Дело № 66-О08-9

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 мая 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Коннов Вячеслав Сергеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №66-О08-9

от 15 мая 2008 года

 

рассмотрела в судебном заседании от 15 мая 2008 года кассационные жалобы осужденных Ветрова М.В. и Мустафина В.А., кассационное представление государственного обвинителя Бранковой Г.В. на приговор Иркутского областного суда от 30 ноября 2007 года, которым

- осужден по ч.2 ст. 162 УК РФ - к шести годам лишения свободы, по ч.З ст.30 и п.п. «ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ - к девяти годам лишения свободы; на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений - к двенадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

МУСТ АФИН [скрыто]

- осужден по ч.2 ст. 162 УК РФ - с применением ст.62 УК РФ к пяти годам лишения свободы, по ч.З ст.30 и п.п. «ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ - с применением ст.62 УК РФ к девяти годам лишения свободы; на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений - к десяти годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Ветров M.B. и Мустафин В.А. признаны виновными и осуждены за:

- разбойное нападение на [скрыто]., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия,

- покушение на убийство [скрыто] группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены ими в ночь на 22 марта 2007 года в г. [скрыто] области при обстоятельствах, установленных

приговором.

Заслушав доклад судьи Коннова B.C., выступление прокурора Модестовой A.A., поддержавшей кассационное представление и полагавшего необходимым приговор в отношении Ветрова М.В. изменить, а в отношении Мустафина В. А. оставить без изменения; объяснения осужденного Мустафина В.А. и адвоката Реброва Н.И., поддержавших жалобу Мустафина по изложенным в ней доводам, судебная коллегия

 

установила:

 

В кассационных жалобах:

- осужденный Ветров В.А. оспаривает законность и обоснованность приговора; ссылается на свою невиновность в разбойном нападении и на отсутствие предварительного сговора; утверждает, что убивать 1Щ Щ не хотел, ударил его несколько раз отверткой в голову и шею, чтобы оглушить, так как не было денег на оплату проезда. Ссылается на ненадлежащую защиту его интересов адвокатом Пушкиной. Утверждает, что в ходе предварительного следствия к нему применялись незаконные методы. Просит о пересмотре приговора;

осужденный Мустафин М.В. оспаривает законность и обоснованность приговора; ссылается на то, что Ветров давал показания под физическим и психологическим воздействием со стороны сотрудников милиции. Считает, что в показаниях потерпевшего [скрыто] имеются противоречия. Утверждает, что какого-либо сговора с Ветровым на совершение преступлений не имелось. Ссылается на отсутствие у него умысла на совершение преступлений, а также на то, что многие свидетели не были допрошены в судебном заседании. Просит о пересмотре дела.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Бранкова Г.В. считает доводы жалоб несостоятельными.

В кассационном представлении государственный обвинитель Бранкова Г.В. просит приговор в отношении Ветрова М.В. изменить и смягчить назначенное ему наказание с применением ст.62 УК РФ.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления, кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор суда в отношении Мустафина В.А. законным, обоснованным и справедливым, а в отношении Ветрова М.В. подлежащим изменению по следующим основаниям.

Виновность Ветрова и Мустафина в содеянном ими установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре, и не оспаривается в кассационном представлении.

Подсудимый Ветров не отрицал, что напал на Л Щ, стал наносить ему удары отверткой в область головы. Водитель резко затормозил, стал уклоняться от ударов, обороняться руками. Он крикнул Мустафину, чтобы тот помогал. Мустафин стал держать Л Щ руки, а тот вырывался и пытался выскочить из машины. Затем водителю удалось выскочить из машины, после чего Мустафин и он убежали.

Будучи допрошенным в качестве подозреваемого Ветров пояснял, что Мустафин предложил совершить нападение на водителя такси, убить его и забрать машину и ценности. Определили, кто и где будет сидеть и что делать. Они договорились с таксистом [скрыто] ехать в микрорайон [скрыто]. По

дороге заезжали к нему домой, он хотел взять нож, но его дядя [скрыто] нож не

дал, тогда он на веранде взял крестовую отвертку. Когда по дороге водитель снизил скорость, он, Ветров, неожиданно для него стал наносить острием отвертки удары в область головы. Л I резко затормозил, стал уклоняться от ударов, обороняться. Он велел Мустафину помогать, тот стал держать водителя за руку, а он, Ветров, продолжил наносить удары отверткой. Водителю удалось выскочить из машины, после чего он и Мустафин убежали.

