Дело № 66-О10-161

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 15 ноября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Фетисов Сергей Михайлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 66-О10-161

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 15 ноября 2010 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С.
судей Фетисова СМ. и Ермолаевой Т.А.
при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Ненаховой И.В., кассационным жалобам потерпевших Белкиной Н.А. и Бокк Е.А., осужденных Боброва В.В., Кузнецова Д.А., Слизких А.В., Тимофеева А.А., Задорожных И.Н. и Нижегородова Д.Л., адвокатов Баскаевой Е.П., Орешкина М.И., Козыдло В.Б., Шустовой Н.А. и Подзиной А.Л. на приговор Иркутского областного суда от 22 июня 2010 г., которым Бобров В В не судимый - осуждён по ч.З ст.ЗЗ - ст. 105 ч.2 п.«з» УК РФ - на 15 (пятнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кузнецов Д А не судимый - осуждён к лишению свободы: по ст. 159 ч.4 п.«б» УК РФ - на 5 (пять) лет 6 месяцев, по ч.5 ст.ЗЗ - п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ - на 9 (девять) лет.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 11 (одиннадцать) лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. ? Слизких А В не судимый - осуждён к лишению свободы: по ст. 159 ч.4 УК РФ - на 5 (пять) лет 6 месяцев, по ч.5 ст.ЗЗ - п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ - на 5 (пять) лет шесть месяцев.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 6 (шесть) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Тимофеев А А не судимый - осуждён к лишению свободы: по ст.222 ч.2 УК РФ - на три года, по ст.222 ч.2 УК РФ - на три года, по ст.222 ч.1 УК РФ - на один год, по ст. 105 ч.2 п.«а,ж,з» УК РФ - на 13 (тринадцать) лет, по ст. 162 ч.4 п.«б» УК РФ - на 10 (десять) лет.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 22 (двадцать два) года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Задорожных И Н не судимый - осуждён к лишению свободы: по ст. 105 ч.2 п.«ж» УК РФ - на 11 (одиннадцать) лет, по ст. 162 ч.4 п.«б» УК РФ - на 10 (десять) лет.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено - 15 (пятнадцать) лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Нижегородов Д Л не судимый - осуждён по ч.5 ст.ЗЗ - ст. 105 ч.2 п.«з» УК РФ с применением ст. 64 УК РФ - на 2 (два) года шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Взыскано в пользу Б в счет возмещения расходов, связанных с погребением С солидарно с Боброва В.В., Кузнецова Д.А., Тимофеева А.А. - ., в счет компенсации морального вреда: с 3 Боброва В.В. - Кузнецова Д.А. Тимофеева А.А. - Взыскано в пользу Б в счет возмещения расходов, связанных с погребением С солидарно с Боброва ВВ., Кузнецова Д.А., Тимофеева А.А. - ., в счет компенсации морального вреда: с Боброва В.В. - Кузнецова Д.А. ., Тимофеева А.А. - .

Взыскано в пользу К в счет возмещения расходов, связанных с погребением К солидарно с Задорожных И.Н. и Тимофеева А.А. - в счет компенсации морального вреда с Задорожных И.Н. и Тимофеева А.А., с каждого - по В счет возмещения материального ущерба в пользу потерпевшей П взыскано солидарно с Задорожных И.Н. и Тимофеева А.А. В счет компенсации морального вреда в пользу П взыскано: с Задорожных И.ТЕ - ., с Тимофеева А.А. - .

Этим же приговором осуждены Кобелев А.Е. и Кравченко О.А., в отношении которых он не обжалован.

Заслушав доклад судьи Фетисова СМ., выступления осуждённых Боброва В.В., Кузнецова ДА., Слизких А.В., Тимофеева А.А., Задорожных И.Н. и Нижегородова Д.Л., адвокатов Кротовой СВ., Козыдло Н.В., Орешкина М.В., Позякина С.Ю., Чегодайкина А.П. и Чигорина Н.Н., поддержавших кассационные жалобы, мнение прокурора Кузнецова С.В об удовлетворении кассационного представления и отмене приговора в части осуждения Кузнецова Д.А. и Слизких А.В. по ст. 159 ч.4 п.«б» УК РФ, Судебная коллегия

установила:

Приговором признаны виновными и осуждены: Слизких А.В. и Кузнецов Д.А. - за мошенничество, то есть приобретение права на чужое имущество путем обмана, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере; Бобров ВВ. - за организацию убийства гр.С по найму; Кузнецов Д.А., Слизких А.В. и Нижегородов Д.Л. - за пособничество в убийстве С по найму путем содействия предоставлением информации; Тимофеев А.А. - за незаконное хранение, перевозку и ношение боеприпасов и взрывчатых веществ, совершенные группой лиц по предварительному сговору; незаконную передачу, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия, совершенные группой лиц по предварительному сговору; незаконное хранение, перевозку и ношение боеприпасов; убийство двух лиц: С - по найму, К - из корыстных побуждений, группой лиц; 4 разбойное нападение с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, в целях завладения имуществом в особо крупном размере; Задорожных И.Н. - за убийство К группой лиц и разбойное нападение с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, с незаконным проникновением в жилище, в целях завладения имуществом в особо крупном размере.

Преступления совершены в 2006-2007 годах в при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационном представлении государственный обвинитель Ненахова И.В. просит приговор в части назначения наказания Нижегородову Д.Л. изменить, назначить ему условное наказание с применением ст.73 УК РФ.

Она ссылается на то, что суд необоснованно пришел к выводу о невозможности назначения ему наказания с применением ст.73 УК РФ и назначил суровое наказание в виде реального лишения свободы. Государственный обвинитель считает, что с учетом её позиции, мнения потерпевших Б и Б , особо активной роли Нижегородова в раскрытии преступления и изобличении всех его соучастников, наказание ему должно быть назначено с применением ст.73 РФ.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним - потерпевшие Б и Б просят приговор в отношении Нижегородова Д.Л. и Слизких А.В. изменить и назначить им условное осуждение. Они считают назначение им реального лишения свободы необоснованно строгим наказанием, ссылаются на то, что суд не учёл роль Нижегородова в раскрытии преступления и изобличении его участников.

Ребенок Нижегородова и жена являются инвалидами. Претензий к Нижегородову они не имеют. Позицию государственного обвинителя об условном осуждении Нижегородова, их мнение об условном осуждении Нижегородова и Слизких суд не принял во внимание. Осуждённые возместили им материальный и моральный вред. Они полагают, что Слизких А.В. полностью раскаялся в совершенном преступлении, осознал тяжесть его последствий. Назначенное Слизких наказание не соответствует его личности и является несправедливым вследствие чрезмерной суровости.

- осужденный Кузнецов Д.А. просит приговор в отношении его отменить, уголовное дело прекратить. Он считает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, суд неправильно применил уголовный закон, допустил нарушение уголовно-процессуального закона, вынес несправедливый приговор.

Преступление, предусмотренное ч.4 ст. 159 УК РФ, он не совершал, право собственности на здание Цеха здоровья путем обмана не приобретал. В приговоре содержатся противоречивые выводы о лице, которым было 5 приобретено путем обмана право собственности на здание Цеха здоровья - только ли Слизких, либо Слизких и Кузнецовым. Утверждение суда о том, что Кузнецов путем обмана приобрел право собственности на указанное здание, не соответствует действительности, поскольку при регистрации права собственности за И , а затем за Кузнецовым и М обман не применялся. Доказательств того, что Кузнецов не передавал Слизких плату за покупаемое здание, в суде не исследовано. Момент окончания преступления, предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ, судом четко не определен - в момент регистрации права собственности за Слизких либо за Кузнецовым, отчего зависит юридическая квалификация действий Кузнецова.

Обоснование фактической стоимости Цеха здоровья свыше рублей в приговоре не приведено. Оценка стоимости здания, в размере рубля, содержащаяся в техническом паспорте, не является его фактической стоимостью. Суд не дал оценку показаниям потерпевшего Ш о покупке здания в августе 2004 г. за рублей, показаниям свидетеля М о том, что Цех здоровья он покупал совместно с Кузнецовым за рублей, содержанию договора купли-продажи здания Цеха здоровья от 07 февраля 2007 г., в котором имеются сведения, что Кузнецов и М покупают здание за рублей.

Вывод суда о том, что он совместно со Слизких путем подлога документов приобрел право собственности на имущество Ш является не обоснованным и не подтверждается материалами дела. Приобретая здание у Слизких, он считал, что тот является надлежащим собственником. О том, что здание арендует Ш , он узнал после покупки, эти обстоятельства в суде подтвердил М Его показания в качестве подозреваемого от 20 октября 2008 года судом приняты во внимание неправильно. Они были опровергнуты на предварительном следствии и в суде. Свидетели Б и М а также Ш и Л их не подтвердили. Суд не учел его показания, а также показания Слизких от 15 апреля 2009 года - что в 2006 году к зданию он отношений не имел. Действий по приобретению права собственности на здание он не предпринимал, иск не подавал.

Ссылки суда на то, что здание было записано на И чтобы создать мнимую добросовестность, а затем переписано на него и М доказательствами не подтверждаются, опровергаются его показаниями в суде, показаниями И на следствии и в суде, показаниями подсудимого Слизких в суде. Суд, не устранив противоречия, не указал, почему он отверг эти доказательства и принял его признательные показания от 20 октября 2008 года. Эти показания получены под давлением оперативника и следователя Д требовавших от него признания, поэтому он говорил о событиях, в которых не участвовал. Следователь Д запретил ему нанять адвоката, назначал адвокатов сам Суд в приговоре не указал, почему отверг довод о незаконном воздействии органов следствия. 6 Вывод суда о том, что он действовал совместно со Слизких по приобретению прав на здание, доказательствами не подтверждаются. Суд не дал оценку факту нахождения у Слизких оригиналов документов на здание Цеха здоровья, которые он представил суду: распоряжения №245 от 26 ноября 1990 года, договора приложения №2 к этому договору, акта приемки-сдачи от 01.08.1990 года, рабочего проекта на строительство здания, справок о производственных затратах и стоимости выполненных работ, актов приемки работ, расшифровки к форме № 5, отчета оценки здания от 12.03.97 года, платежного поручения СУ-5, акта ввода в эксплуатацию здания от 30.03.1992 года, технического паспорта от 06.03.1995 года. Суд не учел показания Слизких о том, что указанные и другие документы, он получил с согласия С Не дана оценка подлиннику договора №30 купли-продажи здания от 25 декабря 2001 года ООО и акту приема передачи Цеха здоровья, а также показаниям Слизких о том, что эти документы ему передал С сообщив, что эта сделка аннулирована и кроме него, других собственников здания не имеется. Факт наличия в компьютере текстов договора купли-продажи Цеха здоровья между Слизких и руководителем Спецуправления №5 К и предварительного договора между начальником Спецуправления №5 К и А передаче в собственность Цеха здоровья суд оценил неверно, без учёта заключения судебной компьютерной технической экспертизы согласно которой два указанных файла созданы 01.01.1997г., что подтверждает заключение и подписание договоров в 1997 году, а не в 2006 году, как установил суд первой инстанции. Суд в приговоре не дал оценку показаниям Слизких о том, что в начале деятельности коллегии адвокатов тексты всех договоров вносились в компьютер, что было связано с рекламой, а также для статистики. Вывод суда, о том, что он со Слизких подделал договор 1997 года купли-продажи здания СУ-5, противоречит утверждению суда о доказанности этого обстоятельства электронными носителями. На носителях содержится договор от 01.12.97г. и предварительный договор от 07.12.97г., созданные 01.01.1997г., что подтверждается экспертизой В 1997г. он не мог принимать участие в создании указанного договора, допуска к компьютеру Слизких не имел. Изготовить файлы в 00 часов он не мог, так как Слизких в 18 часов офис закрывал. Вывод, что он просил А подписать фиктивный договор от 07.12.97г. является неверным. В договор отсутствует, экспертизой не исследован. А не подтверждает эти обстоятельства, которые опровергаются его (К показаниями во время следствия Судом не учтены его показания о его оговорил под незаконного воздействием, оказанным па нег ивником С и следователем Д Суд не учёл, что в гражданском деле А уча лично а он у стия в деле не принимал. Показания А подтверждают его невиновность. Показания Слизких от 20.10.2008г.

противоречивы, опровергаются материалами дела. Доверенность на него -7 Кузнецова, не выдавалась, А иск не подавал, договор с И не является безденежным, Слизких деньги получил. Показания потерпевшего Ш свидетеля Л о том, что здание стояло на балансе у С Кузнецов и М захватили здание и подделали договор, суд положил в обоснование его вины с нарушением закона.

Определением суда от 17.04.08г., имеющим преюдициальное значение, установлено, что захвата здания не было. Вывод суда о присвоении им здания противоречив. Постановление мэра к данному делу не относится, оно выдано на другое здание. Приняв во внимание показания потерпевшей Б о том, что после смерти отца он -Кузнецов, говорил ей об имеющихся у него документах на базу ЗАО которые взял у С без его ведома, суд допустил нарушение п.З ст.380 УРК РФ. Суд не дал надлежащей оценки показаниям свидетелей З о продаже Ш здания без документов и оформления, З - об отсутствии на балансе имущества. Решение суда о признании за Ш права собственности на здание определением Иркутского областного суда от 29 апреля 2009г. отменено. Определением мирового судьи участка от 08.10-2009г. Ш отказано в восстановлении срока на обжалование права собственности. В силу ст.90 УПК РФ эти судебные решения имеют преюдициальное значение, однако оценка им судом не дана. Согласно акту приема-передачи имущества на 1998г. здание выбыло из собственности ЗАО Согласно выписке №1480 и справки СУ-5 в 2000г. было преобразовано в ЗАО стало самостоятельным, являясь правопреемником СУ-5, оно могло продавать здание, на которое ЗАО прав гге имело. Умысел на обман Ш не доказан. Он неправильно признан потерпевшим, т.к. им может быть признано лишь ЗАО Приговор основан на недопустимых доказательствах, к которым относится протокол обыска от 16-17 октября 2008 г. в помещении коллегии адвокатов по адресу: и документы, добытые в ходе обыска. Суждение суда о том, что указанное помещение не является жилищем, а потому обыск в нём не требует наличия судебного решения, является ошибочным и противоречит п. 10 ст.5 УПК РФ. При этом суд не учёл, что свидетель В проживал в этом помещении, вывески об офисе помещение не имеет. В нарушение ст.90 УПК суд не взял во внимание постановление Октябрьского районного суда от 18.07.2005г. о незаконности обыска в квартире, занимаемой коллегией адвокатов и являющейся жилищем.

Также суд не учел определение Конституционного суда РФ от 8.1 1.2005 года №439-0 по жалобе граждан С.В.Бородина и других, которым не предполагается возможность производства обыска в служебном помещении адвоката или адвокатского образования без принятия об этом специального судебного решения. Показания свидетеля Б искажены, в судебном заседании он их не давал. Показания Б во время следствия в суде не оглашались. Свидетель Ш согласно протоколу судебного заседания и фактически не допрашивалась, ее показания на следствии не 8 оглашались Не смотря на то, что свидетель Л пояснил о враждебных к нему отношениях, его показания судом оценены не критично. Показания Л противоречат показаниям М Суд не учел его показания о том, что после приобретения здания, он встал на налоговый учет, платил налоги. Факт давления со стороны следователя подтверждается ответом СИЗО ). Письмо к Слизких от 3 июля 1998 года о передаче схемы прокладки водопровода судом не оценено, хотя подтверждает факт покупки здания Слизких и его единоличного участия в сделке. Показания свидетеля К в судебном заседании не оглашались Показания Слизких о том, что он не может назвать истинного заказчика, подтверждает его невиновность.

Протоколы допроса Слизких от 1 7 и 20 октября 2008 года являются недопустимыми доказательствами, поскольку согласно ст.ст. 447, 450 УПК РФ к адвокатам применяется особый порядок производства - следственные и иные действия в отношении адвоката должны производиться с согласия суда. На момент допросов Слизких решение суда о наличии в действиях Слизких признаков состава преступления не принималось.

Ходатайство Слизких о признании указанных доказательств недопустимыми судом не разрешено. Он считает, что подлежит оправданию по ст. 159 УК РФ.

Совершение Кузнецовым пособничества в совершении убийства по найму, кроме показаний Кузнецова на предварительном следствии и показаний Слизких А.В. на следствии и в суде, совокупностью доказательств не подтверждается. В части обвинения по ст. 105 УК РФ суд не установил время, место, где он совершил вменяемые ему деяния, сумму полученных от Боброва средств. Его показания на следствии являются противоречивыми, противоречат и показаниям Слизких. Указанные противоречия судом не оценены. Не учтены причины, по которым он себя оговорил, причины изменений показания и противоречий, которые не устранены. Органы следствия сумму предварительной оплаты и окончательной оплата за убийство, которая передавались Бобровым Кузнецову, не установили. Однако в приговоре суд указал, что предварительная оплата передавалась в размере рублей, а окончательная оплата составила - рублей, чем нарушил требования ст.252 УПК РФ, ухудшив положение подсудимых Кузнецова и Боброва и нарушив их право на защиту. С учётом противоречивости показаний подсудимых в части суммы оплаты за убийство её невозможно установить, что подтверждает невиновность Кузнецова и Боброва.

Его показания во время предварительного следствия о передаче 18 ноября 2006 года Бобровым денег в офисе по адресу: не соответствуют действительности, доказательствами не подтверждаются и свидетельствуют об их вынужденности под воздействием незаконных методов ведения следствия. В нарушение ст.ст. 73, 252 УПК РФ суд в приговоре не указал адрес места передачи денежных средств Бобровым Кузнецову и расширил рамки предъявленного Кузнецову и Боброву обвинения в части места совершения преступления, указав иные обстоятельства, чем те, которые 9 указаны в обвинении, чем ухудшено их положение и нарушено право на защиту. Суд не привел в приговоре мотивы, по которым отверг показания Кузнецова и других подсудимых в части, не соответствующей версии суда.

Показания Слизких о размере переданных денежных средств и объеме информации о Сорокине противоречат показаниям Кузнецова на предварительном следствии, а также показаниям Нижегородова о количестве эпизодов передачи денег. Показания Нижегородова о том, что Слизких ему пояснил, что Сорокин многим мешает жить, в том числе и своим близким, суд не принял во внимание. Из показаний Нижегородова и Слизких суд не учел, что последний мог передавать Нижегородову личные деньги, либо Слизких обращался к заинтересованному лицу, что исключает его - Кузнецова, участие в преступлении. Его мотив в совершении преступления суд не установил и не указал, какую выгоду он получил от Боброва за оказанную услугу. Слизких оговорил их, указав, что убийство через Кузнецова ему заказал Бобров.

Органами следствия применялись незаконные методы. Показаниям подсудимого Кузнецова, свидетеля З и потерпевших Б и Б о заинтересованности следователя Д и сотрудника милиции С в лишении Кузнецова и М права собственности на здание Цеха здоровья в суд в приговоре не дал оценки. Показания свидетеля З в приговоре не отражены. Факт оказания на Кузнецова незаконного давления суд необоснованно признал недоказанным. Показания свидетелей Т Б Д и других, подтверждающих данные обстоятельства, суд в приговоре не отразил, значение их процессуального статуса и местонахождения гге раскрыл, мотивы критического отношения к их показаниям не привел.

Судом не учтено, что проверка но фактам оказания на Кузнецова незаконных методов ведения следствия не проводилась. В нарушение п.З ст.304 УПК РФ в приговоре не указаны данные защитника Кравченко О.А. Размер ущерба, взысканного с подсудимых в пользу потерпевших Б и Б в счет возмещения расходов, связанных с погребением не ясен: цифрами указана сумма , а прописью - Органами следствия не представлена и в судебном заседании не исследовалась видеозапись с камеры наружного наблюдения, на которой лицо, предположительно совершившее убийство С , было запечатлено более лучше, чем на той видеозаписи, которая исследовалась в судебном заседании, которое не похоже на Т В нарушение ст.72 УПК РФ суд отказал в удовлетворении ходатайс урора об отводе адвоката Козыдло В.Б. Он ранее защищал обвиняемого Т интересам которого противоречат интересы Нижегородова и поэтом осуществлять защиту Нижегородова и подлежал отводу. Квалификация действий Кузнецова как пособника в совершении преступления является неправильной, поскольку, как установил суд, Кузнецов информацию не собирал, не систематизировал и не предоставлял, а лишь передал сведения, которые не являются информацией, содействовавшей совершению убийства. Поэтому его действия являются подстрекательскими. Таковыми являются и действия Боброва, так как он не организовывал совершение преступления и не руководил его исполнением. 10 Назначенное ему наказание является несправедливым ввиду его чрезмерной суровости. Суд не учел особенности его личности, наличие у него семьи, малолетнего ребенка, условия их жизни, что ранее он не судим, положительно характеризуется, его роль в преступлении минимальная. В нарушение ч.З ст.299 и ч.1 ст.67 УПК РФ суд в приговоре не определил степень участия Кузнецова в совершении преступлений, что повлекло назначение ему более сурового наказания по сравнению с другими соучастниками. По эпизоду убийства С факт непризнания им вины был учтен при назначении наказания и ему определено более строгое наказание. Суд не учел смягчающее наказание подсудимых Боброва и Кузнецова обстоятельство «противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления», предусмотренное п.«з» ч.1 ст.61 УК РФ, хотя установил, что поводом для совершения преступления Бобровым явилось противоправное, преступное поведение С а Кузнецов в связи с этим желал оказать услугу Боброву.

- осужденный Слизких А.В. просит приговор изменить, по ч.5 ст.ЗЗ - п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ наказание снизить либо заменить на условное осуждение, по ч.4 ст. 159 УК РФ его оправдать. В обоснование он ссылается на то, что на момент возбуждения в отношении его уголовного преследования он являлся действующим адвокатом. Постановления о привлечении его в качестве обвиняемого вынесены с нарушением статей 448, 447 УПК РФ: 21.10.2008 года - следователем Д 15.04.2009 года - руководителем отдела СУСК при прокуратуре РФ по области Д которые согласно ст.39 УПК РФ гге являются руководителями следственного органа. Указанным обстоятельствам суд не дал соответствующей оценки. Квалификацию его деяний по ч.5 ст.33-п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ он не оспаривает, но считает назначенное наказание чрезмерно суровым, не учитывающим просьбы потерпевших не лишать его свободы. Выводы суда о совершении им совместно с Кузнецовым мошенничества не основаны на материалах дела. Потерпевший признан собственником «цеха здоровья» необоснованно.

Показаниям Ш свидетелей Л Ш , Ш , М Б , А И и другим доказательствам суд дал субъективную оценку, сославшись на них лишь в той части, в которой они подтверждают факт владение Ш данным имуществом. Иные факты, изложенные в показаниях данных лиц об отсутствии у Ш документов, подтверждающих его право собственности на здание в приговоре, не приведены. В судебном заседании не было выяснено, по какому из договоров: от 9.07.2004 или от 23.07.2004 года, Ш приобрел спорное здание, не учтено, что в договорах указаны различная площадь и кадастровый номер здания. Свидетель Ш в суде не допрашивалась, ссылка в приговоре на ее показания не правомерна. Суд не дал оценку показаниям потерпевшего Ш 11.02.2010 года о том, что на 2006 год он не считал себя собственником здания и не предпринимал попыток к оформлению своего права, а также показаниям свидетелей З , З , Б , К об отсутствии в ЗАО документов по продаже 11 Ш здания и о том, что руководитель ЗАО С продавал одни и те же объекты недвижимости несколько раз разным лицам.

Определением Иркутского областного суда от 29.04.2009 года решение Шелеховского городского суда от 21.01.2008 года о признании Ш собственником здания отменено в связи с отсутствием у ЗАО права собственности на здание «цеха здоровья». Суд не дал оценку материалам гражданского дела мирового судьи судебного участка по которому он был признан собственником здания, а также противоречиям, имеющимся в протоколе судебного заседания по данному гражданскому делу, показаниям Кузнецова и А В приговоре не отражен факт предоставления им правоустанавливающих документов на здание «цеха здоровья», которые судом проигнорированы. Согласно определения мирового судьи судебного участка от 8.11.2009 года Ш отказано в восстановлении срока на обжалование решения от 05.09.2006 года в связи с тем, что права Ш не нарушены, т.к. он не представил документы, подтверждающие его право собственности на здание. Документы, указанные в приговоре: распоряжения председателя КУЕИ от 19.08.1992 года, сггравка о содержании правоустанавливающих документов от 02.06.2008 года, постановление мэра Шелеховского МО , выписка из архивного отдела администрации Шелеховского МО от 17.06.2008 года, справка межрайонной ИФНС по Иркутской области - не свидетельствует о противоправности его действий. Он допрашивался без судебного решения, с нарушением ст.448 УПК РФ (в редакции на 20.10.2008 года), в связи с чем этот протокол является недопустимым доказательством. Поскольку 16-17 октября 2008 года обыск в жилом помещении, являющимся одновременно помещением адвокатского образования, производился без соответствующего судебного решения, то изъятые при этом документы и предметы в силу ст.75 УПК РФ и определения Конституционного суда РФ от 08.1 1.2005 года, а также все последующие следственные действия с ними являются недопустимыми доказательствами. В судебном заседании доказательств оплаты Ш покупки здания не добыто. В приговоре имеются противоречия: указывается, что он знал о праве Ш на здание «цеха здоровья» в 2006 году, в то же время установлено, что о Ш ему стало известно только в 2008 году. Суд не учел, что оформляя свое право на здание, он не мог знать о притязаниях Ш В приговоре суд не указал, в какой форме совершены мошеннические действия в отношении Ш Судом нарушены ч.2 и 3 ст.380 УПК РФ - не все доказательства, рассмотренные в судебном заседании, получили оценку. Доводы защиты не проверены и не опровергнуты. Суд не указал основания, по которым отдал предпочтение стороне обвинения.

- осужденный Нижегородов Д.Л. просит приговор в отношении него изменить, применить ст.73 УК РФ, назначенное наказание считать условным.

Огг указывает, что суд не учел мнение стороны обвинения о назначении ему наказания, состояние здоровья ею сына, страдающего тяжелым заболеванием, лечение которого требует больших материальных затрат, а также отсутствие отягчающих наказание обстоятельств. - адвокат Козыдло В.Б. просит приговор в отношении Нижегородова Д.Л. изменить, применить к нему в соответствии со ст.73 УК РФ условное осуждение. Он считает приговор несправедливым вследствие чрезмерной суровости, так как назначено реальное наказание. Суд недостаточно учёл данные о личности Нижегородова Д.Л., его исключительно положительные характеристики, отношение к преступлению, последующее поведение - активное содействие раскрытию убийства С изобличению и уголовному преследованию участников преступления, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, семейное положение, состояние здоровья его сына и жены, влияние наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, раскаяние в содеянном, принятие мер по возмещению вреда потерпевшим. Мнение государственного обвинителя и потерпевших о возможности назначения Нижегородову Д.Л. условного осуждения судом проигнорировано. Назначенное наказание не соответствует принципу справедливости и целям наказания, предусмотренным ст.ст. 6, 43 УК РФ. С учётом этого суд сделал немотивированный вывод о том, что исправление и перевоспитание Нижегородова Д.Л. возможно лишь с отбыванием наказания в местах лишения свободы.

- осужденный Бобров ВВ. просит приговор в отношении него отменить, уголовное дело - прекратить. Он считает приговор необоснованным, выводы суда основанными на предположениях, не соответствующими фактическим обстоятельствам уголовного дела. Осуждённый ссылается на то, что суд не принял во внимание доводы о его невиновности, а также факты об его оговоре Кузнецовым и Слизких. Суд не учел, что мотивы убийства С были у многих лиц, версии об их причастности к убийству не были проверены. Цели и выгоды от убийства С он не имел. Судебные споры с С на момент его смерти были окончены. Суд не учел, что у него есть алиби на момент «заказа» С , поскольку в указанное время он находился за пределами Иркутской области и не мог встречаться с Кузнецовым и передавать ему деньги. С 2005 года офиса на у него не было.

Потерпевшие, дочери погибшего, испытывают к нему личную неприязнь.

- адвокат Баскаева Г.П. просит приговор в отношении Боброва ВВ.

отменить, уголовное дело прекратить. Она ссылается на то, что приговор необоснован, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, основаны на предположениях.

Возникшие сомнения и противоречия судом не устранены, истолкованы в нарушение требований ст. 14 ч.З УПК РФ и ст.49 Конституции не в пользу Боброва. Доказательства о его причастности к убийству С отсутствуют.

Показания Кузнецова во время предварительного расследования о том, что Бобров за «заказ» передал ему деньги в офисе на в день юбилея школы - не соответствуют действительности, поскольку с 2005г. офиса на не существовало, в день юбилея Бобров в . В суде Кузнецов пояснил, что показания в отношении Боброва он был вынужден дать под воздействием оперативных работников. В основу 13 обвинительного приговора не могут быть положены показания сообвиняемого, если они являются решающим доказательством виновности лица. Подсудимые Слизких и Нижегородов пояснили, что заказчика убийства не знали, они предположили, что это может быть Бобров. Ни один из свидетелей не пояснял, что заказчиком убийства С был Бобров В.В. Потерпевшие Б и Б заинтересованы в осуждении Боброва, поскольку в этом случае им не придётся отдавать Боброву долг С . Их показания носят предположительный характер. Показаниям свидетеля Б о том, что заказчиком убийства С из корыстных побуждений могли быть его дочери суд не дал оценку. В нарушение ст.73 УПК РФ по делу не установлены: время, место совершения преступления, сумма вознаграждения за выполнение заказа, место и время его передачи. Мотив преступления остался недоказанным, указанный органами следствия является предположением.

Показания Боброва об отсутствии у него с С неприязненных отношений и подозрений в причастности к поджогу его автомашины и нападении М судом не опровергнуты, подтверждаются показаниями свидетелей Е С и А постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению С о том, что якобы Бобров заказал убийство С . Смерть С Боброву была не выгодной. Все возникшие по делу версии не исследованы, не проверялся как заказчик убийства Г на которого ранее указывал обвиняемый Т Неопровержимых доказательств виновности Боброва судом не добыто, имеющиеся по делу доказательства свидетельствуют о его невиновности. Их оценка дана необъективно, с обвинительным уклоном.

- адвокат Орешкин М.И., считая приговор в отношении Боброва В.В. незаконным и необоснованным, просит его отменить, уголовное преследование прекратить, освободить Боброва под стражи. Он указывает, что суд не дал оценку доказательствам защиты о непричастности Боброва к убийству.

Оценивая показания потерпевших Б и Б о существовании конфликта между их отцом и Бобровым, суд не принял во внимание наличие у них личной неприязни и материальных претензий к Боброву, обвинение ими в убийстве отца других лиц. Эти противоречия не устранены. Доказательства стороны защиты в приговоре не отражены, что нарушает право подсудимого на справедливое судебное разбирательство. Суд в приговоре не дал оценку факту наличия у Боброва на момент вменяемых ему действий по передаче денег Кузнецову алиби, согласно которому Бобров в указанное время находился за пределами области, что подтверждается представленными суду документами. Судебное решение не мотивировано, что нарушает право Боброва на справедливое судебное разбирательство. Показания Кузнецова гга предварительном следствии в части «заказа» Бобровым С имеют противоречивый характер, не согласуются между собой и показаниями других подсудимых относительно времени, места, обстоятельств «заказа» убийства Бобровым, передачи им денег, их сумм, цели, мотива. Указанные противоречия судом не устранены. Свой вывод об отсутствии у Слизких и Кузнецова причин 14 для оговора Боброва суд не обосновал и не учёл, что они имеют личный мотив в убийстве С . Суд оставил без оценки доводы защиты о возможной причастности К к организации убийства С . Доказательства стороны обвинения о наличии между Бобровым и С личных неприязненных отношений оценены судом одностороннее. Адвокат Козыдло подлежал отводу и не мог участвовать в деле. Суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты об исключении из числа доказательств материалов, полученных в результате оперативно-розыскной деятельности с участием Нижегородова и Слизких, поскольку в материалах дела отсутствуют постановление о проведеггии оперативного эксперимента в соответствии со ст.8 Закона «Об ОРД» и судебное решение. Доводы о подстрекательстве Слизких Нижегородовым в ходе оперативного эксперимента к совершению убийства Тимофеева и воспрепятствованию производству предварительного расследования суд отверг необоснованно, что также влечет признание незаконности этого мероприятия. Показания свидетелей А и Б в приговоре изложены неверно, противоречат показаниям свидетелей З , Ц , Ч что повлияло на выводы суда о виновности Боброва. Показания свидетеля обвинения Б о возможной причастности к убийству дочерей С суд в приговоре не привел. Суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства стороны защиты о приобщении к материалам уголовного дела протоколов следственных действий с участием иных лиц, обвиняемого ранее в убийстве С , что нарушило право обвиняемых на защиту. Судом допущены нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлияли на постановление законного приговора. Выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Предоставленные суду доказательства свидетельствуют о невиновности Боброва в совершении инкриминируемого ему преступления.

- осужденный Задорожных И.Н. просит приговор отменить, его оправдать. Он считает, что суд проходил с обвинительным уклоном, предвзято и односторонне, что привело к вынесению незаконного, необоснованного и несправедливого приговора. Выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела и не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в суд. В приговоре приведены противоречивые доказательства, не указано, по каким основаниям суд принял одни и отверг другие доказательства. Судом нарушен принцип презумпции невиновности, приговор постановлен на предположениях и сомнительных доказательствах. Указанные нарушения повлияли на решение вопроса о ею виновности и правильность применения уголовного закона.

Убийство К он не совершал. Его явка с повинной по эпизоду убийства К является недопустимым доказательством, так как получена с нарушением УПК РФ под физическим и моральным давлением, под диктовку оперативников. Следственные действия с ним проводились в ночное время.

Ходатайство об исключении явки с повинной из числа доказательств судом 15 отклонено необоснованно. Суд не учел, что обвиняемыми в убийстве К были и другие лица. Свидетель У дает описание лиц, убивших К , под которое он не подходит. Указанные ею обстоятельства преступления, отличаются от обстоятельств, установленных судом. Оценивая показания свидетеля Ш суд не учел, что тот является инвалидом по зрению. Согласно детализации разговоров по телефону на момент убийства К он, Тимофеев и Ш находились в разных районах города.

Судом не установлены обстоятельства причинения смерти К - отсутствует заключение экспертов по пулевым ранениям, не установлено - из какого именно оружия выполнены выстрелы, от которых погиб К , его причастность к этому. По заключению эксперта исследованные пули стреляны из пистолета иностранного производства или переделанного разового оружия, а гильзы стреляны из автоматического оружия, в то время, как пистолет «браунинг» не относится к автоматическому оружию. При производстве обыска 2 октября 2008 года оружие в гараже не было обнаружено, а через 4 месяца в том же гараже изъяты автомат и пистолет, хотя ключи от гаража между обысками находились у органов следствия. Его показания о том, что разбойного нападения не было, а была имитация ограбления, судом не учтены. Золотые вещи у П они не брали. Ссылка в приговоре на показания свидетеля М неправомерна, т.к. в судебном заседании он не допрашивался. 1 (оказания свидетеля о том, что он нашел сертификаты и в банке его арестовали, не соответствуют действительности, поскольку деньги по сертификатам он получил, и успел их истратить вместе с Тимофеевым. Его явка с повинной написана в нетрезвом состоянии и не соответствует действительности. При этом он не предупреждался об ответственности за дачу ложных показаний. Показания свидетелей С и Р о его знакомстве с мэром г.Тулуна П судом не учтены. Его действия как разбой квалифицированы неправильно. Огнестрельного оружия с собой у них не было, а был автомат, стреляющий шариками, похожий на настоящий. В судебное заседание потерпевшая П не явилась. Оружием ей не угрожали. Адвокат Козыдло по данному делу защищал Т и Нижегородова, не смотря на то, что интересы обоих обвиняемых явно противоречили друг другу. В материалах дела отсутствуют протоколы его проверки на полиграфе, которые подтверждают его невиновность. Суд не обратил внимание на то, что во время предварительного следствия с 10 по 14 октября 2008 года его вывозили из СИЗО и пытали, вследствие чего он был вынужден себя оговорить, что подтверждается поздним, с 00 до 3 часов ночи, возвращением в СИЗО. Доводы его и защитника судом не приняты во внимание. Показания потерпевшей К и свидетеля У противоречат показаниям свидетеля Ш . Тимофеев в своей явке с повинной от 10 октября 2008 года, данной под незаконным воздействием, о нем, как участнике преступлений, не указывал. Явки с повинной его и Тимофеева не совпадают с показаниями У и с экспертизами. Из экспертиз видно, что изъятые пули не подходят к гильзам и к оружию. Из всех 16 доказательств не ясно, кто в кого начал стрелять, кто убил и из какого оружия.

Факт неприязненных отношений Нижегородова и Тимофеева к К в связи с тем, что он был конкурентом Задорожных, в суде не подтвердился. К показаниям Нижегородова суд отнесся некритически. У суда к нему - Задорожных, сложилось предвзятое отношение в связи с тем, что он ранее судим. Наказание ему назначено излишне суровое. Его виновность установлена на слухах и предположениях. В дополнении осуждённый ссылается на то, что судебно - баллистическая экспертиза (от 1-15 октября 2007г., эксперт К и судебно - баллистическая экспертиза пуль и гильз (от 18-30 марта 2010г., эксперты Л и Ф являются недопустимыми доказательствами, поскольку противоречат друг другу. Размер гражданского иска потерпевшей П доказательствами не подтверждается, ему не разъяснялось право на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве и порядок его заключения, в связи с чем нарушено его право на защиту, а дело необходимо направить прокурору.

- адвокат Шустова Н.А. считая его незаконным и необоснованным, просит приговор в отношении Задорожных И.Н. отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение. Она ссылается на то, что Задорожных к убийству К непричастен. Он себя оговорил, также его оговорили иные лица. В отношении его применялось незаконное физическое и моральное воздействие, вследствие чего он дал вынужденные показания. Вина Задорожных в убийстве К не доказана. 21.09.2007г. он находился у себя дома, Его алиби органами следствия не проверялось. Показания свидетеля У являются противоречивыми, носят предположительный характер, не соответствуют доводам обвинения. Она не опознала Задорожных И.ТЕ, как лицо, шедшее навстречу потерпевшему К . При оценке показаний свидетеля Ш , суд не учёл, что он страдает пониженным зрением и 21.09.2007г. находился в нетрезвом состоянии. В суде свидетель Ш показал, что он не видел, как стрелял Задорожных И.Н., он указывает разное количество выстрелов, выстрелы не считал, какое оружие было у Задорожных в день убийства К - сказать не может. Судом не учтено, что Задорожных показывал, что следователь ему обещал квалифицировать его действия по ст. 108 УК РФ, если он даст нужные показания, что Задорожных неоднократно, на протяжении нескольких дней вывозили в здание прокуратуры, где с ним велись беседы и оказывалось физическое или моральное воздействие. Факты физического воздействия на Задорожных подтвердили его сокамерники П Д и другие. В убийстве К признавались на допросах другие лица: А и Из видеосъёмки проверки показаний Задорожных на месте от 24 октября 2008 года видно несоответствие и искажение сведений, указанных им в протоколе допроса на следствии, а также противоречие с показаниями свидетеля Ш . Суд необъективно отнесся к заявлению Задорожных И.Т1. о том, что явку с повинной он написал вынужденно, после избиения его 10, 11, 13 октября 2008 года. Утверждение Задорожных во время следствия, что 17 К он убивать не хотел, мотива и умысла на убийство у него не было, конфликтных ситуаций с ним не имел, суд не принял во внимание. Аргументы суда о личной неприязни Задорожных к К , возникших на почве конфликта потерпевшего с осужденным Тимофеевым, являются голословными и не основанными на достоверных источниках. По эпизоду разбойного нападения 08.09.2008 года на потерпевшую П показания Задорожных об инсценировке, имитации преступления для повышения рейтинга мэра г.Тулуна являются стабильными. Его явка с повинной написана в нетрезвом состоянии.

Показания свидетеля П о том, что он не знаком с осужденным, противоречат показаниям свидетеля С и Р которым суд не дал оценку. Доводы обвинения о том, что Задорожных и Тимофеев обратились к М для обналичивания сертификатов, являются голословными. При осмотре места происшествия 8.09.2008г., осмотре предметов 9.09.2008г., дополнительном осмотре места происшествия 9.09.2008г., выемке 10.09.2008г. в качестве понятых участвовали заинтересованные лица, друзья семьи П - супруги А и Е Во время осмотра места происшествия 8.09.2008г. нарушены т ст. 166 УПК РФ - в протоколе не отражены сведения о находившихся в доме П сына потерпевшей и его жены. Разводной газовый ключ, которым ено телесное повреждение Тимофееву, при осмотре места происшествия 8.09.2008г. не изымался. Суд не учёл, что 28.04.2009г. Задорожных привозился к родным, чтобы отметить день рождения, что подтверждает его доводы о самооговоре. Наказание Задорожных является суровым, при его назначении суд не учел состояние здоровья жены Задорожных, наличие на иждивении дочери, факт добровольной выдачи оружия осужденным. Исковые требования потерпевшей удовлетворены необоснованно, т.к. в суд не представлены письменные подтверждения размера ущерба.

- осужденный Тимофеев А.А. просит приговор в части его осуждения по ст.222 ч.1, п.«а,ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ отменить, его - оправдать. В части осуждения по ст.ст.222 ч.2, 222 ч.2 - приговор изменить, назначить ему более мягкое наказание. Он ссылается на то, что наказание назначено с нарушением ст.83 УПК РФ и является чрезмерно суровым. По ч.1 ст.222, п.«а,ж,з» ч.2 ст. 105 УК РФ судом нарушены требования ст.380 УПК РФ, потому что приговор не соответствует фактическим обстоятельствам. В части обвинения в убийстве С суд не принял его доводы о невиновности и показания о том, что он лишь следил за С , а действий по лишению тою жизни не предпринимал. Оценка показаний К и Ш о том, что они видели у него оружие, судом дана необъективная. Он считает, что Кравченко и Ш должны также нести ответственность по ч.2 ст. 105 УК РФ.

Имевшиеся в ходе судебного разбирательства противоречия не были устранены. Суд не учел, что, не имея ключей, он не мог проникнуть в подъезд, где произошло убийство С . Изъятые при осмотре места убийства С пули не имеют повреждений от соприкосновения с препятствиями. 18 Па них имеются повреждения, которые могли возникнуть при отстреле пуль в тире либо в пулеуловителе. На его вопрос, не были ли указанные пули извлечены из пулеуловителя, эксперт не ответил. Заключение экспертизы, проведенное по определению суда, показало об отсутствии крови и иных объектов на пулях, и противоречит протоколу осмотра места происшествия убийства С и судебно-медицинской экспертизе, где указано, что пули были изъяты из стен, а также из трупа С . Осуждённый считает, что на нулях не могли отсутствовать кровь и следы соприкосновения с иными объектами. Очевидцы нахождения его в подъезде при убийстве С отсутствуют. Приговор обоснован предположением подсудимого Кравченко о совершении им убийства. Свидетель У не опознала его и Задорожных как лиц, совершивших убийство К . При оценке показаний свидетеля Ш суд не учёл, что тот имеет заболевание органов зрения, которое не дает ему возможность видеть в темное время суток на расстоянии 50 метров.

Оснований для убийства К у него не было. Как следует из протокола осмотра места убийства К и экспертизы его трупа, большинство повреждений причинены выстрелами из пистолета «браунинг», а из пистолета «ПМ» сделан выстрел в голову, что противоречит действиям, указанным в показаниях его и Задорожных. Пистолет «ПМ» и граната «Ф-1» были подброшены в автомобиль сотрудниками милиции, также как нули по убийству К и С подгонялись под этот пистолет. Показания о его причастности к убийству С и К даны в результате психологического давления на него сотрудников милиции и сокамерниками.

Ранее в убийстве С и К подозревались другие лица. Приговор вынесен без учета обстоятельств, которые могли существенно повлиять на выводы суда.

- адвокат Подзина А.Л. просит приговор в отношении Тимофеева А.А. отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в связи с тем, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом. Она ссылается на то, что незаконные действия с боеприпасами, взрывчатыми веществами и огнестрельным оружием совершались Тимофеевым А.А. в один период времени, они хранились по одному адресу, эти преступления не имеют разрыва во времени, совершены с единым умыслом и направлены на один объект преступления, не являются относительно самостоятельными, поэтому повторная квалификация действий Тимофеева по ч.2 ст.222 УК РФ является излишней. Суд не взял во внимание показания Тимофеева о невиновности в действиях с гранатой, обнаруженной в машине Задорожных. Свои показания во время предварительного следствия о принадлежности Тимофееву гранаты Ф-1 Задорожных в суде не подтвердил и указал, что во время следствия он Тимофеева оговорил. Иных доказательств действий Тимофеева с гранатой не имеется. Не исследован вопрос о возможной принадлежности гранаты сотрудникам милиции, имевшим доступ к автомашине Задорожных в течение длительного времени. Указанные противоречия в суде не устранены. В судебном заседании Задорожных показывал, что во время следствия при 20 Вопреки доводам, изложенным в кассационных жалобах, виновность осуждённых в содеянном подтверждена доказательствами, полно, всесторонне исследованными в судебном заседании и приведёнными в приговоре.

Все обстоятельства, подлежащие доказыванию при производстве по уголовному делу, предусмотренные ст.73 УПК РФ, а также мотивы преступлений, судом установлены доказательствами, анализ которых содержится в приговоре.

Так, в период предварительного следствия Кузнецов показал, что в 2006 году Бобров сказал, что опасается С и спросил, нельзя ли убрать С - лишить того жизни, вследствие личных неприязненных отношений.

О разговоре он рассказал Слизких и сообщил тому, что Бобров готов заказать убийство С , на что Слизких согласился помочь. Бобров просил узнать, сколько будет стоить убийство С . Через 2-3 дня Слизких сообщил о размере вознаграждения в рублей. После этого он - Кузнецов, получил от Боброва деньги, которые передал Слизких. 9 марта 2007 года он узнал об убийстве С Эти же сведения Кузнецов подтвердил на очной ставке со Слизких Подсудимый Слизких суду показал, что в октябре-ноябре 2006 года Кузнецов поинтересовался, есть ли у него знакомые, кто смог бы в интересах Боброва физически устранить С . В ноябре-декабре 2006 года по просьбе Кузнецова он спросил об этом Нижегородова, который через некоторое время сообщил, что берётся исполнить это поручение, для чего ему нужны информация о С и деньги. Получив от Кузнецова лист бумаги с данными о потерпевшем, он передал их Нижегородову. После этого Кузнецов интересовался, как продвигаются дела. В феврале 2007 года Нижегородов сообщил ему, что нужны деньги. Эту просьбу он передал Кузнецову и получил от него пакет с деньгами, который также передал Нижегородову. После этого Кузнецов вновь спрашивал, когда все закончится.

Подсудимый Нижегородов суду показал, что после вопроса Слизких о наличии у него знакомого, способного устранить человека, он, зная о плохом материальном положении Тимофеева, спросил его - возьмется ли он убить человека за деньги, на что Тимофеев ответил утвердительно и сказал, что ему срочно нужны деньги, поэтому необходима предоплата в размере не менее 5 тысяч долларов, а также информация о человеке, которого необходимо убрать.

Полученную от Тимофеева информацию он сообщил Слизких, который следующий день передал ему деньги и лист бумаги с информацией о потерпевшем, о котором Слизких сообщил, что он пожилой мужчина, его фамилия С , офис его находится на Передав Тимофееву деньги и лист с информацией на С , он ему сказал, что это 21 от заказчика. На звонки Слизких он отвечал, что люди работают. 9 марта 2007 года около 10-11 часов утра Тимофеев сообщил по телефону, что груз отправлен, надо рассчитаться, из чего он понял, что убийство совершено. На следующий день Слизких передал ему деньги, которые он затем вручил Тимофееву. Впоследствии Тимофеев рассказал обстоятельства подготовки к убийству С и самого убийства, попросил еще денег, о чём он сообщил Слизких, который позднее дал для Тимофеева около рублей.

Заказчиком убийства Слизких указывал Боброва.

Во время предварительного расследования Нижегородов показывал, что от Тимофеева ему известно, что осенью 2007 года тот со своим знакомым по имени И в вечернее время встретили знакомого - владельца игровых автоматов, к которому у них была неприязнь из-за того, что тот был конкурентом И , вследствие чего его игровые автоматы закрылись. В ходе встречи с этим человеком у них произошел конфликт с перестрелкой, Тимофеев и И его убили 29 сентября 2008 года Тимофеев показывал ему ксерокопии банковских сертификатов и просил помочь их обналичить, пояснив, что на них наложен арест Из показаний Тимофеева во время предварительного следствия следует, что во время прохождения службы он оставил себе полученные им боеприпасы, взрывчатые вещества, хранил их в гаражном боксе у Кобелева. Затем вместе с Кобелевым на автомашине они перевезли эти боеприпасы и взрывчатые вещества в откуда Кобелев их выдал сотрудникам милиции. В 1999 году он нашел пистолет ПМ и две обоймы с патронами, который хранил у себя. Примерно, в 2002 году пистолет, обоймы с патронами он отвез Кобелеву. В 2006 году но его просьбе Кобелев принес ему пистолет и обойму с патронами.

В январе 2007 года Нижегородов предложил ему физически устранить человека, пообещав заплатить на что он согласился, так как нуждался в деньгах. Впоследствии Нижегородов передал ему лист бумаги с информацией о заказанном человеке: его месте работы - офисе, месте жительства, фамилия, имя, отчество, марки и цвета личного и служебного автомобилей. У него был пистолет Макарова, в котором использовались патроны калибра 9 мм к пистолетам ПМ. После получения заказа утром он приехал к указанному офису, осмотрел, проследил - когда объект приехал на работу. К слежению он привлёк Кравченко, с которым они неоднократно приезжали в и следили за объектом. Он решил убить человека, для чего зайти в подъезд дома со стороны двора, дождаться его приезда, после чего выстрелить в него из пистолета. 8 марта 2007 года он и Кравченко приехали в около 18 часов, испортили замок входной двери в подъезд. 9 марта 2007 года он и Кравченко приехали к офису. Он зашел в подъезд, спрятался в помещении тамбура, прождал около 15 минут, затем Кравченко передал, позвонив, условный сигнал о том, что объект приехал. После этого мужчина зашел в подъезд. Когда потерпевший прошел мимо, он вышел следом за ним и произвел 3-5 выстрелов из пистолета в мужчину, два раза - в голову, затем 0 0 ушел из подъезда. Через 2-3 дня после совершения убийства Нижегородов передал ему деньги.

Козьмину он был должен около 50 тысяч рублей, поэтому отдал ему в залог свой паспорт. 21 сентября 2007 года около 21 часа он, Задорожных и Ш распивали спиртное около детского садика и школы в 17-м микрорайоне когда он увидел, что в их направлении шли Козьмин и девушка. Он попросил закурить, хотел поговорить. К отскочил и вместе с девушкой стал убегать и стрелять. Он побежал вслед за К , требовал остановиться, стал в него стрелять из пистолета, отчего тот упал. Позднее Задорожных рассказал ему, что тоже стрелял в К , так как считал, что тот может обо всем рассказать. У Задорожных имелся автомат Из показаний Задорожных во время предварительного следствия следует, что от Тимофеева ему известно о хранившемся у того оружии и боеприпасах, которые он приобрел во время службы. В 2006 году он видел у Тимофеева гранату. В 2006 год) Тимофеев рассказал, что имеет пистолет ПМ, который отремонтировал один из ею знакомых. В марте 2007 года из телевизионных новостей он узнал об убийстве С . Через 1-2 дня он встретился с Кравченко и Тимофеевым, от которых узнал, что именно Тимофеев стрелял в этого человека. Тимофеев рассказал, что он находился в подъезде дома, дождался прихода мужчины и расстрелял его из пистолета. Когда он выходил из подъезда, то голову закрыл капюшоном. Накануне убийства Кравченко и Тимофеев привели в негодность замок входной двери в подъезд, где располагался вход в офис С . За это убийство Тимофееву заплатили.

После убийства Тимофеев передал Кравченко пистолет ПМ, который имел на конце ствола резьбу для накручивания глушителя, и полный магазин с патронами. В конце весны - начале лета 2007 года он взял у Кравченко пистолет Тимофеева, оставил его у себя. 21 сентября 2007 года пистолет он отдал Тимофееву. В этот день он и Тимофеев при себе имели пистолеты. Когда они встретились с К , с ними был Ш . Тимофеев пошел в сторону К и девушки, ггопросил закурить. К с девушкой сразу стал убегать. Тимофеев бежал вслед за ними и стрелял из пистолета в К Он - Задорожных, побежал вслед за ними, стреляя в К . 8 сентября 2008 года в у Тимофеева также был при себе указанный пистолет Макарова. 1 октября 2007 года он и Тимофеев, имевший при себе пистолет ПМ, передвигались на автомашине по и были задержаны.

Пистолет Тимофеева был изъят. Изъятая при осмотре автомашины граната Ф-1 принадлежит Тимофееву При проверке его показаний на месте Задорожных показал обстоятельства совершения им и Тимофеевым убийства К23 Указанными показаниями Задорожных, подтверждёнными иными доказательствами, в том числе изложенными выше показаниями Тимофеева, опровергается утверждение осуждённого Тимофеева о том, что пистолет «ПМ» и граната были подброшены сотрудниками милиции.

Свидетель Ш суду показал, что в январе 2007 года у Тимофеева он видел боевой пистолет . Зимой 2007 года по просьбе Тимофеева он помогал тому вместе с Кравченко следить в за человеком, установить график его приезда в офис, расположенный на первом этаже жилого дома на набережной реки В 2005 году он видел у Задорожных пистолет иностранного производства.

Задорожных и Тимофеев увлекались азартными играми, в связи с чем Тимофеев занимал большое количество денег, имел долги, в том числе непогашенные банковские кредиты. Поэтому свой паспорт Тимофеев отдал в залог К - хозяину игрового павильона В сентябре 2007 года вечером он встретился с Задорожных и Тимофеевым. Они находились около школы и детского сада, распивали спиртное. Задорожных и Тимофеев говорили, что у К надо забрать паспорт. Тимофеев сказал: «вот и он», после чего побежал по дорожке в сторону двух силуэтов - мужского и женского. Когда Тимофеев подошел к этим лицам, он услышал женский крик и звуки выстрелов, не менее пяти. Испугавшись, он побежал, при этом слышал еще не менее 10 выстрелов. Позднее Тимофеев рассказал ему, что он и Задорожных убили К .

При проверке его показаний на месте свидетель Ш показал обстоятельства совершения Задорожных и Тимофеевым убийства К .

Ссылки стороны защиты на пониженное зрение Ш , работавшего на момент допроса его в судебном заседании в локомотивном депо машинистом, как это видно из протокола, и на его нетрезвое состояние не исключают возможность наблюдения свидетелем указанных им обстоятельств совершения Тимофеевым и Задорожных преступлений.

Из протокола осмотра места происшествия видно, что 9 марта 2007 года в подъезде по на полу площадки, расположенной перед лестницей на первый этаж, обнаружены: труп С со следами насильственной смерти, две пули, 4 стреляные гильзы.

Установлена неисправность запирающего устройства на входной двери подъезда. Обнаружены и сняты следы пальцев которые согласно заключению судебно-дактилоскопической экспертизы образованы мизинцем левой руки и указательным пальцем левой руки Тимофеева Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть гр-на С наступила от огнестрельных пулевых ранений головы и грудной 24 клетки. Экспертом не исключается образование указанных телесных повреждений при обстоятельствах, вменяемых Тимофееву Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть К наступила в результате множественных огнестрельных пулевых ранений головы, груди, живота. Экспертом не исключается образование указанных телесных повреждений при обстоятельствах, вменяемых Тимофееву и Задорожных Вопреки доводам осуждённого Тимофеева, данное заключение подтверждает показания его и Задорожных, принятые судом во внимание.

Тимофеев и Задорожных не обвиняются в причинении К телесных повреждений, не повлёкших за собой вред здоровью и образовавшихся до наступления его смерти, поэтому ссылки адвоката Подзиной А.Л. на то, что причина их возникновения органами следствия не выяснена, не может быть принята во внимание.

Согласно банковским справкам в январе-марте 2007 года Тимофеев имел задолженность по кредитам на крупные суммы Как видно из протокола явки с повинной, Тимофеев сообщил о разбойном нападении на П и указал, что 6 сентября 2008 года Задорожных предложил ему ограбить мэра на что он согласился. 7 сентября 2008 года около 19 часов он и Задорожных приехали в где с чердака бани вели наблюдение за домом П . На следующий день, дождавшись, когда мэр уехал, по указанию Задорожных он подошел к дому, открыл дверь, увидел женщину, вступил с ней в борьбу, надел на нее наручники и пристегнул к батарее. Женщина ударила его по голове, после чего он позвал Задорожных. Он спрашивал женщину, где находятся деньги. Осмотрев дом, он и Задорожных нашли и похитили деньги , столовые приборы, папку, в которой обнаружили банковские сертификаты Сбербанка России, часть которых с помощью М обналичили, часть сертификатов выбросили Аналогичные сведения указал в явке повинной, а также допрошенный в качестве обвиняемого Задорожных, дополнив, что у него и Тимофеева с собой были автомат и пистолет Потерпевшая П суду показала, что 8 сентября 2008 года около 16 часов 45 минут выходя из дома почувствовала, что кто-то дернул дверь, после чего она увидела на пороге мужчину в маске. Он выбил из её руки телефон, потребовал не кричать, достал наручники и сказал, что ему нужны два миллиона рублей. Ответив, что денег нет, она ударила мужчину находившимся рядом металлическим ключом по голове. Мужчина достал пистолет, затем наручниками пристегнул ее к батарее. Когда она стала звать на помощь, 25 появился второй мужчина в шапке с вырезами под глаза. Он вел себя агрессивно, сказал, что они ее убьют, если она будет кричать. Из принесенной сумки он достал автомат, на ствол которого стал накручивать глушитель, угрожая убить её с мужем. Осмотрев дом, мужчины похитили имущество: деньги - золотые украшения, столовый набор, кожаный портфель, сберегательные сертификаты Сбербанка РФ, причинив значительный ущерб.

Показания потерпевшей также опровергают доводы осуждённого Задорожных о том, что золотые вещи у П он с Тимофеевым не похищал.

Оснований для признания указанных доказательств недопустимыми у суда не имелось. Они согласуются между собой и, вопреки доводам, изложенным в кассационных жалобах, противоречий не имеют, объективно подтверждаются показаниями подсудимых К К потерпевших Б , Б К свидетелей К У П , К , К , К , Р , Б К , А З Ц Ч , В , Ч , З , П П , К , Е , И П Р , А , П ., П П Р , Ф , М К С , Л явкой Нижегородова с повинной ггротоколами явок с повинной Тимофеева и Задорожных протоколами: осмотров места происшествия выемки осмотра вещественных доказательств - обыска , осмотров помещений - опознания потерпевшей П . похищенных вещей заключениями экспертиз: медико-криминалистических судебно-медицинских судебной криминалистической судебно-баллистических - судебно-биологической судебно-генетической судебно-трассологических судебно- взрывотехнических дополнительной комплексной химико-баллистической заявлением Задорожных о выдаче пистолета сведениями и детализацией телефонных соединений заявлением потерпевшей П и другими материалами дела.

Все имеющиеся по делу доказательства в судебном заседании в соответствии со ст.88 УПК РФ исследованы в полном объёме и получили надлежащую оценку с точки зрения относимости, допустимости, 26 достоверности, а всех собранных доказательств в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Указанные доказательства, вопреки доводам адвоката Баскаевой, сомнений в виновности осуждённых не вызывают.

Доводы осуждённого Тимофеева о том, что он не мог проникнуть в подъезд, где произошло убийство С , опровергаются его показаниями во время предварительного следствия и показаниями подсудимого Кравченко о том, что накануне убийства С , для того, чтобы дверь в подъезд не закрывалась, они испортили замок, затолкав в него спички.

Ссылки Кузнецова на то, что органами следствия не представлена и в судебном заседании не исследовалась видеозапись событий, происходивших 9 марта 2007 года во дворе дома , противоречат протоколу судебного заседания.

Вопреки доводам адвоката Орешкина показания свидетелей К Л Д , С С , Ч , Т , Г А не свидетельствуют о непричастности Боброва к убийству С и не опровергают выводы суда о его виновности в инкриминируемом преступлении.

Ссылки Задорожных на то, что автомат в гараже его сожительницы Нижегородцевой не изымался и ему не принадлежит, Задорожных и Тимофеева об имитации ими ограбления П судом исследовались и обоснованно не приняты во внимание.

Доводы Задорожных о том, что свидетель М в суде не допрашивался и ссылка в приговоре на его показания является неправомерной, противоречат протоколу судебного заседания Утверждения осужденного Задорожных и его адвоката о знакомстве с мэром П а также о том, что свидетель С получил по сертификатам деньги, которые истратил вместе с Тимофеевым, что похищенные сертификаты П заблокировала, не свидетельствуют о его невиновности в разбойном нападении.

Явка Задорожных с повинной соответствует требованиям ст. 142 УПК РФ, согласуется и подтверждается изложенными в приговоре доказательствами, поэтому его указание о её недопустимости признается несостоятельным. 27 В соответствии с добытыми доказательствами суд правильно установил, что при нападении на П с целью хищения имущества, Тимофеев угрожал применением пистолета Макарова, а Задорожных автомата в связи с чем ссылки осуждённого Задорожных на то, что они не угрожали потерпевшей огнестрельным оружием, адвоката Подзиной на то, что насилие к потерпевшей выразилось лишь в пристегивании её к батарее наручниками - противоречат материалам дела.

Доводы адвоката Шустовой о том, что видеозапись проверки показаний Задорожных на месте от 24 октября 2008 года не соответствует сведениям, указанным им в протоколе допроса, и противоречит показаниям свидетеля Ш , не могут быть признаны состоятельными, поскольку противоречат материалам дела - в части обстоятельств совершения Задорожных и Тимофеевым убийства К указанные доказательства подтверждаются и дополняются между собою и с другими доказательствами. Что касается сведений о том, каким путем Тимофеев, Задорожный и Ш в шли к месту распития спиртных напитков, то это обстоятельство правового значения не имеет.

Квалификация действий: Боброва В.В. по ч.З ст.ЗЗ - п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ, Кузнецова Д.А., Слизких А.В. и Пижегородова Д.Л. по ч.5 ст.ЗЗ - п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ, Тимофеева А.А. по п.«а,ж,з» ч.2 ст. 105, п.«б» ч.4 ст. 162 УК РФ, Задорожных И.П. по п.«ж» ч.2 ст. 105, п.«б» ч.4 ст. 162 УК РФ - судом дана верная.

С учётом признательных показаний Слизких в судебном заседании об участии его, Кузнецова и Боброва в причинении смерти С подтверждённых иными, указанными в приговоре доказательствами, ссылки осуждённых на недопустимость доказательств - протоколов допроса Слизких от 17 и 20 октября 2008 года, не ставят под сомнение вывод суда о виновности Боброва в организации убийства С по найму, Слизких и Кузнецова - в пособничестве в указанном убийстве.

Из показаний Кузнецова и Тимофеева во время предварительного следствия, Слизких и Пижегородова в судебном заседании следует, что Бобров в октябре - ноябре 2006г. предложил Кузнецову подыскать за денежное вознаграждение исполнителя убийства С . Кузнецов в ноябре-декабре 2006г. сообщил об этом Слизких и просил того содействовать в поиске исполнителя убийства. Слизких предложил Нижегородову подыскать исполнителя убийства, после чего Нижегородов предложил Тимофееву совершить убийство С за денежное вознаграждение. Согласившись с этим предложением, Тимофеев потребовал информацию о потерпевшем, а также предоплату за совершение убийства. Указанную информацию, а также деньги - предоплату за убийство, Бобров передал через Кузнецова в декабре 2006г. - январе 2007г. 28 При таких обстоятельствах утверждения стороны защиты о том, что действия Боброва не являются организацией убийства, что на 18 ноября 2006 года, т.е. момент «заказа» С а и передачи денег Кузнецову, Бобров находился за пределами области, коллегия считает несостоятельными.

Ссылки Кузнецова на то, что переданные им сведения не являются информацией, содействовавшей убийству, противоречат фактическим обстоятельствам, поскольку полученная и переданная, в том числе предоставленная им Слизких для дальнейшей передачи исполнителю убийства информация о личности потерпевшего, его месте жительства и работы, используемых им транспортных средствах, как установлено судом, способствовала причинению смерти С . Те обстоятельства, что указанную информацию Кузнецов не собирал и не систематизировал, не влияют на оценку его действий, как пособничество в убийстве по найму.

Доводы стороны защиты о непричастности Боброва, Кузнецова, Тимофеева и Задорожных к вменяемым им деяниям, об оговоре осуждёнными друг друга и самооговоре судом первой инстанции тщательно исследовались и обоснованно отвергнуты в приговоре.

Ссылки адвоката Шустовой о наличии у Задорожных алиби на момент убийства К 21 сентября 2007г. опровергаются приведёнными в приговоре доказательствами.

Показания осуждённых, противоречащие установленным обстоятельствам, суд правильно не принял во внимание с приведением соответствующих мотивов.

Вопреки утверждению стороны защиты, в приговоре суд указал время и место совершения Бобровым организации убийства С по найму, а Кузнецовым пособнических действий этому - с октября 2006 года по январь 2007 года в городе определив при этом степень участия Кузнецова в преступлении.

В соответствии с доказательствами суд правильно указал в приговоре, что смерть К наступила от огнестрельных ранений, полученных в результате выстрелов из пистолета Макарова Тимофеевым из корыстных побуждений в связи с нежеланием отдавать потерпевшему долг, а Задорожных из пистолета «Браунинг» вследствие неприязненных отношений, поэтому доводы Задорожных и его защитника о том, что не установлены обстоятельства убийства К и оружие, из которого выполнены выстрелы, что у Задорожных не было умысла и мотива для убийства потерпевшего, а также 29 доводы Тимофеева об отсутствии у него оснований для убийства К - не соответствуют материалам дела.

Ссылки Задорожных на то, что пистолет «браунинг» не является автоматическим оружием, что изъятые пули не подходят к гильзам и к оружию - не соответствуют действительности и не опровергают заключений экспертов о том, что шесть пуль, изъятых в ходе расследования убийства К стреляны из пистолета Браунинг принадлежащего Задорожных .

Доводы Тимофеева о том, что изъятые при осмотре места убийства С пули не имеют повреждений от соприкосновения с препятствиями и в то же время на них имеются повреждения от отстрела в тире либо в пулеуловителе являются противоречивыми, материалами дела не подтверждаются. Согласно заключениям судебно-баллистических и дополнительной комплексной химико-баллистической экспертиз обнаруженные при осмотре места убийства С две пули и четыре гильзы, а также две пули из трупа С стреляны из одного ствола оружия - пистолета Макарова, как установлено - принадлежащего Тимофееву. Они имеют следы деформации То обстоятельство, что при исследовании пуль, проведённом во время судебного разбирательства, не обнаружено частиц постороннего (инородного) вещества, вопреки доводам Тимофеева не ставит под сомнение протокол осмотра места происшествия убийства С и данные судебно- медицинской экспертизы, а также выводы суда о виновности Тимофеева в причинении смерти С Судебно-баллистические и дополнительная комплексная химико- баллистическая экспертиза по делу проведены лицами, обладающими специальными познаниями, в соответствии с УПК РФ. Вопреки утверждению осуждённых Задорожных и Тимофеева, выводы экспертов, их показания в суде не противоречат друг другу, а взаимно дополняют. Поэтому оснований для признания недопустимыми доказательствами экспертиз, проведённых с участием экспертов К и Д Л и Ф - не имеется.

Согласно приговору Кузнецов признан виновным в совершении пособничества в убийстве путём предоставления информации. Поэтому его ссылки на то, что органы следствия и суд не установили конкретный размер полученной от Боброва и переданной Слизких денежной суммы, что суд не 30 указал место передачи денежных средств и расширил рамки предъявленного Кузнецову обвинения - признаются несостоятельными.

Указание в приговоре на то, что Нижегородов передал Тимофееву в качестве предоплаты рублей и затем, за исполнение убийства С - рублей, не свидетельствует о нарушении требований ст.252 УПК РФ, а также права Кузнецова и Боброва на защиту.

Поскольку показания допрошенных в судебном заседании свидетелей З Т , Б и Д не содержат сведений, отвечающих требованиям ст.ст. 73, 252 УПК РФ, в силу чего не обладают признаками относимости доказательств к предъявленному осуждённым обвинению, поэтому доводы Кузнецова о том, что указанные показания не отражены в приговоре, не могут быть приняты во внимание.

Вопреки доводам осуждённого Боброва и его защитников, судом установлена цель и мотив его действий - причинение смерти С на почве личных неприязненных отношений.

В силу ст.252 УПК РФ, предусматривающей пределы судебного разбирательства, ссылки стороны защиты о наличии мотивов убийства С у других лиц, о неприязненных отношениях потерпевших Б и Б к Боброву, о необоснованности отказа в удовлетворении ходатайств об исследовании протоколов с участием иных лиц, ранее обвиняемых в убийстве С , признаются несостоятельными.

По этим же основаниям не могут быть приняты во внимание и доводы осуждённого Задорожных и его защитника о том, что ранее в убийстве К обвинялись иные лица.

Ссылки адвоката Подзиной на то, что Тимофеев отрицает утверждение Пижегородова о передаче денег в три приёма, не опровергает получение Тимофеевым денег за совершение убийства С Показания Пижегородова в части сообщения Тимофеевым информации об убийстве С , изложенные в приговоре, соответствуют протоколу судебного заседания.

Вопреки доводам стороны защиты и как видно из материалов дела, свидетель У не описывала лиц, совершивших убийство К Указанные ею обстоятельства преступления соответствуют установленным обстоятельствам, подтверждаются исследованными доказательствами, в том числе явкам с повинной Тимофеева и Задорожных, и не противоречат показаниям свидетеля Ш , принятым судом во внимание. То обстоятельство, что У не опознала Тимофеева и Задорожных, как лиц, 31 совершивших убийство К , не опровергает выводы суда и не исключает виновность осуждённых.

Доводы Задорожных о том, что в момент убийства К он, Тимофеев и Ш находились в разных районах города, противоречат материалам дела, в том числе и данным о детализации звонков с используемых ими телефонов.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора в части осуждения Боброва ВВ. по ч.З ст.ЗЗ - п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ, Кузнецова Д.А., Слизких А.В. и Пижегородова Д.Л. по ч.5 ст.ЗЗ - п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ, Тимофеева А.А. по п.«а,ж,з» ч.2 ст. 105, п.«б» ч.4 ст. 162 УК РФ, Задорожных И.Н. по п.«ж» ч.2 ст. 105, п.«б» ч.4 ст. 162 УК РФ, не допущено.

Вопреки доводам осуждённого Задорожных, суд, в соответствии со ст.307 УПК РФ, в приговоре привел мотивы, по которым отверг доказательства стороны защиты в указанной части обвинения. Поэтому и ссылки адвоката Орешкина на отсутствие в приговоре доказательств защиты, немотивированность судебного решения, одностороннюю оценку отношений между С и Бобровым, и нарушение тем самым прав обвиняемых на справедливое и эффективное судебное разбирательство, а также на защиту - признаются коллегией несостоятельными.

Суд первой инстанции исследовал показания подсудимых Кузнецова, Задорожных, Тимофеева, их защитников, а также указанных ими свидетелей о применении к ним во время предварительного следствия незаконных методов следствия, им дана надлежащая оценка.

Кроме того, из протоколов видно, что показания во время предварительного следствия, принятые судом во внимание, осуждённые давали по своему желанию, в присутствии защитников, а проверки показаний на месте проводились и с участием понятых. Правильность сведений, изложенных в протоколах, участники следственных действий удостоверили своими подписями. Кузнецов, Задорожных и Тимофеев при этом указывали, что показания с их слов записаны верно, ими прочитаны. Подозреваемым и обвиняемым разъяснялись процессуальные права, в том числе право не свидетельствовать против себя. Они предупреждались о том, что в случае последующего отказа от них, показания могут быть использованы в качестве доказательств. Каких - либо заявлений, замечаний и ходатайств Кузнецов, Задорожных, Тимофеев, их защитники, а также иные лица в протоколах следственных действий не указывали.

С учётом изложенного доводы стороны защиты о незаконном воздействии на Кузнецова, Задорожных и Тимофеева во время предварительного следствия нельзя признать обоснованными. 32 Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий судья создал сторонам все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Сторона защиты активно пользовалась правами, предоставленными законом, в том числе исследуя доказательства и участвуя в разрешении процессуальных вопросов. Основанные на законе мнения и возражения сторон судом принимались во внимание. Заявленные сторонами ходатайства были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

В связи с этим утверждение адвоката Баскаевой Г.П. об обвинительном уклоне судебного разбирательства не может быть признано состоятельным.

В отношении Т уголовное преследование по данному уголовному делу в период предварительного расследования прекращено.

Поэтому оснований к отводу адвоката Козыдло В.Б., предусмотренных ст.72 УПК РФ, не имелось.

Выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела. Оснований сомневаться в них у коллегии не имеется.

Как следует из приговора, материалы оперативно-розыскных мероприятий судом в качестве доказательств не учитывались, поэтому доводы адвоката Орешкина о необоснованном отказе в исключении указанных материалов из числа доказательств являются несостоятельными.

Во время предварительного следствия защитники Кузнецову назначались из числа лиц, указанных в его письменных заявлениях поэтому его ссылки на то, что он был лишен возможности иметь избранного им адвоката, противоречат материалам дела.

Вопреки доводам адвоката Орешкина показания свидетелей А и Б в части, касающейся предъявленного осуждённым обвинения в убийстве С , в приговоре изложены правильно и не противоречат показаниям свидетелей З , Ц , Ч Обстоятельств, предусмотренных законом и препятствующих участию в следственных действиях 8, 9 и 10 сентября 2008г. в качестве понятых граждан А и Г не имелось. Протоколы указанных следственных действий соответствуют требованиям УПК РФ. Поэтому ссылки адвоката Шустовой на их недопустимость не могут быть признаны состоятельными.

Как видно из протокола судебного заседания подсудимый Задорожных И.П. виновным себя в предъявленном обвинении не признал, что опровергает 33 его заявление о желании сотрудничать с органами следствия, являющегося обязательным условием применения ст.ст.317-7 ч.1, 316 УПК РФ.

Кроме того, по смыслу главы 40-1 УПК РФ заключение досудебного соглашения о сотрудничестве обязанностью стороны обвинения не является, зависит не только от желания подозреваемого (обвиняемого), но и от волеизъявления следователя, руководителя следственного органа и прокурора, представляющих сторону обвинения, которого по данному делу не имелось. В связи с изложенным заявление Задорожных о лишении его права на заключение досудебного соглашения о сотрудничестве и на защиту, а также необходимости направления дела прокурору является несостоятельным.

Наказание Боброву ВВ. по ч.З ст.ЗЗ - п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ, Кузнецову Д.А., Слизких А.В. по ч.5 ст.ЗЗ - п.«з» ч.2 ст. 105 УК РФ, Тимофееву А.А. по п.«а,ж,з» ч.2 ст. 105, п.«б» ч.4 ст. 162 УК РФ, Задорожных И.П. по п.«ж» ч.2 ст. 105, п.«б» ч.4 ст. 162 УК РФ назначено справедливое, в соответствии с требованиями ст.60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими деяний, данных о личности, влияния назначаемого наказания на условия жизни семей осуждённых и их исправление. Оснований к смягчению наказания, в том числе применению к Слизких ст.73 УК РФ, не имеется.

Ссылка Кузнецова на ошибочное указание прописью в размере расходов, связанных с погребением С суммы не влечёт отмену либо изменение приговора. При наличии сомнений они могут быть устранены в порядке п. 15 ст.397 УПК РФ.

Решение суда в части гражданских исков в пользу потерпевших в приговоре мотивировано, материалами дела подтверждается, поэтому доводы стороны защиты о необоснованном их удовлетворении являются несостоятельными.

При таких обстоятельствах оснований к отмене либо изменению приговора в указанной части не усматривается.

В то же время Судебная коллегия считает необходимым внести в приговор следующие изменения.

Как видно из протокола судебного заседания, в прениях сторона защиты привела доводы о недопустимости доказательства - протокола обыска помещения по адресу: используемого Слизких для осуществления адвокатской деятельности, как полученного без принятия об этом специального судебного решения.

В нарушение требований ст.307 УПК РФ, обязывающих привести в приговоре мотивы, по которым он отверг доказательства, не подтверждающие 34 его выводы, суд указанные доводы оставил без внимания и какого - либо мнения не привёл, что поставило под сомнение законность осуждения Слизких и Кузнецова по ст. 159 ч.4 УК РФ и в силу п.2 ч.1ст.379, ст.ч.1 ст.381 УПК РФ влечёт отмену приговора с направлением дела в указанной части на новое судебное рассмотрение.

Что касается остальных доводов, содержащихся в кассационных жалобах осуждённых Слизких и Кузнецова в части их обвинения по ст. 159 ч.4 УК РФ, то они подлежат учёту при новом судебном разбирательстве.

С учётом того, что незаконные действия с боеприпасами, взрывчатыми веществами и огнестрельным оружием Тимофеев совершал в один период времени, с единым умыслом, они были направлены на один объект преступления - общественную безопасность, Судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать его действия со ст.ст.222 ч.2, 222 ч.2, 222 ч.1 УК РФ на ч. 2 ст.222 УК РФ.

Вместе с тем, с учётом отсутствия отягчающих наказание Нижегородова обстоятельств, данных о его личности, смягчающих его наказание обстоятельств, в том числе - значимую и определяющую роль в особо активном способствовании раскрытию преступления, изобличению и уголовном преследованию всех соучастников преступления, что судом учтено не в полной мере, коллегия считает возможным его исправление без реального отбывания наказания и назначение ему наказания с применением ст.73 УК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

приговор Иркутского областного суда от 22 июня 2010 года в отношении Слизких Ал В и Кузнецова Д А в части осуждения их по ст. 159 ч.4 п.«б» УК РФ отменить и направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе со стадии судебного разбирательства. Меру пресечения - содержание их под стражей, продлить до 15 февраля 2011 года.

Считать их осуждёнными по ч.5 ст.ЗЗ - ст. 105 ч.2 п.«з» УК РФ - Слизких А.В., с применением ст.64 УК РФ - на 5 (пять) лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, - Кузнецова Д.А. - на 9 (девять) лет.

Этот же приговор в отношении Тимофеева А А изменить - переквалифицировать его действия со ст.ст.222 ч.2, 222 ч.2, 222 ч.1 УК РФ на ч.2 ст.222 УК РФ, по которой назначить наказание - 3 (три) года лишения свободы. 35 В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.2 ст.222, п.«а,ж,з» ч.2 ст. 105, п.«б» ч.4 ст. 162 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить окончательно - 21 (двадцать один) год 9 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этот же приговор в отношении Нижегородова Д Л изменить - назначенное ему по ч.5 ст.ЗЗ - ст. 105 ч.2 п.«з» УК РФ с применением ст. 64 УК РФ наказание в виде 2 (двух) лет 6 месяцев лишения свободы в силу ст.73 УК РФ считать условным с испытательным сроком в 3 года.

Возложить на Нижегородова Д.Л. обязанность не менять постоянное место жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного.

Нижегородова Д Л освободить из-под стражи немедленно.

В остальной части приговор в отношении Слизких А.В., Кузнецова Д.А., Тимофеева А.А., Нижегородова Д.Л., а также в отношении Боброва В В и Задорожных И Н оставить без изменения, кассационные жалобы потерпевших Б и Б осужденных Боброва В.В., Кузнецова Д.А., Слизких А.В., Тимофеева А.А. и Задорожных И.Н., адвокатов Баскаевой Г.П., Орешкина М.И., Шустовой Н.А. и Подзиной А.Л. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 66-О10-161

УК РФ Статья 43. Понятие и цели наказания
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
УК РФ Статья 159. Мошенничество
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 5. Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе
УПК РФ Статья 39. Руководитель следственного органа
УПК РФ Статья 67. Отвод следователя, начальника органа дознания, начальника подразделения дознания, дознавателя
УПК РФ Статья 72. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 83. Протоколы следственных действий и судебного заседания
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 90. Преюдиция
УПК РФ Статья 142. Явка с повинной
УПК РФ Статья 166. Протокол следственного действия
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 304. Вводная часть приговора
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УПК РФ Статья 397. Вопросы, подлежащие рассмотрению судом при исполнении приговора
УПК РФ Статья 447. Категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам
УПК РФ Статья 448. Возбуждение уголовного дела
УПК РФ Статья 450. Особенности избрания меры пресечения и производства отдельных следственных действий
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 73. Условное осуждение

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх