Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
онлайн
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 67-О08-21

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 10 июня 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Батхиев Рашид Хусейнович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №67-О08-21

от 10 июня 2008 года

 

председательствующего Лаврова Н.Г.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Лекоренко Н.М. и кассационное представление государственного обвинителя Привалихина Н.П. на приговор Новосибирского областного суда от 14 января 2008 года, которым

Лекоренко [скрыто]

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч.2 п.п. «а, д» УК РФ на 11 лет, по ст. 167 ч.2 УК РФ на 2 года, по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч.З УК РФ путём частичного сложения наказаний

окончательно на 12 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения осуждённого Лекоренко Н.М., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гулиева А.Г., полагавшего кассационное представление удовлетворить, а в остальной части приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

осужденный Лекоренко Н.М признан виновным в покушении на убийство с особой жестокостью [скрыто]

[скрыто], [скрыто], [скрыто]. и в умышленном

уничтожении чужого имущества с причинением значительного ущерба потерпевшим, путем поджога.

Преступление совершено в ночь на 1 мая 2007 года в посёлке [скрыто] района [скрыто] области при

обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Лекоренко Н.М. вину в предъявленном обвинении не признал, отказался от показаний на предварительном следствии и явки с повинной, объяснив, что к нему применялись недозволенные законом методы для получения нужных им сведений, а текст явки с повинной заменили.

В кассационной жалобе Лекоренко Н.М., излагая несогласие с приговором, считает его необоснованным и несправедливым. Указывает, что вывод о виновности в предъявленном обвинении не соответствует действительности и не подтверждается доказательствами, добытыми в судебном заседании. Считает, что выводы сделаны на основании явки с повинной, полученной незаконным путём, текст которой подменён впоследствии, и противоречивых показаний потерпевших, свидетелей о времени и причинах возникновения пожара. Указывает, что показания, данные им и [скрыто] в судебном заседании, свидетельствующие о не

причастности его к поджогу дома [скрыто], в приговоре необоснованно отвергнуты, вывод сделан, исходя только из показаний [скрыто] и других лиц, заинтересованных в исходе дела.

Утверждает, что на предварительном следствии и в судебном заседании проявлялся обвинительный уклон. Считает, что не установлена причина возгорания, что его канистрой длительное время не пользовались, а вывод о причине пожара, содержащийся в актах экспертиз и показаниях свидетелей,

недостаточен для обвинения его в поджоге дома. Полагает, что для вывода о виновности не могли быть использованы в качестве доказательств обвинения сведения, сообщённые им на предварительном следствии в результате незаконного воздействия работников правоохранительных органов. Просит приговор отменить и дело направить «на новое следствие».

В кассационном представлении государственный обвинитель Привалихин Н.П. просит действия Лекоренко Н.М. со ст. 105 ч.2 п.п. «а, д» УК РФ переквалифицировать на ст. ст. 30 ч.З, 105 ч.2 п.п. «а, д» УК РФ, а в остальном приговор оставить без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы кассационной жалобы осужденного и кассационного представления государственного обвинителя, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости внесения изменений в приговор в отношении Лекоренко Н.М..

Как указано в приговоре, с мая 2006 года Лекоренко Н.М. сожительствовал с потерпевшей [скрыто]. Проживали они в доме

осуждённого вместе с детьми потерпевшей. Между Лекоренко Н.М. и [скрыто] часто происходили ссоры, переходившие в оскорбления,

и часто заканчивавшиеся дракой. После очередного конфликта 30 апреля 2007 года П

[скрыто] со своими детьми [скрыто]"] и племянницей [скрыто]

П

ушла от осужденного и поселилась в собственном доме. На почве этого конфликта Лекоренко Н.М. для уничтожения имущества, убийства [скрыто], других,

находившихся в доме людей, в ночь на 1 мая взял горящие угли из печи, стоявшей во дворе дома потерпевшей, и бросил на веранду дома. [скрыто], почувствовав пожар, разбудила детей и тем самым спасла их. В результате пожара [скрыто] получила ожоги, повлекшие

неизгладимое обезображивание лица и причинение вреда её здоровью средней тяжести, здоровью ПЩ [скрыто] причинён ожогами лёгкий вред и пожаром уничтожено имущество потерпевшей с причинением в результате значительного для неё материального ущерба на общую сумму [скрыто] рублей.

Вывод суда о виновности осужденного Лекоренко Н.М. в совершении указанных в приговоре действий основан на доказательствах, непосредственно и полно исследованных в судебном заседании.

Соответствует установленным фактическим обстоятельствам и вывод суда о поводе совершения осуждённым установленных в судебном заседании действий.

В связи с наличием существенных противоречий в показаниях Лекоренко Н.М., данных на предварительном следствии и в судебном заседании, все его показания и протокол явки с повинной были исследованы в судебном заседании в соответствии с законом, причины противоречий выяснены и оценены.

Фактические данные, содержащиеся в протоколах явки с повинной, осмотра места происшествия, актах о пожаре, почерковедческой и судебно-медицинских экспертиз, согласуются с показаниями свидетелей [скрыто],

Нельзя согласиться с тем, что явку с повинной Лекоренко Н.М. не писал, записи сделаны не им, текст его подменили, что на него оказывалось незаконное воздействие.

Была проведена почерковедческая экспертиза протокола явки с повинной, выводы которой опровергают приведённые в кассационной жалобе доводы о подмене текста, имевшего в явке с повинной.

Доводы о том, что сведения, сообщённые в явке с повинной Лекоренко Н.М. о поджоге домовладения потерпевшей [скрыто] при

обстоятельствах, изложенных в приговоре, он давал в результате применения недозволенных законом методов, «о подмене явки с повинной», проверялись и не подтвердились.

Из протокола явки с повинной усматривается, что Лекоренко Н.М., сообщил о том, что 30 апреля в 22-23 часа он пришел к дому [скрыто], в ограде топилась печка, из которой набрал углей и бросил под стену веранды дома и ушёл, что этим хотел отомстить своей сожительнице. «Он написал собственноручно, что чистосердечно раскаивается, никакого воздействия со стороны сотрудников милиции на него не оказывалось».

Несостоятелен и довод жалобы о том, что не установлена причина возгорания дома потерпевшей.

Как видно из акта о пожаре, составленной инспектором пожарного надзора [скрыто], поджог веранды был совершён горящими углями из

печи, затопленной во дворе домовладения.

Эти сведения подтверждаются показаниями инспектора пожарного надзора [скрыто], подтвердившего причину возгорания веранды, и

потерпевшей [скрыто] в судебном заседании о том, что вечером, придя

с детьми в свой дом, она затопила сложенную во дворе печь, уложила детей спать и почувствовала, что горит веранда.

Доводы о неполноте и необъективности акта о пожаре и показаний

пожарного инспектора [скрыто] опровергаются правильно

приведёнными в приговоре доказательствами и другими материалами уголовного дела, которым дана правильная оценка.

Так, сведения, содержащиеся в протоколах осмотра места происшествия, в актах экспертиз, совпадают со сведениями, сообщенными осужденным в явке с повинной, при допросах на предварительном следствии, потерпевшей и свидетелями в судебном заседании..

Сведения, содержащиеся в протоколе явки осуждённого с повинной, и показания свидетелей ЕИ [скрыто] П I I о том, что перед

возникновением пожара Лекоренко Н.М. находился с ними в гостях, согласуются между собой.

Вопреки доводам осуждённого Лекоренко Н.М., показания его и [скрыто] о том, что в момент возникновения пожара осуждённый

находился в своем доме, в судебном заседании проверялись и обоснованно отвергнуты в приговоре. Нет оснований для исключения из числа доказательств как протокола явки осуждённого с повинной, так и показаний свидетелей [скрыто], П

В обоснование вывода, содержащего в приговоре, приведены также показания потерпевших [скрыто], [скрыто],

[скрыто] сведения, содержащиеся в протоколах явки

осуждённого с повинной и осмотра места происшествия, актах экспертиз и в других письменных источниках.

Из актов судебно-медицинских экспертиз усматривается, что у [скрыто] имелись термические ожоги 2-ЗА степени кожи

волосистой части головы, лица, ушных раковин, правой и левой кистей с распространением на предплечья, правой нижней конечности, спины, 17% площади поверхности тела (10% глубоких), верхних дыхательных путей, причиненные действием высокой температуры. Они повлекли за собой длительное расстройство здоровья сроком свыше 3-х недель (21 дня) и по этому признаку оцениваются как вред здоровью средней тяжести. Учитывая наличие выраженных рубцовых изменений на кожных покровах лица, данные повреждения являются неизгладимо обезображивающими лицо. У

ПИ I I Ш имелись термические ожоги кожи 2-ЗА степени общей площадью 15% поверхности тела: лица, правой и левой кисти, правой боковой поверхности туловища с распространением на переднюю брюшную стенку, причиненные воздействием высокой температуры. Ожоги повлекли кратковременное расстройство здоровья сроком не свыше 3-х недель (21 дня) и причинили легкий вред здоровью.

По времени возникновения ожоги потерпевшим могли быть причинены незадолго до поступления пострадавших в стационар, т.е. в

ночь на 1 мая 2007 года.

Как видно из протокола судебного заседания, суд тщательно исследовал доказательства, выяснял причины противоречий между ними и, вопреки доводам жалобы, дал всем им надлежащую оценку в совокупности.

Отдельные предположительные утверждения и неточности, на которые указывается в кассационной жалобе, не ставят под сомнение вывод, содержащийся в приговоре, о виновности Лекоренко Н.М. в поджоге домовладения потерпевшей [скрыто].

Анализ доказательств, исследованных в судебном заседании надлежащим образом, свидетельствует, что фактические обстоятельства содеянного и данные, касающиеся осуждённого Лекоренко Н.М., в приговоре отражены правильно.

Из акта судебно-психиатрической экспертизы усматривается, что осужденный Лекоренко Н.М. каких-либо психических расстройств, в том числе временных, которые лишали бы его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не обнаруживал. Во время правонарушения находился в состоянии простого алкогольного опьянения, мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

С учётом материалов дела и выводов указанной экспертизы он обоснованно признаны вменяемым и ответственным за содеянное.

При рассмотрении дела нарушений, влекущих отмену приговора, не допущено.

Доводы кассационной жалобы не ставят под сомнение правильность вывода о поджоге Лекоренко Н.М. дома, повлекшее причинение телесных повреждений потерпевшим и другие последствия, указанные в приговоре.

Основания для вывода об отсутствии состава преступления в действиях Лекоренко Н.М., как осуждённый указал в кассационной жалобе, отсутствуют.

Однако, следует согласится с постановкой вопроса о переквалификации действий Лекоренко Н.М. на ч.З ст. 30, п.п. «а, д» ч.2 ст. 105 УК РФ в кассационном представлении государственного обвинителя.

По ст. 167 2 УК РФ действия Лекоренко Н.М. квалифицированы правильно.

Как видно приговора, правильно учтены общие начала назначения наказания, предусмотренные ст. 60 УК РФ: данные о личности, явка с повинной, как обстоятельства, смягчающие наказание. Обстоятельством, отягчающим наказание, признано совершение преступления в отношении малолетних лиц, предусмотренное ст. 63 ч.1 п. «з» УК РФ.

При назначении наказания по новой квалификации судебная коллегия учитывает, указанные и другие обстоятельства, смягчающие наказание.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 14 января 2008 года в Лекоренко

изменить,

отношении

М

переквалифицировать его действия со ст. 105 ч.2 п.п. «а, д» УК РФ на ст. ст. 30 ч.З, 105 ч.2 п.п. «а, д» УК РФ, по которой назначить 11 лет лишения свободы, а по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. ст. ст. 30 ч.З, 105 ч.2 п.п. «а, д» и 167 ч.2 УК РФ, на основании ст. 69 ч.З УК РФ на 12 (двенадцать) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор о нём осдщщь^^

кассационную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий

изменения, а

Статьи законов по Делу № 67-О08-21

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания

Производство по делу

Загрузка
Наверх