Дело № 66-О07-68СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 23 января 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Линская Татьяна Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №66-О07-68СП

от 23 января 2008 года

 

председательствующего: Линской Т.Г.

ШЕСТОПАЛОВ А

осужден по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ПАИМУРЗИН [скрыто]

осужден по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговор в отношении Паймурзина В.А. в кассационном порядке не обжалован.

_Приговором постановлено взыскать в пользу С

с Шестопалова А.Н. и Паймурзина В.А. солидарно [скрыто] счет возмещение материального вреда;

с Шестопалова А.Н. [скрыто] рублей, с Паймурзина В.А. -рублей в счет компенсации морального вреда.

рублей в

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 28 апреля 2007 года Шестопалов и Паймурзин признаны виновными в том, что они 23 апреля 2006 года, в период с 5 до 7 часов, действуя совместно, привезли

на участок недействующей дороги [скрыто]

В указанном

потерпевшего

месте Паймурзин нанёс ц щ удары руками по голове и лицу, затем Шестопалов повалил потерпевшего на землю, лицом вниз, накинул на шею

вверёвку, которую с применением силы стал стягивать на шее в результате чего [скрыто] был задушен. В результате совместных действий Паймурзина и Шестопалова потерпевшему СИ I были причинены повреждения в виде ушиба правого глаза, относящиеся к категории легкого вреда здоровья с расстройством до 21 дня, а так же телесные повреждения, в виде ссадин и ушибов, не причинившие вреда здоровью. Телесные повреждения, повлекшие асфиксию, отнесены к категории причинившей тяжкий вред здоровью опасный для жизни. Смерть [скрыто] наступила на месте

происшествия от удавления, в результате сдавливания шеи петлей и, развившейся вследствие этого механической асфиксии.

После этого Шестопалов и Паймурзин перенесли труп [скрыто] на обочину дороги. Шестопалов набрал автомобильное топливо, Паймурзин облил им труп потерпевшего и поджёг его.

Суд пришел к выводу о том, что вердикт присяжных заседателей является основанием для квалификации действий Шестопалова и Паймурзина, по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ, как умышленное убийство, совершенное группой лиц.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., объяснения осужденного Шестопалова А.Н. по доводам своих кассационных жалоб, Объяснения адвоката Бабака В.И. по доводам своей кассационной жалобы в защиту интересов осужденного Шестопалова, возражения на кассационные жалобы прокурора Кривоноговой Е.А., полагавшей, что приговор подлежит оставлению без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационных жалобах:

Шестопалов просит об отмене приговора. Он считает, что судом не были исследованы с надлежащей полнотой собранные по делу доказательства, поэтому выводы суда основаны на предположении. Он ссылается на то, что суд не проверил его заявление о применении в отношении него в период расследования дела противозаконных мер, под воздействием которых он оговорил себя. В жалобе обращается внимание на то, что, после совершения преступления, Паймурзиным было уничтожено вещественное доказательство (веревка), поэтому данное доказательство не могло являться предметом исследования для эксперта, а, следовательно, заключение указанной экспертизы следует признать не допустимым доказательством. Ссылаясь на нарушение уголовно-процессуального закона в период расследования дела, Шестопалов в жалобе указывает, что по делу не было проведено следственного эксперимента с его участием, не были проведены очные ставки между ним и Паймурзиным.

Адвокат Бабак В.И. просит об отмене приговора с направлением дела на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. По мнению адвоката, в стадии судебного разбирательства потерпевшей СЩ Щ были допущены попытки влияния на присяжных заседателей, выразившееся в том, что она плакала в период оглашения материалов дела, вызывая

сочувствующие взгляды присяжных заседателей. Однако председательствующим не было принято мер к пресечению указанных действий. Так же в жалобе обращается внимание на то, что, во время оглашения государственным обвинителем процессуальных документов, трое присяжных заседателей плакали, оказывая, таким образом, психологическое влияние на остальных присяжных заседателей, что так же председательствующим было игнорировано. Кроме того, в жалобе указывается, что во время допроса стороной защиты свидетеля [скрыто]. председательствующий, неоднократно, прерывал защитника, повышая голос и, делая ему некорректное замечание, что, по мнению адвоката, так же оказывало психологическое воздействие на присяжных заседателей. В жалобе адвоката содержится ссылка на то, что государственный обвинитель в своей речи неоднократно называл Шестопалова преступником, несмотря на то, что обвинительного приговора в отношении него еще не было вынесено. Данное обстоятельство могло оказать психологическое давление на присяжных заседателей. Нарушением процедуры, по мнению адвоката, является то, что после завершения напутственного слова и получения от защиты заявления об отсутствии возражений, председательствующий вновь обратился к присяжным заседателям с напутственным словом. Данное обстоятельство было оставлено председательствующим без внимания. По мнению адвоката, председательствующий нарушил один из принципов состязательности сторон, путем внесения в вопрос №1, малосущественного частного обстоятельства, не влияющего на юридическую оценку действий Шестопалова. Кроме того, в жалобе высказывается несогласие с юридической оценкой действий Шестопалова. По мнению адвоката, суд неправильно квалифицировал действия Шестопалова, как совершение убийства группой лиц, несмотря на то, что из вердикта присяжных не усматривается данного квалифицирующего признака, и суд не привел в приговоре надлежащего обоснования квалификации действий Шестопалова в этой части. Адвокат полагает, что в вопросном листе председательствующий необоснованно объединил несколько вопросов, требующих самостоятельного разрешения.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Инютина Л.И. просит об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб - без удовлетворения, полагая, что вина Шестопалова материалами доказана, действия его квалифицированы правильно, нарушения уголовно-процессуального закона не допущено.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению.

В соответствии со ст. 379 УПК РФ основаниями отмены приговора по делам, рассмотренным с участием присяжных заседателей, являются нарушения уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.

В силу ст.381 УПК РФ нарушениями уголовно-процессуального закона, влекущими отмену приговора, являются такие нарушения, которые в результате несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путём повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

В стадии проверки материалов дела в кассационном порядке судебной коллегией не установлено данных, свидетельствующих о нарушении закона путём лишения или ограничения гарантированных уголовно-процессуальным законом прав участников уголовного судопроизводства.

Судебная коллегия считает, что не основаны на материалах уголовного дела доводы о тенденциозности председательствующего судьи. Из протокола судебного заседания усматривается, что председательствующий в судебном заседании создал необходимые условия для исполнения сторонами, в том числе и стороной защиты, их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Не основано на законе утверждение адвоката о том, что председательствующему следовало разделить основные вопросы,

поставленные перед присяжными заседателями, на несколько вопросов, с изложением в них отдельных обстоятельств, вмененных в вину его подзащитному. Из вердикта видно, что в соответствии с положениями ст. 339 ч.1 УПК РФ, председательствующим на разрешение присяжных заседателей поставлено три основных вопроса по каждому деянию, в отношении каждого подсудимого. В случае признания недоказанным какого-либо обстоятельства или обстоятельств, присяжные заседатели имели возможность дать соответствующие ответы на вопросы, поставленные на их разрешение. Они имели возможность, давая утвердительные ответы, исключить, при этом, определенные обстоятельства, которые, по мнению присяжных заседателей, не нашли своего подтверждения в ходе судебного следствия.

Напутственное слово председательствующим судьёй произнесено с соблюдением положений ст. 340 УПК РФ.

Материалы уголовного дела исследованы полно, всесторонне и объективно. В судебном заседании исследованы все доказательства, которые имели значение для правильного разрешения уголовного дела.

Нарушений уголовно-процессуального закона при принятии вердикта по делу также не имеется. Вердикт коллегии присяжных заседателей ясный и не противоречивый.

В соответствии со ст.348 УПК РФ обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей обязателен для председательствующего судьи и влечёт постановление обвинительного приговора. Оснований для

постановления оправдательного приговора либо для роспуска коллегии присяжных заседателей, предусмотренных ч.ч.4,5 ст.348 УПК РФ у суда не имелось.

Приговор постановлен с учётом требований ст.351 УПК РФ. ЕЗ описательно-мотивировочной части приговора содержится описание преступного деяния, в совершении которого осуждённые признаны виновными присяжными заседателями.

Юридическая оценка содеянному Шестопаловым дана правильная, с приведением в приговоре соответствующего обоснования выводов в этой части.

Проверка материалов дела не дает судебной коллегии оснований для признания обоснованными доводов жалобы о том, что судом остался не выясненным вопрос о применении, в период расследования дела, работниками правоохранительных органов противозаконных мер.

Материалы предварительного и судебного следствия свидетельствуют о всестороннем и полном исследовании данного вопроса.

Оценив в совокупности, содержащиеся в деле и, проверенные в судебном заседании доказательства, в том числе: показания, допрошенных по делу осужденных и свидетелей; данные, отраженные в заключениях судебно-медицинских освидетельствований Шестопалова и Паймурзина; постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по факту причинения телесных повреждений Паймурзину, суд обоснованно пришел к выводу о том, что, в период предварительного расследования, не было допущено нарушения уголовно-процессуального закона, не выявлено обстоятельств, свидетельствующих о применении противозаконных методов допроса осужденных.

Не основаны на материалах дела и доводы осужденного о признании недопустимым доказательством заключения судебно-медицинской экспертизы в части исследования орудия преступления. Указанное доказательство было исследовано в стадии судебного разбирательства и оценено судом в совокупности с другими доказательствами по делу.

Судебной коллегией также не установлено обстоятельств, которые давали бы суду основание, в соответствии со ст. 75 УПК РФ, признать недопустимым какое-либо из доказательств, принятых судом за основу обвинительного приговора.

Шестопалов ссылается на то, что в период предварительного следствия не был проведен следственный эксперимент, не были проведены очные ставки. Между тем, материалы дела свидетельствуют о том, что проведение указанных следственных действий не вызывалось необходимостью. Шестопалов в период расследования дела воспользовался правом, предоставленным ему ст.51 Конституции РФ и отказывался от дачи показаний по существу предъявленного ему обвинения. Показания

Шестопалов стал давать в завершающей стадии расследования дела, после изменения, в его пользу, своих показаний Паймурзиным. В собранных по делу доказательствах не было выявлено противоречий, свидетельствующих о необходимости проведения указанных следственных действий.

Следует отметить, что в стадии ознакомления с материалами дела (т.4 л.д. 31-35, 47-45,54-56, 175-178) и на предварительном слушании уголовного дела (т. 5 л.д. 16-22) ни Шестопаловым, ни его защитником не делалось заявлений о неполноте следствия, недопустимости доказательств, или о нарушениях уголовно - процессуального закона.

Судебная коллегия не может признать обоснованными, приведенные в кассационной жалобе адвоката доводы о, якобы, оказанном на присяжных заседателей психологическом воздействии. По мнению адвоката, психологическое воздействие на присяжных заседателей выражалось в эмоциональном восприятии потерпевшей событий преступления в процессе оглашения материалов дела (потерпевшая и трое присяжных заседателей плакали), а также речью государственного обвинителя в прениях, в которой он, по мнению адвоката, назвал Шестопалова преступником. Указанные доводы противоречат материалам судебного следствия, проведенного в полном соответствии с законом, в которых не содержится данных о том, что Шестопалов был назван государственным обвинителем преступником или о том, что кому-либо из присяжных заседателей было высказано недоверие со стороны участников процесса.

При решении вопроса о квалификации преступных действий, установленных вердиктом присяжных заседателей, суд обоснованно пришел к выводу о том, что убийство [скрыто] совершено группой лиц. Согласно вердикту присяжных заседателей, Шестопалов и Паймурзин, действовали совместно с умыслом, направленным на совершение убийства. [скрыто] был привезен к месту совершения его убийства обоими осужденными. После этого первым нанес удары потерпевшему по голове Паймурзин, затем Шестопалов повалил [скрыто] на землю и накинул ему петлю на шею.

Сразу после наступления смерти СЩ оба осужденные перенесли труп

в другое место. Паймурзин облил труп автомобильным топливом, а Шестопалов поджег труп.

Из дела видно, что вопрос о психической полноценности Шестопалова, как в целом, так и на момент инкриминируемого ему деяния, был тщательно исследован. Суд, согласившись с выводами проведенных по делу экспертиз, обоснованно пришел к выводу о том, что на момент совершения преступления Шестопалов не обнаруживал каких-либо признаков расстройства душевной деятельности, лишавшего его возможности давать отчет своим действиями и руководить ими.

Наказание Шестопалову назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного им, данных о его личности, его роли и степени участия в преступлении. Поэтому оснований к изменению приговора в этой части судебная коллегия также не усматривает.

Гражданский иск по делу разрешен в соответствии с требованиями закона.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Иркутского областного суда от 3 мая 2007 года в отношении ШЕСТОП АЛОВА [скрыто] ^ оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Пре дседател ьству ющи й:

Статьи законов по Делу № 66-О07-68СП

УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх