Дело № 69-О09-26

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 10 ноября 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Ситников Юрий Васильевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 69-О09-26

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 10 ноября 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Свиридова Ю.А.
судей Ситникова Ю.В. и Хинкина В.С.
при секретаре Андреевой Н.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалоба осуждённого Курочкина А.В., адвоката Хатипова А.З., потерпевших К К М П ., П К на приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 24 июля 2009 года, которым КУРОЧКИН А В , судимый 25 сентября 2008 года по ст.стЛЗО чЛ, 115 чЛ, 69 ч.2 УК РФ к штрафу в сумме рублей, осуждён к лишению свободы по п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ на 18 лет, по ч.З ст.30, п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ на 14 лет.

На основании ч.З ст.69 УК РФ, путём частичного сложения наказаний, окончательно назначено 24 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В силу ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путём полного сложения наказаний, присоединено наказание по приговору суда от 25 сентября 2008 года в виде штрафа в сумме рублей, который постановлено исполнять самостоятельно.

Взыскана компенсация морального вреда с Курочкина А В в пользу П рублей, в пользу П рублей, в пользу К рублей.

Заслушав доклад судьи Ситникова Ю. В., выступление осуждённого Курочкина А.В., адвоката Галаганова А.П., поддержавших доводы кассационных жалоб стороны защиты, мнение прокурора Кравца ЮН. о необоснованности доводов жалоб, судебная коллегия

установила:

Курочкин А.В. признан виновным и осуждён за убийство К и М , а также за покушение на убийство П и П Преступления совершены 15 июля 2007 года в г.

области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе адвокат Хатипов Р.З. утверждает, что приговор постановлен на неверной и необъективной оценке доказательств. По мнению адвоката, действия Курочкина следует квалифицировать, как совершённые в состоянии аффекта, вызванного наличием постоянных стрессовых ситуаций из-за супружеской измены К . Состояние аффекта подтверждается заключениями амбулаторной комплексной психолого- психиатрической экспертизы и стационарной комплексной психолого- психиатрической экспертизы № Критическая оценка данных экспертиз необоснованна. Заключения экспертиз, принятых судом во внимание, является недопустимыми доказательствами, так как отсутствовали основания для их назначения, сторона защиты своевременно не была ознакомлена с постановлением следователя о назначении экспертизы № Компетенция эксперта-психолога Ч ставится адвокатом под сомнение. При проведении экспертиз не были предметом исследования доказательства о длительной, годами формировавшейся психотравмирующей ситуации, способствовавшей накоплению эмоционального напряжения Курочкина. Это могло отразиться на полноте и объективности экспертных исследований. Адвокат просит переквалифицировать действия осуждённого на ч.З ст.30, ст.107 УК РФ и на ч.2 ст. 107 УК РФ и назначить условное наказание.

В кассационных жалобах осуждённый Курочкин А.В. ссылается на теже доводы о необъективности суда в оценке заключений четырёх психолого-психиатрических экспертиз. Утверждает, что экспертизы с выводами об отсутствии состояния аффекта, проводились поверхностно, в том числе экспертом, имеющим небольшой стаж работы. Преступления им совершены в состоянии аффекта. Просит переквалифицировать действия на ч.З ст.30, ст.107 УК РФ и на ч.2 ст. 107 УК РФ.

В кассационных жалобах потерпевших К ., К , М П , П ., К ставится вопрос об отмене приговора по тому основанию, что назначенное наказание является чрезмерно мягким, осуждённый заслуживает пожизненного лишения свободы.

В возражениях на кассационную жалобу адвоката Хатипова Р.З. потерпевшая К находит необоснованными доводы адвоката.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

Вина осуждённого в совершении преступлений, как установлено судом, подтверждена совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Так, из показаний потерпевшей К видно, что в 2000 году её дочь зарегистрировала брак с осуждённым. 18 февраля 2007 года брак был расторгнут, но они продолжали проживать в одной квартире.

Из показаний потерпевшей К следует, что осуждённый неоднократно избивал её мать К . 14 июля 2007 года её мать с родственниками была на даче своего отца. Курочкин трое суток отсутствовал дома. После 22 часов он неоднократно по телефону спрашивал К . Она предупредила об этом свою мать. Та, в свою очередь сообщила, что поедет ночевать к своему брату П Осуждённый занимался поисками К , совершал поездки на такси. В доме № микрорайона по телефону он сказал К , что не стоит друг от друга прятаться, предлагал помириться и попить пива. Когда на втором этаже стали выходить люди, осуждённый сбежал вниз, и она услышала мамин крик: «У него ножи, он меня порезал», и следом мужской крик: «А меня за что, они ко мне в гости приехали?». Через окно видела, как вдоль дома по дороге друг за другом бежали П её мама, П , а за ними осуждённый. Она стала стучать во все двери, просила вызвать скорую помощь и милицию. На втором этаже была открыта дверь, в прихожей на полу на коленях стоял мужчина, он был весь в крови. Затем на такси она уехала к Г которой в её присутствии позвонил Курочкин и сообщил, что убил маму и П пошел сдаваться в милицию.

Когда вернулась к себе домой, видела, что в шкафу на кухне, где лежали ножи, была выдвинута полка. Ей показалось, что осуждённый до преступлений был в нетрезвом состоянии, он был очень злой, но говорил внятно, делал все осознано.

По показаниям потерпевших П ., П , когда они вышли из квартиры, осуждённый причинил ножом телесные повреждения К нанёс удар ножом в шею П , который отбил второй удар в живот и убежал, наносил удары ножом П , которая уклонялась, закрывалась от ударов, и была увезена с места происшествия на автомобиле.

Свидетель У . подтвердил, что мужчина крупного телосложения наносил удары предметом похожим на нож женщине, мужчине и второй женщине, которая села в салон его автомобиля. Он начал резкое движение автомобиля, мужчина выпал из машины, а женщину он доставил в больницу.

Из показаний работников милиции Н Г , М . видно, что после получения сообщения о ножевых ранениях потерпевших, в дежурную часть прибыл осуждённый и сообщил о своей причастности к этим преступлениям, рассказывал, как всё произошло.

Свидетель К . показал, что оперативной группой в квартире на втором этаже первого подъезда дома микрорайона был обнаружен труп мужчины с ножевыми ранениями спины.

Осуждённый не отрицал своей причастности к преступлениям, утверждал, что находился в состоянии аффекта. Всё произошедшее помнит фрагментами.

По заключению судебно-медицинских экспертиз: смерть М . наступила от проникающего слепого колото- резанного ранения груди с повреждением мягких тканей грудной клетки, 6 и 7 левого рёбер, с ранением левого лёгкого, кровоизлиянием в левую плевральную область; смерть К наступила от двух проникающих слепых колото-резанных ранений туловища с повреждением мягких тканей передней брюшной стенки, сквозным ранением печени, ранениями малого сальника, сальниковой сумки, поджелудочной железы; повреждением задней грудной стенки мягких тканей забрюшинного пространства и левой почки; П причинён тяжкий вред здоровью в виде ранения шеи с повреждениями ярёмных вен и нервов шеи; П причинён лёгкий вред здоровью в виде резанных ран верхних трети предплечья, нижней трети плеча слева.

Согласно заключению экспертизы № от 27 мая 2008 года в момент инкриминируемого деяния Курочкин находился в состоянии эмоционального возбуждения с доминированием ранее сформировавшейся аффективно заряженной цели. В состоянии аффекта он не находился, так как у него не наблюдалось резких изменений психической деятельности, отмечалась пролонгированность агрессивных действий, переключение внимания со сменой объекта нападения, а также относительно сохранная ориентация в ситуации с отсутствием аффективной суженности сознания.

Вывод о том, что Курочкин не находился в состоянии аффекта в момент совершения преступлений в отношении каждого потерпевшего следует также из комиссионной судебной психологической экспертизы № .

Вопреки доводам жалоб, объективность выводов данных экспертиз, полнота проведённых исследований, компетентность экспертов, не вызывает сомнений. Экспертам была представлена вся необходимая информация, в том числе сведения о ревности осуждённого к К , которые учитывались при проведении первоначальных экспертиз. Довод жалоб о том, что дополнительно полученные в судебном заседании сведения о наличии повода для ревности, о котором лишь подозревал осуждённый, могли повлиять на выводы суда, не состоятелен. Эксперт Ч медицинский психолог, судебно-психиатрический эксперт, имела высшее образование, стаж работы 8 лет, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им В.П.Сербского.

Судебная коллегия отмечает, что доказательства, приведенные судом в обоснование виновности осуждённого, были получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и являются допустимыми.

Вопреки доводам жалоб, им дана надлежащая оценка. В приговоре приведены убедительные мотивы, по которым одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты. Оснований для иной оценки доказательств Судебная коллегия не находит.

Назначение повторной экспертизы мотивировано следователем сомнениями в объективности, полноте и обоснованности выводов и исследования стационарной комплексной психолого-психиатрической экспертизы № , что соответствует положениям ч.2 ст.207 УПК РФ о возможности назначения в этом случае повторной судебной экспертизы.

Первоначальная комплексная психолого-психиатрическая комиссионная экспертиза № не ответила на поставленные вопросы, рекомендуя назначить стационарную судебно-психиатрическую экспертизу.

Суд обоснованно критически оценил заключение стационарной экспертизы № о том, что Курочкин во время совершения правонарушений находился в состоянии выраженного эмоционального напряжения, достигшего глубины аффекта. Такой вывод противоречит установленным по делу обстоятельствам.

Как усматривается из материалов дела, до преступления, во время преступления и после, Курочкин был правильно ориентирован относительно места и окружающей обстановки. Его действия носили целенаправленный и организованный характер. Он вступал в вербальный контакт. Кроме того, с момента, когда по утверждению осуждённого у него наступило состояние аффекта (когда К по телефону просила дочь не сообщать ему адрес её нахождения) и совершением преступлений прошёл значительный промежуток времени - более одного часа. Такое время было достаточным для контроля своих действий осуждённым. Суд обоснованно признал Курочкина вменяемым, так как по объективным выводам экспертов- психиатров, которые не оспариваются, он не страдал и не страдает хроническим психическим расстройством, не обнаруживал нарушений психики, поэтому в период совершения инкриминируемого ему деяния, мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Исходя из доказательств, признанных достоверными, суд правильно установил, что преступления совершены Курочкиным из-за ревности и личных неприязненных отношений, признаки внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта) в действиях Курочкина отсутствовали, поэтому его действия правильно квалифицированы по п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ, ч.З ст.30. п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ.

Нанесение ударов ножом в жизненно важные органы со значительными усилиями свидетельствует о прямом умысле осуждённого на лишение жизни потерпевших. Указанная квалификация полностью соответствует установленным судом обстоятельствам совершения преступления, конкретно совершенным действиям осужденного, причинам, по которым преступление не было доведено до конца в отношении П (активное сопротивление и своевременное оказание медицинской помощи).

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, которые могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, не допущено.

Ходатайство стороны защиты о процессуальной недопустимости заключения экспертизы № , было судом рассмотрено в соответствующей процедуре.

Оснований для пересмотра принятых судом решений относительно указанных доказательств, Судебная коллегия не усматривает.

То обстоятельство, что с постановлениями о назначении экспертиз сторона защиты ознакомлена после их проведения, не является основанием для признания данных экспертиз недопустимыми доказательствами.

Согласно протоколам ознакомления с постановлениями о назначении экспертиз, обвиняемому и защитнику были разъяснены права, предусмотренные частью 1 ст. 198 УПК РФ. Стороны имели возможность реализации указанных прав после проведения экспертиз. Так, во время судебного следствия, в связи с ходатайством адвоката Хатипова, назначена и проведена комиссионная судебно-психологическая экспертиза № от 19.05.2009 г. При таких обстоятельствах, допущенное нарушение не является существенным.

Обсуждая доводы жалоб о чрезмерных суровости и мягкости назначенного Курочкину наказания, Судебная коллегия отмечает, что суд первой инстанции, в соответствии с требованием ст. 6, 60 УК РФ, при назначении наказания учитывал характер и общественную опасность совершенного преступления, данные о личности, обстоятельство смягчающее наказание. При таких обстоятельствах оснований для отмены приговора за мягкостью назначенного наказания не имеется.

Вместе с тем, судом первой инстанции допущено нарушение норм уголовного закона при назначении наказания по ч.З ст.30. п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ. Суд признал смягчающим наказание обстоятельством явку с повинной, отягчающие наказание обстоятельства отсутствовали. Поскольку в силу ч.З ст.66 УК РФ при покушении на убийство двух лиц наказание не может превышать 15 лет лишения свободы, а с применением правил чЛ ст.62 УК РФ - двух третей от такого наказания, суд не вправе назначить лишение свободы более 10 лет. Поэтому наказание подлежит снижения, как по данному составу преступления, так и по совокупности преступлений.

Гражданские иски рассмотрены в соответствии с требованиями закона, компенсация морального вреда соответствует принципам разумности и справедливости.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 24 июля 2009 года в отношении Курочкина А В изменить, снизить наказание по ч.З ст.30. п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ с применением чЛ ст.62 УК РФ до 10 лет лишения свободы, а по совокупности преступлений, предусмотренных п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ, ч.З ст.30, п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ, на основании ч.З ст.69 УК РФ - до 22 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В силу ч.5 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, путём полного сложения наказаний, штраф в сумме рублей по приговору суда от 25 сентября 2008 года исполнять самостоятельно.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осуждённого Курочкина А.В., адвоката Хатипова А.З., потерпевших К , К , М П П , К - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 69-О09-26

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта
УПК РФ Статья 198. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы
УПК РФ Статья 207. Дополнительная и повторная судебные экспертизы
УК РФ Статья 6. Принцип справедливости
УК РФ Статья 60. Общие начала назначения наказания
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 66. Назначение наказания за неоконченное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх