.6 документ (план-схема к дополнительному осмотру места происшествия с участием подозреваемого Курилина), как утверждает осужденный Борисов, появилась в деле после выполнения следователем требований статьи 217 УПК РФ, а протокол опознания трупа потерпевшего родственниками не был приобщен к материалам уголовного дела; данные протоколы, а также явки с повинной Курилина и Бирюкова осужденный считает недопустимыми доказательствами; по его мнению, выводы суда о причинах смерти потерпевшего основаны на заключении судебно-медицинской экспертизы, которое носит вероятностный характер, поэтому не может быть положено в основу приговора; заявленные им (Борисовым) отводы судье, как считает осужденный, необоснованно были отклонены; Борисов пола-

гает, что председательствующий по делу судья при рассмотрении дела проявил предвзятость, необъективность и личную заинтересованность в исходе дела, нарушил принцип состязательности сторон; судьей необоснованно оставлены без удовлетворения ходатайства его (Борисова) и защитника о вызове в суд свидетелей защиты, о которых указывается в кассационной жалобе, а также ходатайства о недопустимости доказательств; утверждает, что в ходе судебного следствия ему был «принудительно навязан» адвокат Сотникова Т.П., позиция защиты которой не совпадала с его позицией, а сам он (Борисов) незаконно был удален из зала судебного заседания до прений сторон, в результате чего было нарушено его право на участие в судебном заседании и право на защиту; выводы суда в приговоре основаны на показаниях обвиняемых Курилина, Ка-лентьева, Бирюкова, Шевченко - которые, как считает осужденный, оговорили его; показания родственников потерпевшего: [скрыто] и с( [скрыто], по мнению осужденного, являются противоречивыми, на что судом не обращено внимание; судья необоснованно отказал в допросе дополнительного свидетеля защиты [скрыто] (матери осужденного), которая могла бы

подтвердить его доводы об оговоре; судья безосновательно отказал в ходатайстве стороны защиты о вызове в суд следователя [скрыто] для ее допроса и выяснения обстоятельствах, связанных с собиранием доказательств по делу. В связи с изложенным осужденный делает вывод, что судом в ходе судебного разбирательства дела были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения и ограничения его прав повлияли на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора. В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Борисов O.A. подробно анализирует исследованные в судебном заседании доказательства, приводит доводы о фальсификации уголовного дела следователями, прокурором и председательствующим по делу судьей; заявляет о недоказанности его вины в инкриминированном ему преступлении, а также о несоответствии выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Адвокат Денчик Ю.В. в защиту осужденного Шевченко Д.А. в кассационной жалобе просит об изменении приговора и о смягчении назначенного Шевченко Д.А. наказания до условного осуждения. По мнению адвоката, назначенное Шевченко наказание является чрезмерно суровым; судом в приговоре лишь перечислены смягчающие наказание Шевченко обстоятельства, но фактически не учтены. Назначив минимальное наказание, суд в приговоре не указал мотивов, по которым счел невозможным назначение осужденному Шевченко более мягкого вида наказания, чем лишение свободы. Адвокат в жалобе обращает внимание на положительную характеристику личности осужденного Шевченко, его семейное положение и полагает, что при наличии смягчающих и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств у суда имелись все основания для назначения осужденному наказания с применением правил ст.73 УК РФ.

Осужденный Шевченко Д.А. в кассационной жалобе просит приговор изменить и назначить ему любой другой вид наказания, не связанный с лишением свободы. Он считает, что приговор суда является несправедливым вследствие чрезмерной суровости наказания. Просит обратить внимание на то, что

оказал существенную помощь следствию, чистосердечно раскаялся в содеянном, частично возместил ущерб потерпевшей, за все время судебного разбирательства дела не совершил ни одного правонарушения, положительно характеризуется, создал семью, на иждивении у него находятся дети, беременная жена и дед; сам он страдает рядом хронических заболеваний. В дополнениях к кассационной жалобе осужденный указывает на неточности, которые по его мнению, содержатся в протоколе судебного заседания; утверждает, что в связи со своим болезненным состоянием не мог правильно воспринимать все, что происходило в судебном заседании; на предварительном следствии при задержании и при допросах в качестве подозреваемого ему не были разъяснены процессуальные права и положения ст.51 Конституции РФ, а также не обеспечено право пользоваться помощью адвоката; суть подозрения ему не разъяснялась, а перед его первым допросом «состоялся основательный разговор с оперативными работниками», после чего «была отредактирована версия следствия». Утверждает, что оговорил себя на предварительном следствии под давлением следователя, а суде - в результате угроз государственного обвинителя, первоначальные пока-

зания дал под диктовку следователя [скрыто], которая «подгоняла» эти показания под нужные ей материалы уголовного дела и сфабриковала уголовное дело; считает, что суд рассмотрел дело односторонне и предвзято, неполно исследовал данные о его (Шевченко) личности, в частности, о наличии у него ряда заболеваний, связанных с полученной черепно-мозговой травмой; суд допустил утерю документов, в том числе его медицинской карты; судья не принял во внимание его (Шевченко) показаний и показаний осужденного Калентьева A.C., данных ими в судебном заседании о том, что между ними не было сговора на убийство потерпевшего; утверждает, что они лишь «стали невольными свидетелями убийства» потерпевшего; указывает, что суд безосновательно отклонил ходатайства стороны защиты о вызове следователя для допроса в качестве свидетеля и о проведении комплексной медицинской экспертизы для выяснения характера его (Шевченко) заболеваний. В последнем дополнении к кассационной жалобе осужденный Шевченко просит приговор отменить с направлением дела на новое судебное разбирательство.

Осужденным Бирюковым поданы возражения на кассационную жалобу

осужденного Борисова, а потерпевшей 3 Ii - возражения на кассацион-

ные жалобы осужденных Борисова и Шевченко.

Проверив уголовное дело и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований для их удовлетворения.

Вывод суда о виновности Борисова O.A. и Шевченко Д.А. в инкриминированном им преступлении основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, содержание которых достаточно подробно изложено в приговоре.

Доводы жалобы осужденного Борисова O.A. о том, что уголовное дело в отношении него сфабриковано следователями [скрыто], В

I, [скрыто] ¦, государственным обвинителем Любимовой О.В., замес-

тителем! [скрыто] областного суда Поповым И.М. и судьей Крапивиным

Н.М. (по распоряжению которого, как он считает, были заменены на подлож-

ные постановления должностных лиц I I областной прокуратуры), а

также доводы осужденного Шевченко Д.А. о том, что уголовное дело в отношении него сфабриковано следователем тЩ Щ, а судьей рассмотрено предвзято и необъективно - неосновательны, поскольку таких обстоятельств из материалов уголовного дела не усматривается.

Все доводы Борисова O.A. о фальсификации органами следствия уголовного дела и о подложности следственных документов, в том числе и постановления об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и о возбуждении уголовного дела от 6 января 2000 года, - были тщательно проверены судом первой инстанции (в связи с чем вынесено отдельное постановление судьи, содержащееся в т.32 на л.д. 5-9) и не нашли своего подтверждения.

Безосновательны также доводы жалобы осужденного Борисова о фальсификации материалов уголовного государственным обвинителем, председательствующим по делу судьей, заместителем председателя [скрыто] областного суда и начальником [скрыто]. Каких-либо документально подтвержденных сведений, которые бы позволили прийти к выводу о фальсификации уголовного дела указанными лицами, осужденным Борисовым суду кассационной инстанции не представлено.

Сама по себе копия так называемого «протокола опроса свидетеля [скрыто] П», приложенная к кассационной жалобе Борисова O.A., не может

быть принята во внимание, поскольку этот опрос проведен адвокатом Ивановым П.А. после вынесения приговора и вне процедуры судебного разбирательства, предусмотренной уголовно-процессуальным законом.

Из протокола ознакомления с материалами уголовного дела следует, что обвиняемый Борисов и его защитник при выполнении следователем требований ст.217 УПК РФ с материалами уголовного дела (в том числе и с листом 81 в томе 6, на что акцентируется внимание в кассационной жалобе) ознакомились в полном объеме. При этом заявлений и ходатайств от них не последовало, о чем имеются соответствующие записи в протоколе, выполненные самим Борисовым и его защитником (т. 19 л.д. 137-144).

Доводы осужденного Борисова о том, что другие осужденные по данному делу лица в период следствия оговорили его, - неосновательны, поскольку каких-либо причин для его оговора судом не установлено. Кроме того, осужденные, на показания которых сослался суд в приговоре как на доказательства вины Борисова, не только изобличали Борисова в совершении данного преступления (убийства [скрыто]), но рассказывали и о своей роли в нем.

Всем исследованным в судебном заседании доказательствам (в том числе и тем, на которые ссылается осужденный Борисов в своей кассационной жалобе) в приговоре суда дана надлежащая оценка, оснований не согласиться с которой у судебной коллегии не имеется.

Ходатайства о недопустимости доказательств, заявленные стороной защиты Борисова O.A., судом были рассмотрены в процессе разбирательства дела и обоснованно отклонены мотивированными постановлениями (т.30 л.д. 153160, 171-184).

Данные решения суда первой инстанции законны и обоснованны.

Доказательства вины осужденных Борисова и Шевченко, приведенные в приговоре, являются допустимыми, поскольку получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Доводы жалоб осужденных Борисова и Шевченко о том, что судом приняты во внимание лишь доказательства стороны обвинения и оставлены без внимания их показания, данные в судебном заседании, а также показания свидетелей стороны защиты (о которых указывается в кассационных жалобах) -неосновательны, поскольку, как видно из приговора, судом дана надлежащая оценка всем исследованным в судебном заседании доказательствам, представленным как стороной обвинения, так и стороной защиты. Показания осужденных, данные ими в судебном заседании, в приговоре отражены и им также дана надлежащая оценка наряду с другими доказательствами по делу.

Доводы осужденного Борисова о том, что в основу приговора положено заключение судебно-медицинской экспертизы трупа потерпевшего, выводы которой носят предположительный характер, - несостоятельны, поскольку заключение экспертизы явилось лишь одним из доказательств, оцененных судом в совокупности и явившихся достаточными для правильного разрешения уголовного дела. Поскольку указанное заключение судебно-медицинской экспертизы получено в соответствии с уголовно-процессуальным законом и отвечает требованиям относимости, допустимости и достоверности доказательств, то оно обоснованно принято во внимание судом наряду с другими доказательствами по делу.

Данное заключение экспертизы не противоречит другим доказательствам по делу.

Не противоречат выводам экспертизы, а также исследованным судом доказательствам и показания допрошенного в судебном заседании судебно-медицинского эксперта [скрыто], на которого ссылается осужденный Борисов в своей жалобе.

Доводы Борисова о наличии у него алиби судом первой инстанции тщательно проверялись и обоснованно отвергнуты в приговоре со ссылкой на доказательства, опровергающие эти доводы.

Вопреки доводам кассационных жалоб осужденных Борисова и Шевченко, уголовное дело рассмотрено судом всесторонне, объективно и с соблюдением принципа состязательности сторон.

Все ходатайства стороны защиты, в том числе и о вызове в суд свидетелей (в частности, свидетеля [скрыто], следователя [скрыто]), председательствующим судьей ставились на обсуждение сторон и по ним принимались законные и мотивированные решения (т.41 л.д. 98-100, т. 39 л.д. 152-153), содержание которых свидетельствует о том, что принципы состязательности сторон и беспристрастности суда нарушены не были.

Многочисленные заявления Борисова O.A. об отводах председательствующего по делу судьи Крапивина Н.М. были рассмотрены в установленном законом порядке и обоснованно отклонены мотивированными постановлениями судьи (т.31 л.д. 2-5, 22-30, 31-36, 55-60, 61-64, 65-68, 69-72, 73-77, 93-96).

Поскольку оснований для отвода судьи, предусмотренных ст.ст. 61, 63 УПК РФ, из материалов уголовного дела не усматривается, то доводы жалобы осужденного Борисова O.A. о незаконном участии судьи в рассмотрении уголовного дела - необоснованны.

Доводы жалобы осужденного Борисова о том, что в ходе судебного следствия в июне-июле 2006 года ему был «принудительно навязан» адвокат Сот-никова Т.П. - не основаны на материалах уголовного дела.

Как видно из протокола судебного заседания, адвокат Иванов П.И., осуществлявший защиту Борисова O.A., многократно не являлся в судебные заседания, ссылаясь на свое болезненное состояние, в связи с чем судебное разбирательство откладывалось. В очередной раз он не явился в судебное заседание 3 июля 2006 года, сообщив по телефону, что болен и просил отложить судебное разбирательство на срок до недели (т.38 л.д.5). Поскольку стало очевидным, что адвокат Иванов в течение 5 суток не сможет принять участие в судебном разбирательстве дела, то судья в соответствии с ч.З ст.50 УПК РФ предложил подсудимому Борисову назвать фамилию другого адвоката, которого тот хотел бы пригласить в судебное заседание. Однако Борисов отказался это сделать, заявив, что фамилию другого адвоката он назвать не может. В связи с тем, что подсудимый Борисов не приглашал другого защитника и не ходатайствовал о его назначении, то председательствующий судья, руководствуясь указанной нормой уголовно-процессуального закона, обоснованно принял решение о назначении Борисову другого защитника - адвоката Сотниковой Т.П.

Последующие заявления Борисова об отказе от защитника Сотниковой Т.П. судом обосновано не принимались (т.26 л.д. 41-43, 44-47, 58-63), поскольку, как было отмечено, Борисов обвинялся в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы свыше пятнадцати лет или пожизненное лишение свободы, что в соответствии с п.5 ч.1 ст.51 УПК РФ является основанием для обязательного участия защитника. Согласно ст.52 ч.2 УПК РФ отказ от защитника не обязателен для суда. Каких-либо обстоятельств, исключающих участие в производстве по данному уголовному делу защитника Сотниковой Т.П., судом установлено не было.

Кроме того, как видно из протокола судебного заседания, адвокат Иванов П.И. после выздоровления, 13 июля 2006 г., принял участие в деле и был допущен судом в качестве второго защитника Борисова.

Из протокола судебного заседания видно, что позиция защиты адвоката Сотниковой не противоречила позиции защиты, избранной самим осужденным Борисовым.

Таким образом право на защиту Борисова O.A. нарушено не было.

Не основаны на материалах дела доводы жалобы осужденного Борисова и о том, что он безосновательно был удален из зала судебного заседания.

Как видно из протокола судебного заседания, Борисов O.A. неоднократно нарушал порядок в судебном заседании, в связи с чем со стороны председательствующего ему каждый раз делались замечания и разъяснялись последствия такого поведения.

6 июля 2006 года Борисов O.A. вновь допустил нарушения порядка в судебном заседании, не реагировал на замечания председательствующего и не подчинялся ему, в связи с чем председательствующим обоснованно, в соответствии с ч.З ст.258 УПК РФ, было принято решение об удалении подсудимого Борисова O.A. из зала судебного заседания до окончания прений сторон (т.38 л.д.61). 9 октября 2006 г. по ходатайству защитника подсудимого Иванова П.А. председательствующим было принято решение о возвращении в зал судебного заседания Борисова O.A. (т.40 л.д. 152), которому была предоставлена возможность участвовать в судебном заседании, в прениях сторон, а также выступить с последним словом.

Неосновательны доводы жалоб осужденных Борисова O.A. и Шевченко Д.А. о несоответствии протокола судебного заседания требованиям уголовно-процессуального закона и об искажении содержащихся в нем сведений.

Как следует из материалов уголовного дела, замечания осужденных Борисова и Шевченко на протокол судебного заседания председательствующим судьей были рассмотрены в соответствии со ст.260 УПК РФ и отклонены мотивированными постановлениями (т.47 л.д. 194, 302-306).

Протокол судебного заседания отвечает требованиям ст.259 УПК РФ.

Доводы осужденного Шевченко о том, что он в силу своего состояния здоровья не мог правильно воспринимать все происходившее в судебном заседании, а также о том, что судом: неполно установлены данные о его личности и состоянии здоровья, не были истребованы медицинские документы для проведения экспертизы на предмет его психического состояния здоровья - неосновательны, поскольку в материалах уголовного дела имеется достаточное количество документов, характеризующих личность осужденного, а также содержащих сведения о его семейном положении и о состоянии здоровья.

По ходатайству адвоката Иванова П.А. и государственного обвинителя судом в отношении Шевченко Д.А. была назначена и проведена амбулаторная психолого-психиатрическая экспертиза, согласно выводам которой Шевченко хроническим психическим расстройством, слабоумием, временным психическим расстройством, а также иным болезненным расстройством психики не страдает и ранее не страдал. Он может осознавать фактический характер своих действий и руководить ими. В период времени, относящийся к инкриминируемым ему деяниям, он также не обнаруживал признаков какого-либо временного психического расстройства, и в тот период времени мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В момент инкриминируемых деяний он не находился в состоянии физиологического аффекта. По своему психическому состоянию в момент обследования экспертами он также мог осознавать фактический характер своих действий и руководить ими. В применении принудительных мер медицинского характера он не нуждается. Он мог правильно воспринимать и оценивать события и факты, имеющие значение по делу, и мог давать о них показания как в ходе следствия по делу, так и в судебном разбирательстве (т.33 л.д. 87-92).

При этом, как видно из заключения комиссионной экспертизы

врачи-психиатры и психолог исследовали не только материалы уголовного де-

ла, но и медицинские документы (историю болезни, карты стационарного больного, карты травматика, карту периодического медицинского осмотра поликлиники [скрыто]») - что также опровергает доводы осужденного о недостаточности сведений о его состоянии здоровья, а также об утере его медицинских документов.

Доводы жалобы Шевченко о том, что на предварительном следствии ему не разъяснялись права подозреваемого и не было обеспечено право пользоваться помощью адвоката, не разъяснялась суть подозрения, а также о применении к нему незаконных методов ведения следствия - опровергаются материалами уголовного дела, из которого следует, что все права подозреваемого лица ему разъяснены и он был обеспечен профессиональным защитником (адвокатом), о чем свидетельствуют протоколы соответствующих следственных действий и имеющийся в деле ордер адвоката (т.6 л.д. 18-21).

Применение недозволенных методов ведения следствия в отношении Шевченко Д.А. судом не установлено и из материалов уголовного дела не усматривается.

Юридическая квалификация действий осужденных Шевченко и Борисова судом дана правильно.

Наказание осужденным Борисову O.A. и Шевченко Д.А. назначено справедливое, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, их роли в нем, а также с учетом личности каждого из них.

Активное способствование Шевченко раскрытию преступления (на что обращается внимание в кассационных жалобах осужденного и его защитника) судом учтено в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, в связи с чем наказание ему назначено с применением правил ст.62 УК РФ. Вопреки доводам жалоб, семейное положение осужденного Шевченко судом также было учтено при назначении наказания.

Оснований для смягчения наказания осужденным Борисову и Шевченко судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Иркутского областного суда от 12 марта 2007 года в отношении

Борисова Ol

и Шевченко

оставить без

изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 66-О07-66

УПК РФ Статья 50. Приглашение, назначение и замена защитника, оплата его труда
УПК РФ Статья 51. Обязательное участие защитника
УПК РФ Статья 52. Отказ от защитника
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх