Дело № 66-О10-192

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 1 декабря 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ведерникова Ольга Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №66-О10-192

от 1 декабря 2010 года

 

председательствующего Червоткина A.C.

при секретаре Ереминой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационному представлению государственного обвинителя Поташенко С. А., кассационным жалобам осужденных Борисова В.А. и Гламаздина A.B., адвокатов Минина СИ. и Суворовой Р.Н. на приговор Иркутского областного суда от 02 сентября 2010 года, которым

осужден к лишению свободы по:

• ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ с учётом ст.62 ч.1 УК РФ - на 10 (десять) лет;

• ст. 105 ч.2 п.п. «ж, з» УК РФ - на 13 (тринадцать) лет.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний, назначено окончательно 17 (семнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором Борисов В.А. оправдан по ст. 209 ч.2 УК РФ ввиду непричастности к совершению преступления.

осужден к лишению свободы по:

• ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ с учётом ст.62 ч.1 УК РФ - на 10 (десять) лет;

• ст. 105 ч.2 п.п. «ж, з» УК РФ - на 12 (тринадцать) лет.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний, назначено окончательно 16 (шестнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ведерниковой О.Н., выслушав осужденных Борисова В.А. и Гламаздина A.B., участвовавших в заседании суда кассационной инстанции с использованием системы видео-конференц-связи, адвокатов Глазунову М.А. в защиту интересов Борисова В.А. и Чигорина H.H. в защиту интересов Гламаздина A.B., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Козусевой H.A., не поддержавшей кассационное представление, судебная коллегия

 

установила:

 

Борисов и Гламаздин признаны виновными в том, что в соучастии с иными лицами, уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство, совершили разбойное нападение на Н [скрыто] и его убийство, сопряжённое с разбоем.

Преступления совершены 25 сентября 2006 года в

[скрыто] при обстоятельствах, изложенных в

приговоре.

В кассационном представлении и жалобах: • государственный обвинитель Поташенко С.А. считает приговор суда незаконным и подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом. По его мнению, без надлежащей оценки судом оставлены показания свидетелей, согласно которым Борисову было достоверно известно о существовании банды и имевшемся у нее оружии. Ссылается в этой части на показания свидетеля К [скрыто], осужденного Гламаздина и самого Борисова, а также показания других свидетелей о существовании банды. Указывает, что Борисов работал на

[скрыто] являвшейся своеобразным штабом одной из ветвей преступной группировки под руководством П [скрыто] Указывает, что

совокупность исследованных в суде доказательств позволяла суду вынести обвинительный приговор в отношении Борисова по ч.2 ст. 209 УК РФ. Полагает, что суд без достаточных на то оснований отверг изобличающие

Борисова доказательства и необоснованно оправдал его по ч.2 ст. 209 УК РФ. Просит приговор в отношении Борисова В.А. в части оправдания его по ч.2 ст. 209 УК РФ отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда.

• осужденный Гламаздин A.B. выражает свое несогласие с приговором, указывает, что свидетельские показания не подтверждают его причастность к преступлениям, ссылается на показания Борисова в судебном заседании о том, что преступление тот совершил без участия Гламаздина. Кроме того, выражает несогласие с осуждением за разбой по предварительному сговору группой лиц, а также с тем, что другие участники преступления проходят по делу свидетелями, например, М [скрыто]. Ссылается на показания К [скрыто] о том, что преступление совершил Борисов. Утверждает, что в момент совершения преступления отсутствовал на указанном месте. Указывает, что схож по внешности с Борисовым, вследствие чего [скрыто] мог ошибиться на очной ставке, указав на него как участника преступления, сообщает, что присутствовал на месте преступления, но участия в нем не принимал, вину признал потому, что не смог воспрепятствовать действиям группы лиц, которые были вооружены. Ссылается на показания Борисов в т. 11, л.д.87. Просит разобраться. • осужденный Борисов В.А. выражает свое несогласие с приговором, считает его незаконным и необоснованным, по его мнению, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, сомнения, возникшие в ходе следствии, невозможно устранить, ссылается на ст.49 Конституции РФ. Не согласен с квалификацией его действий, просит переквалифицировать на ст. 162 ч.З, ст. 109 ч.1 УКРФ, указывает, что было нарушено его право на защиту, свидетели [скрыто] и [скрыто] в ходе судебного заседания свои показания не подтвердили. Сообщает, что при рассмотрении в суде диск с записью следственного эксперимента оказался поврежденным, что не позволило ему доказать свою непричастность к особо тяжкому преступлению. Также, сообщает об оказанномнанего давлении, просит показания, данные в присутствии адвоката к [скрыто] не принимать во внимание и считать недопустимыми, поскольку он в последующем от этого адвоката отказался. Указывает, что следователь задавал наводящие допросы, вследствие чего его права были нарушены. Выражает несогласие с оценкой судом его показаний об оказанном на него давлении (стр. 19-20 приговора). Ссылается на показания свидетелей о том, что на момеггтпоеступления оружия у него не было, показания^свидетеля IVflpBHi считает противоречивыми, а показания КНЦН1 - данными под диктовку следователя, которые на суде он не подтвердил. Оспариваетлтоинадлежность ему телефона, указывает, что этот телефон принадлежал М^Н^Ш который оговаривает его по корыстным мотивам. Считает приговор чрезмерно суровым. Просит приговор изменить, его действия квалифицировать по ст. 162 ч.З, ст. 109 ч.1 УК РФ и снизить наказание.

• адвокат Минин СИ. в защиту интересов Борисова В.А. считает приговор чрезмерно суровым, указывает, что причина смерти [скрыто] а не была достоверно установлена и доводы Борисова о неосторожном причинении смерти не опровергнуты, орудие преступления не установлено, ссылается на показания эксперта [скрыто] Считает, что действия Борисова должны быть квалифицированы по ч.1 ст. 109 УК РФ. Указывает, что Борисов раскаялся и заслуживает снисхождения. Просит приговор изменить, действия Борисова квалифицировать по ст. 162 ч.З , ст. 109 ч.1 УК РФ и снизить ему наказание.

• адвокат Суворова Р.Н. в защиту интересов Борисова В.А. считает приговор подлежащим отмене вследствие неправильного применения уголовного закона и несправедливости назначенного наказания. Указывает, что в приговоре действия Борисова по отношению к потерпевшему четко не обозначены. Считает, что суд не устранил противоречия в показаниях Борисова и ЬС [скрыто] указывает, что выводы судебно-медицинской экспертизы не соответствуют показаниям Борисова, положенным в основу приговора, и показаниям других подсудимых. Опровергает вывод суда о стабильности показаний К [скрыто] сообщает, что суд не указал, какие его показания и почему положены в основу приговора. Указывает на противоречия в показаниях Борисова и Гламаздина. Сообщает, что постановления начальника СИЗО об отказе в возбуждении уголовного дела в связи наличием телесных повреждений у Борисова ему не вручались, в связи с чем он не мог их обжаловать, однако этот факт не получил оценки в приговоре. По ее мнению, судом нарушен принцип состязательности сторон. Считает назначенное Борисову наказание слишком строгим. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд иным составом суда.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных потерпевшая Николаева А.Н. просит оставить их без удовлетворения, а приговор - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным, обоснованным и справедливым.

Виновность Борисова и Гламаздина в совершении преступлений, установленных приговором, подтверждена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре.

В судебном заседании Гламаздин A.B. признал вину в совершении разбоя и частично признал вину в убийстве [скрыто] но фактически на протяжении всего судебного следствия Гламаздин отрицал свою причастность к разбою и убийству. Гламаздин также отказался от дачи показаний.

В судебном заседании Борисов В.А. не признал вину в участии в совершаемых бандой нападениях и совершении разбоя. Частично признал вину в убийстве Н [скрыто] и похищении чужого имущества, указав, что причинил смерть Н [скрыто] по неосторожности.

В связи с существенными противоречиями по ходатайству государственного обвинителя в соответствии с п.1 ч. 1 ст.276 УПК РФ были оглашены показания, данные Борисовым и Гламаздиным на предварительном следствии, в том числе, об обстоятельствах произошедшего, изложенные в собственноручно написанном чистосердечном признании Гламаздина, в котором он признал, что осенью 2006 года совместно с Борисовым и М [скрыто] убил [скрыто] (Л-Д- 1 том 11)> а также собственноручно написанном признании Борисова, в котором он указал, что отвёл водителя в лес и расправился с ним - нанёс удар по затылку, отчего тот потерял сознание, затем [скрыто] (л.д. 87 том 11).

Кроме их показаний в ходе предварительного следствия, вина осужденных подтверждается также показаниями потерпевших [скрыто] и [скрыто] свидетелей ЬС [скрыто]

Б [скрыто] - и других; протоколами проверки показаний на месте с участием Борисова и Гламаздина, протоколом осмотра места происшествия от 14.01.2009 года (т. 12 л.д. 63-69), протоколом осмотра местности (т. 12 л.д.74-80), протоколом предъявления трупа для опознания (т. 12 л.д. 88-91), заключениями экспертиз, другими, изложенными в приговоре доказательствами.

представляется

Согласно заключению эксперта (экспертиза трупа)

установить причину смерти [скрыто] не возможным

- ориентировочная давность смерти составляет не менее 1,5 года назад ко времени исследования трупа 30.04.2009 года.

- при исследовании в правой теменно-затылочной области на участке 11x8 см. выявлены повреждения в виде очагов возможных кровоизлияний в мягких тканях волосистой части головы и затылочной области, которые могли быть сформированы от воздействий тупого твёрдого предмета. Определить их вред здоровью не представляется возможным. Высказаться об особенностях травмирующего предмета, а также кратности не представляется возможным ввиду гнилостных изменений трупа. Высказаться о том - мог ли Н [скрыто] осуществлять активные действия после нанесения повреждений не представляется возможным (л.д. л.д. 68-69 том 13).

В судебном заседании судебно-медицинский эксперт ИОБСМЭ [скрыто]

^Ц_ПОЯСНИЛ,ЧТО_В [скрыто]

[скрыто] невозможно высказаться о наличии или

отсутствии повреждений, в т.ч. повреждений острыми орудиями в левой боковой поверхности шеи.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив их в совокупности, суд пришел к верному выводу о доказанности вины Борисова и Гламаздина в совершении преступления и правильно квалифицировал их действия.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления о том, что суд без достаточных на то оснований отверг изобличающие Борисова доказательства и необоснованно оправдал его по ч.2 ст. 209 УК РФ.

В судебном заседании была проверена версия органов предварительного следствия, согласно которой Борисов был участником банды, созданной [скрыто] ^Ц совершив разбойное нападение на [скрыто], он, тем самым, участвовал в совершённом бандой разбойном нападении, т.е. совершил преступление, предусмотренное ст. 209 ч.2 УК РФ.

С этой целью судом были исследованы материалы предварительного следствия, в том числе, показания свидетелей [скрыто] и М [скрыто] подсудимых Борисова и Гламаздина, а также показания в судебном заседании свидетелей [скрыто]

[скрыто] и других, подробно изложенные в приговоре (стр.22-31).

Оценив совокупность исследованных доказательств, суд пришел к обоснованному выводу о недостаточности доказательств для достоверного утверждения о виновности Борисова в преступлении, предусмотренным ст.209 ч.2 УК РФ, а также к убеждению в том, что в основе обвинения лежат не точно установленные факты, а предположения. Между тем, сомнения и противоречия, возникшие в ходе следствия и суда, невозможно достоверно перепроверить и устранить.

На этом основании суд обосновано сослался на ч.З ст.49 Конституции России, согласно которой неустранимые сомнения в виновности лица должны толковаться в пользу обвиняемого.

В результате, суд пришел к правильному выводу о том, что Борисова необходимо оправдать по ст. 209 ч.2 УК РФ на основании ст.27 ч.1 п.1 УПК РФ ввиду непричастности к совершению преступления.

Вопреки доводам жалобы Гламаздина о его причастности к преступлениям, его вина в преступлении подтверждается собственноручно написанным чистосердечным признанием о том, что осенью 2006 года он совместно с Борисовым и М [скрыто] убил (л.д. 1 том 11),

а также его показаниями об обстоятельствах содеянного, данными на предварительном следствии (т.11 л.д.43-53, 54-62, 68-76).

Указанные показания Гломаздина были предметом исследования в судебном заседании и подробно изложены в приговоре (стр.17-19).

Ссылки Гломаздина на показания Борисова в т. 11 л.д.87, в которых изложено его чистосердечное признание в убийстве водителя [скрыто], являются несостоятельными, поскольку первоначальные утверждения Борисова о совершении преступления в одиночку, опровергаются его же показаниями в качестве обвиняемого, подтверждающими участие Гломаздина в преступлении (т. 11,л.д. 141-149, 150-159, 160-166, 176-179).

Согласно материалам дела в ходе допроса 05.08.2009 года Гламаздин признавал факт применения насилия к потерпевшему (л.д. л.д. 181-184 том 15), что подтвердил также в ходе следственного эксперимента 18.03.2009 года, уточнив, что прикладом ружья нанёс один удар с достаточной силой, отчего [скрыто] упал. Затем к Н [скрыто] подошёл Борисов и складным ножом нанёс удар по горлу (л.д. л.д. 41-46 том 13).

Вина Гламаздина в преступлении подтверждается также заключением судебно - медицинского эксперта [скрыто] согласно которому в результате нанесения удара прикладом ружья в затылочную область головы возможно образование повреждения в виде ушиблено - рваной раны (л.д. л.д. 58-60 том 13).

Кроме того, вина Гламаздина в преступлении подтверждается показаниями [скрыто] который при опознании Гламаздина заявил, что тот участвовал в нападении на [скрыто] (л.д. л.д. 77-80 том 11).

Таким образом, вывод суда о доказанности Борисова и Гламаздина в разбое и убийстве [скрыто] сопряженным с разбоем, является обоснованным, поскольку основывается на тщательном исследовании всех обстоятельства дела и оценке всех представленных доказательства в их совокупности.

Доводы жалобы Борисова о том, что в ходе предварительного расследования к нему применялись недозволенные методы ведения следствия, суд проверил и признал несостоятельными.

Мотивы такой оценки суда приведены в приговоре (стр. 19-21).

При этом суд учел, что Борисов и Гламаздин неоднократно, с соблюдением уголовно-процессуальных норм, в присутствии адвоката, давали показания об обстоятельствах совершённых ими преступлений. При этих допросах, а также при проверке показаний на месте, проводившихся с участием понятых и других лиц, никаких заявлений о применении незаконных методов расследования ни от кого из участников процессуальных действий не поступало.

При таких обстоятельствах показания Борисова и Гламаздина суд правильно оценил как допустимые доказательства.

Проанализировав показания подсудимых, суд обоснованно пришел к выводу го том, что непоследовательность показаний Борисова на протяжении судебного разбирательства, несоответствие его показаний показаниям Гламаздина, отрицание последним своей причастности к нападению на [скрыто], связаны с попыткой Борисова максимально уменьшить свою роль в преступлениях и с желанием Гламаздина избежать уголовной ответственности за совершённые им преступления.

Доводы жалобы Борисова о том, что изобличающие его показания свидетеля К [скрыто] даны под диктовку следователя в результате передачи последнему «проекта протокола допроса» с «нужными» для следствия показания, проверены судом и не подтвердились.

Согласно протоколу судебного заседания, по вопросу вручения [скрыто] «проекта протокола допроса» судом допрошен старший следователь отдела по расследованию [скрыто]

[скрыто] который категорически заявил, что в ходе

допросов, в т.ч. допроса 21.05.2009 года, К [скрыто] показания давал свободно, никто его не принуждал, никакого «проекта протокола допроса» не было. [скрыто] пояснил, что при ознакомлении с материалами уголовного дела, в т.ч. с указанным протоколом, обвиняемыми и их защитниками снимались копии с материалов. Обладая копией протокола, используя технические средства, можно воспроизвести содержащийся в нём текст. Считает, что К [скрыто] отказавшись в судебном заседании от показаний, данных им на предварительном следствии, в которых он изобличал Борисова и Гламаздина в инкриминируемых им преступлениях, проявляет заинтересованность в исходе дела и поэтому пытается опорочить протоколы, содержащие его показания.

В результате утверждение

суд пришел к правильному выводу о том, что о допущенной следователем фальсификации является надуманным, и признал протокол допроса от 21.05.2009 допустимым доказательством, соответствующим требованиям ст. 190 УПК РФ, учтя при этом, что правильность записанных в нём показаний удостоверена Комаровым и его защитником; следователем соблюдены и общие правила проведения допроса, предусмотренные ст. 189 УПК РФ.

Доводы жалобы Борисова о нарушении его права на защиту не подтверждаются материалами дела, свидетельствующими о том, что на протяжении предварительного следствия и в суде он был обеспечен квалифицированной юридической помощью.

Также, нельзя признать состоятельными доводы жалобы осужденного Борисова и его защитника Минина о переквалификации действий осужденного нач. 3 ст. 162, ч.1 ст. 109 УК РФ.

Приговором суда установлено, что в ходе разбойного нападения Борисов и Гламаздин, действуя с умыслом, направленным на совершение убийства потерпевшего, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, совместными действиями причинили [скрыто] смертельные повреждения - Гламаздин прикладом ружья со значительной силой нанёс удар по голове, а Борисов причинил телесные повреждения органов шеи.

Об умысле Борисова и Гламаздина на убийство свидетельствуют фактические обстоятельства —

• орудия преступления, обладающие высокими поражающими свойствами (приклад ружья, нож);

• характер применённого насилия (удар со значительной силой в голову, отчего потерпевший был дезориентирован и обездвижен, ранение органов шеи, отчего быстро наступила смерть потерпевшего).

Умысел у Борисова и Гламаздина на причинение смерти потерпевшему подтверждается -

• приведёнными показаниями подсудимых о состоявшейся между ними договорённости об убийстве;

• действиями Борисова и Гламаздина - оба нанесли потерпевшему удары в голову и шею, т.е. в жизненно важные центры тела, и действовали до тех пор, пока не убедились в наступлении смерти [скрыто]

Таким образом, суд правильно квалифицировал действия Борисова и Гламаздина:

- по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ как нападение в целях хищения чужого имущества, совершённое с применением насилия, опасного для жизни, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с причинением ущерба в крупном размере, у Борисова, кроме того, как совершённое по предварительному сговору группой лиц.

- по ст. 105 ч.2 п.п. «ж, з» УК РФ как умышленное причинение смерти другому человеку, совершённое группой лиц по предварительному сговору, сопряжённое с разбоем.

Доводы жалобы адвоката Суворовой Р.Н. в защиту интересов Борисова В.А. о том, что выводы судебно-медицинской экспертизы не соответствуют

показаниям Борисова, положенным в основу приговора, и показаниям других подсудимых, нельзя признать обоснованными.

Согласно заключению эксперта (экспертиза трупа) [скрыто]

установить причину смерти Н [скрыто], а также высказаться о наличии или отсутствии повреждений, в т.ч. повреждений острыми орудиями в левой боковой поверхности шеи, не представилось возможным из-за [скрыто]. Выявленные при исследовании в правой теменно-затылочной области на участке

11x8 см. повреждения в виде очагов возможных кровоизлияний в мягких тканях волосистой части головы и затылочной области, согласно заключению эксперта, могли быть сформированы от воздействий тупого твёрдого предмета.

Вопреки доводам адвоката, указанные выводы эксперта не противоречат показаниям Борисова и других участников судебного разбирательства об обстоятельствах совершенных преступлений, в том числе, показаниям Гламаздина о том, что он прикладом ружья со значительной силой нанёс удар по голове потерпевшего (т.11, л.д.43-45, 54-62, 68-76).

Согласно заключению судебно - медицинского эксперта [скрыто] в результате нанесения удара прикладом ружья в затылочную область головы возможно образование повреждения в виде ушиблено - рваной раны (л.д. 5860 том 13).

Также, нельзя признать обоснованными доводы жалобы адвоката Суворовой Р.Н. о нестабильности показаний а также о том, что

суд не указал, какие его показания и почему положены в основу приговора.

Статьи законов по Делу № 66-О10-192

УК РФ Статья 109. Причинение смерти по неосторожности
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УПК РФ Статья 189. Общие правила проведения допроса
УПК РФ Статья 190. Протокол допроса
УПК РФ Статья 276. Оглашение показаний подсудимого
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх