Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 66-О11-136

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 24 ноября 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Фролова Людмила Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №66-О11-136

от 24 ноября 2011 года

 

председательствующего Червоткина A.C. судей Фроловой Л.Г. и Чакар P.C. при секретаре Никулищиной A.A.

Тирских А [скрыто]

судимый: [скрыто]

- 07.12.2006 г. Усольским городским судом Иркутской области по ст.118 ч.1 УК РФ к 100 часам обязательных работ;

- 10.07.2007 г. Усольским городским судом Иркутской области по п.п.«а, б, в» ч.2 ст. 158, п.«а» ч.2 ст. 166, п.«б» ч.2 ст.158, ч.1 ст. 166, ч.5 ст.69 УК РФ к 3 годам 10 дням лишения свободы, освобожден 17.12.2009 г. по отбытию наказания;

- 19.07.2010г. мировым судьей судебного участка № Щ г. Усолье-Сибирское и Усольского района по ст. 119 ч.1 УК РФ к 1 году лишению свободы, срок наказания исчислен с 19.07.2010г.,

осужден:

- по ст. 162 ч.4 п.»в» УК РФ к 9 годам лишения свободы без штрафа с ограничением свободы на 1 год;

- по ст. 105 ч.2 п. «з» УК РФ к 10 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год;

- по ст. 158 чЛ УК РФ к 1 году лишения свободы.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, назначено Тирских А.И. наказание в виде 13 лет 10 месяцев лишения свободы с ограничением свободы в 1 год 6 месяцев.

В соответствии со ст.69 ч.5 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказания, назначенного по данному приговору и приговору мирового судьи судебного участка № [скрыто] по г.Усолье-Сибирское и Усольскому району Иркутской области от 19.07.2010 г., окончательно назначено Тирских А.И. 14 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год 6 месяцев.

В период отбывания ограничения свободы установлены Тирских А.И. следующие ограничения: не изменять место жительства или пребывания, не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, куда являться два раза в месяц для регистрации.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденного Тирских А.И., адвоката Волобоевой Л.Ю., в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора Модестовой A.A., полагавшей приговор изменить, применить редакцию от 7 марта 2011 года к ст. 158 ч. 1 УК РФ, в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия,

 

установила:

 

согласно приговору Тирских А.И. совершил разбой, в ходе которого умышленно причинил смерть [скрыто] Кроме этого, Тирских А.И.

совершил кражу чужого имущества.

Преступления совершены 2 апреля и 2 февраля 2010 года в г.

[скрыто], при обстоятельствах, приведенных

в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Тирских А.И. не отрицая совершения кражи чужого имущества, разбойного нападения на К Щ и нанесения ей при этом удара ножом в грудь, в то же время оспаривает наличие у него умысла на причинение потерпевшей смерти. Ссылается на то, что не продолжал нанесение ударов ножом потерпевшей, видел, что она встала после нанесенного ей удара ножом, считает, что потерпевшая умерла из-за неквалифицированной медицинской помощи, а его действия в этой части следует квалифицировать по ст. 111 ч. 4 УК РФ. Утверждает, что в ходе предварительного следствия на него оказывалось давление со стороны лиц, производивших расследование и нарушалось его право на защиту. В том числе утверждает, что не знакомился с материалами дела по окончании расследования. Одна из трех подписей в протоколе допроса (т.1 л.д. 48) исполнена не им. Ссылаясь на наличие разногласий в показаниях свидетелей обвинения, просит считать их показания недостоверными. Находит неправильным решение председательствующего судьи, отказавшего в удовлетворении ходатайства о назначении ему повторной судебно-психиатрической экспертизы. Считает, что первоначальная экспертиза была проведена без надлежащего его обследования, в отсутствие данных из его медицинской карты об имевшейся травме головы. В дополнениях к кассационной жалобе утверждает также, что убийство потерпевшей совершил по найму, считает, что одни и те же его действия необоснованно квалифицированы двумя нормами закона ст. 162 ч. 4 п. «в» и 105 ч. 2 п. «з» УК РФ. Просит об отмене приговора, как несправедливого и чрезмерно сурового.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Перевалова Т.Н. и потерпевшая [скрыто] просят

приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности Тирских в совершенных им преступлениях, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так, вина осужденного Тирских в им содеянном, подтверждается его собственными показаниями, обоснованно признанными судом правдивыми

в той части, в которой они подтверждаются другими доказательствами по делу, соответствуют фактическим обстоятельствам происшедшего.

Тирских, был согласен с задержанием, с первого допроса последовательно рассказал об обстоятельствах совершенных преступлений, в том числе о том, что нанес потерпевшей [скрыто] удар ножом в живот для того, чтобы завладеть ее телефоном и сумкой, не оспаривает этого обстоятельства и в кассационной жалобе. Тирских указал место где выбросил похищенную у потерпевшей сумку (после того, как «обшарил» ее), в этом месте она и была обнаружена. Тирских также пояснял, что похищенный у потерпевшей телефон он передал для продажи [скрыто] что тот подтвердил в судебном заседании. Свидетели [скрыто] и [скрыто] пояснили в судебном заседании об обстоятельствах обнаружения потерпевшей [скрыто] сразу после происшедшего, ее пояснениях об обстоятельствах совершенного в отношении нее преступления и лице его совершившем. Из телефона Тирских была извлечена сим-карта, принадлежавшая К 1 Нож изъятый у Тирских

был опознан его матерью, как использовавшийся в семье для хозяйственных нужд, по заключению эксперта, не исключается возможность причинения этим ножом телесных повреждений потерпевшей [скрыто]. Сам Тирских не оспаривает того, что удар потерпевшей он нанес именно этим ножом.

Вина осужденного Тирских в им содеянном подтверждается также данными, зафиксированными в протоколах осмотра мест происшествия, содержащимися в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, изъятия похищенного, другими доказательствами, полно и правильно приведенными в приговоре.

Судом не установлено оснований у осужденного к самооговору, а у свидетелей обвинения к его оговору, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Наличие разногласий в показаниях осужденного в отношении траектории и направления нанесенного потерпевшей удара ножом (в живот, в бок), обоснованно признаны судом не существенными, поскольку согласно пояснениям самого осужденного, во время происшедшего он был пьян и с точностью не запомнил направление удара.

В то же время во всех своих показаниях осужденный Тирских пояснял, что удар нанес в область расположения жизненно-важных органов - «живот», «левый бок».

Изменение осужденным Тирских показаний и утверждение в суде о том, что сумочку потерпевшей он не обыскивал, а просто бросил в

укромном месте, как правильно указано в приговоре, не влияет на оценку совершенных осужденным преступных действий, их доказанность и квалификацию и обоснованно признано судом несущественным.

Основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными выводы суда о том, что все следственные действия с осужденным Тирских, а также допросы свидетелей обвинения проведены в период расследования дела в установленном законом порядке.

При этом, из материалов дела усматривается, что Тирских разъяснялись предусмотренные уголовно-процессуальным законом права в соответствии с его процессуальным положением, он предупреждался о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при его последующем отказе от данных показаний, разъяснялось также право, предусмотренное ст. 51 Конституции РФ, не свидетельствовать против самого себя.

В том числе, следственные действия с осужденными проводились в присутствии адвокатов, в необходимых случаях понятых, протоколы следственных действий содержат подписи всех их участников, замечаний по поводу проведения следственных действий в протоколах не имеется.

Показания осужденного Тирских в присутствии понятых, адвоката, проверены на месте происшествия и в полном объеме совпали с показаниями свидетелей [скрыто] и Ю( [скрыто], обнаруживших

потерпевшую после нападения на нее, свидетеля [скрыто] которому для продажи Тирских отдал телефон потерпевшей, с другими доказательствами.

Принимая решение о допустимости и достоверности показаний осужденного Тирских, судом обоснованно принято во внимание постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении лиц производивших расследование данного дела, вынесенное по результатам проверки доводов Тирских о применении к нему физического насилия (т. 1 л.д. 94-97).

Отклоняя как не подтвердившиеся доводы Тирских о нарушении его права на защиту в ходе расследования дела, судом также обоснованно учтено, что все адвокаты, защищавшие Тирских назначались по его заявлениям. При этом, как усматривается из материалов дела и учтено судом, позиция адвокатов представлявших интересы осужденного Тирских была активной, профессиональной, направленной на защиту интересов Тирских, не расходилась с собственной позицией осужденного.

Утверждение осужденного Тирских о том, что он не был ознакомлен по окончании предварительного следствия с материалами уголовного дела, также проверялся судом и обоснованно признан не подтвердившимся.

Из соответствующих протоколов (т.4, л.д. 49-55, т.З, л.д. 210-216) усматривается, что Тирских знакомился с материалами уголовного дела вместе с защитниками. Это же подтвердил допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Тряпкин проводивший расследование по данному уголовному делу.

Помимо этого, Тирских не обращался к суду с ходатайством о предоставлении времени для дополнительного ознакомления с материалами дела до судебного разбирательства, не просил об отложении судебного заседания по этим основаниям, все материалы дела исследовались в судебном заседании в присутствии Тирских и с активным участием его и его защитника (т. 5 л.д. 7-8). После постановления приговора судом было удовлетворено ходатайство Тирских и он был еще раз ознакомлен с материалами дела, о чем имеется расписка (т. 5 л.д. 133).

У суда не имелось оснований сомневаться а правдивости показаний допрошенных в судебном заседании свидетелей, поскольку они подробны, взаимодополняют друг друга, не противоречат друг другу и другим доказательствам по делу. Не установлено судом также оснований у этих свидетелей к оговору осужденного Тирских, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Наличие некоторых разногласий в показаниях свидетелей [скрыто] и [скрыто], касающиеся услышанных ими пояснений

потерпевшей о происшедшем, объясняются лишь тем, что они подошли к потерпевшей не все сразу, а с разрывом во времени.

Судом тщательно проверялись все доводы, приводимые осужденным Тирских в свою защиту, в том числе об отсутствии умысла на убийство потерпевшей, и обоснованно признаны не нашедшими подтверждения, как опровергающиеся материалами дела.

Как правильно указано в приговоре, об умысле Тирских на убийство [скрыто] свидетельствует характер действий Тирских - нанесение таким орудием как нож удара в область расположения жизненно-важных органов потерпевшей - грудную клетку; характеристика орудия убийства - длина лезвия 19, 5 см, ширина клинка 2, 5 см; сила нанесенного удара, о которой свидетельствует то, что причиненное Тирских потерпевшей ранение проникло в грудную и брюшную полости, повредило левое легкое, диафрагму и желудок.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть Коневой наступила вследствие колото-резаного ранения грудной клетки слева, проникающего в грудную и брюшную полости с ранением левого легкого, диафрагмы и желудка, сопровождающегося обильной кровопотерей.

Оснований считать оказанную потерпевшей медицинскую помощь неквалифицированной у суда не имелось.

Судом при разрешении указанного вопроса обоснованно приняты во внимание показания допрошенной в качестве свидетеля врача-хирурга [скрыто] оперировавшей потерпевшую, полно и правильно

приведенные в приговоре.

Из материалов дела также усматривается, что преступление Тирских было совершено в людном месте - парке, после нанесения удара ножом [скрыто] завладения сумкой и телефоном потерпевшей, Тирских убежал с места происшествия, чтобы не быть задержанным гражданами.

Таким образом, Тирских во исполнения умысла на причинение смерти потерпевшей выполнил все необходимые для этого действия и достиг задуманного.

При таких обстоятельствах судебная коллегия признает правильными выводы суда первой инстанции о наличии у Тирских умысла на убийство потерпевшей.

Ссылки осужденного на то, что он нанес только один удар ножом потерпевшей, видел (убегая), что она упала, а затем встала на ноги, с учетом приведенных обстоятельств, не могут служить подтверждением доводов Тирских о том, что у него отсутствовал умысел на убийство потерпевшей.

Утверждения Тирских в дополнении к кассационной жалобе об ином мотиве действий по причинению смерти потерпевшей (убил по заказу другого лица, пригласив по телефону в парк), опровергается всей совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств: показаниями самого Тирских о том, что удар ножом потерпевшей он нанес для того, чтобы завладеть ее имуществом, о том, что с потерпевшей он не был знаком; его фактическими действиями по распоряжению имуществом потерпевшей; сумку обыскав выбросил, телефон отдал для продажи, сим-картой стал пользоваться.

Кроме того, из показаний свидетеля [скрыто] - подруги

погибшей, потерпевшей - ее сестры, следует, что Тирских им не знаком и им ничего не известно о том, чтобы сестра с ним как-либо общалась. О том, что нападавший на [скрыто] ей был не знаком, следует и из показаний свидетелей [скрыто] первыми подошедших на помощь к потерпевшей

и получивших от нее информацию о нападавшем.

Решение суда о вменяемости Тирских основано на материалах дела, данных о его личности, поведении до совершения преступлений, после этого, в конкретной судебно-следственной ситуации, принято судом также с учетом выводов комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы оснований сомневаться в правильности которых не имелось.

Судом обоснованно отклонено ходатайство Тирских о проведении в отношении него повторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Поскольку в медицинской карте Тирских, исследованной в судебном заседании и не являвшейся предметом исследования экспертов, не содержится данных о здоровье Тирских, противоречащих тем, которые учитывались экспертами при проведении экспертизы.

Так, в медицинской карте зафиксированы ушибы мягких тканей лица и головы Тирских в 2003 году, и не имеется данных о том, что при получении травмы Тирских терял сознание.

В заключении экспертов также указано (со слов Тирских), что травм головы с потерей сознания он не имел.

При принятии указанного решения суд учел также показания эксперта-психиатра [скрыто] входившей в состав комиссии,

проводившей в ходе предварительного следствия психолого-психиатрическую экспертизу Тирских которая суду пояснила, что изложенные в медицинской карте сведения, не содержат данных о причинении какого-либо вреда психическому здоровью пациента, о тяжелых последствиях для его неврологического статуса и не ставят под сомнение выводы экспертизы.

Сообщенные же осужденным сведения о вспыльчивости, нервных срывах, согласуются с выводами экспертов о наличии у Тирских черт эмоционально-волевой неустойчивости, и обоснованно признаны судом не дающими оснований к назначению в отношении Тирских повторной либо дополнительной экспертизы.

Довод осужденного о «формальном» проведении экспертизы ( без каких-либо фактических исследований) опровергается исследовательской

частью заключения, изложение которого невозможно без непосредственного исследования личности осужденного и материалов уголовного дела.

Судом не установлено данных, свидетельствующих о фальсификации материалов дела, в том числе о подделке подписей в протоколах, не усматривается таковых и судебной коллегией.

С учетом изложенного следует признать, что тщательный анализ и основанная на законе оценка исследованных в судебном заседании доказательств, в их совокупности, позволили суду правильно установить фактические обстоятельства совершенных Тирских преступлений, прийти к правильному выводу о его виновности в совершении этих преступлений, а также о квалификации его действий.

В том числе, противоречат требованиям закона и правовой позиции Конституционного Суда РФ утверждения в жалобах о двойной квалификации одних и тех же действий Тирских, связанных с убийством [скрыто] и разбойным нападением на нее.

Так, в соответствии с требованиями закона, убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, сопряженное с разбоем (п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ) и разбой, то есть нападение с применением насилия в целях хищения чужого имущества, совершенный с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (п. «в» ч. 2 ст. 162 УК РФ), различны с точки зрения деяния (действие причиняющее смерть, и, нападение, направленное на завладение чужим имуществом), имеют разные объекты посягательства (жизнь в одном случае, собственность и здоровье - в другом), предполагают разное отношение виновного лица к деянию и его последствиям.

То есть, пункт «з» ч.2 ст. 105 УК РФ и п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ содержат описание различных преступлений, которые, вопреки утверждениям осужденного Тирских, не соотносятся между собой как целое и часть. Содержащиеся в ст. 105, 162 УК РФ нормы не относятся друг к другу и как общая и специальная, а поэтому, следует признать правильной квалификацию действий Тирских, признанного виновным в разбойном нападении на [скрыто], в ходе которого им потерпевшей была причинена смерть, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 4 п. «в» и 105 ч. 2 п. «з» УК РФ. Соответствует указанная квалификация действий осужденного Тирских и правилам, предусмотренным ст. 17 УК РФ.

В то же время в силу ст. 10 УК РФ, подлежат переквалификации действия Тирских со ст. 158 ч. 1 УК РФ на ст. 158 ч. 1 УК РФ в редакции

Федерального закона от 7 марта 2011 года, как улучшающей положение осужденного.

При назначении Тирских наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о его личности, смягчающие обстоятельства.

Назначенное Тирских по ст. ст. 105 ч. 2 п. «з» и 162 ч. 4 п. «в» УК РФ наказание соответствует требованиям закона, оснований к его смягчению не имеется.

Наказание Тирских по ст. ст. 162 ч. 4 п. «в» и 158 ч. 1 УК РФ, при наличии к тому законных оснований назначено с учетом правил ст. 62 ч. 1 УК РФ.

Наказание Тирских по ст. 158 ч. 1 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года, а также по совокупности совершенных им преступлений, назначается судом в соответствии с правилами ст. ст. 6, 60, 69 ч. 3 и ч. 5 УК РФ, с учетом приведенных обстоятельств, а по ст. 158 ч. 1 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года еще и с учетом правил, предусмотренных ст. 62 ч. 1 УК РФ.

Поскольку судом при назначении в качестве дополнительного наказания за совершенные Тирских убийство и разбой не назначены конкретные ограничения свободы по каждой из статей УК РФ (а лишь по совокупности преступлений), данное дополнительное наказание следует признать не назначенным и указание о его назначении подлежит исключению из приговора.

Помимо приведенных в настоящем определении, иных нарушений уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора по данному делу не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Иркутского областного суда от 20 июня 2011 года в отношении Тирских [скрыто] изменить.

Переквалифицировать действия Тирских А.И. со ст. 158 ч. 1 УК РФ на ст. 158 ч. 1 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года, по которой с применением ст. 62 ч. 1 УК РФ назначить наказание в виде 10 месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. «з», 162 ч. 4 п. «в», 158 ч. 1 УК РФ в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года, путем частичного сложения наказаний, назначить Тирских А.И. наказание в виде 13 лет 8 месяцев лишения свободы.

Статьи законов по Делу № 66-О11-136

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 118. Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности
УК РФ Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 17. Совокупность преступлений
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх