Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 69-О08-4СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 4 февраля 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Червоткин Александр Сергеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 69-О08-4СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 4 февраля 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.
судей Червоткина А.С, Мезенцева А.К.

рассмотрела кассационное представление прокурора на приговор суда с участием присяжных заседателей Суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры от 27 июня 2007 года, которым Насуто И.Н., Карагаев С.И., Кулаев Ю.А., Терещенко А.В. оправданы по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п.п. «а, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ на основании п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за неустановлением события преступления.

Чулкин В.Н., оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п.п. «а, ж» ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 222 УК РФ на основании п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ за неустановлением события преступления.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С, мнение прокурора Химченковой М.М. поддержавшей кассационное представление выступление адвоката Кулаковского С.М., просившего отклонить кассационное представление, судебная коллегия

установила:

При обстоятельствах, изложенных в обвинительном заключении, Кулаев Ю.А., Карагаев С.И., Насуто И.Н., Чулкин В.Н. и Терещенко А.В. обвинялись в совершении убийства С . и О ., а Чулкин В.Н., также в незаконном приобретении, хранении и ношении боеприпасов.

По приговору суда с участием присяжных заседателей все они оправданы в полном объеме за неустановлением события преступления В кассационном представлении государственный обвинитель Чукомин А.В. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, которые ограничили право стороны обвинения на предоставление доказательств.

Судом необоснованно, без приведения каких-либо мотивов, был признан недопустимым доказательством протокол и видеозапись проверки показаний свидетеля под псевдонимом «О ». Было отклонено также ходатайство стороны обвинения о допросе в качестве свидетелей Б и К , участвовавших в качестве понятых при проверке показаний свидетеля под псевдонимом «О , а также о вызове и допросе свидетеля Х и свидетеля под псевдонимом «Ж », которые были допрошены в ходе предварительного следствия. Местонахождение свидетеля под псевдонимом «Ж » было известно (она отбывает наказание в местах лишения свободы). Этот свидетель в своих показаниях, данных в ходе предварительного следствия, отказалась назвать источник сведений, заявив, что даст подробные показания и назовет источник информации в суде.

В то же время суд необоснованно признал допустимым доказательством и представил на исследование присяжным заседателем протокол опроса свидетеля Ф , проведенного адвокатом Кулаковским с нарушением закона и не содержащим даже подписи этого лица.

Суд также необоснованно отклонил ходатайство о приобщении к делу и демонстрации фотоматериалов, на которых изображены подсудимые, совместно с женами и свидетелями защиты, обеспечивающими их алиби в суде, не разрешил вопрос о допустимости показаний свидетеля обвинения У , данных в ходе предварительного следствия.

Стороной защиты и подсудимыми нарушался порядок в судебном заседании, систематически высказывались перед присяжными сведения, которые не подлежали обсуждению в их присутствии и формировали у них негативное отношение к органам предварительного расследования. Меры в отношении нарушителей процесса принимались недостаточные. Председательствующий лишь говорил: «Вам делается замечание, а Вы господа присяжные не принимайте эти высказывания близко к сердцу».

В возражениях на кассационное представление оправданные и их защитники просят кассационное представление отклонить по следующим основаниям: • оправданный Терещенко А.В. считает, что судом правильно был признан недопустимым доказательством протокол и видеозапись проверки показаний свидетеля под псевдонимом «О », так как в нем не было подписей одного из понятых, которые не подлежали допросу в суде. Сторона обвинения заявляла, что свидетеля под псевдонимом «Ж » она в суд вызывать не будет, поэтому и были оглашены ее показания. Свидетель У в ходе предварительного следствия была несовершеннолетней, допрашивалась в отсутствии законного представителя. Обосновано было отклонено и ходатайство о приобщении к уголовному делу фотоматериалов; • оправданный Кулаев Ю.А., кроме того, указывает, что в протоколе допроса свидетеля У , вместо подписи стояли крестики, опрос свидетеля Ф адвокатом Кулаковским был проведен с соблюдением закона, в присутствии дочери, с ведением видеосъемки. Порядок в суде нарушала сторона обвинения, которая доводила до сведения присяжных сведения о личности подсудимых, что вызывало ответную реакцию стороны защиты, и подсудимый Карагаев был удален из зала; • адвокат Кулаковский СМ. указывает на то, что показания свидетеля «О » (С ) обоснованно были признаны недопустимым доказательством, так как на тот момент он обвинялся в совершении этого же убийства. Поэтому в суде не могли быть допрошены и понятые, присутствовавшие при даче им показаний. Показания свидетеля Х ., оглашались в судебном заседании, так как она проживает в Республики и по вызову суда не явилась. Ходатайство о ее вызове, а также о допросе свидетеля под псевдонимом «Ж » были заявлены в конце судебного следствия, чтобы затянуть его. Показания свидетеля У в ходе предварительного следствия, не признавались недопустимым доказательством. Суд обоснованно исследовал протокол опроса свидетеля Ф , сторона обвинения о просмотре видеозаписи и допросе дочери этого свидетеля, в присутствии которой производился опрос, не ходатайствовала • адвокат Пуртов М.Ф., кроме того, указывает, что ходатайства стороны обвинения, в том числе, о приобщении фотографий, были отклонены судом обоснованно, с учетом позиции стороны защиты. Согласно п. 2 ч.2 ст. 86 УПК РФ защитник в праве осуществлять сбор доказательств путем получения объяснений с их согласия от граждан, поэтому опрос свидетеля Ф адвокатом Кулаковским был произведен в соответствии с законом; • защитники Насуто М.А., Чулкина Т.В. и Терещенко В.А. высказали аналогичные доводы; • потерпевшая С также выражает несогласие с кассационным представлением, указывая на то, что сторона обвинения должна найти настоящих виновных в убийстве ее мужа и брата.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит, что приговор суда подлежит отмене в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, которые могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

В соответствии со ст.ст. 15, 243, 244 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

В судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами, в том числе, на представление доказательств и участие в их исследовании. Председательствующий принимает все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон.

Согласно ст.ст. 86, 88 УПК РФ собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных уголовно- процессуальным законом.

Из материалов дела следует, что указанные требования уголовно- процессуального закона по данному делу были нарушены. Кроме того, стороне обвинения безмотивно было отказано в исследовании доказательств, в судебном заседании было исследовано представленное стороной защиты доказательство, не отвечающее требованиям допустимости.

В ходе предварительного следствия по делу был допрошен свидетель под псевдонимом «О », в том числе, с проверкой его показаний на месте происшествия, в ходе которой проводилась видеосъемка. По ходатайству стороны защиты протокол проверки показаний на месте свидетеля «О » с видеозаписью был признан недопустимым доказательством на том основании, что на последнем листе протокола отсутствует подпись понятой Б (т. 19, л.д. 278, 281).

Одновременно было отклонено ходатайство государственного обвинителя о вызове и допросе понятых Б и К для выяснения обстоятельств отсутствия этой подписи.

Между тем, из протокола проверки показаний на месте свидетеля «О » (т. 8, л.д. 185-191) следует, что подписи обеих понятых имеются на 6 из 7 его листах, в том числе, в графе о разъяснении им их процессуальных прав. Подпись одной понятой отсутствует лишь на последней странице бланка протокола, не содержащего записей показаний свидетеля. При принятии решения о признании данного доказательства недопустимым суд не учел этих обстоятельств, имеющих существенное значение.

Председательствующим судьей было отклонено без приведения каких-либо мотивов также ходатайство стороны обвинения о вызове и допросе в судебном заседании свидетелей обвинения: Х . и свидетеля под псевдонимом «Ж », которые были допрошены в ходе предварительного следствия.

Как видно из материалов дела, свидетель под псевдонимом «Ж в своих показаниях, данных в ходе предварительного следствия, отказалась назвать источник полученных по делу сведений, заявив, что даст подробные показания и назовет источник информации в суде. При таких обстоятельствах оглашение в судебном заседании показаний, данных этим свидетелем в ходе предварительного следствия, не освобождало суд о принятии в силу ст. 240 УПК РФ мер к непосредственному исследованию доказательства - допросу этого свидетеля в суде. По утверждению стороны обвинения данный свидетель находился в местах лишения свободы, и никаких препятствий к его доставке в судебное заседание не имелось.

По ходатайству стороны защиты был признан допустимым доказательством и при присяжных заседателях исследован «протокол опроса свидетеля Ф .» (т. 19, л.д. 279).

В материалах дела имеется «протокол опроса свидетеля Ф », составленный адвокатом Кулаковским СМ. на 5 страницах, имеющих подпись «С (т. 19, л.д. 115-117). Как пояснил в судебном заседании адвокат Кулаковский СМ., свидетель Ф по состоянию здоровья не могла поставить свою подпись, поэтому подписала протокол ее дочь, присутствовавшая при опросе.

Законом (главой 10 УПК РФ) не предусмотрено доказательства в виде «опроса свидетеля», произведенного адвокатом. Представленные суду записи адвоката выполнены не свидетелем и не содержат подписи свидетеля. Кроме того, в материалах дела имеется надлежаще оформленный следователем протокол допроса свидетеля Ф (т. 3, л.д. 153-154), который по своему содержанию существенно отличается от «протокола опроса», представленного адвокатом. Все эти обстоятельства не получили надлежащей оценки при принятии решения о признании данного доказательства допустимым.

Кроме того, в соответствии со ст. 335 УПК РФ в ходе судебного следствия в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями.

Если в ходе судебного разбирательства возникает вопрос о недопустимости доказательств, то он рассматривается в отсутствие присяжных заседателей. Выслушав мнение сторон, судья принимает решение об исключении доказательства, признанного им недопустимым.

По данному делу эти правила председательствующим судьей были нарушены. Вопросы о признании доказательств недопустимыми обсуждались в отсутствие присяжных заседателей. Однако председательствующий всякий раз информировал присяжных заседателей, какие вопросы в их отсутствие обсуждались, и какие решения им были приняты, в том числе, какие доказательства были признаны недопустимыми.

Так, председательствующий сообщил присяжным заседателям, что в их отсутствии государственным обвинителем «было заявлено ходатайство об оглашении протокола допроса свидетеля «О », завтра Вам будет оглашен протокол проверки показаний на месте, также Вам будет предоставлена для обозрения видеокассета записи проверки показаний на месте». Им было сообщено также, что по ходатайству стороны обвинения к материалам дела были приобщены постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению С и его адвоката, были заявлены ходатайства защитников об оглашении заявления С на имя прокурора и т.д. (т. 19, л.д. 274).

В тот же день он подтвердил, что «протокол проверки показаний на месте будет оглашен завтра, также завтра Вам будет продемонстрирована запись этого следственного мероприятия (т. 19, л.д. 275).

Однако в назначенный день председательствующий сообщил присяжным заседателям, что по ходатайству защитника Гумировой данный протокол признан недопустимым доказательством, поэтому он оглашаться не будет, не будет демонстрироваться и видеозапись этого следственного действия (т. 19, л.д. 278).

Таким образом, председательствующий систематически сообщал присяжным заседателям сведения, которыми по своему процессуальному положению они не вправе были располагать.

Указанные нарушения уголовно-процессуального закона могли повлиять на ответы присяжных заседателей, на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.

Вместе с тем, судебная коллегия находит, что остальные доводы, изложенные в кассационном представлении, сами по себе не являются безусловными основаниями для отмены приговора.

Вопрос о допустимости показаний свидетеля У , данных в ходе предварительного следствия, участниками процесса не ставился и в судебном заседании не рассматривался.

Ходатайство государственного обвинителя о демонстрации присяжным заседателям фотографий подсудимых и свидетелей, было рассмотрено по установленной законом процедуре, стороны вправе вернуться к обсуждению данного ходатайства при новом рассмотрении дела.

На нарушения порядка в судебном заседании, как со стороны подсудимых и защитников, так и со стороны обвинения председательствующий реагировал в соответствии с законом, делал замечания нарушителям, подсудимый Карагаев СИ. был удален из зала судебного заседания. При этом председательствующий разъяснял присяжным заседателям, что они не должны принимать во внимание подобные высказывания при вынесении вердикта.

При новом рассмотрении дела суду необходимо принять меры к недопущению нарушений требований уголовно-процессуального закона, определяющего особенности разбирательства дела судом с участием присяжных заседателей, обеспечить необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Суда Ханты-Мансийского автономного округа-Югры от 27 июня 2007 года в отношении Насуто И.Н., Карагаева С.И., Кулаева Ю.А., Терещенко А.В. и Чулкина В.Н. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но иным составом суда.

Статьи законов по Делу № 69-О08-4СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УПК РФ Статья 86. Собирание доказательств
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 240. Непосредственность и устность
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей

Производство по делу

Загрузка
Наверх