Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 5
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 67-АПУ15-12СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 14 мая 2015 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 67-АПУ15-12СП

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 14 мая 2015 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующегоИванова Г.П.,
судейЗыкина В.Я. и Фроловой Л.Г.,
при секретареСмирновой О.П., с участием прокурора Кузнецова СВ.,

осужденных Керимова Э.Х., Леонтьева Д.Б., Михайлова М.М., Тарасовой Т.Г., Устинова М.Ю., их защитников - адвокатов Кузнецова С.А., Бондаренко В.Х., Кузнецовой А.С., Живова И.В., Меркушевой Л.В., а также защитника Девятайкиной ОС. адвоката Волобоевой Л.Ю. рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Ладошкиной Н.В. и апелляционным жалобам осужденных Тарасовой Т.Г., Керимова Э.Х., Михайлова М.М., Леонтьева Д.Б. и их защитников - адвокатов Мороз М.А., Столба А.И., Архангельского А.О. и Соколова СВ. на приговор Новосибирского областного суда от 9 июня 2014 года, согласно которому Леонтьев Д Б ранее судимый: - 10 сентября 2001 года по пп. «в, г» ч.2 ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы; - 13 июня 2002 года по пп. «в, г» ч.2 ст. 158 УК РФ, к 4 годам лишения свободы, на основании ч.5 ст.69 УК РФ к 5 годам лишения свободы; - 24 апреля 2003 года по ч.З ст. 158 УК РФ к 4 годам лишения свободы, на основании ч.5 ст.69 УК РФ к 5 годам 3 месяцам лишения свободы, освобожден 11 октября 2006 года по отбытию наказания, признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.209, п.

«а» ч.З ст. 163, п. «а» ч.4 ст. 162, п. «а» ч.З ст. 163, ч.2 ст.325, п. «а» ч.4 ст. 162, ч.2 ст.325, п. «а» ч.4 ст. 162, ч.З ст.222 УК РФ и ему назначено наказание: - по ч.2 ст.209 УК РФ - лишение свободы сроком на 8 (восемь) лет с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, - по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ - лишение свободы сроком на 7 (семь) лет с ограничением свободы сроком на (один) 1 год, - по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ - лишение свободы сроком на 8 (восемь) лет с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, - по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ - лишение свободы сроком на 7 (семь) лет с ограничением свободы сроком на (один) 1 год, - по ч.2 ст.325 УК РФ - исправительные работы сроком на 6 (шесть) месяцев, освобожден от отбывания наказания в связи с истечением срока давности, - по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ - лишение свободы сроком на 8 (восемь) лет с ограничением свободы сроком на (один) 1 год, - по ч.2 ст.325 УК РФ - исправительные работы сроком на 6 (шесть) месяцев, освобожден от отбывания наказания в связи с истечением срока давности, - по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ - лишение свободы сроком на 8 (восемь) лет с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, -по ч.З ст.222 УК РФ - лишение свободы сроком на 5 (пять) лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Леонтьеву Д.Б. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 10 (десять) лет с ограничением свободы сроком на 2 (два) года.

Леонтьеву Д.Б. установлены следующие ограничения свободы: не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования, в котором он будет проживать после отбытия наказания, не изменять место жительства, место пребывания и место работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, обязав являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы 1 раз в месяц.

Местом отбывания лишения свободы определена исправительная колонии строгого режима.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.228 УК РФ, Леонтьев Д.Б. оправдан на основании п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ; Керимов Э Х ранее не судимый, признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.209, пп. «а, б» ч.З ст. 163, п. «а» ч.4 ст. 162, п. «а» ч.4 ст. 162, п. «а» ч.З ст. 163, ч.2 ст.325, п. «а» ч.4 ст. 162, ч.З ст.222 УК РФ, и ему назначено наказание: - по ч.2 ст.209 УК РФ - лишение свободы сроком на 8 (восемь) лет с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, - по пп. «а, б» ч.З ст. 163 УК РФ - лишение свободы сроком на 7 (семь) лет с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, - по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ - лишение свободы сроком на 8 (восемь) лет с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, - по п. «а» ч.4 ст. 162 УК Р - лишение свободы сроком на 8 (восемь) лет с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, - по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ - лишение свободы сроком на 7 (семь) лет с ограничением свободы сроком на (один) 1 год, - по ч.2 ст.325 УК РФ - исправительные работы сроком на 3 (три) месяца, освобожден от отбывания наказания в связи с истечением срока давности, - по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ - лишение свободы сроком на 8 (восемь) лет с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, - по ч. 3 ст.222 УК РФ - лишение свободы сроком на 5 (пять) лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Керимову ЭХ. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 11 (одиннадцать) лет с ограничением свободы сроком на 2 (два) года.

Керимову ЭХ. установлены следующие ограничения свободы: не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования, в котором он будет проживать после отбытия наказания, не изменять место жительства, место пребывания и место работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, обязав являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы 1 раз в месяц.

Местом отбывания лишения свободы определена исправительная колония строгого режима.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ, Керимов ЭХ. оправдан на основании п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ; Тарасова Т Г судимая: - 7 июня 2002 года по ч.З ст.30, ч.2 ст.228 УК РФ к 5 годам лишения свободы; - 25 октября 2002 года по ст. 30, ч.2 ст.228 УК РФ к 5 годам лишения свободы, на основании ч.5 ст.69 УК РФ к 6 годам лишения свободы, освобождена 30 апреля 2008 года по отбытии наказания, признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.209, пп. «а, б» ч.З ст. 163, п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, и ей назначено наказание: - по ч.2 ст.209 УК РФ - лишение свободы сроком на 8 (восемь) лет с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, - по пп. «а, б» ч.З ст. 163 УК РФ - лишение свободы сроком на 7 (семь) лет с ограничением свободы сроком на (один) 1 год, - по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ - лишение свободы сроком на 8 (восемь) лет с ограничением свободы сроком на 1 (один) год.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Тарасовой Т.Г. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 (девять) лет с ограничением свободы сроком на 2 (два) года.

Тарасовой Т.Г. установлены следующие ограничения свободы: не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования, в котором она будет проживать после отбытия наказания, не изменять место жительства, место пребывания и место работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, обязав являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы 1 раз в месяц.

Местом отбывания лишения свободы определена исправительная колония общего режима.

По обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.325, ч.З ст.222 УК РФ, Тарасова Т.Г. оправдана на основании п.2 ч.2 ст.302 УПК РФ; Михайлов М М судимый: - 21 января 2010 года по ч.2 ст.228 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года, признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.209, п.

«а» ч.4 ст. 162, ч.З ст.222 УК РФ и ему назначено наказание: - по ч.2 ст.209 УК РФ - лишение свободы сроком на 8 (восемь) лет с ограничением свободы сроком на (один) 1 год, - по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ - лишение свободы сроком на 8 (восемь) лет с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, - по ч.З ст.222 УК РФ - лишение свободы сроком на 5 (пять) лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Михайлову М.М. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 (девять) лет с ограничением свободы сроком на 2 (два) года.

В соответствии с ч.5 ст.74 УК РФ отменено условное наказание, назначенное по приговору от 21 января 2010 года, и на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединено наказание, назначенное по приговору от 21 января 2010 года, и окончательно Михайлову М.М. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 10 (десять) лет с ограничением свободы сроком на 2 (два) года.

Михайлову М.М. установлены следующие ограничения свободы: не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования, в котором он будет проживать после отбытия наказания, не изменять место жительства, место пребывания и место работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, обязав являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы раз в месяц. 1 Местом отбывания лишения свободы определена исправительная колония строгого режима.

По обвинению в совершении преступления, предусмотренного пп. «а, б» ч.З ст. 163 УК РФ, Михайлов М.М. оправдан на основании п.З ч.2 ст.302 УПК РФ; Устинов М Ю ранее не судимый, признан виновным в совершении преступления, предусмотренного пп. «а, б» ч.З ст. 163 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 7 (семь) лет с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, с установлением следующих ограничений свободы: не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования, в котором он будет проживать после отбытия наказания, не изменять место жительства, место пребывания и место работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, обязав являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы 1 раз в месяц.

Местом отбывания лишения свободы определена исправительная колония строгого режима.

По обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.209, п. «а» ч.4 ст. 162, ч.З ст.222 УК РФ, Устинов М.Ю. оправдан на основании п.2 ч.2 ст.302 УПК РФ; Девятайкина О С , судимая: - 26 апреля 2002 года по пп. «а, в» ч.2 ст. 161 УК РФ к 4 годам 8 месяцам лишения свободы, - 26 июня 2008 года по ст.30, ч.1 ст.228 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, освобождена 30 ноября 2009 года условно-досрочно на 1 год 1 месяц 8 дней, признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 162 УК РФ, и ей назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 (три) года 6 (шесть) месяцев с ограничением свободы сроком на (один) год. 1 В соответствии со ст. 79 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение и, на основании ст.70 УК РФ, к назначенному наказанию частично присоединить не отбытое наказание по приговору от 26 июня 2008 года и окончательно Девятайкиной ОС. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года с ограничением свободы сроком на 1 (один) год, с установлением следующих ограничений свободы: не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования, в котором она будет проживать после отбытия наказания, не изменять место жительства, место пребывания и место работы без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, обязав являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы 1 раз в месяц.

Местом отбывания лишения свободы определена исправительная колония общего режима.

Исковые требования потерпевших Н Ш и Ж оставлены без рассмотрения, признано за ними право на возмещение причиненного ущерба в порядке гражданского судопроизводства.

В приговоре содержится решение о вещественных доказательствах, постановлено: записку с номером телефона, доверенность на имя Устинова М.Ю., 5 фотографий К две фотографии К и других лиц, СО -диски, с распечатками телефонных переговоров, находящиеся в Новосибирском областном суде, хранить при деле до истечения сроков хранения; доверенность на право управление автомашиной на имя Г доверенность на право управлением автомобилем от Тарасовой Т.Г. - Г трудовую книжку на имя Тарасовой Т.Г., спортивную сумку, куртку, изъятую у Керимова ЭХ., сотовый телефон « », изъятый у Тарасовой Т.Г., сотовый телефон « изъятый у Леонтьева Д.Б., сотовый телефон « », изъятый у Михайлова М.М. вернуть по принадлежности по вступлению приговора в законную силу; свидетельство о регистрации транспортного средства от 21 июня 2003 года на автомашину « », ключ от замка зажигания автомобиля с буквой « », вернуть по принадлежности К по вступлению приговора в законную силу.

Арест, наложенный на автомашину « », регистрационный номер « регион», находящуюся на хранении на специализированной стоянке ООО « », отменить и передать указанный автомобиль собственнику - К обрез ружья ИЖ -18 ЕМ -М № пистолет МР -654К « металлические наручники, две радиостанции, резиновую палку «РП -контакт», бинокль, металлический предмет, похожий на ключ, металлический предмет в виде копья, металлический предмет в виде буквы « », складной нож, пистолет «Оса ПБ 2 Эгида», рамку металлическую со шторкой, находящиеся в камере хранения вещественных доказательств в отделе полиции, хранить при деле до принятия решения по выделенному уголовному делу; пластиковые бутылки, металлический предмет цилиндрической формы, пластмассовую трубочку, наркотическое средство - гашиш, массой 12.7 гр., наркотическое средство - героин, массой 4,237 гр., наркотическое средство - героин, массой 2, 851 гр., упаковки от смывов с рук и срезов ногтевых пластин, от наркотического средства, находящиеся в камере хранения вещественных доказательств в отделе полиции, уничтожить по вступлению приговора в законную силу; обложку удостоверения, внутреннюю часть удостоверения Д удостоверение № на имя М два трафарета с номерами « », руководство по эксплуатации ММГ-АК.РЭ, находящиеся на хранении в Новосибирском областном суде, хранить при деле до истечения сроков хранения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецова СВ., выступления осужденных Керимова ЭХ., Леонтьева Д.Б., Михайлова М.М., Тарасовой Т.Г., Устинова М.Ю., их защитников - адвокатов Кузнецова С.А., Бондаренко В.Х., Кузнецовой А С , Живова И.В., Меркушевой Л.В., а также защитника осужденной Девятайкиной ОС. адвоката Волобоевой Л.Ю., судебная коллегия

установила:

согласно приговору, постановленному на основании вердикта присяжных заседателей, Леонтьев Д.Б. осужден: - по ч. 2 ст. 209 УК РФ за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; - по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ за вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, совершенное в крупном размере, организованной группой (преступление в отношении Ш и Д - по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенный с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой (преступление в отношении Ж - по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ за вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, совершенное с применением насилия, организованной группой (преступление в отношении Ж - по ч. 2 ст.325 УК РФ за похищение у гражданина паспорта (преступление в отношении Ж - по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, совершенный с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой (преступление в отношении К неустановленного лиц, Н ., Ч - по ч. 2 ст.325 УК РФ за похищение у гражданина паспорта (преступление в отношении К - по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, совершенный с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой (преступление в отношении Б и Б - по ч. 3 ст.222 УК РФ за незаконное приобретение, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия, совершенное организованной группой.

Керимов Э.Х. осужден: - по ч. 2 ст. 209 УК РФ за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; - по п. «а,б» ч. 3 ст. 163 УК РФ за вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества и права на имущество под угрозой применения насилия, совершенное с применением насилия, организованной группой, в целях получения имущества в особо крупом размере (преступление в отношении Б - по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенный с применением предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой (преступление в отношении Б - по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенный с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой (преступление в отношении Ж - по п. «а» ч. 3 ст. 163 УК РФ за вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, совершенное с применением насилия, организованной группой (преступление в отношении Ж - по ч. 2 ст.325 УК РФ за похищение у гражданина паспорта (преступление в отношении Ж - по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, совершенный с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой (преступление в отношении К неустановленного лиц, Н ., Ч - по ч. 3 ст.222 УК РФ за незаконное приобретение, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия, совершенное организованной группой; Тарасова Т.Г. осуждена: - по ч. 2 ст. 209 УК РФ за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; - по п. «а», «б» ч. 3 ст. 163 УК РФ за вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества и права на имущество под угрозой применения насилия, совершенное с применением насилия, организованной группой, в целях получения имущества в особо крупом размере (преступление в отношении Б - по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, совершенный с применением предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой (преступление в отношении К и неустановленного лица); Михайлов М.М. осужден: - по ч. 2 ст. 209 УК РФ за участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершаемых ею нападениях; - по п. «а» ч. 4 ст. 162 УК РФ за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, совершенный с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, организованной группой (преступление в отношении Б и Б - по ч. 3 ст.222 УК РФ за незаконное приобретение, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия, совершенное организованной группой; Устинов М.Ю. осужден по пп. «а»,«б» ч. 3 ст. 163 УК РФ за вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества и права на имущество под угрозой применения насилия, совершенное с применением насилия, организованной группой, в целях получения имущества в особо крупом размере (преступление в отношении Б Девятайкина ОС. осуждена по ч. 2 ст. 162 УК РФ за разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия (преступление в отношении К и неустановленного лица).

В апелляционном представлении государственного обвинителя Ладошкиной Н.В. содержится просьба об отмене приговора в отношении Леонтьева Д.Б., Керимова ЭХ., Тарасовой Т.Г., Михайлова М.М., Устинова М.Ю. и Девятайкиной ОС. и о постановлении нового обвинительного приговора ввиду существенного нарушения судом уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона, несправедливости приговора.

В дополнении к апелляционному представлению государственный обвинитель просит вынести апелляционное решение, согласно которому на основании вердикта присяжных заседателей внести в приговор следующие изменения : в описательно-мотивировочной части приговора: 1. «признать виновными Керимова и Леонтьева в том, что они знали о наличии на вооружении группы огнестрельного оружия и договорились использовать его при совершении преступлений»; 2. «признать виновным Устинова в совершении вымогательства имущества у Б в составе организованной преступной группы»; 3. «указать действия Тарасовой и Девятайкиной по преступлению в отношении К в соответствии с постановленным вердиктом коллегии присяжных заседателей, а именно, что они «поочередно стали предъявлять К и неустановленному лицу требования передачи денег и наркотических средств, высказывая угрозу применения насилия»; 4. установить, что К были причинены следующие телесные повреждения: «поверхностная рана теменно-затылочной области справа, ссадины правого предплечья, рана правого предплечья, перелом основания 5-й пястной правой кисти, со смещением костных отломков, ссадины тыльной поверхности кисти, перелом средней трети левой локтевой кости со смещением костных отломков, перелом наружного мыщелка головки правой плечевой кости со смещением костных отломков», а Н были причинены телесные повреждения в виде ссадины в теменной области справа, ссадины и гематомы обоих предплечий»; 5. «исключить из мотивировочной части приговора указание на исключение из обвинения квалифицирующего признака «группой лиц по предварительному сговору»; 6. «исключить из мотивировочной части приговора анализ показаний потерпевших К , Н Ш Ж , Б , Б й»; 7. «при назначении наказания в соответствии со ст.60 УК РФ учесть в отношении: Леонтьева: положительную характеристику, состояние здоровья, снисхождение присяжных заседателей по вымогательству имущества у Ш по п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ и разбойному нападению на Б по п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ, отсутствие смягчающих наказание обстоятельств. В качестве отягчающего наказания обстоятельства при назначении наказания по ч.2 ст.209, ч.З ст.222 УК РФ, по п.«а» ч.З ст. 163, п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ по вымогательству имущества у Ж и совершения на него разбойного нападения, а также по п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ - разбойному нападению на К - учесть опасный рецидив (п.«б» ч.2 ст. 18 УК РФ); Керимова: положительную характеристику, то, что ранее он не судим, отсутствие смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств; Тарасовой: положительную характеристику, состояние здоровья, снисхождение присяжных заседателей по ч.2 ст.209, ч.З ст.222 УК РФ, по п.п.«а,б» ч.З ст. 163 УК РФ вымогательству имущества у Б , отсутствие смягчающих наказание обстоятельств. В качестве отягчающего обстоятельства при назначении наказания по п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ разбойному нападению на К - учесть опасный рецидив (п.«б» ч.2 ст. 18 УК РФ); Михайлова: положительную характеристику, состояние здоровья, снисхождение присяжных заседателей по ч.2 ст.209, ч.З ст.222 УК РФ, то, что преступления совершены в период условного осуждения. В качестве смягчающего наказание обстоятельства признать наличие малолетнего ребенка, отсутствие отягчающих обстоятельств; Устинова: положительную характеристику, то, что ранее он не судим, снисхождение присяжных заседателей, отсутствие смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств; Девятайкиной: положительную характеристику, частичное признание вины, то, что ранее она судима, снисхождение присяжных заседателей, отсутствие смягчающих наказание обстоятельств»; Леонтьева Д.Б. признать виновным - в совершении преступлений, предусмотренных по ч.2 ст.209, п.«а» ч.З ст. 163, п.«а» ч.З ст. 163, п.«а» ч.4 ст. 162, п.«а» ч.4 ст. 162, п.«а» ч.4 ст. 162, ч.З ст.222 УК РФ и назначить ему наказание по: - ч.2 ст.209 УК РФ - 10 лет лишения свободы со штрафом 500 000 рублей с ограничением свободы 6 месяцев, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ; - п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ - 8 лет лишения свободы со штрафом 300 000 рублей с ограничением свободы 1 год, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ; - п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ - 10 лет лишения свободы со штрафом 300 000 рублей с ограничением свободы 1 год, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ; - п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ - 10 лет лишения свободы со штрафом 300 000 рублей с ограничением свободы 1 год, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ; - п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ - 13 лет лишения свободы со штрафом 500 000 рублей с ограничением свободы 1 год, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ; - п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ - 9 лет лишения свободы со штрафом 300 000 рублей с ограничением свободы 1 год, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ; - ч.З ст.222 УК РФ - 6 лет лишения свободы.

- ч.2 ст.325 УК РФ - 6 месяцев исправительных работ в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно- исполнительными инспекциями. В соответствии с п.8 ст.302, п.З ч.1 ст.24 УПК РФ освободить Леонтьева от отбытия наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования; - ч.2 ст.325 УК РФ - 6 месяцев исправительных работ в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно- исполнительными инспекциями. В соответствии с п.8 ст.302, п.З ч.1 ст.24 УПК РФ освободить Леонтьева от отбытия наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к отбытию Леонтьеву назначить 14 лет лишения свободы со штрафом 1 000 000 рублей с ограничением свободы на срок 2 года с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ в виде запрета на изменение места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы и выезда за пределы соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, обязав являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы 2 раза в месяц. Основное наказание Леонтьеву определить в исправительной колонии строгого режима.

На основании вердикта присяжных заседателей Леонтьева по ч.2 ст.228 УК РФ оправдать в связи с недоказанностью события преступления в соответствии с п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ; Керимова Э.Х. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных по ч.2 ст.209, пп.«а», «б» ч.З ст. 163, п.«а» ч.4 ст. 162, п.«а» ч.З ст. 163, п.«а» ч.4 ст. 162, п.«а» ч.4 ст. 162, ч.З ст.222 УК РФ и назначить ему наказание по: - ч.2 ст.209 УК РФ - 10 лет лишения свободы со штрафом 500 000 рублей с ограничением свободы 6 месяцев, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ; - пп.«а», «б» ч.З ст. 163 УК РФ - 10 лет лишения свободы со штрафом 500 000 рублей с ограничением свободы 1 год, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ; - п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ - 11 лет лишения свободы со штрафом 500 000 рублей с ограничением свободы 1 год, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ; - п.«а» ч.З ст. 163 УК РФ - 10 лет лишения свободы со штрафом 300 000 рублей с ограничением свободы 1 год, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ; - п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ - 10 лет лишения свободы со штрафом 300 000 рублей с ограничением свободы 1 год, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ; - п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ - 13 лет лишения свободы со штрафом 500 000 рублей с ограничением свободы 1 год, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ; - ч.З ст.222 УК РФ - 6 лет лишения свободы.

По ч.2 ст.325 УК РФ - 6 месяцев исправительных работ в местах, определяемых органами местного самоуправления по согласованию с уголовно-исполнительными инспекциями. В соответствии с п.8 ст.302, п.З ч.1 ст.24 УПК РФ освободить Керимова от отбытия наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к отбытию Керимову назначить 14 лет лишения свободы со штрафом 1 000 000 рублей с ограничением свободы на срок 2 года с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ в виде запрета на изменение места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы и выезда за пределы соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, обязав являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы 2 раза в месяц. Основное наказание Керимову определить в исправительной колонии строгого режима.

На основании вердикта присяжных заседателей Керимова по ч.1 ст.228 УК РФ оправдать в связи с недоказанностью события преступления в соответствии с п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ; Тарасову Т.Г. признать виновной в совершении преступлений, предусмотренных по ч.2 ст.209, пп.«а», «б» ч.З ст. 163, п.«а» ч.4 ст. 162, ч.З ст.222 УК РФ и назначить ей наказание по: - ч.2 ст.209 УК РФ - 9 лет лишения свободы со штрафом 500 000 рублей с ограничением свободы 6 месяцев, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ; - пп.«а», «б» ч.З ст. 163 УК РФ - 9 лет лишения свободы со штрафом 500 000 рублей с ограничением свободы 1 год, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ; - п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ - 11 лет лишения свободы со штрафом 500 000 рублей с ограничением свободы 1 год, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ; - ч.З ст.222 УК РФ - 5 лет лишения свободы.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к отбытию Тарасовой назначить 12 лет лишения свободы со штрафом 1 000 000 рублей с ограничением свободы на срок 2 года с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ в виде запрета на изменение места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы и выезда за пределы соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, обязав являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы 2 раза в месяц. Основное наказание Тарасовой определить в исправительной колонии общего режима.

На основании вердикта присяжных заседателей о невиновности Тарасову по ч.2 ст.325 УК РФ оправдать в соответствии с п.З ч.2 ст.302 УПК РФ; Михайлова М.М. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных по ч.2 ст.209, п.«а» ч.4 ст. 162, ч.З ст.222 УК РФ и назначить ему наказание по: - ч.2 ст.209 УК РФ - 9 лет лишения свободы со штрафом 500 000 рублей с ограничением свободы 6 месяцев, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ; - п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ - 10 лет лишения свободы со штрафом 300 000 рублей с ограничением свободы 1 год, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ; - ч.З ст.222 УК РФ - 5 лет лишения свободы.

В соответствии с ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к отбытию Михайлову назначить 11 лет лишения свободы со штрафом 1 000 000 рублей с ограничением свободы на срок 1 год 3 мес. с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ.

На основании ч.5 ст.74 УК РФ отменить Михайлову условное осуждение, назначенное по приговору от 21.01.2010.

В соответствии со ст.70 УК РФ к назначенному наказанию присоединить неотбытое наказание, назначенное приговором от 21.01.2010 и окончательно к отбытию определить 12 лет лишения свободы со штрафом 1 000 000 рублей с ограничением свободы на срок 1 год 3 мес. в виде запрета на изменение места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы и выезда за пределы соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, обязав являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы 2 раза в месяц. Основное наказание Михайлову определить в исправительной колонии строгого режима.

На основании вердикта присяжных заседателей Михайлова по пп.«а», «б» ч.З ст. 163 УК РФ оправдать в соответствии с п.2 ч.2 ст.302 УПК РФ за непричастностью к преступлению; Устинова М.Ю. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного пп.«а», «б» ч.З ст. 163 УК РФ, и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет со штрафом 500 000 рублей с ограничением свободы 1 год, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ в виде запрета на изменение места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы и выезда за пределы соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, обязав являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы 2 раза в месяц. Основное наказание Устинову определить в исправительной колонии строгого режима.

На основании вердикта присяжных заседателей Устинова по ч.2 ст.209 УК РФ оправдать в соответствии с п.З ч.2 ст.302 УПК РФ за отсутствием состава преступления, по ч.З ст.222 УК РФ и по п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ Устинова оправдать в соответствии с п.2 ч.2 ст.302 УПК РФ за непричастностью к преступлениям; Девятайкину ОС. признать виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 162 УК РФ, и назначить ей наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет со штрафом 500 000 рублей с ограничением свободы 1 год, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ.

В соответствии с п.«в» ч.7 ст.79 УК РФ отменить условно-досрочное освобождение Девятайкиной по приговору от 26.06.2008.

В соответствии с ч.1 ст.70 УК РФ к назначенному Девятайкиной наказанию частично присоединить наказание не отбытое по приговору от 26.06.2008 и окончательно к отбытию Девятайкиной определить 7 лет лишения свободы со штрафом 500 000 рублей с ограничением свободы 1 год, с возложением обязанностей, предусмотренных ст.53 УК РФ в виде запрета на изменение места жительства или пребывания без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы и выезда за пределы соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в указанных мероприятиях, обязав являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы 2 раза в месяц. Основное наказание Девятайкиной определить в исправительной колонии общего режима.

В апелляционном представлении также содержится предложение о том, как поступить с вещественными доказательствами по делу.

По мнению прокурора, указанные изменения необходимо внести в приговор, поскольку приговор противоречит вердикту коллегии присяжных заседателей и в нем неправильно разрешена судьба указанных вещественных доказательств по делу.

Подробное обоснование своих доводов и требований государственный обвинитель приводит в дополнительном апелляционном представлении.

При этом государственный обвинитель сопоставляет приговор суда с вердиктом коллегии присяжных заседателей, высказывает мнение о том, что выводы суда не основаны на вердикте присяжных заседателей, и содержат существенные противоречия, которые повлияли на правильность применения судом уголовного закона и определение меры наказания подсудимым.

Кроме того, как указывает прокурор, по делу неправильно применен уголовный закон при назначении наказания осужденным; в части оправдания осужденных в приговоре неправильно приведены основания оправдания; в отношении Тарасовой Т.Г. судом принято необоснованное решение о ее оправдании по ч.З ст.222 УК РФ, поскольку вердиктом коллегии присяжных заседателей она признана виновной в совершении данного деяния.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней, поданных в защиту осужденного Устинова М.Ю., адвокат Соколов СВ. просит отменить обвинительный приговор в отношении Устинова М.Ю. и вынести в отношении него оправдательный приговор.

По мнению защитника, приговор постановлен с нарушением требований УПК РФ, является незаконным и необоснованным.

Приводя в жалобе выдержки из приговора и вердикта присяжных заседателей, адвокат полагает, что квалификация действий Устинова по ч.З ст. 163 УК РФ противоречит выводу суда, поскольку судом в приговоре установлено, что Устинов не являлся участником организованной группы, в составе которой было совершено инкриминированное ему преступление, т.е. вымогательство.

Содержащиеся в вердикте присяжных заседателей ответы на вопросы №№ 39 и 40, по мнению защитника, исключают возможность квалификации действий осужденного Устинова как вымогательство в отношении потерпевшего Б поскольку из их содержания следует, что в его деянии не содержится признаков данного преступления.

Кроме того, адвокат обращает внимание на то обстоятельство, что Устинову, кроме вымогательства, инкриминировалось также совершение разбойного нападения на потерпевшего Б т.е. преступление, предусмотренное п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, по обвинению в котором Устинов оправдан на основании вердикта присяжных заседателей.

Поскольку оба эти преступления, по версии следствия, были совершены одновременно, в отношении одного и того же лица и в одном и том же месте, то, как считает защитник, суду следовало объединить эти оба деяния в один вопрос, т.к. в этом случае имеет место идеальная совокупность преступлений.

Судья, не согласившись с ходатайством защиты о постановке перед присяжными заседателями вопросов в том виде, в котором предлагала сторона защиты, нарушил требования уголовно-процессуального закона, в результате чего, по мнению защитника, Устинов фактически за одни и те же действия коллегией присяжных заседателей был в одном случае признан виновным, а в другом - непричастным к преступлению (вопросы 39,40 и 55,56).

Кроме того, как утверждает защитник, в ходе судебного следствия был нарушен порядок допроса потерпевших и свидетелей, так как после их допроса стороной обвинения немедленно оглашались их показания, данные на предварительном следствии, и только после этого стороне защиты предоставлялось право задать им вопросы.

Недопустимыми доказательствами, с точки зрения защитника, являются показания допрошенных в судебном заседании скрытых свидетелей под псевдонимами « » и « », поскольку эти показания носят не конкретизированный характер, в них не содержится никакой информации о преступной деятельности Устинова, и указанные свидетели не могли назвать источник своей осведомленности.

Осужденный Устинов М.Ю. в судебном заседании также письменно дополнил жалобу его защитника, утверждая, что доказательств его виновности в инкриминированном преступлении не имеется. Ссылаясь на вердикт присяжных заседателей (ответы на вопросы №№ 17,18,39,40,55 и 56), он утверждает о своей непричастности к вымогательству имущества у потерпевшего Богуша, а также об отсутствии в его действиях «материальной выгоды», т.е. корыстного мотива. Вердикт присяжных заседателей в указанной части он считает противоречивым; полагает, что присяжные заседатели, признав его непричастным к разбойному нападению на Б тем самым установили факт его непричастности к вымогательству имущества у Б поскольку совершение этих деяний органами следствия инкриминировано ему в одном и том же месте, в составе одной и той же группы лиц и в отношении одного и того же потерпевшего. Исходя из вердикта присяжных заседателей, как считает осужденный, суд в приговоре должен был сделать вывод о том, что он (Устинов) не присутствовал на месте преступления в указанное время и в указанном месте, а появился лишь тогда, когда на него (Устинова) оформлялась доверенность от имени Б . Тем самым, осужденный утверждает, что не знал о преступных намерениях других лиц и выдвинутых ими требованиях к потерпевшему Б о передаче его имущества. Само по себе оформление доверенности на его (Устинова) имя, как считает осужденный, не является преступлением, т.е. вымогательством. Осужденный также заявляет, что ходатайств о рассмотрении данного дела коллегией присяжных заседателей он не подавал; ему, как подсудимому, не был передан список вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, в результате чего он (Устинов) был лишен возможности воспользоваться правом, предусмотренным п.2 ст.338 УПК РФ, т.е. ходатайствовать о включении в вопросный лист вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих его уголовную ответственность; приговор не содержит анализа и оценки доказательств, исследованных в судебном заседании; в приговоре о групповом преступлении (вымогательстве) не указано, какие конкретно преступные действия совершены каждым из участников преступления, в том числе и им (Устиновым). Осужденный полагает, что председательствующий при назначении наказания в приговоре «недостаточно веско» мотивировал невозможность применения к нему положений статей 64, 73 УК РФ. В результате осужденный Устинов просит об отмене обвинительного приговора в отношении него и о вынесении оправдательного приговора в соответствии с п. «б» ч.2 ст.302 УПК РФ.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней, поданных в защиту осужденной Тарасовой, адвокат Мороз М.А. просит приговор в отношении Тарасовой Т.Г. отменить и прекратить в отношении нее уголовное дело.

По мнению защитника, в материалах дела нет бесспорных доказательств того, что Тарасова знала о наличии огнестрельного оружия в группе, и по этим основаниям она должна быть оправдана по ч.2 ст.209 УК РФ за непричастностью к совершению преступления.

Кроме того, как указывает защитник, состав данного преступления (ч.2 ст.209 УК РФ) предусматривает участие лица в устойчивой вооруженной группе, а Тарасова оправдана по ч.З ст.222 УК РФ, поскольку признана невиновной в незаконном приобретении, хранении, ношении и перевозке огнестрельного оружия.

Ссылаясь на вердикт и на фактические обстоятельства, установленные присяжными заседателями, защитник полагает, что в действиях Тарасовой также не содержится признаков преступлений, предусмотренных пп. «а», «б» ч.З ст. 163 УК РФ и п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ.

По мнению защитника, выводы суда, изложенные в приговоре, содержат противоречия, которые повлияли на решение вопроса о виновности Тарасовой и правильности применения уголовного закона.

Осужденная Тарасова Т.Г. в апелляционной жалобе просит отменить приговор как незаконный, необоснованный и немотивированный, а дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе суда. Как утверждает Тарасова Т.Г., она не причастна к инкриминированным ей преступлениям и в деле нет доказательств, подтверждающих ее виновность.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней, поданных в защиту осужденного Керимова, адвокат Столба А.И. просит приговор в отношении Керимова Э.Х. изменить и смягчить назначенное ему наказание, применив положения ст.ст. 64, 73 УК РФ, то есть назначить наказание ниже низшего предела и условно. По мнению защитника, судом не учтены все обстоятельства, смягчающие наказание Керимова; в нарушение требований ч.З ст.299 УПК РФ суд в приговоре не мотивировал отсутствие либо наличие оснований для назначения Керимову наказания по правилам ст.ст. 64, 73 УК РФ.

Кроме того, как считает защитник, выводы суда, изложенные в приговоре, содержат существенные противоречия, которые могли повлиять на правильность применения уголовного закона и определения меры наказания подсудимому.

Осужденный Керимов Э.Х. в апелляционной жалобе и дополнениях к ней высказывает несогласие с приговором, считая его незаконным, необоснованным и несправедливым.

По мнению осужденного, судебное следствие по данному уголовному делу проведено с нарушением требований уголовно-процессуального закона; поставленные перед присяжными заседателями вопросы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Ссылаясь на исследованные в судебном заседании доказательства, он утверждает, что не совершал инкриминированных ему преступлений; полагает, что доказательств его виновности органами следствия не добыто.

Осужденный также считает, что положенные в основу его обвинения протоколы следственных действий: протокол его опознания потерпевшими Б , Ж , К и Н являются недопустимыми доказательствами, полученными с нарушением требований ст. 193 УПК РФ.

Он также заявляет, что стороне защиты было отказано судом в постановке перед присяжными заседателями своих вопросов, а вопросы, поставленные председательствующим судьей, были направлены в сторону обвинения подсудимых.

Кроме того, несмотря на отказ государственного обвинителя от обвинения по ч.З ст.327 УК РФ, в вопросный лист были включены вопросы «о признаках вышеуказанного преступления». Тем самым, как считает осужденный, были нарушены требования ст.339 УПК РФ.

Полагает, что напутственное слово председательствующего перед присяжными заседателями было произнесено с нарушением требований закона, поскольку председательствующий акцентировал внимание на доказательствах, вызывающих сомнение в их достоверности и объективности, что в результате привело к вынесению в отношении него (Керимова) обвинительного вердикта.

В итоге осужденный Керимов просит приговор отменить и прекратить в отношении него уголовное дело.

Осужденный Михайлов М.М. в апелляционной жалобе и дополнениях к ней просит отменить обвинительный приговор и вынести оправдательный приговор. Он утверждает, что судом допущены нарушения уголовно-процессуального закона, поскольку ходатайств о рассмотрении дела коллегией присяжных заседателей он не подавал; ему было отказано в постановке вопросов присяжным заседателям; в вопросный лист были включены вопросы по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст.327 УК РФ, от которого государственный обвинитель отказался; в напутственном слове суд акцентировал внимание присяжных заседателей на доказательствах стороны обвинения как на достоверных и объективных, несмотря на то, что они являются противоречивыми.

Осужденный Михайлов также заявляет, что его причастность к преступлениям органами предварительного следствия не установлена и стороной обвинения присяжным заседателям не были представлены достаточные доказательства его виновности. Назначенное наказание Михайлов М.М. считает чрезмерно суровым.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней адвокат Архангельский АО. в защиту Михайлова М.М. просит отменить обвинительный приговор и оправдать Михайлова М.М. По мнению защитника, постановленный в отношении Михайлова приговор является незаконным и несправедливым; судом нарушены требования уголовно-процессуального закона (ст.334, ч.7 ст.335 УПК РФ), поскольку в присутствии присяжных заседателей исследовались доказательства, подтверждающие совершение преступления другим лицом (по кличке « »), являвшимся организатором и руководителем банды, дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с его розыском. Данное обстоятельство, по мнению защитника, свидетельствует о недопустимости доказательств и повлияло на вердикт присяжных заседателей о виновности Михайлова в инкриминированных ему преступлениях. Как утверждает защитник, государственный обвинитель в ходе судебного следствия с участием присяжных заседателей, в нарушение требований ч.8 ст.335 УПК РФ, неоднократно ссылался на обстоятельства, характеризующие личность Михайлова, как лицо наркозависимое, что также повлияло на решение присяжных заседателей о виновности Михайлова. В нарушение положений ч.2 ст.338 УПК РФ стороне защиты председательствующим было отказано в постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление. Вопросы председательствующим формулировались, исходя из текста обвинительного заключения, включали в себя эпизоды обвинения, от которых государственный обвинитель отказался в ходе судебного следствия. Назначенное Михайлову М.М. наказание защитник считает несправедливым и чрезмерно суровым.

Осужденный Леонтьев Д.Б. в апелляционной жалобе просит отменить обвинительный приговор и передать уголовное дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии подготовки к судебному заседанию. Приговор он считает незаконным, необоснованным и несправедливым. Осужденный Леонтьев утверждает, что не причастен к инкриминированным ему преступлениям; заявляет, что при рассмотрении уголовного дела в суде был существенно нарушен уголовно-процессуальный закон (принцип состязательности сторон); он (Леонтьев) и его защитник были лишены права допрашивать потерпевших и свидетелей; порядок допроса потерпевших и свидетелей был нарушен, преимущественное право их допроса было предоставлено стороне обвинения. Данное обстоятельство, по мнению осужденного, повлияло на вердикт присяжных заседателей о его виновности.

«Скрытые свидетели» не могли указать источник своей осведомленности, поэтому их показания, по мнению осужденного, являются недопустимыми доказательствами. В нарушение положений ч.2 ст.338 УПК РФ стороне защиты председательствующим было отказано в постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих его ответственность, как подсудимого, за содеянное или влекущих за собой ответственность за менее тяжкое преступление. По мнению Леонтьева Д.Б., председательствующий обязан был воспользоваться своим правом роспуска коллегии присяжных заседателей, поскольку обвинительный вердикт был вынесен в отношении невиновного лица. Осужденный Леонтьев полагает, что назначенное ему наказание является несправедливым, чрезмерно суровым, и у суда были основания для применения к нему положений ст.64 УК РФ.

В апелляционных жалобах адвокат Мальцева М.Ю. и осужденная Девятайкина ОС. просят приговор изменить и смягчить назначенное Девятайкиной ОС. наказание. По их мнению, приговор является несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенного осужденной наказания.

Как считает Девятайкина О С , суд не учел все обстоятельства, смягчающие наказание, в связи с чем необоснованно не применил к ней положений ст.64 УК РФ.

На апелляционные жалобы осужденных и их защитников государственным обвинителем Ладошкиной Н.В. поданы возражения, в которых прокурор считает жалобы необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Прокурор Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецов СВ., поддержав апелляционное представление государственного обвинителя, просил приговор в отношении Леонтьева Д.Б., Керимова ЭХ., Тарасовой Т.Г., Михайлова М.М., Устинова М.Ю. и Девятайкиной ОС. отменить, и дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, но иным составом суда с момента, следующего за провозглашением вердикта присяжных заседателей, поскольку допущенные судом первой инстанции при вынесении приговора нарушения уголовно-процессуального закона не устранимы в суде апелляционной инстанции.

Он также возражал против удовлетворения апелляционных жалоб осужденных и их защитников.

Осужденные Керимов ЭХ., Леонтьев Д.Б., Михайлов М.М., Тарасова Т.Г., Устинов М.Ю. и их защитники-адвокаты Кузнецов СА. (защитник Керимова), Бондаренко В.Х. (защитник Леонтьева), Кузнецова АС. (защитник Михайлова), Живов ИВ. (защитник Тарасовой), Меркушева Л.В. (защитник Устинова), а также адвокат Волобоева Л.Ю. (защитник Девятайкиной ОС.) в заседании суда апелляционной инстанции поддержали доводы апелляционных жалоб.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия приходит к выводу об отмене оправдательного приговора в отношении Тарасовой Т.Г. по ч.З ст.222 УК РФ, отмене приговора в части принятого решения о вещественных доказательствах по делу, а также об изменении приговора в отношении Леонтьева Д.Б., Керимова ЭХ., Тарасовой Т.Г., Михайлова М.М., Девятайкиной ОС. и Устинова М.Ю. в части назначенного им дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Предметом судебного разбирательства в апелляционном порядке является проверка по апелляционным жалобам, представлениям законности, обоснованности и справедливости приговора или иного решения суда первой инстанции (ст. 389 УПК РФ).

В соответствии со ст.297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ и основан на правильном применении уголовного закона.

Согласно статье 351 УПК РФ при постановлении приговора в суде с участием присяжных заседателей председательствующий руководствуется правилами, предусмотренными главой 39 УПК РФ, с учетом изъятий, предусмотренных пунктами 1-4 этой статьи.

В описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагается сущность обвинения, по поводу которого коллегией присяжных заседателей был вынесен оправдательный вердикт, и делается ссылка на вердикт коллегии присяжных заседателей, либо отказ государственного обвинителя от обвинения, как на основание оправдания. Приведение доказательств требуется лишь в части, не вытекающей из вердикта, вынесенного коллегией присяжных заседателей (п.2 ст.351 УПК РФ).

Пункты 1 - 4 статьи 351 УПК РФ не содержат каких-либо изъятий из общих правил постановления приговора, касающихся обязанности суда мотивировать в приговоре выводы о юридической квалификации действий подсудимых, о наказании, о судьбе вещественных доказательств по делу, об имуществе, на которое наложен арест. В приговоре, постановленном по делу с участием присяжных заседателей, должно быть приведено обоснование принятых судом решений по этим и другим вопросам, перечисленным в статье 299 УПК РФ (за исключением вопросов о доказанности деяния и о виновности подсудимого, поскольку эти вопросы отнесены к компетенции присяжных заседателей).

Указанные требования уголовно-процессуального закона по данному уголовному делу нарушены в части разрешения вопросов, касающихся вещественных доказательств, назначения дополнительного наказания Леонтьеву Д.Б., Керимову ЭХ., Тарасовой Т.Г., Михайлову М.М., Девятайкиной ОС. и Устинову М.Ю., а также в части постановления оправдательного приговора в отношении Тарасовой Т.Г. по ч.З ст.222 УК РФ.

Существенным нарушением уголовно-процессуального закона, на которое обращено внимание в апелляционном представлении государственного обвинителя, является противоречивость выводов суда в приговоре относительно оправдания Тарасовой по ч.З ст.222 УК РФ.

Принимая решение об оправдании Тарасовой Т.Г. по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст.222 УК РФ, суд в приговоре указал следующее: «Вердиктом присяжных заседателей Тарасова Т.Г. признана виновной в том, что она в период до июля 2010 года, являясь участником организованной группы, решила участвовать в приобретении, хранении, ношении и перевозке огнестрельного оружия - укороченного ружья, переделанного самодельным способом из охотничьего ружья ИЖ -18ЕМ -м» ...., и бесствольного пистолета «ПБ2 Эгида», которое было приобретено руководителем данной группы и хранилось им в кв. № дома № » по ул.

в гор. и в неустановленном месте, а в дальнейшем данное оружие использовалось участниками вооруженной организованной группы (банды) при совершении преступлений в отношении потерпевших Ш Ж К Н Б и Б Однако, согласно материалам дела и показаниям потерпевших Ш Ж К Н ., Б Б Тарасова Т.Г., являясь участником вооруженной организованной группы и зная о наличии в группе огнестрельного оружия, сама каких-либо действий, направленных на приобретение, хранение, ношение, перевозку огнестрельного оружия не предпринимала, а поскольку, согласно уголовному законодательству, подсудимые несут ответственность за конкретные действия, то суд приходит к выводу, что по ч. 3 ст.222 УК РФ, Тарасова Т.Г. подлежит оправданию, на основании п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за не причастностью к совершению преступления» (страница 30 приговора).

Такая мотивировка выводов суда явно противоречит закону и свидетельствует о том, что председательствующий судья вышел за пределы своей компетенции.

Согласно ст.ЗЗЗ, ч.1 ст.334, 341-343 УПК РФ вопросы о доказанности или недоказанности виновности подсудимого в инкриминированном ему деянии, равно как и оценка представленных сторонами доказательств, с точки зрения их достоверности или недостоверности, отнесены к исключительной компетенции присяжных заседателей.

В приговоре, постановленном по делу с участием присяжных заседателей, доказательства виновности или невиновности подсудимого не приводятся.

Приведение доказательств требуется лишь в части, не вытекающей из вердикта, вынесенного коллегией присяжных заседателей (пп. 2, 3 ст.351 УПК РФ).

Поэтому, делая вывод о непричастности Тарасовой Т.Г. к указанному преступлению, судья не вправе был в приговоре давать оценку материалам уголовного дела и показаниям потерпевших Ш Ж К Н Б Б Т Представленные сторонами доказательства, в том числе показания указанных потерпевших, протоколы следственных действий - были исследованы в присутствии присяжных заседателей, которые при вынесении вердикта оценивали доказательства в их совокупности.

Правильность вердикта присяжных заседателей в соответствии с ч.4 ст.347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение, и данный вердикт присяжных заседателей согласно ч.2 ст.348 УПК РФ является обязательным для председательствующего.

Исключением являются случаи, предусмотренные частями 4 и 5 ст.348 УПК РФ, когда председательствующий может не согласиться с вердиктом присяжных заседателей, вынести постановление о роспуске коллегии присяжных заседателей и направлении уголовного дела на новое рассмотрение иным составом суда со стадии предварительного слушания.

Это возможно лишь при условии, если председательствующий признает, что обвинительный вердикт вынесен в отношении невиновного и имеются достаточные основания для постановления оправдательного приговора ввиду того, что не установлено событие преступления либо не доказано участие подсудимого в совершении преступления.

По данному уголовному делу председательствующий не принимал решений о роспуске коллегии присяжных заседателей по указанным в частях 4 и 5 ст.348 УПК РФ основаниям.

Описательно-мотивировочная часть оправдательного приговора, вынесенного в отношении Тарасовой, содержит как юридическую оценку действий подсудимой, основанную на вердикте присяжных заседателей, так и оценку председательствующим доказательств ее непричастности к преступлению, что не допустимо, поскольку такая оценка доказательств отнесена к исключительной компетенции присяжных заседателей (часть 1 статьи 334, части 1-3 статьи 339 УПК РФ).

Указанные судом в приговоре доказательства уже были оценены коллегией присяжных заседателей при вынесении ими вердикта.

Таким образом, доводы государственного обвинителя о том, что председательствующий, подвергнув сомнению вынесенный в отношении Тарасовой Т.Г. вердикт, нарушил требования ст.ст. 334, 348 УПК РФ, вышел за пределы своих полномочий и вторгся в компетенцию коллегии присяжных заседателей, являются обоснованными.

Вместе с тем, судебная коллегия не соглашается с доводами пункта 1.3 апелляционного представления о том, что в вопросе №133 вердикта коллегии присяжных заседателей указано о признании Тарасовой виновной в незаконных действиях с огнестрельным оружием, поскольку в указанном вопросе речь идет о другом подсудимом - Керимове Э.Х. (о возможности признания его заслуживающим снисхождения).

Обвинение Тарасовой Т.Г. в незаконном приобретении, хранении, ношении и перевозке огнестрельного оружия сформулировано в вопросах №№ 124, 134, 135 вердикта.

В приговоре не приведено мотивов, по которым председательствующий, исходя из самого вердикта присяжных заседателей (а не из собственной оценки доказательств), пришел бы к выводу, что деяние подсудимой не содержит признаков преступления, предусмотренного ч. 3 ст.222 УК РФ.

В апелляционном представлении (в пункте 4) государственным обвинителем также обращено внимание на нарушение судом уголовного закона при назначении наказания Михайлову М.М. Как обоснованно указано в апелляционном представлении, при назначении наказания Михайлову М.М. суд неправильно применил уголовный закон.

Так, в резолютивной части приговора Михайлов признан виновным и ему назначено наказание по ч.2 ст.209 УК РФ 8 лет лишения свободы с ограничением свободы 1 год, по п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ - 8 лет лишения свободы с ограничением свободы 1 год, по ч.З ст.222 УК РФ - 5 лет лишения свободы. На основании ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний, к отбытию определено 9 лет лишения свободы с ограничением свободы 1 год.

Таким образом, частично складывая наказание в виде ограничения свободы, суд фактически дополнительное наказание не сложил.

Кроме того, как установлено на листе 2 обжалуемого приговора, Михайлов осужден по приговору Ленинского районного суда г. Новосибирска от 21.01.2010 по ч.2 ст.228 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

Назначая Михайлову окончательное наказание в соответствии со ст.70 УК РФ (по совокупности приговоров), Новосибирский областной суд частично присоединил неотбытое наказание, назначенное Михайлову по предыдущему приговору Ленинского районного суда г. Новосибирска от 21.01.2010, и окончательно к отбытию Михайлову определил 10 лет лишения свободы с ограничением свободы 2 года.

Таким образом, частично сложив дополнительное наказание в виде ограничения свободы по настоящему приговору (1 год) и по приговору от 21.01.2010, где ограничение свободы не назначалось, суд в нарушение требований закона установил Михайлову ограничение свободы 2 года, то есть фактически присоединил несуществующее дополнительное наказание по предыдущему приговору.

Данная ошибка суда первой инстанции устранима в суде апелляционной инстанции, поскольку очевидна и не требует отмены приговора в отношении Михайлова с направлением дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.

В этом случае судебная коллегия принимает решение об изменении приговора путем исключения из осуждения Михайлова по п.«а» ч.4 ст. 162 УК РФ дополнительного наказания в виде ограничения свободы на 1 год, а также снижения ему окончательно назначенного наказания по ст.70 УК РФ до 10 лет лишения свободы с ограничением свободы на год. 1 Кроме того, при назначении наказания по статьям уголовного закона, предусматривающим возможность применения дополнительного наказания по усмотрению суда, в приговоре должно быть указано основание его применения с приведением соответствующих мотивов.

Санкция ч.2 ст.209 УК РФ предусматривает обязательность назначения дополнительного наказания в виде ограничения свободы на срок до одного года за данное преступление.

За преступления, предусмотренные ч.З ст. 163 УК РФ, ч.2 ст. 162 УК РФ, ч.4 ст. 162 УК РФ, возможность назначения дополнительного наказания в виде ограничения свободы зависит от усмотрения суда.

Поскольку в описательно-мотивировочной части приговора не приведено мотивов, свидетельствующих о необходимости назначения данного дополнительного вида наказания осужденным за эти преступления Леонтьеву Д.Б., Керимову ЭХ., Тарасовой Т.Г., Михайлова М.М., Устинова М.Ю. и Девятайкиной О С , то такой приговор не может быть признан законным, обоснованным и справедливым, и данное дополнительное наказание, назначенное за преступления, предусмотренные ч.З ст. 163 УК РФ, ч.2 ст. 162 УК РФ, ч.4 ст. 162 УК РФ, подлежит исключению из приговора.

Так как судом не принималось решений о назначении осужденным дополнительного наказания в виде штрафа за преступления, предусмотренные ч.З ст. 163 УК РФ, ч.2 ст. 162 УК РФ, ч.4 ст. 162 УК РФ, ч.2 ст.209 УК РФ, ч.З ст.222 УК РФ, который может быть назначен по усмотрению суда, то оснований для отмены или изменения приговора в этой части не имеется.

В апелляционном представлении (в пункте 6) содержится перечь вещественных доказательств по делу, решение по которым судом не принято, либо принято, но с нарушением уголовно-процессуального закона.

При этом государственный обвинитель обращает внимание и на автомобиль « » государственный номер », на который постановлением суда от 27.05.2011 наложен арест (т.7 л.д.214-216).

Принятое судом решение о возвращении данного автомобиля собственнику - К по мнению прокурора, является незаконным, поскольку вердиктом коллегии присяжных заседателей данный автомобиль признан транспортным средством, которое использовалось бандой для осуществления ее целей.

Указанный автомобиль, как и другие вещественные доказательства по делу (сотовые телефоны), по мнению государственного обвинителя, подлежат конфискации и обращению в доход государства в соответствии с п.«г» ч.1 ст. 104'УК РФ.

Как уже отмечалось, в приговоре должны быть мотивированы выводы суда по вопросам, перечисленным в статье 299 УПК РФ, в том числе, о судьбе вещественных доказательств по делу, об имуществе, на которое наложен арест, поскольку эти вопросы не отнесены к ведению присяжных заседателей.

Поскольку в описательно-мотивировочной части приговора не содержится мотивов принятого судом решения по вопросам, касающимся вещественных доказательств по делу, то такой приговор не может быть признан законным и обоснованным.

Поэтому приговор в этой части подлежит отмене и направлению на новое судебное разбирательство для разрешения вопросов о вещественных доказательств по делу, со стадии обсуждения последствий вердикта коллегии присяжных заседателей, одновременно с разрешением вопроса, касающегося предъявленного Тарасовой Т.Г. обвинения по ч. 3 ст.222 УК РФ.

Другие доводы, изложенные в апелляционном представлении, удовлетворению не подлежат.

Как утверждает государственный обвинитель в пункте 1.1 апелляционного представления, приговор противоречит вердикту присяжных заседателей, поскольку вердиктом признан доказанным факт осведомленности Леонтьева, Керимова, Тарасовой и Михайлова о наличии на вооружении группы (банды) огнестрельного оружия (вопросы №№5,8,11,14), а из описания преступного деяния, указанного на странице 4 приговора, следует, что о наличии на вооружении банды огнестрельного оружия знали только Тарасова и Михайлов.

Такое утверждение прокурора не может быть признано обоснованным.

Содержащиеся в приговоре формулировки, выдержки из которых цитируются государственным обвинителем в апелляционном представлении, а также их смысловое содержание в контексте всей описательно-мотивировочной части приговора, не дает основание для вывода о противоречивости и незаконности приговора.

В приговоре, основанном на вердикте присяжных заседателей, суд не допустил формулировок, свидетельствующих о том, что его выводы по вопросам, касающимся как фактических обстоятельств дела, установленных присяжными заседателями, так и собственной юридической оценки действий подсудимых, содержат существенные противоречия.

Толкование приговора в сопоставлении с вердиктом присяжных заседателей не позволяет прийти к выводу о допущенных судом существенных нарушениях уголовно-процессуального закона, как об этом указывается в п. 1.1 апелляционного представления.

Вопреки утверждению государственного обвинителя, буквально на странице 4 приговора не указано, что о наличии на вооружении банды огнестрельного оружия «знали только Тарасова и Михайлов».

При описании данного преступного деяния суд указал, что «В период до июля 2010 года Леонтьев Д.Б., Керимов ЭХ., ТарасоваТ.Г., Михайлов М.М., и другие лица (дело в отношении которых выделено в отдельное производство), приняли предложение от лица, уголовное дело, в отношении которого выделено в отдельное производство, в связи с его розыском, участвовать за вознаграждение в этой вооруженной группе для совершения этой группой преступлений в отношении лиц, употребляющих наркотические средства, а также на лиц, занимающихся распространением наркотических средств и ароматических курительных смесей и ранее судимых за это, и договорились в составе этой группы совершать данные преступления».

Тем самым суд признал установленным, что Леонтьев, Керимов, Тарасова и Михайлов знали о наличии на вооружении банды огнестрельного оружия, поскольку приняли предложение от другого лица (то есть договорились) участвовать за вознаграждение в этой вооруженной группе.

Таким образом, из приговора следует, что все они (подсудимые) были осведомлены о наличии на вооружении банды огнестрельного оружия. Это обстоятельство установлено вердиктом присяжных заседателей и нашло отражение в приговоре.

Из описания данного преступного деяния Леонтьева, Керимова, Тарасовой и Михайлова, указанного на других страницах приговора (к примеру, на страницах 3 и 4), можно судить о том, что давая, юридическую оценку действиям указанных лиц, суд исходил из их осведомленности о наличии в банде оружия, которое использовалось участниками банды при совершении преступлений.

Сравнительное исследование приговора и вердикта возможно путем сопоставления всего вердикта и приговора в целом, а не отдельно взятых фраз и формулировок, как это предложено в апелляционном представлении.

Такой же метод исследования приговора (в сопоставлении с вердиктом) должен быть применен и в отношении Устинова М.Ю. Вопреки утверждениям, содержащимся в апелляционном представлении, а также в апелляционной жалобе защиты осужденного Устинова, в приговоре не содержится вывода о том, что Устинов М.Ю. не являлся участником организованной группы, в составе которой было совершено вымогательство в отношении потерпевшего Б Указанная на листе 8 приговора фраза «Устинов не являлся участником данной группы» не свидетельствует о противоречивости выводов суда, поскольку в контексте описанного в приговоре всего деяния, совершенного Устиновым, а также выводов суда о юридической квалификации его действий очевидным является то обстоятельство, что суд признал его участником организованной группы, но не признал его участником организованной вооруженной группы (банды), в составе которой Керимовым ЭХ., Тарасовой Т.Г. и иными лицами были совершены другие преступления, за которые Устинов М.Ю. не осужден.

Об этом свидетельствует и юридическая оценка действий Устинова, данная судом в приговоре (на листе 27), где суд квалифицирует его деяние как вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества и права на имущество под угрозой применения насилия, совершенное с применением насилия, организованной группой, в целях получения имущества в особо крупом размере (по преступлению в отношении Б Здесь же в приговоре судом указано: «Поскольку, вердиктом коллегии присяжных заседателей признано доказанным, что Леонтьев Д.Б., Керимов Э.Х., Тарасова Т.Г., Михайлов М.М. являлись участниками организованной вооруженной группы (банды) и в составе данной банды совершали указанные преступления, а Устинов М.Ю., не являясь участником банды, совершил преступление в отношении Б в составе организованной группы, то суд приходит к выводу, что квалифицирующий признак «группой лиц по предварительному сговору» подлежит исключению из обвинения подсудимых, как излишне вмененный».

Таким образом, очевидно, что суд рассматривал роль Устинова М.Ю. как одного из участников организованной группы, в составе которой было совершено вымогательство, но не как участника банды, о чем указано в приговоре.

Такой вывод сделан судом учетом с положений ч.З ст.35 УК РФ, согласно которой преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Из признанных доказанными вердиктом присяжных заседателей фактических обстоятельств, сформулированных в вопросах №№ 35, 39, 40 и отраженных в приговоре, следует, что вымогательство имущества у Б . было совершено устойчивой группой, в состав которой входил и Устинов М.Ю. При этом они (Керимов ЭХ., Тарасова Т.Г., Устинов М.Ю., а также иные лица, дело в отношении которых выделено в отдельное производство), согласились с предложением руководителя группы (лица №1) завладеть с применением насилия имуществом Б т.е. заранее объединились для совершения данного преступления, тщательно спланировали его и распределили роли в этом преступлении.

В ходе совершения данного преступления в отношении потерпевшего Б высказывались угрозы насилием, а также применялось насилие, о чем указано в вердикте и в приговоре.

Из установленных вердиктом присяжных заседателей обстоятельств, указанных в приговоре, очевидно, что умыслом Устинова М.Ю. (как участника организованной группы) охватывалось применение насилия к потерпевшему со стороны других участников группы, поэтому он несет ответственность и по данному квалифицирующему признаку преступления наряду с другими соисполнителями.

Вопреки утверждению Устинова, из вердикта следует, что он был на месте преступления не только, когда оформлялась на него доверенности от Б но и в другие моменты вымогательства, указанные в вердикте присяжных заседателей и в приговоре.

Оправдание Устинова М.Ю. по обвинению в разбойном нападении на потерпевшего Б не влияет на юридическую оценку его действий как вымогательства.

Мнение Устинова и его защитника о том, что данные преступления образуют «идеальную совокупность» и должны быть включены в вердикт к виде одного основного вопроса, объединяющего в себя два деяния, неосновательны.

Согласно ст. 17 УК РФ совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено, за исключением случаев, когда совершение двух или более преступлений предусмотрено статьями Особенной части УК РФ в качестве обстоятельства, влекущего более строгое наказание. При совокупности преступлений лицо несет уголовную ответственность за каждое совершенное преступление по соответствующей статье или части статьи настоящего Кодекса.

Совокупностью преступлений признается и одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями настоящего Кодекса.

Разбой и вымогательство являются самостоятельными преступлениями, предусмотренными ст. 162, 163 УК РФ, отличающимися между собой объективными сторонами.

Из предъявленного Устинову М.Ю. органами следствия обвинению видно, что он, вместе с Керимовым ЭХ., обвинялся в разбойном нападении на Б 30 июля 2010 г. около 13 часов 50 мин. у сауны « », расположенной в доме № по ул. в гор. при обстоятельствах, указанных в обвинительном заключении, что отражено в вопросе № 51 вердикта.

Присяжные заседатели на данный вопрос (о доказанности деяния) ответили положительно, но при ответе на вопрос №55 (о доказанности совершения этого деяния Устиновым) признали не доказанным участие Устинова в совершении этого преступления.

Вопреки утверждению стороны защиты, каких-либо противоречий в вопросах, касающихся обвинения Устинова М.Ю. в вымогательстве и в разбойном нападении на Б а также в ответах на эти вопросы вердикт не содержит.

Поскольку действия Устинова в отношении Б не содержали идеальной совокупности, то оснований для постановки одного основного вопроса (о доказанности этих двух деяний) у суда не было.

Доводы государственного обвинителя, приведенные в пунктах 1.4, 1.5, 1.6, 1.7 апелляционного представления, не содержат сведений о существенности допущенных судом нарушений уголовно-процессуального закона, которые бы повлияли на вопросы юридической оценки действий подсудимых (квалификацию), их виновности или невиновности, справедливости или несправедливости приговора.

Поэтому эти доводы сами по себе не могут являться основанием к отмене приговора.

По смыслу ст.35! УПК РФ при постановлении приговора, основанного на вердикте присяжных заседателей, в описательно-мотивировочной части приговора должна содержаться ссылка на вердикт коллегии присяжных заседателей, а также описание преступного деяния, в совершении которого присяжными заседателями подсудимый признан виновным.

В приговоре должно быть изложено само деяние, признанное присяжными заседателями доказанным.

При этом необходимо учитывать, что обстоятельствами, подлежащими доказыванию по уголовному делу, наряду с вопросами о виновности или невиновности подсудимого, в соответствии с положениями п.1 ч.1 ст.73 УК РФ являются (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления).

Обязанности излагать в приговоре все содержащиеся в вердикте вопросы и ответы (в данном случае - 154 вопроса и ответа) закон не требует.

В обвинительном приговоре должны быть отражены указанные юридически значимые обстоятельства, установленные вердиктом присяжных заседателей (в пределах предъявленного подсудимым обвинения), на основании которых председательствующий в приговоре квалифицирует действия подсудимых.

Не отражение в приговоре отдельных формулировок или слов, содержащихся в вердикте (в том числе и тех, о которых указано в пунктах 1.4, 1.5, 1.6, 1.7 апелляционного представления), не является существенным нарушением уголовного или уголовно-процессуального законов.

Поэтому эти доводы государственного обвинителя сами по себе, в данном конкретном случае, не могут быть признаны обоснованными в смысле существенности нарушений уголовно-процессуального закона.

Согласно ст.389 УПК РФ существенными нарушениями уголовно- процессуального закона признаются нарушения, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

Таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона при постановлении приговора судом не допущено, как об этом утверждается в апелляционном представлении.

В апелляционном представления, в пунктах 3, 3.1, 3.2, 3.3, изложены доводы государственного обвинителя об ошибочности приведения в приговоре оснований для оправдания подсудимых Тарасовой, Михайлова и Устинова по некоторым инкриминируемым им преступлениям.

Данные доводы апелляционного представления государственного обвинителя (с учетом требований об изменении приговора) не могут быть предметом для рассмотрения в суде апелляционной инстанции, поскольку согласно ч.З ст.389 УПК РФ оправдательный приговор может быть изменен в части, касающейся основания оправдания по жалобе оправданного, его защитника, законного представителя и (или) представителя.

Апелляционных жалоб на оправдательный приговор в части, касающейся оснований оправдания подсудимых Тарасовой, Михайлова и Устинова, от оправданных по данному делу лиц, а также их защитников не поступило.

Суд апелляционной инстанции по своей инициативе (без апелляционного повода - жалобы стороны защиты) не вправе самостоятельно входить в обсуждение данных вопросов, касающихся оснований оправдания подсудимых, поскольку в противном случае может быть ухудшено положение оправданных по данному делу лиц. Основания оправдания подсудимых, указанные в приговоре, являются реабилитирующими.

Разночтений в дате вынесенного присяжными заседателями вердикта, на который сослался суд в приговоре, не имеется, поскольку в самом апелляционном представлении государственный обвинитель указывает, что старшиной присяжных заседателей вердикт был провозглашен после выхода присяжных из совещательной комнаты и оглашался в период с 7 по 12 марта 2014 г., что и является соответственно датами вынесения и провозглашения вердикта.

Предложение государственного обвинителя о внесении изменений в приговор Новосибирского областного суда в апелляционном порядке и усилении наказание подсудимым (в том числе о признании Тарасовой Т.Г. виновной в преступлении, по которому она оправдана) не может быть признано обоснованным.

Предметом судебного разбирательства в апелляционном порядке является проверка по апелляционным жалобам (представлениям) законности, обоснованности и справедливости приговора или иного решения суда первой инстанции.

Суд апелляционной инстанции может принимать решения по основаниям, влекущим как улучшение, так и ухудшение положения осужденного, в пределах полномочий, установленных уголовно-процессуальным законом.

Суд вправе изменить приговор либо отменить приговор и вынести новое судебное решение, если этим не ухудшается положение осужденного по отношению к обвинению, предъявленному органами предварительного расследования, и не нарушается его право на защиту.

С учетом требований части 1 статьи 389 УПК РФ суд апелляционной инстанции может принять решение, ухудшающее положение осужденного по отношению к приговору суда первой инстанции, не иначе как по представлению прокурора и (или) жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей. При этом суд не вправе выходить за пределы доводов жалобы или представления.

Оправдательный приговор суда первой инстанции может быть отменен судом апелляционной инстанции с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, частного обвинителя, их законных представителей и (или) представителей на незаконность и необоснованность оправдания подсудимого (часть 2 статьи 389 УПК РФ).

В дополнении к апелляционному представлению содержится просьба об изменении приговора и приведении его в соответствие с вердиктом.

По сути, государственным обвинителем поставлен вопрос о пересмотре приговора путем принятия судом апелляционной инстанции решения, ухудшающего положение осужденных по отношению к приговору суда первой инстанции, в том числе о признании подсудимой Тарасовой виновной в преступлении, предусмотренном ч.З ст.222 УК РФ, по обвинению в котором она оправдана судом первой инстанции.

В силу положений части 3 статьи 50 Конституции Российской Федерации, согласно которым каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом, а также по смыслу части 2 статьи 389 УПК РФ суд апелляционной инстанции не вправе отменить оправдательный приговор и постановить новый обвинительный приговор.

С учетом данных обстоятельств, а также характера выявленных судом апелляционной инстанции нарушений закона, допущенных судом первой инстанции при постановлении приговора в суде с участием присяжных заседателей, судебная коллегия не обладает полномочиями пересмотра оправдательного приговора в отношении Тарасовой Т.Г. и вынесении в отношении нее обвинительного приговора, как это предлагается в апелляционном представлении.

В данном случае оправдательный приговор в части оправдания Тарасовой Т.Г. по ч.З ст.222 УК РФ подлежит отмене с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство с момента, следующего за провозглашением вердикта присяжных заседателей.

Вопросный лист составлен председательствующим судьей в соответствии с требованиями ст.339 УПК РФ.

Как следует из протокола судебного заседания, председательствующий представил на обсуждение сторон проект вопросного листа и предложил им (в том числе подсудимым и их защитникам) высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов и внести предложения о постановке новых вопросов (т.31 л.д.180-191).

Таким правом сторона защиты воспользовалась.

При этом судья не отказывал подсудимым и их защитникам в постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимых за содеянное или влекущих за собой их ответственность за менее тяжкое преступление.

С учетом замечаний и предложений сторон председательствующий в совещательной комнате окончательно сформулировал вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, которые внес в вопросный лист, переданный старшине присяжных (т.31 л.д.201).

Таким образом, процедура составления вопросного листа председательствующим не нарушена, и возможность осуществления прав подсудимых и их защитников судом была обеспечена.

Подсудимые не осуждены по ч.З ст.327 УК РФ и за деяния, от обвинения в которых государственный обвинитель отказался, поэтому нет оснований утверждать о существенном нарушении судом уголовного или уголовно- процессуального законов, как при составлении вопросного листа, так и при постановлении приговора.

Вопросы о виновности других лиц, дело в отношении которых выделено в отдельное производство, вопреки доводам жалобы защитника Михайлова М.М., присяжными заседателями не разрешались, а доказательства стороны обвинения относились к инкриминированным Леонтьеву Д.Б., Керимову ЭХ., Михайлову М.М., Устинову М.Ю., Девятайкиной ОС. и Тарасовой Т.Г. преступлениям.

Напутственное слово, текст которого приобщен к материалам уголовного дела (т.32 л.д.1-68), председательствующим произнесено в соответствии с требованиями ст.340 УПК РФ.

Нарушений принципа объективности и беспристрастности при произнесении напутственного слова председательствующим не допущено.

Доводы жалоб осужденных и их защитников о недопустимости доказательств, представленных стороной обвинения присяжным заседателям несостоятельны, поскольку в присутствии присяжных заседателей исследовались лишь допустимые доказательства, полученные с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в том числе показания свидетелей и протоколы следственных действий, допустимость которых поставлена под сомнение в апелляционных жалобах.

Из протокола судебного заседания видно, что подсудимые и их защитники не были ограничены в их праве задать вопросы допрашиваемым в суде лицам (в том числе свидетелям), и этим правом они воспользовались.

Процедура допроса свидетелей в судебном заседании не нарушена.

Сторона защиты (подсудимые и их защитники) также реализовали свое право заявить в судебном заседании ходатайства, которые разрешены председательствующим судьей в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона.

Доводы стороны защиты о том, что государственным обвинителем допускались высказывания о личностях подсудимых, вызвавшие предубеждение присяжных заседателей и повлиявшие на их вердикт, неосновательны, поскольку таких действий со стороны государственного обвинителя из протокола судебного заседания не усматривается.

Кроме того, в напутственном слове председательствующий, разъяснив присяжным заседателям основные правила оценки доказательств, обратил их внимание на то обстоятельство, что при вынесении вердикта они не должны учитывать прозвучавшие в репликах сторон отдельные высказывания, касающиеся процедуры получения доказательств, а также о личностях подсудимых и потерпевших, их состоянии здоровья, семейном положении, судимостях.

Поскольку председательствующим не признано, что обвинительный вердикт вынесен в отношении невиновных лиц, то у него не было оснований для роспуска коллегии присяжных заседателей в соответствии с ч.5 ст.348 УПК РФ.

Доводы апелляционных жалоб осужденных и их защитников, касающиеся фактических обстоятельств, установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей, доказанности или недоказанности виновности подсудимых в совершении инкриминированных им преступлений не могут быть предметом обсуждения суда апелляционной инстанции.

Как уже отмечалось, вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для сторон и председательствующего.

Разрешение вопросов о доказанности или недоказанности виновности подсудимого в инкриминированных ему деяниях относится к исключительной компетенции коллегии присяжных заседателей.

Вопросы о допустимости или недопустимости доказательств, которые подлежат исследованию в присутствии присяжных заседателей, разрешаются председательствующим судьей (ч.2 ст.334, ч.5 ст.335 УПК РФ).

В соответствии со ст.389 УПК РФ основаниями отмены или изменения в апелляционном порядке судебных решений, вынесенных с участием коллегии присяжных заседателей, являются основания, предусмотренные пунктами 2-4 ст. 389 УПК РФ.

Законом не допускается возможность отмены или изменения приговора, вынесенного на основании вердикта присяжных заседателей, по основаниям несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

При этом стороны не вправе оспаривать фактические обстоятельства дела, установленные вердиктом присяжных заседателей, а также вопросы о виновности или невиновности подсудимого, поскольку они установлены вердиктом присяжных заседателей (ч.4 ст.347, ст.348 УПК РФ).

Таким образом, по делам, рассмотренным с участием присяжных заседателей, в суде апелляционной инстанции не подлежат проверке доводы жалоб о невиновности осужденного, а также о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, если они установлены вердиктом присяжных заседателей.

Доводы жалоб осужденных Устинова М.Ю. и Михайлова М.М. о том, что они не ходатайствовали о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей, не свидетельствуют о нарушении судом уголовно- процессуального закона.

Как видно из материалов дела, судом принято решение о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей по ходатайствам Тарасовой Т.Г. и Леонтьева Д.Б., которые в ходе предварительного слушания данные ходатайства поддержали.

Поскольку обвинение подсудимых Леонтьева Д.Б., Керимова ЭХ., Михайлова М.М., Устинова М.Ю., Девятайкиной ОС. и Тарасовой Т.Г. тесно связано (они, за исключением Девятайкиной, обвинялись в участии в организованной вооруженной группе) и выделение уголовного дела в отношении Керимова ЭХ., Михайлова М.М., Устинова М.Ю. и Девятайкиной ОС. препятствовало бы всесторонности и объективности разрешения данного уголовного дела, то председательствующий по делу судья, руководствуясь ст.325 УПК РФ, принял законное и обоснованное решение о рассмотрении дела в отношении всех подсудимых судом с участием присяжных заседателей (т.28 л.д.52-54).

Как следует из протоколов следственных действий, составленных в порядке ст.218 УПК РФ, особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, права обвиняемых в судебном разбирательстве и порядок обжалования такого судебного решения каждому из них следователем были разъяснены.

Не могут быть признаны обоснованными доводы жалобы осужденного Устинова М.Ю. о том, что в приговоре суд обязан был дать оценку исследованным в судебном заседании доказательствам, поскольку согласно п.З ст.351 УПК РФ в описательно-мотивировочной части обвинительного приговора должны содержаться описание преступного деяния, в совершении которого подсудимый признан виновным, квалификация содеянного, мотивы назначения наказания и обоснование решения суда в отношении гражданского иска.

Таким образом, по уголовным делам, рассмотренным с участием присяжных заседателей, в приговоре не приводится анализ доказательств, поскольку они оцениваются присяжными заседателями при вынесении вердикта.

Оснований для отмены приговора, вынесенного в отношении Леонтьева Д.Б., Керимова ЭХ., Михайлова М.М., Устинова М.Ю., Девятайкиной О С , а также обвинительного приговора в отношении Тарасовой Т.Г. в части ее осуждения за преступления, предусмотренные п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, п. «а», «б» ч.З ст. 163 УК РФ, ч.2 ст.209 УК РФ, не имеется.

Юридическая оценка действий осужденных судом дана правильно, поскольку основана на вердикте присяжных заседателей.

Осведомленность участников банды (Леонтьева Д.Б., Керимова ЭХ., Михайлова М.М. и Тарасовой Т.Г.) о наличии в банде оружия установлена вердиктом присяжных заседателей.

Наказание Леонтьеву Д.Б., Керимову ЭХ., Михайлову М.М., Устинову М.Ю., Девятайкиной О С и Тарасовой Т.Г. (за исключением дополнительного наказания в виде ограничения свободы по отдельным статьям) назначено судом правильно, оно соответствует характеру и степени общественной опасности преступлений, обстоятельствам их совершения и роли каждого из осужденных в данных преступлениях.

При назначении наказания судом также учтены данные о личностях каждого из осужденных, их семейное положение, влияние назначенного наказания на исправление подсудимых и на условия жизни их семей.

Суд в приговоре мотивировал свой вывод о невозможности назначения наказания Устинову М.Ю. с применением правил статей 64, 73 УК РФ.

Как видно из материалов дела, оснований для применения в отношении Леонтьева Д.Б., Керимова ЭХ., Михайлова М.М., Девятайкиной ОС. и Тарасовой Т.Г. статей 64, 73 УК РФ не имелось, поэтому суд в приговоре обоснованно не применил их при назначении наказания осужденным.

Как следует из вердикта, Леонтьев Д.Б. по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ (преступление в отношении Ш и Д п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ (преступление в отношении Б и Б Тарасова Т.Г. по ч.2 ст.209 УК РФ, пп. «а», «б» ч.З ст. 163 УК РФ, Михайлов М.М. по ч.2 ст.209 УК РФ, ч.З ст.222 УК РФ, Устинов М.Ю. по пп. «а», «б» ч.З ст. 163 УК РФ и Девятайкина ОС. по ч.2 ст. 162 УК РФ - присяжными заседателями признаны заслуживающими снисхождения, поэтому суд в приговоре правильно признал данное обстоятельство, смягчающим их наказание.

С учетом наличия у Леонтьева Д.Б., Тарасовой Т.Г. и Девятайкиной ОС.

не погашенных судимостей за умышленные преступления, суд обоснованно признал в их действиях рецидив преступлений.

Поскольку они по указанным преступлениям вердиктом присяжных заседателей признаны заслуживающими снисхождения, то, руководствуясь положениями ч.4 ст.65 УК РФ, суд в приговоре правильно указал, что не учитывает рецидив преступлений как обстоятельство, отягчающее их наказание, имея в виду именно эти преступления.

Правила назначения наказания, предусмотренные уголовным законом, судом не нарушены, в том числе и по преступлениям, по которым Леонтьев, Керимов, Тарасова и Михайлов признаны присяжными заседателями, не заслуживающими снисхождения.

Оснований для смягчения наказания осужденным, о чем поставлены вопросы в апелляционных жалобах, а также об усилении им наказания, о чем просит государственный обвинитель в апелляционном представлении, судебная коллегия не усматривает.

13 20 28 33 Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 389, 389, 389, 389 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

обвинительный приговор Новосибирского областного суда от 9 июня 2014 года в отношении Леонтьева Д Б Керимова Э Х Тарасовой Т Г Михайлова М М Устинова М Ю и Девятайкиной О С изменить: исключить назначение Леонтьеву Д.Б. по п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ, п. «а» 4.3 ст. 163 УК РФ, п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ, п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ, п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, ч.2 ст.209 УК РФ, ч.З ст.222 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно Леонтьеву Д.Б. назначить наказание в виде лишения свободы на срок 10 лет, с ограничением свободы на 1 год, с возложением на него обязанностей и ограничений, перечисленных в приговоре; исключить назначение Керимову ЭХ. по пп. «а», «б» ч.З ст. 163 УК РФ, п.

«а» ч.З ст. 163 УК РФ, п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, п. «а» 4.4 ст. 162 УК РФ дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, пп. «а» «б» ч.З ст. 163 УК РФ, п. «а» ч.З ст. 163 УК РФ, ч.2 ст.209 УК РФ, ч.З ст.222 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить Керимову ЭХ. наказание в виде лишения свободы на срок 11 лет, с ограничением свободы на 1 год с возложением на него обязанностей и ограничений, перечисленных в приговоре; исключить назначение Тарасовой Т.Г. по пп. «а», «б» ч.З ст. 163 УК РФ, п.

«а» ч.4 ст. 162 УК РФ дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, пп. «а», «б» ч.З ст. 163 УК РФ, ч.2 ст.209 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить Тарасовой Т.Г. наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет, с ограничением свободы на 1 год с возложением на нее обязанностей и ограничений, перечисленных в приговоре; исключить назначение Михайлову М.М. по п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч.4 ст. 162 УК РФ, ч.2 ст.209 УК РФ, ч.З ст.222 УК РФ, путем частичного сложения наказаний Михайлову М.М.. назначить наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет, с ограничением свободы на 1 год, с возложением на него обязанностей и ограничений, перечисленных в приговоре.

В соответствии с ч.5 ст.74 УК РФ отменить условное наказание, назначенное по приговору Ленинского районного суда г.Новосибирска от 21 января 2010 г., и на основании ст.70 УК РФ, путем частичного присоединения неотбытой части наказания по предыдущему приговору, окончательно Михайлову М.М. назначить наказание в виде лишения свободы на срок 10 лет, с ограничением свободы на 1 год, с возложением на него обязанностей и ограничений, перечисленных в приговоре Новосибирского областного суда от 9 июня 2014 года; исключить назначение Девятайкиной ОС. по ч.2 ст. 162 УК РФ дополнительного наказания в виде ограничения свободы; исключить назначение Устинову М.Ю. по пп. «а», «б» ч.З ст. 163 УК РФ дополнительного наказания в виде ограничения свободы.

Приговор Новосибирского областного суда от 9 июня 2014 года в части оправдания Тарасовой Т Г по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст.222 УК РФ, а также тот же приговор в части принятого решения о вещественных доказательствах по делу отменить и дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, но иным составом суда с момента, следующего за провозглашением вердикта присяжных заседателей.

В остальном указанный приговор в отношении Леонтьева Д Б , Керимова Э Х Тарасовой Т Г , Михайлова М М , Устинова М Ю и Девятайкиной О С оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и их защитников, а также апелляционное представление государственного обвинителя оставить без удовлетворения.

Председательствующий Судьи

Статьи законов по Делу № 67-АПУ15-12СП

УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 163. Вымогательство
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 228. Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УК РФ Статья 325. Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия
УК РФ Статья 327. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 193. Предъявление для опознания
УПК РФ Статья 218. Протокол ознакомления с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 297. Законность, обоснованность и справедливость приговора
УПК РФ Статья 299. Вопросы, разрешаемые судом при постановлении приговора
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 325. Особенности проведения предварительного слушания
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
Статья 50. Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление
УК РФ Статья 17. Совокупность преступлений
УК РФ Статья 18. Рецидив преступлений
УК РФ Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 74. Отмена условного осуждения или продление испытательного срока
УК РФ Статья 79. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания

Производство по делу

Загрузка
Наверх