Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: 9060684949
Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 67-О08-93СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 5 февраля 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ермилов Виктор Михайлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №67-О08-93СП

от 5 февраля 2009 года

 

председательствующего ЕРМИЛОВА В. М., судей ЛАМИНЦЕВОЙ С.А. и ПЕЙСИКОВОЙ Е.П. рассмотрела кассационные жалобы осужденного Пугачева М.П. и адвокатов Де-миденко В.В., Епифановой H.A., Мигачевой Я.Ф. на приговор Новосибирского областного суда от 20 октября 2008 года, которым Пугачев [скрыто]

Постановлено взыскать с Пугачева М.П. в пользу )Л 1в счет компен-

сации морального вред [скрыто] рублей.

Судом решен вопрос о вещественных доказательствах по уголовному делу.

Заслушав доклад судьи Ермилова В.М. об обстоятельствах дела и доводах кассационных жалоб, выступление адвоката Демиденко В.В., поддержавших кассационные жалобы, и мнение прокурора Хомутовского В.Ф., полагавшего оставить приговор изменить, применить положения ст.65 УК РФ, в остальном оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда, на основании вердикта присяжных заседателей, Пугачев

признан виновныл^г^мышленном убийстве [скрыто]и в покушении на

убийство [скрыто] совершенных из корыстных побуждений.

Преступления совершены 5 ноября 2005 года в [скрыто] при обстоя-

тельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах: осужденный Пугачев МП. (основной и дополнительных) считает, что во время судебного разбирательства были допущены нарушения УПК РФ, Конституции РФ и норм международного права. Указывает, что постановка вопросов в вопросном листе не соответствовала ст.339 УПК РФ, что повлияло на вердикт присяжных заседателей. Утверждает, что присяжным заседателям были предоставлены недопустимые доказательства, а именно, протокол его допроса в качестве подозреваемого, оглашена психолого-психиатрическая экспертиза от 20. 07. 2007 года. Указывает, что председательствующий ограничивал сторону защиты в предоставлении доказательств и препятствовал доведению до присяжных заседателей фактических обстоятельств уголовного дела, которые перечисляет в жалобе. Считает, что председательствующий вел дело с обвинительным уклоном, излагает заявления государственного обвинителя, которые, по его мнению, председательствующий должен был отвести, что повлияло на выводы присяжных заседателей. Полагает, что поведение потерпевших в судебном заседании вызвало у присяжных заседателей чувство жалости и предубеждение. Утверждает, что во время предварительного следствия было нарушено его право на защиту, а именно при ознакомлении с материалами уголовного дела были нарушены требования ст.217 УПК РФ, так как ему было отказано в ознакомлении с видеозаписями осмотра места происшествия. Ссылается на то, что ему не была дана возможность обжаловать в кассационной инстанции постановление о назначении повторной судебной психолого-психиатрической экспертизы, что в период инкриминируемого ему деяния у него развилось временное психическое расстройство в форме острой реакции на стресс, что суд не вызвал в судебное заседание эксперта-психиатра, что он не был ознакомлен с постановлением от 27. 02. 2007 года о назначении повторной судебной психолого-психиатрической экспертизы и считает данное постановление суда незаконным. Полагает, что допущенные в стадии следствия существенные нарушения уголовно-процессуального закона не могут быть устранены в ходе судебного разбирательства. Указывает, что им было подано ходатайство о возвращении дела прокурору, однако оно оставлено судьей без удовлетворения. Считает, что при назначении ему наказания, суд не в полной мере учел исключительные обстоятельства, смягчающие наказание, поэтому не применил ст.64 УК РФ, и не в полной мере применил ст.349 УПК РФ. Указывает, что при решении вопроса об отводе присяжных заседателей, объективность которых вызывала сомнение, стороне за-

щиты было отказано в постановке вопросов о их профессиональной принадлежности, политических установках, религиозных убеждениях, чем нарушены ст.328 УПК РФ и его право на судебную защиту. Утверждает, что не вынесено председательствующим постановление об удостоверении его замечаний на протокол судебного заседания. Указывает, на нарушения закона при рассмотрении его предыдущих кассационных жалоб, что не рассмотрена его кассационная жалоба на постановление о продлении ему срока содержания под стражей. Полагает, что его действия квалифицированы неправильно, так как преступление, совершенное в отношении 2-х или более лиц, должно квалифицироваться как единое преступление по п. «а» ч.2 ст. 105 УК РФ. Просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение;

адвокат Демиденко В.В. (основной и дополнительных) считает, что вынесение обвинительного приговора незаконно по следующим основаниям: суд первой инстанции существенно нарушил уголовно-процессуальный закон, и эти нарушения лишили или ограничили гарантированные УПК РФ права подсудимого Пугачева. Суд не рассмотрел все доводы защиты, подсудимого о необходимости возврата дела прокурору, хотя допущенные недостатки в ходе предварительного следствия, в частности при выполнении положений ст.217 УПК РФ, при составлении обвинительного заключения с нарушениями ст.220 УПК РФ, не могли быть восполнены в ходе судебного следствия. В судебном заседании подсудимый заявил письменное ходатайство об ознакомлении с вещественными доказательствами, однако суд отказал в истребовании вещественных доказательств, и они не были исследованы стороной защиты и подсудимым ни в ходе предварительного следствия, ни в суде. Полагает, что в нарушение положений ст. 15 УПК РФ суд занял обвинительную позицию, существенно ограничил стороне защиты возможность осуществления реализации прав по осуществлению защиты подсудимого в суде. Так, из 10 свидетелей защиты были допрошены только два свидетеля, в допросе остальных свидетелей было отказано, при этом были допрошены почти все свидетели обвинения. В нарушение положений ч.4 ст.271 УПК РФ суд отказал в допросе свидетеля, явившегося в судебное заседание, показания которого могли опровергнуть версию обвинения. Считает, что при вынесении обвинительного приговора суд не учел положений ст.64 УК РФ и осудил Пугачева за одно преступление практически дважды, квалифицируя его действия связанные с убийством кИ 1как оконченное преступление и эти же действия как неоконченное пре-

ступление. Кроме того, указывает, что председательствующий необоснованно оставил без удовлетворения ходатайство об оглашении показаний потерпевшего уЩ [скрыто] I, данных им в другом судебном заседании, в допросе защитника Максимова и в представлении доказательств присяжным заседателям. Полагает, что незаконно назначена вторая экспертиза в институте Сербского, и что заключение данной экспертизы является недопустимым доказательством. Считает, что отказ государственного обвинителя от части обвинения не был учтен, возникли существенные противоречия в вопросном листе. Утверждает, что вердикт вынесен незаконным

составом коллегии присяжных заседателей, мотивируя тем, что при формировании коллегии присяжных заседателей кандидат в присяжные заседатели [скрыто]. умолчала о том, что она является женой сотрудника прокуратуры, в связи с этим у стороны защиты не имелось возможности заявить отвод данному кандидату и она была не обоснованно включена в состав коллегии присяжных заседателей. Утверждает, что протокол судебного заседания от 26 мая 2008 года не подписан председательствующим, а часть протокола судебного заседания не подписана секретарем. При этом ссылается на то, что имеющаяся подпись в протоколе не похожа на подпись секретаря Асеевой К.В., которая составляла указанную часть протокола. Считает, что председательствующий без оснований не признал Пугачева не виновным в совершении убийства двух лиц. Просит приговор в отношении Пугачева отменить;

адвокат Епифанова H.A. полагает, что приговор подлежит отмене, мотивируя тем, что в ходе судебного заседания сторона защиты была лишена возможности представить доказательства, которые существенно повлияли бы на вердикт присяжных заседателей. Указывает, что председательствующим судьей необоснованно было отказано в исследовании при присяжных заседателях следующих доказательств: протокола осмотра места происшествия от 9. 06. 2006 года и схемы к указанному протоколу; протокола осмотра места происшествия от 26. 06. 2006 года и фототаблицы к нему; заключения эксперта по оружию в части наличия нагаров и на другом оружии, принадлежащего Пугачеву и п.6 указанного заключения; заключение экспертизы и фототаблицы к нему по гильзам, обнаруженным в ходе осмотра места происшествия; заключения дополнительной амбулаторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы от 28. 03. 2006 года, поясняет в связи с чем заявлялись ходатайства об исследовании и расценивает отказ в их оглашении, как ограничение прав защиты на представление доказательств. Утверждает, что показания Пугачева на предварительном следствии от 6. 11. 2005 года и 7. 11. 2005 года, оглашенные в судебном заседании в присутствии присяжных заседателей, являются недопустимыми доказательствами, так как Пугачев пояснил, что при допросах был введен в заблуждение следователем и из-за отсутствия очков не мог прочитать текст протоколов допроса. Ссылается на то, что в ходе судебного заседания потерпевшие X 1 и К I вызывали жалость

к себе со стороны присяжных заседателей. Считает, что при назначении наказания Пугачеву суд необоснованно не применил ст.64 УК РФ. Просит приговор в отношении Пугачева отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение;

адвокат Мигачева Я.Ф. полагает, что при осуществлении судебного разбирательства по делу имели место нарушения уголовно-процессуального закона, связанные с процедурой судебного разбирательства. Материалы уголовного дела исследованы не полно, не всесторонне и не объективно. Указывает, что до сведения присяжных заседателей не доведено состояние эмоционального возбуждения, в котором находился Пугачев, кроме того, не проверено психическое состояние Пугачева. Ссылается на то, что в материалах уголовного дела имеются два взаимоис-

ключающих и противоречивых вывода заключения судебно-психиатрической экспертизы, проводимой институтом имени Сербского, судья должен был устранить данное сомнение, либо, при невозможности устранения сомнений, истолковать в пользу Пугачева, что не было сделано. По её мнению, суд не учел обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения дела. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобьмгосудтэственный обвинитель Морковина М.Е. и потерпевшие [скрыто]К считают, что нарушений

уголовно-процессуального закона не допущено, что приговор законный и обоснованный, просят оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях на них, судебная коллегия находит жалобы не подлежащими удовлетворению, по следующим основаниям.

В соответствии с ч.2 ст.379 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора в кассационном порядке, вынесенного с участием присяжных заседателей, являются нарушения уголовно-процессуального закона, неправильное применение закона и несправедливость приговора.

Выше названных оснований из материалов уголовного дела не усматривается.

Доводы кассационной жалобы осужденного Пугачева о том, что в нарушение ст.328 УПК РФ при формировании коллегии присяжных заседателей ему было отказано в постановке вопросов кандидатам в присяжные заседатели, объективность которых вызывала сомнение, являются неосновательными.

Из протокола судебного заседания усматривается, что Пугачев не был лишен возможности задавать кандидатам в присяжные заседатели вопросы, которые связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих их участию в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела.. В частности, им задавались ряду кандидатов вопросы о их партийной принадлежности и он получил на них соответствующие ответы. По окончании формирования коллегии присяжных заседателей ни у Пугачева, ни у его защитников заявлений о нарушении порядка формирования коллегии присяжных заседателей не поступило (т.6 л.д.32, 35).

Необоснованными являются и доводы дополнительной кассационной жалобы адвоката Демиденко о том, что кандидат в присяжные заседатели Б умолчала, что она является женой сотрудника прокуратуры

¦

Как видно из объяснения присяжного заседателя Б ного к возражению государственного обвинителя на дополнительную жалобу адвоката, её брак с указанным сотрудником прокуратуры расторгнут 20.10.2002 года, и она совместно с ним не поживает, хотя он зарегистрирован по тому же адре-

приложен-

су, по которому она проживает с детьми. Поэтому, на вопрос о том, имеются ли близкие родственники, работающие в правоохранительных органах, она не сообщила суду о своем бывшем муже.

В подтверждение объяснений [скрыто] приложены объяснение её бывшего

мужа и ксерокопия Свидетельства о расторжении брака.

Таким образом, утверждения в кассационных жалобах о незаконном составе коллегии присяжных заседателей, являются надуманными и неосновательными.

Вопреки утверждениям в кассационных жалобах, из протокола судебного заседания усматривается, что нарушений принципа состязательности сторон, ограничения защиты на представление доказательств, судом не допущено. В судебном заседании были непосредственно допрошены свидетели, как стороны обвинения, так и стороны защиты, исследованы все собранные по делу допустимые доказательства, с учетом особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, при этом стороны обвинения и защиты были равноправными перед судом. Все ходатайства о недопустимости доказательств, о представлении дополнительных доказательств и другие, на которые указывается в кассационных жалобах и в дополнении к ним, были рассмотрены председательствующим судьей в соответствии с требованиями закона, и они либо удовлетворялись, либо выносились мотивированные постановления об их отклонении.

Ссылки в кассационных жалобах на то, что с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, не соответствуют положениям ч.2 ст.75 УК РФ.

Из материалов дела видно, что все доказательства, исследованные с участием присяжных заседателей, в том числе протоколы показаний Пугачева на предварительном следствии, получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, поэтому в силу ст.75 УПК РФ не могут быть отнесены к недопустимым доказательствам.

Председательствующим судьей принимались все меры по обеспечению явки не явившихся в суд свидетелей, к полному исследованию материалов уголовного дела.

Как усматривается из протокола судебного заседания, на вопрос председательствующего о желании участников судебного разбирательства дополнить судебное следствие, все они заявили, что не возражают закончить судебное следствие (т.6 л.д.226).

При таких обстоятельствах, утверждения в кассационных жалобах о том, что материалы уголовного дела исследованы неполно и необъективно, что адвокаты были лишены возможности представлять дополнительные доказательства и т.п., противоречат позиции самой стороны защиты в судебном заседании.

Содержание протокола судебного заседания не позволяет сделать вывод об обвинительном уклоне председательствующего судьи, о недозволенном воздейст-

вии потерпевших и государственного обвинителя на присяжных заседателей, как об этом утверждается в кассационных жалобах.

Высказывания потерпевшего [скрыто] о наличии у него детей, и потерпевшего [скрыто] о составе семьи его убитого брата, своевременно прервал председательствующий, и разъяснил присяжным заседателям, что они не должны принимать во внимание данное обстоятельство.

Выступления государственного обвинителя в условиях состязательности процесса, не дают оснований расценивать его позицию по уголовному делу, как нарушение уголовно-процессуального закона.

Судебная коллегия также считает, что доводы кассационных жалоб о том, что вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, сформулированы в вопросном листе с нарушением требований ст.338 УПК РФ, что в вопросном листе имеются противоречия, нельзя признать обоснованными.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующий судья сформулировал проект вопросов в письменном виде, и представил возможность участникам судебного разбирательства высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов, а также внести предложения о постановке новых вопросов. С учетом замечаний, в которых не ставился вопрос о нарушении положений ст.338 УПК РФ, судья окончательно сформулировал вопросы, изложенные в вопросном листе, содержание которых отвечает требованиям ст.339 УПК РФ.

Обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и понятным по вопросам, поставленным перед присяжными заседателями.

Данный вердикт, в соответствии с ч.2 ст.348 УПК РФ, обязателен для председательствующего по уголовному делу, за исключением случаев, предусмотренных частями 4 и 5 настоящей статьи, то есть, если председательствующий признает, что деяние подсудимого не содержит признаков преступления, и если обвинительный вердикт вынесен в отношении невиновного.

Таких случаев председательствующей судьей по настоящему уголовному делу не установлено.

Согласно ч.4 ст.347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями, что имеет место в доводах кассационных жалоб в защиту осужденного.

Из материалов уголовного дела усматривается, что Пугачеву разъяснялись особенности рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей, в частности, особенности прав обвиняемого в судебном разбирательстве и порядок обжалования судебного решения по такому делу.

Из протокола судебного заседания видно, что суд правильно применял нормы уголовно-процессуального закона, регулирующего производство в суде с участием присяжных заседателей.

Доводы дополнительной кассационной жалобы адвоката Демиденко В.В. о том, что председательствующим не подписан протокол судебного заседания от 26 мая 2008 года, и не подписан протокол судебного заседания с участием присяжных заседателей секретарем судебного заседания, опровергаются материалами дела.

Так, имеющийся в уголовном деле протокол судебного заседания от 26 мая 2008 года подписан как председательствующим, так и секретарем судебного заседания (т.5 л.д.28-33).

Кроме того, в судебном заседании, по которому велся указанный протокол судебного заседания, не рассматривался предмет судебного разбирательства по уголовному делу, а в нем рассматривался вопрос о восстановлении адвокату Демиденко В.В. срока на подачу кассационной жалобы на постановление суда о продлении срока содержания Пугачева М.П. под стражей.

Доводы кассационной жалобы адвоката о том, что секретарем Асеевой К.В. не подписан протокол судебного заседания, в той части, где она была секретарем судебного заседания, основаны на том, что по его мнению, на 146 странице протокола стоит подпись, которая не похожа на подпись секретаря Асеевой К.В. на всех других официальных документах в деле.

Однако данные доводы адвоката являются не чем иным, как его личным предположением.

Из материалов дела видно, что адвокат Демиденко В.В., а также адвокат Епифанова H.A. ознакомлены с протоколом судебного заседания (т.6 л.д.286, 293), замечаний на протокол судебного заседания от них не поступило.

У судебной коллегии нет оснований, ставить под сомнение подлинность подписи секретаря судебного заседания в протоколе судебного заседания, подписанного также и председательствующим судьей.

Нельзя согласиться и с доводами кассационных жалоб о том, что якобы были допущены многочисленные нарушения уголовно-процессуального закона на предварительном расследовании, изложенные жалобах, в частности нарушение прав Пугачева на защиту, невыполнение требований ст.217 УПК РФ.

Из материалов уголовного дела усматривается, что предварительное расследование по настоящему уголовному делу проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, указанные в жалобах нарушения не допущены.

Так, Пугачев своевременно был обеспечен защитником, который принимал участие в следственных действиях, не были нарушены и другие права Пугачева, предусмотренные ст.47 УПК РФ.

Из протокола ознакомления обвиняемого и адвоката с материалами уголовного дела видно, что они полностью с ними ознакомились, за исключением видеозаписей осмотра места происшествия и проверки показаний потерпевшего [скрыто] на месте.

Пугачев действительно не был с ними ознакомлен, однако данное обстоятельство не дает оснований расценивать как нарушение права Пугачева на защиту.

Как видно из материалов уголовного дела, на момент ознакомления Пугачева и его защитника с материалами уголовного дела по данным предварительного следствия видеокассеты указанных следственных действий считались утерянными. Впоследствии видеокассета с записью проверки показаний [скрыто] на месте поступила от следователя в суд и в ходе судебного разбирательства была просмотрена после оглашения протокола в присутствии присяжных заседателей, что усматривается из протокола судебного заседания. Стороной защиты не ставился вопрос о признании данной видеозаписи недопустимым доказательством.

Обвинительное заключение по уголовному делу отвечает требованиям ст.220 УПК РФ.

Не подтверждаются материалами дела и другие, указанные в кассационных жалобах, нарушения уголовно-процессуального закона.

Заявление Пугачева о недозволенных методах следствия проверена судом в отсутствии присяжных заседателей и не нашла подтверждения.

Показания Пугачева при допросах в качестве подозреваемого обвиняемого получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в присутствии адвоката.

Действия осужденного Пугачева, признанного виновным в совершенном преступлении, суд правильно квалифицировал в соответствии с обвинительным вердиктом, а также установленными в судебном заседании обстоятельствами дела по ст. 105 ч.2 п. «з» УК РФ, как убийство, совершенное из корыстных побуждений, и по ст.ст.30 ч.З, 105 ч.2 п.п. «а, з» УК РФ, как покушение на убийство двух лиц, совершенное из корыстных побуждений.

Доводы кассационных жалоб осужденного Пугачева и адвоката Демиденко о том, что содеянное надлежит квалифицировать только по ст. 105 ч.2 п. «а» УК РФ, являются ошибочными и ухудшают положение осужденного, так как убийство одного человека и покушение на убийство другого не может рассматриваться как оконченное преступление - убийство двух лиц.

Вопрос о психическом состоянии Пугачева исследовался судом, и в приговоре этому дана соответствующая оценка.

Учитывая заключение судебно-психиатрической экспертизы и поведение подсудимого в ходе судебного заседания, которое, по мнению суда, было адекват-

ным и соответствовало судебно-следственной ситуации, суд считает, что Пугачев в отношении совершенных им преступлений вменяем.

Его доводы дополнительной жалобы о незаконности постановления суда от 27 февраля 2007 года о назначении повторной судебной психолого-психиатрической экспертизы являются неосновательными.

Указанная экспертиза была назначена судом в порядке, предусмотренном ч.4 ст.283 УПК РФ, законность и обоснованность принятого судом решения проверялись судом кассационной инстанции при рассмотрении дела 27 декабря 2007 года по кассационной жалобам Пугачева и адвоката Демиденко на постановление суда о возвращении уголовного дела прокурору и продлении срока содержания Пугачева под стражей, в связи с тем, что по заключению повторной стационарной судебной психолого-психиатрической экспертизы Пугачев на момент совершения преступления был вменяем и является вменяемым.

Постановление суда кассационной инстанцией оставлено без изменения (т.4 л.д.223-224).

Что касается остальных доводов кассационной жалобы осужденного Пугачева, то в настоящее время они разрешены.

Так, его замечания на протокол судебного заседания рассмотрены председательствующим судьей, и вынесено соответствующее постановление.

Судом кассационной инстанции рассмотрена кассационная жалоба на постановление суда о продлении срока содержания Пугачева под стражей, которая оставлена без удовлетворения.

Доводы кассационных жалоб о том, что при назначении наказания Пугачеву суд необоснованно не применил ст.64 УК РФ и не учел обстоятельства, смягчающие наказание, являются неосновательными.

Судом учтены все обстоятельства, смягчающие наказание осужденного, в том числе и те, на которые указывается в кассационных жалобах, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Вместе с тем, суд правильно признал, что указанные обстоятельства не дают достаточных оснований для применения ст.64 УК РФ.

Однако данный вывод суда не исключал обязанность суда учесть при назначении наказания осужденному вердикт присяжных заседателей о снисхождении.

Поскольку в приговоре не указано, что суд при назначении наказания осужденному учитывает вердикт присяжных заседателей о снисхождении, то судебная коллегия считает необходимым приговор изменить, с учетом указанного вердикта присяжных заседателей применить положения ст.65 УК РФ и смягчить осужденному наказание.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

Статьи законов по Делу № 67-О08-93СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 220. Обвинительное заключение
УПК РФ Статья 271. Заявление и разрешение ходатайств
УПК РФ Статья 283. Производство судебной экспертизы
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 349. Правовые последствия признания подсудимого заслуживающим снисхождения
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УК РФ Статья 75. Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием

Производство по делу

Загрузка
Наверх