Обвиняемый Ветров при допросе 23 марта 2007 года полностью подтвердил данные показания. Подтвердил их и на очной ставке с Мустафиным, при этом сообщив, что это он предложил Мустафину совершить преступления.

Доводы Ветрова и Мустафина о том, что в ходе предварительного следствия Ветров давал показания под физическим и психологическим давлением со стороны сотрудников милиции, не могут быть признаны состоятельными.

Как следует из материалов дела, Ветров показания давал по его желанию, с его согласия, при проведении следственных действий с участием адвоката, а проверка его показаний с выходом на место проводилась и с участием понятых и других лиц и никто из участников процессуальных действий не заявлял при их проведении о каких-либо незаконных методах расследования.

Кроме того, ни Ветров, ни его защитник Пушкина О.В. каких-либо жалоб на физическое или психологическое воздействие на Ветрова со стороны сотрудников милиции ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не подавали.

Подозреваемый и обвиняемый Мустафин признавал, что Ветров предложил ему напасть на таксиста, убить его и забрать автомобиль и ценности, на что он, Мустафин, согласился. Договорились, что убивать будет Ветров, а он, Мустафин, при необходимости окажет ему содействие. После того, как Ветров сходил домой, он сообщил, что взял отвертку. По дороге он, Мустафин, задремал. Когда водитель остановил машину, Ветров в это время наносил ТЩ [удары по голове. Затем Ветров крикнул ему: «Держи его!». Он повернулся к водителю, но тот ударил его. Он, Мустафин схватил водителя за руку, но тот продолжал наносить ему удары. После этого водитель убежал.

Суд дал правильную оценку приведенным показаниям Ветрова и Мустафина и дал надлежащую оценку изменению ими показаний.

Доводы Мустафина о том, что следователь записывал его показания в протоколы так, как ему требовалось, не состоятельны. Из протоколов явки с повинной и допросов в качестве подозреваемого и обвиняемого следует, что Мустафин собственноручно указывал, что заявление и показания с его слов записаны верно и им прочитаны. Кроме того, допросы Мустафина проводились в присутствии адвоката Красниковой, от которой никаких замечаний не поступало (т.1 л.д.55-56, 63-68,91-93, т.2 л.д.48-50,203-209). Своими подписями в протоколах они удостоверили их верность. Никаких замечаний по поводу неправильности записей в протоколах допросах ни Ветров, ни его защитник не сообщали и после ознакомления с материалами дела (т.2 л.д. 126-128).

Из показаний потерпевшего [скрыто] усматривается, что он возил Ветрова и Мустафина сначала в микрорайон [скрыто] затем на улицу

[скрыто] и обратно. Объезжая неровность, он снизил скорость и в это время почувствовал острый удар в голову. Поняв, что это нападение, он резко затормозил, стал защищаться рукой от ударов и попытался выбраться из машины. Ветров крикнул Мустафину: «Помогай». Мустафин сразу же схватил его, [скрыто] за руку и стал удерживать, а Ветров продолжал

наносить удары в голову. Он как мог оборонялся, смог открыть дверцу и выскочить из автомобиля. После этого Ветров и Мустафин тоже выскочили из машины и убежали в разные стороны. Он понял, что Ветров и Мустафин хотели убить его и забрать автомобиль и вещи. Действовали они согласованно. Его, [скрыто] спасло то, что он защищался от нападения, а также то, что спинка его сиденья высокая, а крыша салона - невысокая и это мешало Ветрову наносить точные и сильные удары.

Каких-либо существенных противоречий в показаниях потерпевшего [скрыто] которые могли повлиять на правильность вывода суда о виновности Ветрова и Мустафина, не имеется.

Виновность Ветрова и Мустафина подтверждается и другими доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к верному выводу о доказанности вины Ветрова и Мустафина в содеянном.

Квалификация их действий по ч.2 ст. 162, ч.З ст.ЗО и п.п. «ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам является правильной.

Согласно заключению судебно-медицинского эксперта 1Щ Щ были причинены рваная рана левой ушной раковины, поверхностные колотые раны левой теменно-затылочной области (1), затылочной области слева (2), левой щеки (1), угла нижней челюсти слева (1), ссадины слизистой левой щеки. Повреждения могли образоваться от воздействия колющего предмета крестообразной формы, чем могла быть торцевая часть крестообразной отвертки.

Сам Ветров пояснял в судебном заседании и указывает в кассационной жалобе, что наносил [скрыто] удары крестообразной отверткой.

Мустафин в ходе предварительного следствия также пояснял, что, сходив домой, Ветров сообщил о том, что взял отвертку.

Кроме того, из показаний свидетеля [скрыто] видно, что пришедший домой Ветров хотел взять с собой нож, но он ему не дал. А свидетель [скрыто] в ходе предварительного следствия также сообщала, что к ней домой приезжали Ветров и Мустафин, Ветров просил дать ему нож или отвертку, но она отказала.

Доводы Ветрова о ложности показаний указанных свидетелей не состоятельны, их показания оценены с учетом совокупности других доказательств.

Ни в ходе предварительного следствия, ни в судебном заседании не было установлено факта неприязненных отношений свидетелей к Ветрову. Показания данных свидетелей согласуются между собой и не противоречат другим доказательствам.

Кроме того, свидетель [скрыто] был допрошен в судебном заседании. После допроса ни у подсудимых, ни у их защитников вопросов к свидетелю не имелось. Замечания по его показаниям никто из них не высказывал (т.З л.д.38).

При таких данных у суда не имелось оснований не доверять показаниям свидетелей [скрыто] и [скрыто]

Поскольку, как следует из показаний Ветрова и Мустафина в ходе предварительного следствия, они заранее договорились напасть на водителя такси, убить его и завладеть его автомобилем и другими ценностями, Ветров наносил [скрыто] удары острием отвертки в жизненно важный орган - в голову, а Мустафин удерживал в это время потерпевшего, а из показаний потерпевшего [скрыто] видно, что Ветров и Мустафин при нападении на него

действовали совместно и согласованно, суд пришел к верному выводу о наличии у Ветрова и Мустафина прямого умысла на лишение [скрыто] жизни, а также о том, что покушение на убийство совершалось группой лиц по предварительному сговору, и было сопряжено с разбойным нападением.

Наказание Мустафину назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных им преступлений, данных о его личности, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Что касается наказания, назначенного Ветрову, то, как следует из приговора, суд в качестве смягчающего его наказание признал его активное способствование раскрытию преступлений на предварительном следствии и указал на отсутствие отягчающих наказание обстоятельств. С учетом указанных обстоятельств наказание Ветрову фактически назначено в соответствии с требованиями ст.62 УПК РФ, однако суд не сделал при этом ссылки на ст.62 УК РФ. В данной части приговор подлежит изменению.

С учетом конкретных обстоятельств дела, роли и действий Ветрова по совершению преступлений, назначенное ему наказание является справедливым и оснований к его смягчению не имеется.

За исключением вносимого изменения выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом мотивированны и обоснованны.

Доводы жалобы Мустафина о том, что в суде не были допрошены многие свидетели, не могут свидетельствовать о нарушении процессуального закона.

Как следует из протокола судебного заседания никто из участников судопроизводства, в том числе и Мустафин и его защитник Красникова, 26 ноября 2007 года не возражали начать судебное следствие в отсутствие неявившихся свидетелей [скрыто] и

[скрыто] (т.З л.д.32).

27 ноября 2007 года по ходатайству государственного обвинителя в соответствии со ст.281 УПК РФ были оглашены и исследованы в судебном заседания показания указанных выше свидетелей, данные ими в ходе предварительного следствия. Никто из участников судопроизводства возражений не имел (т.З л.д.46). Кроме того, указанные свидетели очевидцами совершения преступлений не являлись.

Таким образом, нарушения уголовно-процессуального закона в этой части судом допущено не было.

Что касается доводов Ветрова о ненадлежащей защите его интересов адвокатом Пушкиной, то из материалов дела видно, что адвокат Пушкина защищала его интересы в ходе предварительного следствия и в судебном заседании. Зная, как указанный адвокат защищал его на предварительном следствии, подсудимый Ветров был согласен на защиту его интересов тем же адвокатом в судебном заседании.

Как видно из материалов дела, отводов адвокату Пушкиной Ветров не заявлял, ходатайств о замене адвоката не подавал.

Из материалов дела также следует, что адвокатом Пушкиной защита интересов Ветрова осуществлялась в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства и законодательства об адвокатуре.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Иркутского областного суда от 30 ноября 2007 года в отношении Мустафина [скрыто] А ^ оставить без изменения.

Тот же приговор в отношении Ветрова [скрыто] изменить и считать наказание по ч.2 ст. 162 и ч.З ст.ЗО и п.п. «ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ назначенным ему с применением ст.62 УК РФ.

В остальной части тот же приговор в отношении Ветрова М.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Ветрова М.В. и Мустафина В.А., кассационное представление государственного обвинителя Бранковой Г.В. - оставить без удовлетворения.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 66-О08-9

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 62. Недопустимость участия в производстве по уголовному делу лиц, подлежащих отводу
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх