Дело № 67-АПУ14-11

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 марта 2014 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Пейсикова Елена Владимировна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 67-АПУ14-11

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 26 марта 2014 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоВалюшкина В. А.

судейПейсиковойЕВ. и Ламинцевой С.А. при секретаре Белякове А.А. рассмотрела в судебном заседании апелляционную жалобу осуждённого Кл адова ВВ. на приговор Новосибирского областного суда от 26 декабря 2013 г., по которому Кладов В В , несудимый, осуждён по п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ на 17 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В соответствии с ч.1 ст. 53 УК РФ Кл адову ВВ. установлены следующие ограничения: после отбытия основного назначенного наказания не выезжать в течение установленного срока за пределы территории муниципального образования г. ; не изменять место жительства или пребывания без согласия специализированного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осуждённых наказания в виде ограничения свободы, в случаях, предусмотренными законодательством РФ, возложить на него обязанность 1 раз в месяц являться в указанный государственный орган для регистрации.

Постановлено взыскать с Кладова ВВ. в пользу К в качестве компенсации морального вреда рублей и в качестве возмещения расходов на оказание юридической помощи рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Пейсиковой Е.В., изложившей обстоятельства дела, доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе, объяснения осуждённого Кладова ВВ., данные в режиме видеоконференц-связи, выступление адвоката Бицаева В.М., которые поддержали доводы, изложенные в жалобе осуждённого, и просили приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гулиева А.Г., просившего приговор оставить без изменения, а доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе, без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

осуждённый Кладов ВВ. признан виновным в убийстве своей дочери малолетней К ( г. рождения).

Преступление совершено 29 ноября 2012 г. в г. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционной жалобе осуждённый Кладов ВВ., не соглашаясь с приговором, просит его отменить, дело направить на новое рассмотрение. В обоснование своей просьбы осуждённый утверждает, что приговор постановлен исключительно на его первоначальных показаниях, полученных под давлением следователя, он их подписал не читая, а также в связи с тем, что после смерти любимой дочери находился в возбуждённом эмоциональном состоянии, винил себя в случившемся. Утверждает, что не виновен в убийстве дочери, положительно характеризуется, спиртное не употребляет, наркотики не употребляет более семи лет. Осуждённый в обоснование своих доводов ссылается на показания свидетеля О , которая в судебном заседании утверждала, что видела, как из квартиры Кладовых вышел человек в черной одежде с капюшоном. Осуждённый, основываясь на этих показаниях свидетеля и на выводах эксперта в части, согласно которой в соскобе с кровати обнаружена кровь человека, определить групповую принадлежность которой не представилось возможным, высказывает версию о причастности к убийству дочери третьего лица. Кроме того, осуждённый ссылается на сообщение своего малолетнего сына А , сводящееся к тому, что потерпевшую ударил посторонний «дядя». Одновременно осуждённый утверждает, что дочь могла захлебнуться молочной смесью при кормлении, что повлекло её смерть. Кроме того, в жалобе приводятся доводы о необоснованности взыскания с него в пользу К средств в соответствии с её требованиями.

В возражениях на доводы, изложенные в жалобе осуждённого, государственный обвинитель Егорова А.Э. просит оставить их без удовлетворения, а приговор без изменения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы, содержащиеся в апелляционной жалобе, Судебная коллегия считает приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Кладова ВВ. в убийстве пятимесячной дочери соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного разбирательства, основываются на достаточной совокупности исследованных доказательств, которым в приговоре дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Так, согласно показаниям Кладова ВВ., данным в ходе предварительного расследования и оглашённым в судебном заседании, дочь плакала, он, решив, что она хочет есть, стал её кормить, на него «что-то нашло», «что именно, он сказать не может», в связи с чем «он ладонью правой руки ударил по лицу своей дочери, сколько он нанёс ударов и в какую часть головы, он сказать не может», «он понял, что его дочь умерла, стал кричать».

Суд обоснованно признал указанные показания Кладова ВВ., данные на предварительном следствии, достоверными, поскольку они получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с участием защитника, в условиях, исключающих принуждение, в связи с чем доводы осуждённого о вынужденном характере его показаний, изобличающих его в совершении преступления в отношении своей пятимесячной дочери, являются необоснованными.

Кроме того, указанные сведения согласуются с данными, содержащимися в показаниях потерпевшей К согласно которым её муж оставался дома с детьми, ей позвонила соседка О ., которая сообщила, что слышала шум в их квартире, вызвала «скорую помощь» и милицию, сказала, чтобы она срочно приезжала домой. Приехав домой, она увидела сотрудников полиции, а в комнате - тело дочери, голова которой была в синяках.

Данные сведения, подтверждающие виновность Кладова ВВ., согласуются с показаниями свидетелей О Ж К о шуме, криках и звуках ударов в квартире Кладовых, о том, что, когда они поднялись в квартиру, увидели Кладова ВВ. с дочерью на руках, на голове которой имелись гематомы, О вызвала полицию и «скорую помощь».

Согласно показаниям свидетеля К 29 ноября 2012 г. он был в квартире Кладова ВВ., знал, что дома находится новорожденная дочь хозяина, никаких конфликтов не было, они ничего не роняли, не стучали, он пил с Кладовым ВВ. вино, после чего ушёл, позже от сотрудников полиции узнал о смерти девочки.

Выводы суда о виновности Кладова ВВ. в убийстве малолетней дочери подтверждаются показаниями свидетеля А - врача-реаниматолога станции «скорой медицинской помощи», согласно которым он в составе бригады 29 ноября 2012 г. выехал по вызову о травме ребёнка, по месту вызова находились сотрудники полиции, отец ребёнка ничего не мог пояснить, в комнате был обнаружен труп девочки, в области головы и тела которой имелись гематомы, им была констатирована смерть ребёнка.

Данные сведения подтверждаются данными, содержащимися в копии карты вызова «скорой медицинской помощи» относительно обнаружения тела пятимесячного ребёнка К с многочисленными гематомами; в протоколе осмотра трупа ребёнка К с телесными повреждениями в области головы, грудной клетки в виде множественных ссадин и кровоподтёков, на голове и лице имеются участки припухлостей мягких тканей, волосистая часть головы киселеобразной консистенции с подвижными костями черепа; в выводах экспертов, проводивших судебно- медицинские экспертизы, о причине смерти потерпевшей К и характере причинённых телесных повреждений; в выводах судебного эксперта, проводившего биологическую экспертизу, о принадлежности следов крови на фрагментах керамической плитки, одежде ребёнка, простыне, полу и других объектах исследования.

Согласно актам судебно-медицинских экспертиз смерть К наступила от причинённой закрытой черепно-мозговой травмы. Учитывая характер, локализацию и морфологию причинённых телесных повреждений потерпевшей, их образование при обстоятельствах, указанных в показаниях Кладова В.В., не исключается.

Доводы осуждённого Кладова ВВ. относительно того, что смерть ребёнка могла наступить в связи с тем, что она захлебнулась молочной смесью, опровергается выводами судебно-медицинского эксперта, согласно которым смерть К не могла наступить от закрытия просвета дыхательных путей пищевыми массами до нанесения повреждений на голове.

Что касается версии осуждённого относительно причастности к смерти его дочери третьего лица, то данные доводы также были предметом исследования в судебном заседании и опровергнуты по мотивам, изложенным в приговоре, не согласиться с которыми оснований у Судебной коллегии не имеется.

Так, показания свидетеля О данные в судебном заседании, о том, что она видела человека в чёрной одежде с капюшоном на голове, выходившего со стороны квартиры Кладовых, на которые ссылается в своей жалобе осуждённый Кладов ВВ., судом обоснованно признаны несоответствующими фактическим обстоятельствам дела, поскольку они опровергаются её собственными показаниями, полученными на предварительном следствии, из которых следует, что она никого не встречала, когда поднималась в квартиру Кладовых. Свидетель Ж также подтверждал в суде, что никого из посторонних в подъезде не видел.

Кроме того, согласно показаниям Кладова ВВ., данным на предварительном следствии, во время произошедшего кроме него и детей в квартире никого не было, его знакомый К уже ушёл из квартиры.

Ссылки Кладова ВВ. на слова своего двухлетнего сына: «дядя тук- тук», якобы свидетельствующие о причастности к убийству дочери иного лица, не подтверждаются материалами уголовного дела.

Выводы суда о нахождении осуждённого Кладова ВВ. в состоянии опьянения в момент совершения преступления подтверждаются его показаниями, который не отрицал, что употреблял в тот день спиртные напитки, а также согласуются с показаниями потерпевшей К и свидетеля К употреблявшего с осуждённым алкоголь в день совершения преступления.

Юридическая оценка действий Кладова ВВ. по п. «в» ч.2 ст. 105 УК РФ является правильной, и оснований для иной квалификации не имеется.

Согласно актам судебных психолого-психиатрических экспертиз Кладов ВВ. хроническим психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики не страдает. У него имеется синдром зависимости опиоидов средней степени, однако данные особенности психики не лишали его способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Ссылки Кладова ВВ. на запамятование событий правонарушения носят изолированный, защитный характер.

Учитывая данные экспертов, суд обоснованно признал Кладова ВВ.

вменяемым.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, не установлено.

При назначении Кладову ВВ. наказания суд учёл характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновного, наличие смягчающих наказание обстоятельств: отсутствие судимости, положительные характеристики, наличие малолетнего ребёнка, а также тот факт, что он на момент совершения преступления находился в отпуске по уходу за ребёнком.

Отягчающие наказание обстоятельства не установлены.

Назначенное Кладову ВВ. наказание нельзя признать чрезмерно суровым, оно является справедливым и соответствующим содеянному.

Вопреки доводам, изложенным в апелляционной жалобе, гражданский иск рассмотрен в соответствии со ст. 151, 1101 ПС РФ с учётом требований разумности и справедливости.

На основании изложенного руководствуясь и ст.З 89 ,389 , 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Новосибирского областного суда от 26 декабря 2013 г.

отношении Кладова В В оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворение Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 67-АПУ14-11

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх