Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 (906) 068-4949
онлайн
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 9
Телефон: 8 923 308 00 82


Дело № 66-О12-78

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 24 октября 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ведерникова Ольга Николаевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 66-О12-78

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 24 октября 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Бровикова В.П.
судей Ведерниковой О.Н., Фетисова СМ.
при секретаре Никулищиной А.А.

рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Гончарова М.А., кассационным жалобам осужденных Федосеенко В.С., Балашова А.С. и Гаврилина Д.Н. на приговор Иркутского областного суда от 25 июля 2012 года, по которому Балашов А С судимый 9 сентября 2010 года Свердловским районным судом г. Иркутска по ст. 228 ч.1 УК РФ к штрафу в размере 4 тысяч рублей (наказание не исполнено), - осужден к лишению свободы по: • пп. «а», «в» ч. 2 ст. 166 УК РФ с применением ст. 62 УК РФ - на срок 3 (года) года; • пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ - на срок 15 (пятнадцать) лет с ограничением свободы на срок 1 (один) год, в течении которого установлены ему следующие ограничения: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, куда являться один раз в месяц для регистрации.

В соответствии со ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено Балашову А.С. окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 17 (семнадцать) лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 (один) год, в течение которого установлены ему следующие ограничения: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, куда являться один раз в месяц для регистрации.

Гаврилин Д Н судимый 28 июля 2011 года Тайшетским городским судом по ст. 161 ч.1 УК РФ к 2 годам лишения свободы с испытательным сроком 3 года, - осужден к лишению свободы по: • пп. «а», «в» ч. 2 ст. 166 УК РФ с применением ст. 62 УК РФ - на срок 3 (три) года; • пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ - на срок 15 (пятнадцать) лет с ограничением свободы на срок 1 (один) год, в течении которого установлены ему следующие ограничения: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, куда являться один раз в месяц для регистрации.

В соответствии со ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено Гаврилину Д.Н. окончательное наказание в виде лишения свободы на срок шестнадцать лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 (один) год, в течение которого установлены ему следующие ограничения: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, куда являться один раз в месяц для регистрации.

Этим же приговором Гаврилин Д.Н. оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ на основании п.2 ч.2 ст. 302 УПК РФ за непричастностью к совершению этого преступления. Признано право Гаврилина Д.Н. на реабилитацию в связи с оправданием по п. «в» ч.2 ст. 158 УК РФ.

Приговор Тайшетского городского суда от 28 июля 2011 года в отношении Гаврилина Д.Н. постановлено исполнять самостоятельно.

Федосеенко В С ранее судимый: 1) 12 мая 2009 года Тайшетским городским судом по ст. 161 ч.2 п. «в» УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года; 2)11 января 2010 года тем же судом по ст. 166 ч.1 УК РФ с применением ч.5 ст. 74, ст. 70 УК РФ, с учетом последующих изменений, к 2 годам 3 месяцам лишения свободы и освобождённый 16 мая 2011 года условно досрочно на 11 месяцев 8 дней (наказание не отбыто),- осужден к лишению свободы по: •пп. «а», «в» ч. 2 ст. 166 УК РФ - на срок 4 (четыре) года; •ч.1 ст. 167 УК РФ -на срок 1 (один) год; •пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ - на срок 15 (пятнадцать) лет с ограничением свободы на срок 1 (один) год, в течении которого установлены ему следующие ограничения: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, куда являться один раз в месяц для регистрации.

В соответствии со ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний назначено Федосеенко В.С. наказание в виде лишения свободы на срок 17 (семнадцать) лет 6 (шесть) месяцев.

В соответствии со ст.70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединена не отбытая часть наказания по приговору суда от 11 января 2010 года и назначено Федосеенко В.С. окончательное наказание в виде лишения свободы на срок 18 (восемнадцать) лет в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок 1 (один) год, в течение которого установлены ему следующие ограничения: не изменять место жительства и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденным наказания в виде ограничения свободы, куда являться один раз в месяц для регистрации.

Взыскано в пользу П в счет компенсации морального вреда с осуждённых Балашова А.С, Федосеенко В.С. и Гаврилина Д.Н. по рублей с каждого.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ведерниковой О.Н, выслушав выступления осужденного Балашова А.С, адвокатов Бондаренко В.Х., Шевченко Е.М. и Озеровой И.Л., поддержавших доводы жалоб, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Модестовой А.А. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Балашов, Федосеенко и Гаврилин признаны виновными в том, что группой лиц по предварительному сговору совершили неправомерное завладение автомобилем без цели хищения (угон) с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья водителю к П а затем с целью скрыть это преступление - убийство водителя такси П Федосеенко, кроме того, умышленно уничтожил угнанный автомобиль, причинив значительный ущерб.

Преступления были совершены 7 июня 2011 года при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении и жалобах: • государственный обвинитель Гончаров М.А., не оспаривая доказанность вины осужденных, считает приговор подлежащим изменению по следующему основанию. Признавая Федосеенко виновным в совершении преступлений, предусмотренных пп. «а», «в» ч. 2 ст. 166; ч.1 ст. 167; пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и назначая ему дополнительное наказание в виде ограничения свободы на 1 год, за совершение преступления предусмотренного пп. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ, суд в нарушение положений ч. 1 ст. 53 УК РФ, не указал о назначении данного вида наказания в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений. Таким образом, суд неправильно применил уголовный закон, назначив Федосеенко В.С. дополнительное наказание по совокупности приговоров, не назначив его по совокупности преступлений. Просит приговор изменить: исключить из приговора указание о назначении Федосеенко В.С. дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

•осуждённый Федосеенко В.С. не соглашается с приговором, просит снизить назначенное ему наказание или направить дело на дополнительное расследование. Считает, что имеющиеся в деле экспертизы не подтверждают его участие в убийстве. Не отрицая виновность по ч.2 ст. 166, ч.1 ст. 167 УК РФ, утверждает, что потерпевшего не убивал, нанес ему несколько ударов ногами в область живота и спины, после чего тот был живой; потерпевший перестал подавать признаки жизни после ударов черенком и трубой, нанесённых Балашовым и Гаврилиным. Сговора на убийство у них не было.

Считает, что судом не было учтено, что его сестра Ф допрашивалась следователем без педагога, защитника и без матери.

Полагает, что уголовное дело сфальсифицировано, утверждает, что понятые при следственном эксперименте подписывали чистые бланки.

Назначенное ему наказание считает суровым.

Кроме того, считает немотивированным решение суда о взыскании в пользу потерпевшей по с каждого, несмотря на то, что потерпевшая просила взыскать рублей, а суд установил разные действия подсудимых. Указывает, что действительно поджег машину, которую угнал, но не убивал потерпевшего П ; суд не привел в приговоре доказательств того, что именно он причинил П такие повреждения, которые в итоге привели к смерти. Заключение по трупу не содержит данных о том, что П был жив на момент того, как его подожгли, не согласен с предположительными выводами экспертизы, что тело, обнаруженное на месте происшествия, это и есть тело П ; утверждает, что обнаруженные останки могли быть останками совершенно другого человека.

Указывает, что описанные в приговоре показания свидетеля Б не являются доказательством его вины в совершенных преступлениях, так же как и показания П , свидетеля Л , свидетеля Б . Показания его бабушки и матери суд отверг без проверки, сообщает о нарушение его прав на следствии.

Указывает о том, что размер ущерба установлен на основе показаний свидетеля Н , товароведческую экспертизу суд не провел, считает, что суд необоснованно приписал ему ту сумму ущерба, которая указана в приговоре.

Ссылается на заключение эксперта об отсутствии на его одежде пятен крови, утверждает, что суд не проверил показания сотрудников полиции и следователей, просто поверив им, при этом его показания, как и показания других подсудимых, суд оценил как способ зашиты, но не проверил их, не мотивировал свои доводы и сделал выводы на основе предположений. Просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение, поскольку считает, что выводы суда построены на противоречивых выводах и доказательствах и без проверки таковых. Считает, что суд нарушил его право на защиту, когда отвел адвоката, который был у него на следствии и не мотивировал свое решение нормами права, считает, что суд надуманно отвел защитника.

•осуждённый Гаврилин Д.Н. просит пересмотреть дело и вынести справедливый приговор. Он ссылается на то, что имели место нарушения УПК, наказание является чрезмерно суровым. Вина его по пп. «ж», «к» ч.2 ст. 105 УК не доказана. Орудие убийства не найдено.

Суд взял во внимание показания, добытые во время следствия. Удары П он наносил, когда тот был уже мёртв от действий Федосеенко и Балашова. Его показания об этом суд не взял во внимание.

Квалификация его действий по п.«к» ч.2 ст. 105 УК РФ является неправильной.

•осуждённый Балашов А.С. просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение, ссылаясь на то, что приговор вынесен с нарушениями УПК РФ, выводы суда противоречат обстоятельствам, установленным в суде. В приговоре указано неверно, что Балашов признал свою вину в уничтожении машины (стр. пр.4). Сговора на убийство и уничтожение машины между ними не было.

Преступление, предусмотренное ст.105 ч.2 пп. «ж», «к» УК РФ, он не совершал, участия в убийстве не принимал. Телесные повреждения потерпевшему кулаком им были причинены при завладении автомобилем. Орудие убийства не найдено. На изъятой ветке его отпечатки, на одежде следы и нефтепродукты - не были обнаружены.

Не учтены его показания о том, кто и каким предметом наносил удары потерпевшему. _______Признакам предмета, которым по заключению экспертизы была причинена черепно-мозговая травма, вследствие чего наступила смерть потерпевшего, соответствуют куски шпалы и бетонной плиты, применяемые Федосеенко при нанесении ими ударов потерпевшему, чему не дана должная оценка. В экспертизе имеются противоречия. Отсутствие на кроссовках следов крови подтверждает его невиновность в нанесении ногами ударов потерпевшему по голове. Суд сделал необоснованный вывод, что следы нефтемасла на кроссовках Федосеенко и трико Балашова имеют одинаковую природу, в связи с чем у них был сговор и согласованность действий. Показания Балашова о происхождении этих пятен во время его работы 10.06.11г. не учтены. Вывод эксперта об отсутствии на одежде и обуви Балашова следов легковоспламеняющейся жидкости (т.2 л.д.128-130) про игнорированы.

Также, указывает, что судом приняты во внимание показания обвиняемых Гаврилина и Федосеенко, которых защищали адвокаты Коваленко Е.В. и Коваленко А.Н., являющиеся супругами. Показания Гаврилина и Федосеенко противоречивы. Причина изменения ими показаний не установлена. Утверждает, что судебное разбирательство проходило с обвинительным уклоном и нарушением законодательства РФ. Обвинительное заключение дословно переписано в приговоре.

Вещественные доказательства не приняты во внимание. Не учтены показания Балашова об искажении следователем его пояснений от 10.06.2011г. Показания понятых, присутствовавших на следственном эксперименте, сомнительны, поскольку они были зависимыми, так как находились в КПЗ. В судебном заседании они не могли ответить на вопросы. Нарушения уголовно - процессуального закона, указанные в постановлении судьи от 6 июня 2012 г., в ходе предварительного и судебного следствия не устранены. На оглашении приговора отсутствовал его адвокат.

Потерпевшая П принесла возражения на кассационные жалобы осужденных Федосеенко В.С, Гаврилина Д.Н. и Балашова А.С, в которых указывает, что ее муж, находившийся на рабочем месте, был убит и сожжен отморозками, так она их называет, а деньги, взысканные в счет компенсации морального ущерба, необходимы для ее дочери - инвалида детства, которую осужденные оставили без отца. Сообщает, также, что находится в трудном материальном положении.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующим выводам.

Вопреки доводам жалобы осужденных Федосеенко В.С, Гаврилина Д.Н. и Балашова А.С, их вина в совершении преступлений при установленных судом обстоятельствах подтверждается совокупностью доказательств, в том числе, протоколами следственных действий с участием Федосеенко В.С, Гаврилина Д.Н. и Балашова А.С, показаниями потерпевших П и Н свидетелей Л Б А А Ф и других; заключениями экспертиз; другими, изложенными в приговоре доказательствами, исследованными судом полно, всесторонне и объективно.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть П наступила от закрытой черепно-мозговой травмы с развитием вследствие этого отека, набухания головного мозга (т.2 л.д.211-221).

Вопреки доводам жалобы осужденного Федосеенко об отсутствии сговора на убийство, на основе исследования имеющихся в деле доказательств, судом установлено, что в ночь с 6 на 7 июня 2011 года в ходе распития спиртных напитков Балашов, Гаврилин и Федосеенко по предложению последнего договорились между собой о неправомерном завладении автомобилем такси, при этом разработали план совершения преступления, согласно которому они должны были нанять такси и, выбрав для совершения преступления удобное место, напасть на водителя, подавить его сопротивление, связать и поместить в багажник автомобиля.

Около 2 часов 30 минут 7 июня 2011 года, осуществляя задуманное, Балашов, Федосеенко и Гаврилин обратились к водителю автомобиля работавшему в службе такси П и договорились с ним о поездке за денежное вознаграждение на территорию бывшего Проезжая по территории в районе здания, расположенного по Балашов, согласно ранее разработанному плану попросил П остановиться, после чего Гавлилин, Балашов и Федосеенко, действуя совместно и согласованно, группой лиц по предварительному сговору напали на водителя П при этом Гаврилин накинул на шею П веревку, Балашов нанес несколько ударов кулаками в область головы П , а Федосеенко выбежал из автомобиля, и, подбежав к водительской двери, стал заламывать руки П Воспользовавшись удобным моментом П предпринял попытку побега, однако Балашов, Федосеенко и Гаврилин догнали его, повалили на землю, связали ему руки веревкой и, применяя силу, поместили его в багажник автомобиля.

Неправомерно завладев, таким образом вышеуказанным автомобилем принадлежавшим гражданину Н Федосеенко сел на место водителя, а Гаврилин и Балашов - соответственно, на переднее и заднее пассажирские сидения и, заведя указанный автомобиль проследовали с территории до , расположенной по а затем вернулись на территорию где произошла поломка автомобиля и они остановились. Открыв багажник и обнаружив, что П развязал свои руки и вооружился металлическим предметов, Гаврилин, действуя совместно и согласованно с Балашовым и Федосеенко, разоружил его, нанося П удары веткой дерева по различным частям тела.

После этого, не желая быть привлеченными к уголовной ответственности, с целью сокрытия совершенных преступлений, а именно угона автомобиля и причинение телесных повреждений П Федосеенко, Гаврилин и Балашов решили убить П С этой целью, осуществляя задуманное, Балашов и Федосеенко, действуя согласованно, то есть группой лиц по предварительному сговору между собой и Гаврилиным, вытащили П из багажника автомобиля, оттащили его на несколько метров в лесной массив и нанесли ему со значительной силой множественные удары ногами каждый, в область головы. Далее, продолжая лишать П жизни, Балашов, используя в качестве оружия взятую на месте происшествия деревянную палку, а Гаврилин - металлическую трубу, каждый нанес этими предметами множественные удары со значительной силой в область головы потерпевшего.

Своими совместными действиями Балашов, Гаврилин и Федосеенко причинили П смерть, наступившую на месте происшествия от закрытой черепно-мозговой травмы. Когда потерпевший перестал подавать признаки жизни, они втроём с целью уничтожения трупа перетащили и бросили труп П в находящиеся рядом горящие опилки, а Федосеенко сходил к автомобилю, налил из бензобака в канистру бензин, облил им труп П и поджёг. После этого Федосеенко также поджёг и автомобиль, предварительно облив его бензином.

Доводы жалоб осужденных о том, что они не принимали участие в убийстве, опровергаются материалами дела, в том числе, их показаниями о действиях каждого из них на месте преступления.

Принимая решение о направленности умысла каждого их подсудимых на убийство П , суд пришел к правильному выводу о том, что Балашов, Гаврилин и Федосеенко непосредственно участвовали в процессе лишения жизни П которому нанесли множественные удары в жизненно важные органы, причинив несовместимые с жизнью телесные повреждения. Также об этом свидетельствует и последующее поведение подсудимых, выразившееся в уничтожении трупа огнём.

С доводами жалобы осужденного Федосеенко о том, что сумма причиненного потерпевшему Н (собственнику автомобиля) материального ущерба указана в приговоре необоснованно, Судебная коллегия не может согласиться.

Судя по материалам дела, на которые суд сослался в приговоре, факт причинения потерпевшему Н материального ущерба в размере , который является для него значительным, подтверждается договором аренды автомобиля от 1 июня 2011 года, согласно которому стоимость уничтоженного в результате совершения преступления автомобиля установлена в размере (т.З л.д.11-13).

Также, являются необоснованными доводы жалобы Федосеенко о нарушении судом его права на защиту в результате отказа в удовлетворении ходатайства о замене его защитника Демидович на адвоката Коваленко.

Вопреки доводам жалобы осужденного, данное решение суда соответствует требованиям закона и является мотивированным.

Мотивы вынесения данного решения изложены в протоколе судебного заседания (т.7л.д.39-49), в котором суд сослался на постановление Иркутского областного суда от 06 июня 2012 года о возвращении дела прокурору, согласно которому участие в деле адвоката Коваленко Е.В. в силу ст.72 УПК РФ признано невозможным (т.5 л.д. 40-46).

Доводы жалобы осужденного Балашова А.С. о том, что судом приняты во внимание показания обвиняемых Гаврилина и Федосеенко, которых защищали адвокаты Коваленко Е.В. и Коваленко А.Н., являющиеся супругами, не могут быть приняты во внимание по следующим основаниям.

Судя по материалам дела, во время предварительного следствия, начиная с 10.06.2011 г. интересы обвиняемых Гаврилина и Федосеенко защищали адвокаты Коваленко Е.В. и Коваленко А.Н., являющиеся супругами, то есть в соответствии со ст. 5 УПК РФ - близкими родственниками.

Вплоть до 19.04.2012 г. указанные обвиняемые занимали по делу единую позицию в виде полного признания вины, в том числе, изобличая друг друга в совершении преступления, участниками которого они являлись, что подтверждают материалы дела (т. 1 л.д.72-78, 92-109, 118-122, 136-150).

Однако 19.04 2012 г. обвиняемый Федосеенко изменил свою позицию по делу, дав показания о его непричастности к убийству, вступив тем самым в противоречие с ранее данными показаниями Гаврилина по делу.

В нарушение ст.72 УПК РФ, адвокаты Коваленко Е.В. и Коваленко А.Н. продолжали защищать интересы обвиняемых до 18.05.2012 года, когда вместо адвоката Коваленко А.Н. вступила в дело для защиты интересов Гаврилина адвокат Князева.

Оценив указанные выше факты, суд пришел к правильному выводу о том, что с 19.04.2012 г. было ограничено (стеснено) право на защиту обоих обвиняемых, что явилось одним из оснований для принятия судом постановления от 06 июня 2012 г. о возвращении дела прокурору (т.5 л.д.40- 46).

Таким образом, вопреки доводам жалобы Балашова, имевшее место на предварительном следствии в период с 19.04.2012 г. по 18.05.2012 г.

ограничение права обвиняемых на защиту было своевременно устранено, поскольку их защиту во время дополнительного расследования и последующего судебного разбирательства осуществляли другие лица.

Изучив приговор, Судебная коллегия пришла к выводу о том, что в нем отсутствуют ссылки на показания обвиняемых Гаврилина и Федосеенко, которые были даны ими в период с 19.04.2012 г. по 18.05.2012 г., когда их право на защиту было ограничено.

Вопреки доводам жалобы Федосеенко, решение суда о взыскании в пользу потерпевшей по с каждого из осужденных является мотивированным.

Разрешая заявленный потерпевшей П гражданский иск к подсудимым о компенсации морального вреда на сумму за понесенные ею нравственные страдания жены, лишённой мужа и отца своего ребёнка при установленных фактических обстоятельствах, суд пришел к верному выводу о том, что указанные исковые требования являются обоснованными и поэтому в силу ст.ст. 151, 1099, 1101 ГК РФ подлежат частичному удовлетворению в размере , и взысканию с Балашова А.С, Гаврилина Д.Н. и Федосеенко В.С по с каждого.

Как установлено приговором суда, Балашов, Федосеенко и Гаврилин причинили смерть П своими совместными действиями, они непосредственно участвовали в лишении жизни П а также в последующем уничтожении трупа огнем, действуя группой лиц по предварительному сговору на убийство водителя такси. При этом осужденные нанесли ему, каждый, со значительной силой множественные удары ногами в область головы, причинив П черепно-мозговую травму, от которой наступила его смерть.

С учетом изложенного, суд обоснованно назначил осужденным по пп.

«ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ наказание одного вида и размера, а также принял правильное решение о взыскании с них компенсации причиненного преступлением морального вреда в равных долях.

Учитывая обстоятельства содеянного и его тяжесть, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения доводов жалоб осужденных о чрезмерной суровости назначенного судом наказания.

В соответствии со ст.2 Конституции РФ человек, его права и свободы являются высшей ценностью.

В целях охраны прав и свобод человека уголовное законодательство предусматривает наиболее строгое наказание за посягательство на жизнь человека при отягчающих обстоятельствах.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, назначение и исполнение уголовного наказания предполагают, с одной стороны, использование средств уголовного закона для целей предупреждения преступлений, защиты личности, общества и государства от преступных посягательств, а с другой - недопущение избыточного ограничения прав и свобод при применении мер уголовно-правового принуждения (Постановление от 08.12.2009 № 19-П).

По мнению Судебной коллегии, основное наказание осужденным назначено в соответствии с принципом справедливости, закрепленным в ст.6 УК РФ, с учетом всех обстоятельств, при которых совершены преступления, тяжести и общественной опасности содеянного; характера и степени фактического участия в совершении преступлений каждого из виновных, данных о личности, а также отношения каждого из них к содеянному; обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.

В то же время, Судебная коллегия признает обоснованными доводы кассационного представления о том, что суд неправильно применил уголовный закон при назначении Федосеенко В.С дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Судя по материалам дела, суд законно и обосновано назначил Федосеенко В.С. дополнительное наказание в виде ограничения свободы на 1 год за совершение преступления, предусмотренного пп. «ж», «к» ч. 2.105 УК РФ.

В то же время, назначая осужденному наказание по совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ, суд не указал о назначении данного вида дополнительного наказания, но назначил его по совокупности приговоров.

Таким образом, суд неправильно применил уголовный закон, вследствие чего приговор подлежит изменению на основании ч.1 ст.382 УПК РФ.

С учетом изложенного, Судебная коллегия находит необходимым исключить из приговора назначение Федосеенко В.С. дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, по делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Иркутского областного суда от 25 июля 2012 года в отношении Федосеенко В С изменить: исключить из приговора назначение Федосеенко В. С. дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Этот же приговор в отношении Балашова А С и Гаврилина Д Н оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 66-О12-78

ГК РФ Статья 151. Компенсация морального вреда
ГК РФ Статья 1099. Общие положения
ГК РФ Статья 1101. Способ и размер компенсации морального вреда
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УПК РФ Статья 5. Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе
УПК РФ Статья 72. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу

Загрузка
Наверх