Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 69-О07-27

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 19 июня 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Бондаренко Олег Михайлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №69-О07-27

от 19 июня 2007 года

 

председательствующего - СВИРИДОВА Ю.А.

рассмотрев в судебном заседании 19 июня 2007 года уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя СУХАРЕВА А.Б. на приговор суда Ханты - Мансийского автономного округа - Югра

от 9 апреля 2007 года, по которому _

МАГОМЕДОВ Ю 1 Н

оправдан по ст.ст.30 ч.З и 105 ч.2 п.п. «в,ж»; 126 ч.2 п.п. «а,в,г» УК РФ на основании п.2 ч.2 ст.302 УПК РФ и п.1 чЛ ст.27 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступлений.

Мера пресечения в отношении МАГОМЕДОВА Ю.Н. отменена.

За оправданным МАГОМЕДОВЫМ Ю.Н. признано право на реабилитацию и возмещение имущественного ущерба и морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации БОНДАРЕНКО О.М. об обстоятельствах дела и доводах кассационного представления, мнение прокурора ФИЛИМОНОВОЙ СР., поддержавшей

доводы кассационного представления об отмене оправдательного приговора, Судебная коллегия

 

установила:

 

органами предварительного следствия МАГОМЕДОВУ было предъявлено обвинение в том, что он, по предварительному сговору с и «неустановленным следствием лицом», с целью получения сведений о лицах, совершающих поджоги автомашин [скрыто], и

предшзлагая что о [скрыто] причастен к этим поджогам, решил похитить [скрыто]. и совершить его убийство.

В ночь на 25 ноября 2004 года, указанные лица прибыли в район молодежного центра [скрыто] и напали на [скрыто].

Действуя в соответствии с предварительной договоренностью МАГОМЕДОВ и «неустановленное лицо» нанесли [скрыто] предметом, используемым в качестве оружия, удар по голове, а затем поместили потерявшего сознание в автомашину, которой управлял к [скрыто]. Затем указанные лица перевезли [скрыто]. в лесной массив. По пути следования в лесной

массив СЩ Щ были нанесены несколько ударов руками в область лица, причинившие кровоподтеки.

В лесном массиве МАГОМЕДОВ и «неустановленное лицо», вывели из автомашины и стали требовать сообщить им сведения о лицах, совершавших пожоги автомашин [скрыто]. Ответ [скрыто] о том, что

он не знает этих лиц, МАГОМЕДОВ и «неустановленное лицо» расценили как отказ в предоставлении им информации.

Реализуя свой план убийства [скрыто] «неустановленное лицо»,

повалив СЩ [скрыто] на снег, нанесло ему несколько ударов ножом в область грудной клетки и спины, а МАГОМЕДОВ, схватив [скрыто] руками за

шею, душил его до тех пор, пока тот не потерял сознание.

В результате совместных и согласованных действий МАГОМЕДОВА и «неустановленного лица» потерпевшему СЩ [скрыто] были причинены: проникающее колото-резаное ранение грудной клетки слева с повреждением сердца и левого легкого, причинившее тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения; непроникающие колото-резаные ранения мягких тканей передней и задней поверхностей грудной клетки в поясничной области справа.

Посчитав, что [скрыто] скончался, МАГОМЕДОВ и «неустановленное лицо», на автомашине, которой управлял [скрыто], с места происшествия скрылись.

Смерть потерпевшего не наступила по независящим от МАГОМЕДОВА и «неустановленного лица» причинам, т.к. [скрыто], несмотря на тяжелое ранение, удалось самостоятельно добраться до ближайшего дачного домика. Прибывшая «скорая помощь», доставила [скрыто] в реанимационное отделение больницы, где ему и была оказана

квалифицированная медицинская помощь.

Суд первой инстанции в приговоре указал, что показания

потерпевшего ОИ I., показания [скрыто] в ходе предварительного

следствия (т. 1 л.д.102-107) - не содержат «прямых либо косвенных сведений об участия МАГОМЕДОВА» в совершении преступления; протокол его допроса от 17 декабря 2004 года); показания свидетелей [скрыто],

[скрыто], [скрыто], [скрыто], эксперта

«не уличают подсудимого МАГОМЕДОВА в совершении преступления».

Таким образом, суд пришел к выводу, что представленные государственным обвинителем доказательства, «как каждое в отдельности, так и в совокупности не дают оснований для вывода о виновности подсудимого МАГОМЕДОВА в предъявленном ему обвинении».

В кассационном представлении государственного обвинителя СУХАРЕВА А.Б. ставится вопрос об отмене оправдательного приговора в отношении МАГОМЕДОВА и направлении уголовного дела на новое судебное разбирательство в ином составе судей.

По мнению государственного обвинителя, приговор суда нельзя признать законным и обоснованным из-за допущенных судом нарушений уголовно-процессуального закона, а также несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Вывод суда об алиби МАГОМЕДОВА основан на противоречивых и недостоверных данных, а показания свидетеля [скрыто] которые судом

были оценены, как подтверждающие версию об алиби, были оглашены судом в нарушение требований ст.281 УПК РФ.

Необоснованно судом было отказано в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя о возвращении уголовного дела прокурору в порядке, предусмотренном ст.237 УПК РФ, для объединения с ранее выделенным уголовным делом в отношении обвиняемого [скрыто].

В своих возражениях на кассационное представление государственного обвинителя оправданный МАГОМЕДОВ Ю.Н. и его адвокат ХАТИПОВ Р.З., считая его необоснованным, просят Судебную коллегию оставить приговор суда без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, доводы кассационного представления, Судебная коллегия приходит к выводу об обоснованности доводов кассационного представления и о необходимости отмены приговора суда с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство.

В соответствии с требованиями закона приговор может быть основан только на тех допустимых доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании.

При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие

выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд, в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты. При этом по делу должны быть исследованы и проверены все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены.

Ссылка в приговоре на показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, данные при производстве предварительного следствия, допустимы только при оглашении их судом в строго установленном процессуальным законом порядке. При этом следует иметь в виду, что фактические данные, содержащиеся в оглашенных показаниях, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь после их проверки и всестороннего исследования в судебном заседании.

Выводы суда о достоверности версии МАГОМЕДОВА о том, что он 23-24 ноября 2004 года не находился в г. [скрыто], а проживал в гостинице

г. [скрыто] 1, на самом деле являются предположительными, так

основываются либо на противоречивых доказательствах, не получивших надлежащей оценки, либо на доказательствах допустимость которых подлежит дополнительной проверке.

Так, этот вывод находится в противоречии с решением о допустимости доказательств, якобы подтверждающих проживание МАГОМЕДОВА в гостинице г. [скрыто] в 2004 году, показаниями

свидетеля Г^Н1 [скрыто] администратора гостиницы.

Приведение в качестве доказательства подтверждающего алиби

МАГОМЕДОВА показаний свидетеля [скрыто] оглашенных в судебном

заседании, несмотря на несогласие государственного обвинителя, нельзя признать допустимым, т.к. исследование этих доказательств осуществлялось в нарушение правил, предусмотренных ст.281 УПК РФ.

Кроме того, приговор суда не содержит оценки первоначальным показаниям МАГОМЕДОВА, в которых он не сообщал о своей поездке в г.

Вызывает сомнение правильность принятого судом решения об отказе в удовлетворении ходатайства государственного обвинителя о направлении уголовного дела прокурору для соединения его с уголовным делом по обвинению [скрыто] по тем основаниям, что соединение этих

уголовных дел затянет рассмотрение уголовного дела по обвинению МАГОМЕДОВА.

Рассмотрение уголовного дела в отсутствие [скрыто], который по

версии обвинения был непосредственным участником совершенного на Сщ [скрыто] нападения, неизбежно отражается на объективности

установления фактических обстоятельств его совершения, на объективности

проверки обоснованности предъявленного тому обвинения, повлияет на правильность определения процессуального положения [скрыто] при его

допросе в суде.

От правильности определения процессуального положения [скрыто] которого потерпевший Сщ [скрыто] в период предварительного

следствия опознал, как непосредственного участника нападения на него, зависит и обеспечение законных прав потерпевшего.

Принятое судом, по ходатайству защиты, решение об исключении из числа доказательств: протокола первоначального допроса потерпевшего [скрыто], протокола опознания им МАГОМЕДОВА по фотографии, протокола проверки показаний потерпевшего [скрыто]. с выходом на место

происшествия, нельзя признать соответствующим требованиям закона.

Основаниями принятия решения об исключении указанных протоколов из " числа доказательств явились: утверждение суда о незаконности проведения указанных следственных действий из-за болезненного состояния СЩ Щ, который не был в этот период времени «способен адекватно воспринимать происходящее, достоверно воспроизвести события произошедшего»; отсутствие согласия лечащих врачей на проведение указанных следственных действий; проведение опознания в присутствии лишь одного понятого, которому не были разъяснены его процессуальные права.

Вместе с тем, указанные основания либо не соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона, либо находятся в противоречии с материалами уголовного дела.

Осуществление следователем допроса потерпевшего [скрыто] находившегося после проведенной ему операции в больнице, в условиях оперативной необходимости, не требовало, в соответствии с законом, специального медицинского заключения. Разрешение вопросов, связанных с

возможностью потерпевшего [скрыто]. в тот период времени «адекватно воспринимать происходящее и достоверно воспроизводить события произошедшего» безусловно, требуют специальных знаний и заключения экспертов. Объективная оценка достоверности сообщенных потерпевшим в этот период времени обстоятельств, возможна лишь после их сопоставления с другими доказательствами, их оценки в совокупности.

Указание о проведении потерпевшим опознания по фотографии при участии только одного понятого, которому, якобы, не разъяснялись процессуальные права, прямо противоречит содержанию имеющихся в материалах дела протоколов указанных следственных действий, из которых видно, что при указанном следственном действии участвовали два понятых (фамилии и адреса которые отмечены), каждому из которых под соответствующую подпись разъяснялись их процессуальные права. Все сомнения относительно правильности проведения указанных следственных

действий могут быть разрешены путем вызова и допроса в суде, как понятых, так и лиц проводивших эти следственные действия.

Исключение указанных выше протоколов из числа доказательств, тем ошибочнее и непоследовательнее, что одновременно с этим суд признал допустимым доказательством, о чем свидетельствует его исследование в судебном заседании, протокола очной ставки, проведенной в тот же период времени между потерпевшим и обвиняемым МАГОМЕД ОВЫМ. Из содержания этого протокола видно, что потерпевший не только опознавал, но и прямо уличал МАГОМЕДОВА в совершении преступления. Вместе с тем, указанный протокол, не исключенный из числа доказательств, судом в приговоре приведен не был, не был судом оценен.

Приходя к выводу о необходимости отмены приговора суда из-за допущенных судом первой инстанции нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли оказать влияние на правильность и объективность принимаемого решения об обоснованности предъявленного МАГОМЕДОВУ обвинения, Судебная коллегия отмечает, что при новом судебном разбирательстве настоящего уголовного дела, отмеченные выше недостатки и нарушения закона должны быть устранены.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 385. 386, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда Ханты - Мансийского автономного округа - Югра от 9 апреля 2007 года в отношении МАГОМЕДОВА [скрыто]

оправданного по ст.ст.ЗО ч.З и 105 ч.2 п.п. «в,ж; 126 ч.2 п.п. «а,в,г» УК РФ на основании п.2 ч.2 ст.302 УПК РФ и п.1 ч.1 ст.27 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению преступлений - отменить.

Уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд, но в ином составе судей.

Статьи законов по Делу № 69-О07-27

УПК РФ Статья 27. Основания прекращения уголовного преследования
УПК РФ Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров

Производство по делу

Загрузка
Наверх