Дело № 67-О12-66

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 10 октября 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Валюшкин Виктор Алексеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №67-О12-66

от 10 октября 2012 года

 

в составе:

при секретаре Белякове A.A.

Михайлов [скрыто]

судимый 6 авгу-

ста 2007 года по ч.1 ст. 162 УК РФ на 2 года лишения свободы, освобожденный 17 апреля 2009 года по отбытии наказания, осужден к лишению свободы: по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ на 9 лет; по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 15 лет, с ограничением свободы на 1 год (ограничения указаны в приговоре), а на основании ч.З ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений на 17 лет в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год (ограничения указаны в приговоре),

и

Кириллов Ц

судимый 21 января 2011 года по ч.1 ст. 161 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года, осужден к лишению свободы: по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ на 9 лет; по п.п. «ж,

з» ч.2 ст. 105 УК РФ на 15 лет с ограничением свободы на 1 год (ограничения указаны в приговоре), на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений на 17 лет, с ограничением свободы на 1 год (ограничения указаны в приговоре).

Отменено условное осуждение и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 17 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год (ограничения указаны в приговоре).

Постановлено взыскать с Михайлова P.A. и Кириллова B.C. в пользу [скрыто] рублей, в солидарном порядке, в возмещение материального

ущерба, и по [скрыто] рублей с каждого в счет компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., объяснения осужденных Михайлова P.A. и Кириллова B.C., в их защиту, соответственно адвокатов Лунина Д.М. Бицаева В.М., поддержавших жалобы, мнение прокурора Башмакова A.M., полагавшего, что оснований для отмены или изменения приговора не имеется, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору суда Михайлов и Кириллов признаны виновными в нападении на [скрыто] в целях хищения чужого имущества, совершенном с применени-

ем насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда ее здоровью, и в умышленном причинении ей смерти, сопряженном с разбоем, а Кириллов и в совершении последнего преступления группой лиц.

Эти преступления совершены 18 октября 2011 года в г. [скрыто] области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Михайлов вину не признал, и, сославшись на ст. 51 Конституции РФ, от дачи показаний отказался. Кириллов признал вину в разбойном нападении, но без предварительного сговора, а в убийстве - вину не признал, заявив, что ударил потерпевшую один раз лезвием топора по ноге.

В кассационных жалобах:

- осужденный Михайлов, не соглашаясь с приговором, утверждает, что явку с повинной дал в результате психологического давления, обусловленного незаконным содержанием в ИВС без законных оснований. Указывает на бездействие следователя, который не провел очной ставки между ним и уличающим его в преступлениях Кирилловым, несвоевременно произвел изъятие образцов для последующего экспертного исследования. Его ходатайства о дополнении следствия безмотивно отклонялись. Считает, что обстоятельства преступлений в ходе след-

ствия и судебного разбирательства выяснены не полно, мотив его и Кириллова действий не выяснен, Показания уличающего его Кириллова нуждались в критической оценке ввиду их противоречивости. Указывает на то, что намерения похищать имущество потерпевшей не было, а изъятием вещей преследовалась цель скрыть следы убийства. Не установлено точное количество ударов, нанесенных потерпевшей, не выяснен механизм образования телесных повреждений. В приговоре не указано, кто конкретно похитил какое имущество, учитывая отсутствие предварительного сговора. Убедительных доказательств его виновности по делу не добыто. Просит приговор отменить, возвратив дело прокурору, и одновременно с этим просит дать его действиям правильную юридическую оценку;

- адвокат Быкова в защиту осужденного Кириллова, не соглашаясь с приговором в полном объеме, ссылается на неправильную квалификацию действий ее подзащитного и чрезмерную суровость наказания. При этом отмечает, что следствием и судом не установлена роль Кириллова, не указаны его действия, образующие состав разбоя и убийства. Показания Кириллова, свидетельствующие о совершении им кражи, поскольку сговора с Михайловым на совершения разбоя не было и действия последнего в доме потерпевшей были для него неожиданными, не опровергнуты. Как не опровергнуты и его показания о том, что к убийству он не причастен, а нанесение им удара топором по бедру потерпевшей, образует состав преступления, предусмотренный ч.1 ст. 111 УК РФ. Полагает, что имел место эксцесс исполнителя со стороны Михайлова, и все имеющиеся сомнения в виновности, должны толковаться в пользу ее подзащитного. Что касается показаний Михайлова, уличавшего Кириллова в совершении преступлений, то их следовало оценивать критически в силу их непоследовательности и противоречивости, а также несоответствия показаниям [скрыто]. При назначении наказания не учтено, что Кириллов не был ни инициатором, ни активным участником преступлений, активно сотрудничал со следствием, молод. Просит приговор отменить.

Прокурором принесены возражения на жалобу адвоката, в котором он считает его доводы неубедительными и просит оставить их без удовлетворения

Проверив дело, обсудив доводы осужденного Михайлова, адвоката, возражения прокурора на жалобу адвоката, судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности Михайлова и Кириллова в разбойном нападении и убийстве соответствует фактическим обстоятельствам дела и основан на совокупности исследованных при судебном разбирательстве доказательств, которые приведены в приговоре.

В кассационных жалобах, как это следует из их содержания, осужденными не оспаривается факт нахождения в доме [скрыто] по ул. [скрыто] в гЩ [скрыто]

[скрыто] в ночь на 19 октября 2011 года, равно как и факт завладения ее деньгами, продуктами, другим имуществом, а также и то, что последствиями их пребывания

явилась гибель П

в результате умышленного нанесения ей ударов топо-

ром.

Кроме их показаний, указанные обстоятельства подтверждаются: протоколом осмотра, согласно которому в одной из комнат в доме [скрыто] по ул. [скрыто] г. [скрыто] обнаружен труп [скрыто] с признаками насильственной смерти, в

частности, с телесными повреждениями в виде ран, в том числе, в затылочной области головы, на левом предплечье, левой ягодице и правом бедре. Внутри и снаружи дома имеются следы горения. Порядок в доме нарушен, перед открытыми дверцами тумбы и серванта в зальной комнате в хаотичном порядке разбросаны предметы одежды, домашнего обихода, постельные принадлежности. Неподалеку от трупа найден топор на металлической части и деревянной ручке которого, имеются следы вещества бурого цвета, похожего на кровь; актом о пожаре, учи-нение которого не отрицается Михайловым; показаниям потерпевшей [скрыто], дочери [скрыто] из которых следует, что об убийстве матери и пожаре в ее доме

она узнала около 24 часов 18 октября 2011 года. Когда она приехала на место, пожар был уже потушен. На следующий день утром она видела кровь в зале. Шкафы были открыты, а вещи перевернуты. Были похищены тонометр, посуда, продукты питания, ведро и сумка. Ей известно, что мать знала Михайлова; показаниями свидетеля [скрыто] о том, что 19 октября она была понятой при обыске у Михайлова, в ходе которого была изъята его одежда, а в огороде у туалета была обнаружена сумка с продуктами питания, посудой и тонометром, принадлежавшими [скрыто]; протоколом обыска в домовладении Михайлова; заключением эксперта, согласно которому смерть [скрыто] наступила от ушиба вещества головного мозга с кровоизлияниями в желудочки головного мозга в результате черепно-мозговой травмы. На трупе обнаружены рубленые раны в височной области слева (1), в затылочной области слева (2), в затылочной области справа (2), в теменной области справа (1), кровоизлияния в мягкие ткани в области ран, перелом левой височной кости, наличие насечек на костях в области ран головы (за исключением раны левой височной области), вдавленный перелом затылочной кости слева с распространением на левую височную кость, расхождение лямбдо-видного шва, очагово-диффузные кровоизлияния под мягкую мозговую оболочку по всем поверхностям головного мозга, наличие крови в желудочках головного мозга, составляющие единую черепно-мозговую травму, которые были причинены острым предметом, обладающим рубящими свойствами, в течение 1 -го часа к моменту наступления смерти, и оцениваются как повреждения, причинившие тяжкий вред здоровью человека по признаку опасности для жизни, находящимися в прямой причинной связи со смертью. На трупе обнаружены и другие телесные повреждения различной степени тяжести, не находящиеся в причинной связи со смертью; заключением эксперта, согласно которому происхождение крови на топоре, найденном на месте происшествия, не исключается от гЩ [скрыто].

Вышеуказанные обстоятельства подтверждаются и другими содержащимися в приговоре доказательствами.

Доводы в защиту Михайлова о том, что смерть Г I наступила в резуль-

тате ударов, нанесенных ей топором Кирилловым, а также доводы в защиту последнего о том, что Кириллов нанес Ш [только один удар топором по бедру, а все остальные удары, повлекшие гибель потерпевшей были нанесены Михайловым, а также доводы в защиту обоих осужденных о совершении каждым из них кражи, а не разбойного нападения, то они выдвигались и при судебном разбирательстве и были предметом тщательного исследования.

Так, в явке с повинной, показаниях на предварительном следствии, Кириллов указал, что после того, как [скрыто] отказалась дать им деньги, Михайлов «уро-

нил» ее на пол, а он стал искать деньги в серванте. Когда [скрыто] встала, он толк-

нул ее, от чего она упала и начала кричать, а Михайлов схватил топор и несколько раз ударил ее по голове, она замолчала. Вдвоем они стали искать деньги и вещи, он взял продукты питания, прибор для измерения давления и посуду. Михайлов сказал, что потерпевшая пытается встать, и несколько раз ударил ее топором. Увидев, что [скрыто] вновь стала шевелиться, он также взял топор и несколько раз ударил ее острием по ноге, после чего она перестала подавать признаки жизни.

Одновременно с этим в явке с повинной, показаниях в начальной стадии следствия Михайлов указывал на то, что удары топором наносились Кирилловым [скрыто] не только в область бедра, но и по голове.

Согласно заключениям экспертов на свитере и спортивных брюках Кириллова, а также на брюках Михайлова обнаружена кровь, в том числе, в виде брызг, происхождение которой от [скрыто] не исключается. Кроме того, на топоре об-

наружены потожировые выделения, которые могли образоваться не отдельно от Михайлова и Кириллова, а в сочетании друг с другом.

Что касается показаний Михайлова, на которые ссылается адвокат Быкова, а также показаний Кириллова, на которые содержится ссылка в жалобе Михайлова, то ни показания Михайлова, ни показании я Кириллова не имели никакого преимущества перед остальными доказательствами и были оценены судом в совокупности со всеми сведениями, добытыми по делу.

Утверждение Михайлова о том, что судом не установлено количество ударов топором, нанесенных потерпевшей, не соответствует содержанию приговора, в

частности, показаниям эксперта [скрыто]

Доводы осужденного Михайлова и адвоката Быковой о том, что непроведение органами следствия некоторых следственных действий, отклонение судом ряда ходатайств, ссылка на «признательные» показания Михайлова и Кириллова привели к вынесению необоснованного приговора, также являются несостоятельными, поскольку суд, всесторонне, полно и объективно исследовав обстоятельства дела, проверив доказательства, сопоставив их друг с другом, оценив собранные доказательства в их совокупности, пришел к обоснованному выводу об их доста-

точности для разрешения дела, и, проверив все версии в защиту осужденных и опровергнув их, признал Михайлова и Кириллова виновными в совершении инкриминируемых им преступлений.

Юридическая оценка действий Михайлова соответствует установленным обстоятельствам свершения преступлений.

При назначении наказания Михайлову суд в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных им преступлений, данные о его личности, смягчающие наказание обстоятельства, и все конкретные обстоятельства дела. Назначенное ему наказание отвечает требованиям ст.ст. 6, 60 УК РФ, является справедливым, оснований считать его чрезмерно суровым, и в силу этого, подлежащим смягчению, судебная коллегия не находит.

Нарушений закона, являющихся основанием ля отмены приговора, судебной коллегией не установлено.

В то же время приговор в отношении Кириллова подлежит изменению, поскольку действия Михайлова, с которым Кириллов совершил убийство [скрыто]., не были квалифицированы по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, предусматривающему ответственность за групповое убийство. Поэтому осуждение Кириллова по названному пункту уголовного закона, подлежит исключению. В остальной части действиям Кириллова дана правильная юридическая оценка.

Вносимые в отношении Кириллова изменения, являются основанием для смягчения ему наказание по статье уголовного закона, предусматривающего ответственность за убийство, и назначение ему по совокупности преступлений и приговоров более мягкого наказания.

На основании изложенного, и, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Новосибирского областного суда от 7 июня 2012 года в отношении Кириллова [скрыто] изменить: исключить его осуждение по п. «ж»

ч.2 ст. 105 УК РФ, смягчив ему наказание по п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ до 14 (четырнадцати) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с ограничениями, указанными в приговоре.

На основании ст. 69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч.4 ст. 162 и п. «з» ч.2 ст. 105 УК РФ, назначить Кириллову B.C. 16 (шестнадцать) лет 6 (месяцев) лишения свободы, с ограничением свободы на 1 год, с ограничениями, указанными в приговоре, а на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначить Кириллову B.C. 17 (семнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с огра-

ничением свободы на 1 год, с ограничениями, указанными в приговоре.

В остальном приговор о нем, а также в отношении Михайлова [скрыто] [оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 67-О12-66

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх