Дело № 66-О13-5

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 18 апреля 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Чакар Рита Сояновна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 66-О13-5

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 18 апреля 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Зыкина В.Я.,
судей Чакар Р.С., Русакова ВВ.
при секретаре Стручёве В.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Игнатова В.Н., защитников Климовой Ю.А., Баскаевой Г.П. на приговор Иркутского областного суда от 13 ноября 2012 года, которым Игнатов В Н осужден: по ч.1 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 9 лет; по ч.З ст.30, п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ к лишению свободы на 12 лет.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на 15 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Чакар Р.С., выступления осужденного Игнатова В.Н., защитника Шевченко Е.М., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей оставить приговор без изменения, судебная коллегия

установила:

Игнатов В.Н. признан виновным и осужден за покушение на убийство двух лиц; за убийство.

Преступления совершены 10 июня 2007 года в городе в отношении К и Ю при установленных обстоятельствах, приведенных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним: осужденный Игнатов В.Н.просит рассмотреть по существу его доводы о необоснованности, немотивированности, предвзятости приговора, которым нарушены его права и свободы. Считает, что судом нарушено его право на защиту, так как в приговоре приведено ранение К согласно выводам судебно-медицинской экспертизы, тогда как в предъявленном обвинении указано другое ранение. Показания свидетелей Д и Г противоречат фактическим обстоятельствам дела. Суд не признал необходимым сопоставить доказательства, отказал в удовлетворении ходатайства о проведении медико-баллистической экспертизы. По его мнению, выводы суда основаны на недопустимых доказательствах. В обвинительном заключении указан патрон, с которым он не был ознакомлен, и который был уничтожен. Суд не вызвал и не допросил свидетель К чьи показания имеют значение для дела по вещественному доказательству, ограничившись допросом следователя. В основу приговора положены показания свидетелей К Д И потерпевшего Ю чьи показания, по его мнению, были незаконно оглашены. Оспаривает достоверность показаний свидетеля К Полагает, что при назначении и производстве экспертиз нарушены его права, он был ознакомлен с решением о назначении экспертизы и самой экспертизой после ее проведения.

Выводы суда о внезапно возникшей личной неприязни, нахождении его в момент происшествия в состоянии опьянения, не соответствуют действительности. В дополнениях к кассационной жалобе приводит доводы о недостатках протокола судебного заседания, не разъяснении ему порядка обжалования постановления о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания, о своем несогласии с протоколом судебного заседания; защитник Климова Ю.А. просит отменить приговор, прекратить уголовное преследование в связи с непричастностью Игнатова В.Н. к совершению преступлений. Считает, что вина ее подзащитного не доказана, сторона обвинения не представила ни одного бесспорного доказательства его вины. Полагает, что не проведено необходимых исследований в ходе судебно- медицинской экспертизы, не был поставлен ряд вопросов, имеющих значение для разрешения дела, ее выводы противоречат предъявленному обвинению.

Потерпевший Ю не допрошен в судебном заседании, сторона обвинения не приняла всех мер к его вызову. Не оценен довод защиты о том, что оперативный дежурный и основной свидетель обвинения имею одну и ту же фамилию. Не исследован и не опровергнут довод о фальсификации первоначальных материалов дела. Обстоятельства обнаружения патрона, изъятого при обыске жилища К , вызывают сомнение, как и показания свидетеля К По мнению защитника, данные протокола проверки показаний на месте, не могут быть положены в основу приговора, так как нарушены требования ст. 194 УПК РФ. Не устранены противоречия между показаниями свидетелей Г и Я Не исследованы и не описаны обстоятельства обнаружения пули в сидении автомобиля. Не оценено то, что у Игнатова В.Н. имеется заболевание глаз - астигматизм, которое, по мнению защитника, влияет на возможность попасть в цель при установленных обстоятельствах. Относимость вещественных доказательств - документов, изъятых в ходе обыска и представленных государственным обвинителем в судебном заседании, не доказана, так как они должны храниться при материалах дела.

защитник Баскаева Г.П. просит об отмене приговора, прекращении уголовного преследования Игнатова В.Н. за непричастностью к совершении преступления, признании его права на реабилитацию. Считает, что приговор является незаконным, необоснованным, несправедливым, основанным на предположениях. По делу не добыто допустимых достаточных доказательств того, что именно Игнатов В.Н. производил выстрелы в потерпевших. Не установлено, где произведены выстрелы, в салоне машины или на улице. Суд вышел за пределы предъявленного обвинения. Обвинение не соответствует фактическим обстоятельствам дела. В приговоре суд описал ранения К , исходя из заключений судебно-медицинских экспертиз, а не в соответствии с предъявленным ему обвинением. При этом нарушено право Игнатова В.Н. на защиту. Показания свидетелей К И Д по ее мнению, незаконно оглашены в судебном заседании. При ссылке на показания свидетеля Г суд упустил часть его показаний, которые свидетельствуют о том, что в потерпевшего стрелял не Игнатов В.Н. Выражает несогласие с тем, что учтены показания свидетеля К которому о происшествии стало известно со слов потерпевшего Ю По мнению защиты, незаконна ссылка на показания потерпевшего Ю , который не был допрошен в судебном заседании, а его показания были оглашены без согласия защиты. Нарушены требования закона о презумпции невиновности. Не приняты во внимание доводы защиты по патрону, который не осматривался, не признавался вещественным доказательством и не приобщался к материалам дела. Считает, что неправильно признаны допустимым доказательствами патрон и протокол обыска в квартире К Судом незаконно отказано в удовлетворении ходатайств о назначении комплексной медико-баллистической экспертизы, проведении следственного эксперимента.

В возражениях на доводы кассационных жалоб государственный обвинитель Семенов В.С. приводит свои доводы об их несостоятельности.

В судебном заседании суда кассационной инстанции осужденный Игнатов В.Н., оспаривая оценку судом доказательств по делу, просил обратить внимание на ряд доказательств по делу, в том числе указанные им в дополнениях к кассационной жалобе, в частности, на протокол допроса потерпевшего Ю протокол очной ставки между Игнатовым И.Н. и К протокол осмотра места происшествия, заключения экспертиз, показания свидетелей.

Проверив материалы, обсудив доводы кассационной жалобы и возражения, судебная коллегия находит кассационные жалобы не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Вопреки доводам кассационных жалоб, приговор является законным и обоснованным, содержит мотивированные выводы суда по всем существенным, предусмотренным законом для установления фактических обстоятельств дела положениям, в том числе оценку доказательств в соответствии с положениями ст.88 УПК РФ, с приведением содержания каждого из них, оценку доводов стороны защиты, в том числе самого Игнатова В.Н. в свою защиту, часть из которых изложена им как в его кассационной жалобе, так в кассационных жалобах его защитников.

Приведенная в приговоре совокупность исследованных в судебном заседании доказательств, допустимость, достоверность, а вместе в целом и достаточность которых для разрешения уголовного дела по существу, правильно оценена судом первой инстанции, сомнений не вызывает.

В судебном заседании Игнатов В.Н. не признал вину в совершении преступления, от дачи показаний отказался, заявил о своей непричастности к совершению преступлений, утверждал, что, когда он находился в машине К то услышал выстрел, вышел из машины, при этом незнакомый ему человек направил на него пистолет и выстрелил, он убежал, брат довез его до машины, на которой он должен был уехать, привел доводы о том, что уголовное дело в отношении него сфабриковано, его причастность к преступлению не доказана, сами доказательства противоречивы, могут толковаться двояко.

Стороной защиты в лице адвокатов приведен ряд доводов, в числе которых доводы о недопустимости, недостоверности доказательств.

Все приведенные самим Игнатовым В.Н. в свою защиту доводы и доводы его защитников тщательно проверены в судебном заседании и обоснованно отвергнуты как несостоятельные с приведением мотивов принятых по каждому из них решений.

Вина осужденного Игнатова В.Н. в совершении преступлений подтверждается последовательными показаниями потерпевших К , что со слов Ю в этот вечер имел место конфликт между ним и Игнатовым В.Н., позже автомашину К подрезал другой автомобиль, и в свете фар появился брат И с поднятыми руками, затем он услышал свист, сильный ожог в области шеи, при этом, выбегая из машины, он слышал еще несколько выстрелов, видел Игнатова В.Н. с пистолетом в руке; показаниями свидетеля К о том, что вечером 9 июня 2007 года произошла ссора между Игнатовым В.Н. и Ю в ходе которой Игнатов В.Н. с пистолетом в руке, кричал, что застрелит Ю впоследствии со слов Ю он узнал, что возле ДЦ » путь машине К перегородила машина Игнатова В.Н., из которой вышел И , который застрелил К и стрелял из пистолета и в него; показаниями свидетелей Г Д И Я о том, что они видели на месте происшествия в момент их нахождения в разное время.

Доводы о том, что показания свидетеля И оглашены незаконно, нельзя признать обоснованными с учетом того что оглашение его показаний имело место с согласия стороны защиты. Из показаний свидетеля И известно, что от ДЦ « на большой скорости проехала автомашины, а около бетонной площадки центра находился автомобиль иностранного производства серебристого цвета без государственных номеров с открытой дверью со стороны водителя, рядом с которой лежал парень, не подававший признаки жизни.

Показания потерпевшего Ю свидетелей Д К были оглашены после принятия судом исчерпывающих мер по установлению их местонахождения, вызову и доставке их в судебное заседание, в том числе направления запросов, принятия решения о принудительном приводе, изучения результатов их поиска, то есть при установленной невозможности обеспечить их явку в суд. Невозможность явки подтверждается результатами опроса соседей, данными о приобретении проездных документов, запросами в УФМС по всем возможным местам нахождения Ю чье местонахождение не было известно с 2007 года, в том числе в и области, города и принимались решения о принудительном приводе К Д от 28 июня 2012 года, согласно рапортам судебных приставов при исполнении принудительного привода установлено, что свидетели Д и К по месту жительства отсутствуют, место жительства и регистрации не меняли, в соответствии со справками ПТК « не приобретали проездных документов, по данным ЗАГС отсутствуют сведения об их смерти, согласно сведениям ИБД Д привлекался в административной ответственности в 2011 году, К обращался в 2010 году за выдачей разрешения на гладкоствольное оружие (т.4, л.д.-71, 7688-103 Вместе с тем сторонам была реально предоставлена возможность защищать свои интересы всеми предусмотренными законом способами, в том числе путем заявления ходатайств, выражения несогласия с ними с приведением конкретных, подлежащих проверке доводов. Каких-либо ограничений прав сторон на реализацию ими своих процессуальных прав в состязательном процессе не было допущено.

Ошибочная ссылка на протокол очной ставки между Игнатовым В.Н. и свидетелем К не влияет на правильность оценки доказательств по делу.

Из показаний потерпевшего Ю известно о том, что к ним с К когда они находились в автомашине К , возле ДЦ подъехала серебристая машина, из которой вышел человек, он очнулся только в больнице.

Таким образом, в оглашенных показаниях Ю не содержится сведений, против которых возражает сам Игнатов В.Н., оглашение этих показаний не нарушает его право на защиту.

Свидетель К потерпевшие К , которые обнаружили пулю в салоне машины сына после его возвращения следователем, которым со слов Ю стало известно, что в него стрелял Игнатов В.Н., свидетель П и другие свидетели, в том числе находившиеся на месте происшествия, были непосредственно допрошены в судебном заседании.

Доводы о том, что протокол допроса потерпевшего Ю является недопустимым доказательством, нельзя признать обоснованными с учетом того, что согласно ч.7 ст. 166, ч.1 ст. 167 УПК РФ протокол подписывается следователем и лицами, участвовавшими в следственном действии, в допросе участвовал только следователь, чья подпись имеется на протоколе, отказ потерпевшего по состоянию здоровья от подписания протокола допроса следователем удостоверен. Положения ч.З ст. 167 УПК РФ, на который ссылается сторона защиты, регламентирует порядок ознакомления потерпевшего с текстом протокола в случае невозможности подписать его в силу состояния здоровья, между тем сам потерпевший не оспаривал и не оспаривает достоверность изложенных в протоколе его показаний.

Из показаний свидетеля П известно, что примерно в 2 часа ночи 10 июня 2007 года он находился вместе с К Ю и К когда Игнатов В.Н. позвонил на номер телефона К и попросил встретиться с ним на кольце улиц и Подъехав к кольцу, он увидел автомашину « , похожую на автомобиль Игнатова В.Н. После того, как он остановил автомобиль, К и Ю вышли из машины на улицу. В это время с левой стороны, где сидел К резко открылась дверь. Он увидел Игнатова В.Н. К и Ю стали ругаться с Игнатовым В.Н. Он увидел, как Игнатов В.Н.держал в руке пистолет по направлению в сторону Ю и К выражаясь нецензурной бранью, говорил, что перестреляет, после чего убежал.

Согласно показаниям свидетеля Д он видел, что автомобиль « перегородила дорогу автомашине иностранного производства, из автомашины « вышли три человека, после чего он услышал выстрелы, один из мужчин быстрым шагом уходил в сторону Из показаний свидетеля К известно, что после звонка Игнатов В.Н. в состоянии алкогольного опьянения подъехал на автомашине « под управлением И сказал, что надо заехать домой, переодеть футболку, которую на нем порвали, возле ДЦ « Игнатов В.Н. сказал: «Вот машина!», при этом И резко увеличил скорость и перегородил дорогу иномарке, братья Игнатовы быстро вышли из машины, подошли к иномарке, где на передних сиденьях сидели двое, в этом момент прозвучали выстрел, он испугавшись, ушел в сторону услышал еще более трех выстрелов, затем стук дверей и визг колес автомашины, Показания свидетелей К К Г Д И Я потерпевших К судом обоснованно оценены как последовательные и непротиворечивые, согласующиеся между собой и взаимодополняющие друг друга. Установлено, что у свидетеля К неприязненных отношений с Игнатовым не было в прошлом, не имеется и в настоящее время, свидетели Д И и Я являются незаинтересованными лицами, не знакомы ни с Игнатовым В.Н., ни с находившимся с ним в момент происшествия свидетелем К ни с потерпевшими К , Ю ни со свидетелями К и П также они не знакомы и между собой.

При таких установленных обстоятельствах у суда не имелось оснований подвергать сомнению достоверность показаний указанных лиц, в том числе и свидетеля К так как в судебном заседании не установлено данных о какой-либо заинтересованности в даче ими ложных показаний против Игнатова В.Н. Судом правильно оценены и обоснованно отвергнуты как несостоятельные и доводы о том, что показания свидетелей противоречивы, могут быть истолкованы двояко. Суд подробно проанализировал показания свидетелей, и обоснованно пришел к следующим выводам. Свидетель Д находился на месте происшествия и видел, как автомашина « под управлением Игнатова И.Н. перегородила дорогу автомобилю, в котором находились Ю и К как из автомобиля« вышли Игнатов В.Н., его брат И и свидетель К после начала производства выстрелов как с места происшествия уходил свидетель К Свидетель Я начал движение на своей автомашине сразу после того, как с парковки выехал на своем автомобиле свидетель Г именно Я обнаружил тело потерпевшего К и принял меры к доставлению потерпевшего Ю в медицинское учреждение.

Отдельные неточности в показаниях других свидетелей обвинения, в том числе, содержащиеся в показаниях свидетеля Я о номерном обозначении государственного регистрационного знака автомобиля « », как правильно установил суд, объясняются индивидуальными особенностями восприятия свидетелями объективной действительности в условиях динамически развивающихся событий на месте происшествия. Эти неточности не влияют на достоверность показаний об известных им обстоятельствах в целом и не ставят их в связи с этим под сомнение. Отдельные незначительные противоречия между показаниями свидетелей Г Я П П данными в судебном заседании, с показаниями, данными ими же на предварительном следствии, объясняются тем, что с момента происшествия до рассмотрения дела прошло значительное время. Как обоснованно решил суд, они также не влияют на оценку показаний свидетелей.

Утверждения о том, что протоколы таких следственных действий, как осмотр места происшествии, обыск, являются недопустимыми доказательствами, также проверены и обоснованнбо отвергнуты, установлено их соответствие требованиям ст. 166 УПК РФ.

Судом установлено, что осмотр места происшествия при обнаружении трупа К и при обнаружении автомашины « произведен уполномоченным на то лицом, с участием понятых, с указанием в протоколе всех лиц, принимавших участие в следственном действии, которым, были разъяснены их права и обязанности.

Обыск в квартире по адресу: город , был проведен на основании судебного решения (т.1 л.д.92), с участием К проживавшей на момент проведения следственного действия в указанном жилье и состоявшей с Игнатовым В.Н. в фактических семейных отношениях. Из протокола следственного действия, показаний свидетелей Г и К известно, что все лица, принимавшие участие в проведении обыска, указаны в протоколе следственного действия, содержание проведенного обыска, его ход и результаты отражены в протоколе, который был подписан всеми участвовавшими в его проведении лицами.

Решение о том, что отсутствие в протоколе сведений о высказывании свидетеля Г о том, что патрон взяли в руки, не может служить основанием для исключения доказательства, не влияет на допустимость проведенного следственного действия, в протоколе не указаны данные о том, что данный предмет изымался с места его обнаружения иным способом, является мотивированным.

При таких данных доводы стороны защиты о том, что патрон, обнаруженный во время обыска подброшен, обоснованно отвергнут судом.

Выводы суда о том, что заключения экспертов по форме и содержанию соответствуют требованиям Закона об экспертной деятельности и уголовно- процессуального закона, выполнены квалифицированными экспертами государственных экспертных учреждений, имеющими достаточный стаж работы по специальности на основании существующих методик, основанных на применении специальных познаний, являются обоснованными, они в полной мере относятся к заключениям экспертов за № в отношении потерпевшего Ю за № по трупу К № по исследованию изъятой с места происшествия почвы; за № по судебно-баллистическим исследованиям.

При этом вопросы, связанные с заключениями за №№ возникшие у сторон в судебном заседании, в частности, об отсутствии фототаблицы, исследованного экспертом Ч патрона и его частей, оставшихся после исследования, выяснены. Патрон, представленный на экспертизу, описан и исследован, при этом в соответствии с методикой проведения экспертизы вопрос о пригодности патрона для стрельбы сам по себе предполагает необходимость уничтожения объекта исследования, отдельное разрешение следователя на уничтожение исследуемого объекта не требуется. Экспертом Д были даны разъяснения относительно повреждений, наличие которых установлено на одежде потерпевших. Каких- либо несовпадений в описании вещественных доказательств, в том числе, при указании номерных обозначений на гильзах, поступивших на исследование и изъятых с места происшествия у ДЦ « - в указании номерных обозначений завода-изготовителя и года изготовления, не имеется.

Фототаблица к заключению эксперта является приложением и ее отсутствие не влияет на допустимость экспертного заключения.

Вопреки доводам стороны защиты, изложенных и в судебном заседании первой инстанции и в кассационных жалобах, имеющиеся в материалах дела и исследованные в судебном заседании доказательства подтверждают, что именно патрон и гильзы, изъятые соответственно при обыске и осмотре места происшествия, пуля, изъятая из трупа К и одежда потерпевших являлись объектами экспертных исследований, по которым и сформулированы выводы экспертов.

Доводы о том, что суд вышел за пределы предъявленного обвинения, указав в приговоре не ту рану, которая указана в обвинительном заключении, и другие связанные с этим доводы, также нельзя признать состоятельными.

Как правильно решил суд, указание в обвинительном заключении одного из повреждений, причиненных К - огнестрельной раны на передней поверхности грудной клетки слева, как входной, является явной технической ошибкой, допущенной следователем при изготовлении процессуального документа. Суд обосновано сослался на то, что ни одна из сторон не оспаривает причинение потерпевшему К огнестрельного пулевого сквозного ранения грудной клетки в виде дырчатых переломов 10 ребра справа и 2 ребра слева с кровоизлиянием в окружающие мягкие ткани, сквозных повреждений нижней доли правого легкого, верхней доли левого легкого и сердечной сорочки, размозжения легочного ствола у основания сердца, кровоизлияний в клетчатку средостения. Техническая ошибка при наличии таких обстоятельств, как правильно указано в приговоре, не препятствует постановлению приговора на основании обвинительного заключения и не ущемляет право подсудимого на защиту.

Совокупность доказательств по делу подтверждает правильность выводов суда о том, что кроме Игнатова В.Н., его брата - свидетеля И а также потерпевших К и Ю , других лиц около машины и в самой машине « » в момент начала производства выстрелов в потерпевших, не находилось; Игнатов В.Н. начал производить выстрелы, когда потерпевшие находились в салоне автомобиля, при этом потерпевшие не находились в статическом положении, двигались, пытаясь избежать наступления неблагоприятных для себя последствий нападения, и покинуть салон автомобиля в противоположную от нападавшего сторону; выстрелы производились с близкого расстояния, след ладони правой руки Игнатова В.Н. имеется на передней левой двери автомобиля « », со стороны переднего пассажирского места, где находился потерпевший Ю Мотив преступления установлен правильно, наличие конфликта между Игнатовым В.Н. и потерпевшим подтверждается доказательствами, в числе которых показания свидетелей К П потерпевших К Действия Игнатова В.Н. правильно квалифицированы в соответствии с установленными фактическими обстоятельствами дела.

При назначении наказания учтены все, имеющие существенное значение для разрешения вопроса о виде и сроке наказания обстоятельства, в том числе данные о личности Игнатова В.Н., наличие смягчающих наказание обстоятельств, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.

Назначенное наказание отвечает требованиям закона о его справедливости.

Вопреки доводам жалоб, все следственные действия с участием осужденного были проведены в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона.

Доводы о том, что при назначении и производстве экспертиз нарушены его права, он был ознакомлен с решением о назначении экспертиз и самими заключениями после ее проведения подтверждаются материалами дела, однако это обстоятельство само по себе не свидетельствует о существенных нарушениях прав Игнатова В.Н. и его защитника, как участников уголовного судопроизводства, так как они при этом не были лишены возможности заявить отводы экспертам, поставить дополнительные вопросы, завить ходатайства, в том числе о проведении дополнительных или повторных экспертиз.

Заявленные сторонами ходатайства рассмотрены и разрешены в соответствии с законом, вопреки приведенным в кассационных жалобах доводам, в том числе немотивированное ходатайство о вызове в суд свидетеля Козлова, чьи данные о личности и месте жительства не были представлены Доводы о недостатках протокола судебного заседания, которые сводятся к тому, что в протоколе судебного заседания не приведены отдельные заявленные им и его защитником ходатайства, изложены осужденным в дополнениях к кассационной жалобе от 8 марта 2013 года спустя более трех месяцев с момента получения им 21 декабря 2012 года копии постановления от 18 декабря 2012 года о рассмотрении его замечаний (т. 5, л.д.272).

Постановлением 21 декабря 2012 года о рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания мотивированно отклонены поданные осужденным Игнатовым В.Н. замечания на протокол судебного заседания. Судом установлено, что в протоколе судебного заседания достоверно и с достаточной полнотой изложены и отражены заявления и ходатайства участников судебного разбирательства, их пояснения и показания, а также действия председательствующего по делу, его решения по заявленным ходатайствам.

При таких данных оснований к отмене постановления от 18 декабря 2012 года не имеется.

Доводы о том, что не оценено то, что у Игнатова В.Н. имеется заболевание глаз - астигматизм, которое, влияет на возможность попасть в цель при установленных обстоятельствах, опровергаются содержанием приговора, в котором они приведены и обоснованно отвергнуты со ссылкой на близкое расстояние, с которого Игнатов В.Н. произвел выстрелы в потерпевших.

Утверждение о том, что не оценен довод защиты о том, что оперативный дежурный и основной свидетель обвинения имеют одну и ту же фамилию, также опровергается содержанием приговора, в котором приведены выводы суда по оценке приведенных стороной защиты доводов в этой части.

Доводы о том, что относимость вещественных доказательств - документов, изъятых в ходе обыска и представленных государственным обвинителем в судебном заседании, не доказана, так как вещественные доказательства должны храниться при материалах дела, не состоятельны с учетом того, что изъятые в ходе обыска документы по ходатайству государственного обвинителя были осмотрены и исследованы в судебном заседании с участием сторон, при этом факт их изъятия судом установлен.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу органами предварительного следствия и судом не допущено.

Руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Иркутского областного суда от 13 ноября 2013 года в отношении Игнатова В Н оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 66-О13-5

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 166. Протокол следственного действия
УПК РФ Статья 167. Удостоверение факта отказа от подписания или невозможности подписания протокола следственного действия
УПК РФ Статья 194. Проверка показаний на месте
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх