Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 69-О07-51СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 24 декабря 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Толкаченко Анатолий Анатольевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №69-О07-51СП

от 24 декабря 2007 года

 

председательствующего Свиридова Ю.А., судей Семенова Н.В. и Толкаченко A.A.

на приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 21 июня 2007 года по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, которым

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п.«г» ч.4 ст.290, ч.З ст.30 и п. «г» ч.4 ст.290, ч.2 ст. 285, ч.2 ст.285 УК РФ, - ввиду неустановления события преступления на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Толкаченко A.A., изложившего доводы кассационного представления и возражений на него,

выступление представителя Генеральной прокуратуры Российской Федерации прокурора Кравец Ю.Н., поддержавшего кассационное представление государственного обвинителя и просившего приговор отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство,

мнения представителя потерпевшего Кривоногова А.Ф., оправданного [скрыто]., его адвокатов Нынника И.В. и Пуртова М.Ф.,

полагавших приговор оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения,

Судебная коллегия

 

установила:

 

На основании единогласного вердикта коллегии присяжных заседателей от 20 июня 2007 года [скрыто] оправдан судом по

обвинению в совершении ряда должностных преступлений, существо которых изложено в оправдательном приговоре суда.

В кассационном представлении и в дополнении к нему государственный обвинитель просит отменить оправдательный приговор и дело направить на новое судебное разбирательство ввиду нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела.

1. Считает, что при опросе кандидатов в присяжные заседатели в судебном заседании присяжный заседатель М скрыл информацию о том, что он принимал участие в избирательной кампании [скрыто] и вел агитационную деятельность.

2. Присяжный заседатель [скрыто] утаил сведения о том, что будучи должностным лицом строительной фирмы «Тобольскстроймеханизация» имеет подрядно-договорные отношения с организацией «Тюменьоблстрой» под руководством [скрыто], который является свидетелем по делу.

По мнению прокурора, сокрытие указанной информации лишило сторону обвинения права на мотивированный или немотивированный отвод, что повлекло нарушение требований ст. 328 УПК РФ и привело к вынесению вердикта необъективным составом коллегии присяжных заседателей.

3. Как считает государственный обвинитель, в судебном заседании председательствующий судья не принял всех предусмотренных УПК РФ мер для соблюдения и обеспечения особенностей процедуры судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей.

Указывает на то, что сторона защиты неоднократно в присутствии присяжных заседателей задавала вопросы о наличии возбужденного уголовного дела в отношении свидетелей обвинения [скрыто] и [скрыто] а

подсудимый [скрыто] в прениях давал характеристики свидетелям

обвинения [скрыто] и [скрыто], трактуя их при этом в свою пользу.

По мнению прокурора, председательствующий, хотя и делал замечания защитникам и подсудимому, но не принял всех предусмотренных ст.258 УПК РФ мер к соблюдению ими уголовно-процессуального законодательства.

Как следует из кассационного представления, приведенные обстоятельства, свидетельствуют о том, что председательствующим нарушались требования ст.252 УПК РФ о пределах судебного

разбирательства дела, а также ст.336 УПК РФ о прениях сторон в суде с участием присяжных заседателей.

4. Государственный обвинитель также считает несоответствующей требованиям ст.ст. 338, 339 УПК РФ формулировку частного вопроса № 8, включенного в вопросный лист по ходатайству стороны защиты.

Указанные нарушения, по мнению стороны обвинения, повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

5. Кроме того, в кассационном представлении сообщается о том, что согласно заявлению гражданина [скрыто] на имя начальника ГРОВД г. Ханты-Мансийска и района имеются сведения о получении денежных средств старшиной присяжных заседателей [скрыто]

Как указывается в кассационном представлении, данная информация с учетом приведенных обстоятельств формирования коллегии присяжных заседателей дополнительно позволяет сомневаться в законности коллегии присяжных заседателей, в ее объективности, беспристрастности и свидетельствуют о нарушении коллегией присяжных заседателей данной ими присяги.

По мнению государственного обвинителя, приведенные им доводы являются основанием к отмене оправдательного приговора.

В возражениях на кассационное представление: представитель потерпевшего - администрации Кондинского района -Кривоногое A.B.; __

адвокат Нынник И.В., защитник оправданного Н

считают кассационное представление государственного обвинителя необоснованным, опровергают содержащиеся в нем доводы, которые расценивают как голословные;

заявляют о законности и обоснованности приговора, который просят оставить без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав мнения сторон, обсудив доводы кассационного представления и возражений на него, Судебная коллегия не находит оснований для его удовлетворения.

Приговор суда от 21 июня 2007 года постановлен на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей.

В соответствии с ч.1ст.348 УПК РФ оправдательный вердикт коллегии присяжных заседателей обязателен для председательствующего и влечет за собой постановление им оправдательного приговора.

Согласно ч.2 ст.385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые

ограничили его право на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно-процессуального закона, вопреки доводам кассационного представления, судом по данному делу допущено не было.

1. Утверждение государственного обвинителя о том, что присяжные заседатели [скрыто] и [скрыто] скрыли информацию о своей заинтересованности по делу, предоставили недостоверные сведения о себе при формировании коллегии присяжных заседателей, не основано на материалах дела и опровергается дополнительно представленными и содержащимися в деле документами.

Согласно протоколу судебного заседания формирование коллегии присяжных заседателей проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Отбор кандидатов в присяжные заседатели осуществлялся с участием сторон, которые реализовывали свое право на мотивированные и немотивированные отводы.

Сторонам обвинения и защиты предоставлялась возможность проводить опрос кандидатов в присяжные заседатели, задавать вопросы, связанные с выяснением обстоятельств, препятствующих их участию в заседании по данному делу.

На вопросы относительно их личностей кандидаты в присяжные заседатели, в том числе члены сформированной коллегии, давали полные ответы, сообщали о себе объективные сведения и информацию.

Как усматривается из протокола судебного заседания, кандидаты в присяжные заседатели [скрыто] и [скрыто] также отвечали на вопросы в той форме, как они были сформулированы судьей и сторонами, не скрывали информацию о себе.

Оснований для сомнений в недостоверности их заявлений о незаинтересованности по данному делу у сторон и у суда не имелось.

Обстоятельств, исключающих участие присяжных заседателей сформированной коллегии в судопроизводстве по уголовному делу, как это предусмотрено ст.61 УПК РФ, не установлено.

Самоотводы кандидатов в присяжные заседатели, отводы их сторонами разрешены председательствующим по делу в установленном законом порядке, в соответствии с положениями ст.328 УПК РФ.

Председательствующий судья также выяснял у сторон, имеются ли у них заявления о роспуске образованной коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава и неспособности вынести объективный вердикт. Таких заявлений от участников судебного разбирательства не поступило.

Утверждение государственного обвинителя о том, что присяжный заседатель мИ [скрыто] скрыл информацию о своем участии в избирательной

компании [скрыто] а потому мог быть заинтересованным лицом и

воздействовать на других присяжных заседателей, не основано на материалах дела.

Как видно из протокола судебного заседания, в ходе судебного следствия прокурором был заявлен отвод присяжному заседателю [скрыто] ввиду сообщения гражданки [скрыто] о его участии в предвыборной кампании [скрыто]. _

Допрошенная в суде свидетель [скрыто] пояснила, что в марте 2006

года она являлась наблюдателем за выборами, представляя интересы другого кандидата - соперника [скрыто] На вопросы судьи и стороны защиты

[скрыто] давала непоследовательные ответы, пояснила, что сама

агитационных действий [скрыто] не видела, источник информации назвать не смогла.

Свидетель М I, который в предвыборной кампании являлся представителем кандидата Р Щ, в суде показал, что человек по

фамилии [скрыто] ему не знаком._

Присяжный заседатель [скрыто] пояснил, что к предвыборной кампании Р не причастен, с подсудимым не знаком, постоянно проживает

в г. [скрыто], а к [скрыто] району отношения не имеет.

Согласно имеющейся в деле информации территориальной избирательной комиссии, гражданин [скрыто] в избирательной кампании [скрыто] в качестве какого-либо его официального представителя не

участвовал.

Тем не менее, с учетом высказанных государственным обвинителем сомнений в незаинтересованности [скрыто] в исходе дела, ходатайство прокурора о его отводе с заменой на запасного заседателя было немедленно удовлетворено до завершения процедуры судебного следствия.

Такое решение судом принято в состязательном процессе, с учетом мнения сторон и в соответствии с законом.

2. Ссылка в кассационном представлении на то, что присяжный заседатель Наумчик обладал знанием обстоятельств по делу и потому не мог вынести объективный вердикт, также не подтверждается материалами дела.

Согласно приложенной к кассационному представлению копии заявления гражданина В ( присяжный заседатель [скрыто]

находился в экономической зависимости от организации, руководителем которого является Б I - свидетель по делу в отношении [скрыто].

Однако в деле имеется вынесенное по результатам проверки указанного заявления постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, в котором признано отсутствие какой-либо заинтересованности и экономической зависимости предприятия, в котором работает [скрыто], от организации, возглавляемой [скрыто] Копия постановления направлена в

прокуратуру.

Кроме того, в материалах дела содержатся сведения о том, что договорных отношений по строительным подрядам с руководителем [скрыто] у ООО СМУ «Тюменьоблстрой» не имеется и что он на

территории [скрыто] не работал и не работает.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия считает, что порядок формирования коллегии присяжных заседателей по делу нарушен не был.

3. В судебном заседании председательствующим надлежащим образом осуществлялись уголовно-процессуальные полномочия, в том числе связанные с реализацией принципа состязательности сторон, обеспечением порядка в судебном заседании, с учетом особенностей судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей, предусмотренных ст. 335 УПК РФ.

Как следует из протокола судебного заседания, судом были созданы и обеспечивались необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, как это предписано ст. 15 УПК РФ.

Председательствующий судья в необходимых случаях делал замечания сторонам, в том числе защитникам [скрыто] и отводил поставленные

стороной защиты вопросы, которые, по мнению суда, могли создать предубеждение присяжных заседателей к свидетелям со стороны обвинения. При этом председательствующий всегда обращался к присяжным заседателям с необходимыми для этого пояснениями и разъяснениями, как это предусмотрено ч.2 ст. 336 УПК РФ, что подробно отражено в протоколе судебного заседания.

Во исполнение требований уголовно-процессуального закона председательствующий своевременно прервал последнее слово подсудимого [скрыто] и обратился к присяжным заседателям с разъяснением о том,

чтобы при вынесении вердикта они не принимали во внимание высказанные подсудимым сведения из личной жизни свидетелей [скрыто] и [скрыто].

Из протокола судебного заседания следует, что в ходе судебного разбирательства защитники подсудимого и подсудимый, с учетом особенностей данного уголовного дела и предъявленного обвинения, высказывали свои аргументы в защиту подсудимого.

При этом они не допустили высказываний, которые можно было бы расценить как незаконные, оказывающие воздействие на присяжных заседателей.

Содержание приложенного к протоколу напутственного слова председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

В нем изложены основные правила оценки доказательств в их совокупности, в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями.

При этом, вопреки доводам кассационного представления, в напутственном слове разъяснено, что обвинительный вердикт может быть основан на тех доказательствах, которые непосредственно исследованы в

судебном заседании. Обращено внимание на поведение сторон в процессе и на то, что не являются доказательствами их ходатайства, заявления, реплики, в том числе в адрес свидетелей, возражения, прения. Специально даны разъяснения о том, что при вынесении вердикта не следует учитывать выступлений сторон в процессе, которые доказательствами не являются.

После произнесения напутственного слова возражений от сторон не поступило, государственный обвинитель не заявил о нарушении председательствующим принципа объективности и беспристрастности при его произнесении.

С учетом изложенного довод кассационного представления о том, что председательствующий в напутственном слове не дал разъяснений по поводу содержания выступлений подсудимого и его защитников, нельзя признать состоятельным.

4. Не соответствуют положениям ст.ст. 338-339 УПК РФ мнение государственного обвинителя о том, что не допускается постановка частных вопросов при полном признании или при полном отрицании подсудимым совершения действий по предъявленному обвинению. Такого указания либо запрета в указанных в кассационном представлении статьях УПК РФ не имеется.

Как следует из протокола судебного заседания, вопросный лист формировался с участием сторон, в том числе государственного обвинителя.

Содержание вопроса № 8 вопросного листа соответствует требованиям ч.2 ст. 338 УПК РФ о том, что судья не вправе отказать подсудимому или его защитнику в постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих ответственность за менее тяжкое преступление.

Кроме того, сторона обвинения в соответствии с требованиями ст.338 УПК РФ вправе была высказать свои замечания по содержанию и формулировке вопросов и внести предложения о постановке новых вопросов. По дополнительно поставленному стороной защиты вопросу у государственного обвинения замечаний не было и возражений сторон не поступило.

5. Судебная коллегия также не может признать обоснованным довод о возможной заинтересованности старшины присяжных заседателей Белошапкина при вынесении оправдательного вердикта в отношении

Статьи законов по Делу № 69-О07-51СП

УК РФ Статья 285. Злоупотребление должностными полномочиями
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта

Производство по делу

Загрузка
Наверх