Дело № 69-О10-23

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 25 ноября 2010 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Эрдыниев Эдуард Борисович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 69-О10-23

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 25 ноября 2010 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Толкаченко А.А.
судей Эрдыниева Э.Б. и Воронова А.В.
при секретаре Смирнове А.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Польного И.Я., адвокатов Чайкина А.В., Анисимова И.В. на приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 28 июня 2010 года, которым Польный И Я , не судимый; - осужден к лишению свободы: по п.п. «в, г» ч.4 ст.290 УК РФ к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере 500 000 рублей, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функции представителя власти либо выполнением организационно-распорядительных, административно-хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях сроком на 2 года, по чЛ ст.222 УК РФ к 1 году 6 месяцам со штрафом в размере 20 000 рублей.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 10 лет лишения свободы со штрафом в размере 520 000 рублей, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функции представителя власти либо выполнением организационно-распорядительных, административно- хозяйственных функций в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях сроком на 2 года, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., объяснение осужденного Польного И.Я., выступление адвоката Кузьмина М.А., мнение прокурора Гулиева А.Г. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

установила:

Польный И.Я. признан виновным в получении должностным лицом лично взятки в виде денег за действия в пользу взяткодателя, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица, либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям, если они совершены с вымогательством взятки, в крупном размере. Кроме того, Польный И.Я. осужден за незаконное хранение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Преступления совершены 4-5 февраля 2009 года в при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Польный И.Я. выражает несогласие с приговором, указывая, что преступлений он не совершал, давления с его стороны или других работников УКСа на подрядчика не оказывалось, все необходимое для своевременного и качественного исполнения контракта подрядчику было предоставлено, разрешение вопроса с выдачей договора аренды земли под строительство им не затягивалось, и оснований для обращения потерпевшего Г в милицию с заявлением о вымогательстве у него взятки не имелось. Считает, что его обоснованные требования, а также работников УКСа к Г как к подрядчику о необходимости работать согласно проекту или предоставить согласование с институтом проектировщиком относительно внесенных изменений в проект расценивается потерпевшим как оказание давления на него с целью получения взятки, при этом сам Г понимая, что работы по строительству объекта ведутся с нарушением проекта и это может привести к расторжению контракта, обвиняет его в вымогательстве взятки. Также утверждает, что при встрече 31 января 2009 года с Г он не показывал ему записку с указанием суммы взятки, записка с цифрами «4,5» отношения к Г не имела, при этом подвергает сомнению показания Г и сотрудников милиции К и М считая ания противоречивыми.

Указывает, что им огда не велась речь о взятке, а по настоящему делу он ложно обвинен заинтересованными лицами, то есть работниками милиции и Г который под предлогом передать ему документы, передал ден , что по делу допущены нарушения уголовно- процессуального закона, которые являются основаниями для признания ряда доказательств недопустимыми, при этом в жалобе приводятся доводы, аналогичные доводам, содержащимся в жалобах адвокатов. Кроме того, считает необоснованными выводы суда о его виновности по чЛ ст.222 УК РФ, указывая, что данное оружие, глушитель и патроны были им найдены в пакете на лестничной площадке, но в силу различных обстоятельств он не смог своевременно сдать найденное в милицию, при этом утверждает, что его заявление о сдаче оружия не было обнаружено в ходе обыска, который был проведен без «соответствующего постановления». Также указывает, что за 30 лет работы и проживания в не привлекался к уголовной и административной ответственности, имеет внуков, страдает рядом заболеваний. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В кассационных жалобах: - адвокат Анисимов И.В. в интересах осужденного Польного И.Я. считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании. Полагает, что Польный не является субъектом преступления, предусмотренного ч.4 ст.290 УК РФ, ссылаясь на то, что муниципальный контракт с ООО на строительство объекта был уже подписан Польным до первой встречи с потерпевшим Г а также Польный без соответствующего согласования вносимых изменений в проект с институтом и без других необходимых мероприятий, единолично не мог способствовать принятию работ, выполненных ООО не в соответствии с проектом и в нарушение принятых по муниципальному контракту обязательств, при этом Польный не имел какого-либо отношения к проектному институту, с которым необходимо было согласовать вносимые изменения в проект. Также указывает, что по делу не имеется доказательств, подтверждающих на указание Г Польным суммы взятки. Считает недопустимыми доказательствами заключения лингвистической, фоноскопической экспертиз ввиду несоблюдения экспертных методик, представления на исследование недоброкачественных объектов и необоснованности выводов экспертов; протокол обыска жилища Польного ввиду отсутствия при обыске последнего и заинтересованности понятых; стенограмма разговоров Г и Польного ввиду составления ее сотрудником милиции К не обладающим соответствующим образованием и необходимым оборудованием; компактные диски с образцами голоса Польного и с видео и аудиозаписями разговоров Польного и Г ввиду нарушения процессуальных норм при их получении; заключение баллистической экспертизы, поскольку оно основано на исследовании объектов, полученных с нарушением норм УПК РФ; а также оспаривает достоверность получения такого вещественного доказательства, как лист бумаги, содержащий рукописную запись, изъятый у Г 31 января 2009 года и другие доказательства, связанные с этим в ым доказательством. Кроме того, полагает, что суд допустил нарушения уголовно-процессуального закона, не удовлетворив ходатайства стороны защиты о допросе в качестве свидетелей Ф и Б о приобщении к материалам дела заключения пециалиста Г о проведении проверки по их доводам о подделке заключения почерковедческой экспертизы, а также суд нарушил территориальную подсудность рассмотрения настоящего дела. Также считает, что в действиях Польного отсутствует состав преступления, предусмотренный ч.1 ст.222 УК РФ, поскольку оружие и боеприпасы Польным были обнаружены вечером 3 февраля 2009 года в подъезде его дома, им сразу же было написано соответствующее заявление в органы милиции, но подать данное сообщение он не успел ввиду его задержания 4 февраля, это сообщение было обнаружено в ходе проверки его показаний на месте 11 февраля 2009 года.

Считает назначенное Польному наказание чрезмерно суровым ввиду того, что суд не учел, что Польный является примерным гражданином, отцом и дедушкой, страдает ишемической болезнью сердца. Просит приговор отменить.

- адвокат Чайкин А.В. в интересах осужденного Польного И.Я. считает приговор незаконным ввиду допущенных судом нарушений уголовно- процессуального закона. Указывает, что суд отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайства о допросе явившихся в суд свидетеля Ф и повторном допросе свидетеля Б воспроизведение в судебном заседании компактного диска осуществлялось специалистом, которому не разъяснялись его права и обязанности, потерпевший отказался отвечать на вопросы стороны защиты, а также суд отказал в удовлетворении ходатайства о возобновлении судебного следствия с целью проверки фальсификации заключения почерковедческой экспертизы. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Бакланова Н.В. считает доводы жалоб необоснованными и просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что обвинительный приговор по делу постановлен правильно.

Вина Польного И.Я. в совершении преступлений подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Так, из показаний потерпевшего Г следует, что в ноябре 2007 года 000 "Энергостройналадка+", директором которого он являлся, выиграла тендер на строительство объекта "Электроснабжение 2 и 3 очереди с переносом трасс ВЛ-6 кВ в 15 мкр. г. Нефтеюганска", но контракт на его строительство с муниципальным заказчиком МУ «УКС» ввиду отказа последнего так и не был заключен. Тогда он подал заявление в Арбитражный суд ХМАО-Югры с требованием понудить УКС г.

Нефтеюганска заключить государственный контракт на строительство этого объекта за счет средств бюджета ХМАО-Югры и 8 августа 2008 г.

судом было вынесено решение в его пользу. 8 декабря 2008 г. днем ему на сотовый телефон со своего рабочего телефона позвонил неизвестный мужчина, который представился по фамилии Федоров и попросил приехать в офис Ф в промзону г. Нефтеюганска "для решения проблем". Он согласился и в тот же день приехал к Ф , который сказал, что если он хочет, чтобы муниципальный контракт был подписан со стороны УКСа, то он должен немедленно дать устное согласие на «откат», то есть передачу наличных денежных средств в сумме 5 процентов от суммы контракта, после чего он кому-то позвонит и контракт будет подписан в течение 2-х часов. В противном случае, Ф дал ему понять, что будут проблемы. Он спросил, кто за этим стоит, Ф не ответил, а еще раз сказал, что все вопросы решит и что нужно только передать рублей - 5 процентов и тогда все будет хорошо с данным контрактом и с принятием объекта в эксплуатацию, и что во время строительства его будут поддерживать, то есть обещал за подписание контракта полное покровительство в ходе всего строительства. Но в тот момент он уже знал, что в Администрации г. Нефтеюганска было принято коллегиальное решение о подписании контракта с ООО «Энергостройналадка+». Он сказал Ф , что готов обсудить вопрос, но только с теми людьми, которые, действительно, могут решать текущие производственные вопросы. Ф сказал, что не нужно встречаться с людьми, которые стоят за ним и в свое время он его со всеми познакомит. Они расстались на том, что он будет думать над этим предложением. В тот же день его пригласили в УКС города для подписания муниципального контракта и он с представителем УКСа - Польным И.Я., подписал контракт. 17 декабря 2008 года в Департаменте градостроительства Администрации г.

Нефтеюганска состоялось совещание, на котором было решено изменить конструктив и увеличить габариты здания. Все понимали и это было озвучено на совещании, что для того, чтобы увеличить габариты здания, придется перейти на более мощные, но и более дорогие бетонные конструкции, вместо более слабых и дешевых сендвич-панелей, предусмотренных по утвержденному проекту, а также фундамент изготовить из бетонных блоков. Он об этом сказал на совещании и пообещал взять все излишние расходы по более дорогому материалу - бетону. Согласно принятому на этом совещании решению, УКСу поручалось согласовать изменения конструктива (на его взгляд, это конструкция здания, а не как это понимают представители УКСа - как увеличение габаритов), а также произвести корректировку проекта, об этом же указывалось и на совещании от 19 января 2009 года. Однако до 5 февраля 2009 года УКС свои обязанности не выполнил. С проектным институтом ООО «Энергостройналадка+» уже сами стали работать вместо УКСа. Протокол совещания от 17 декабря 2008 года ему выдали только 13 января 2009 года под роспись. До этого времени он не предпринимал никаких попыток начать производство заводом-изготовителем бетонных панелей, так как он для этого должен был иметь на руках хотя бы решение соответствующего технического совещания, и необходимо было вносить изменения по материалам в проект, а это очень долго и не его прерогатива. После получения решения со всеми подписями, а именно 15 января 2009 г. он уже вплотную начал работать с заводом-изготовителем бетонных блоков. Примерно до 15 января 2009 г. Ф неоднократно звонил ему на сотовый телефон и спрашивал, что он решил по вышеуказанному предложению. Он все время отвечал Ф что ему некогда и не общался с ним. В конечном итоге, после очередного звонка Ф когда тот предложил встречу, он согласился. Он в тот же день в дневное время приехал в офис к Ф , который стал угрожать ему, что если он сейчас же не даст положительный ответ на предложение об «откате», то у него начнутся проблемы. Он ответил, что пока не будет человека, который, действительно, имеет какой-то вес и может решать вопросы, то он разговаривать больше не будет, после чего он ушел. Больше Ф не звонил. Примерно 19 января 2009 г. в обеденное время его по сотовому телефону пригласил к себе Польный И.Я. Он пришел к нему и Польный спросил его: «Ты зачем заставляешь меня с собой встречаться? С тобой Ф разговаривал, и нужно было с ним решать все вопросы. Зря ты не стал с ним общаться. Он авторитетная личность. Ты узнай, с кем он живет, и все поймешь». Также Польный сказал, что дает ему два дня на то, чтобы он выполнил требования Ф и принес требуемую сумму руб. В противном случае, он сам должен думать, как дальше жить и работать. Он сказал Польному, что за 2 дня не сможет решить этот вопрос, так как ему нужно все пересчитать и определиться, сможет ли он уложиться в смету и вообще завершить строительство объекта, а также должен решить все вопросы с заводом-изготовителем блоков. Польный ответил, что, так как у него, якобы, есть резервы, поэтому он все сможет.

Далее Польный, завершая разговор, сказал: «Решай, думай». На следующий день он уехал на завод в г. Ижевск для того, чтобы согласовать сроки поставки блоков и обсчитать другие варианты комплектации с целью сэкономить деньги. На заводе он решал производственные вопросы, так как он для себя принял решение, что платить никому не будет. 28 января 2009 г. он вернулся из командировки и на следующий день, 29 января 2009 г. он поехал в г. Ханты-Мансийск и написал заявление в УВД округа. После чего у него отобрали объяснение, и началась дальнейшая работа оперативных сотрудников. Примерно 28 января 2009 г. в офис ООО «Энергостройналадка+» пришло письмо относительно изменения сроков предъявления на подпись формы КС-2 (акт выполненных работ), По условиям контракта этот срок был до 25 числа текущего месяца, а в письме было указано, что теперь установлен срок предъявления актов выполненных работ до 20 числа текущего месяца. Последний такой документ был направлен на подпись 21 числа и он понимал, что этот акт ему не подпишут и, следовательно, не оплатят уже выполненные работы. На его взгляд, это уже началось давление на него с целью выплаты требуемой суммы денежных средств. Кроме этого, приходило еще одно письмо, которое он также расценивает как давление на него с той же целью. 28 января 2009 г. в офис ООО «Энергостройналадка+» пришло письмо- приглашение с требованием явиться на техническое совещание 30 января 2009 г. в УКС города по поводу несанкционированной замены одного материала на другой (сендвич-панелей на бетонные конструкции). Он пришел на совещание уже, будучи снабженным видеокамерой и диктофоном, выданными ему сотрудниками милиции. На данном совещании все представители УКСа, а именно главный инженер УКСа Б стали говорить ему, что они не подпишут акты выполненных работ, если будут использованы вышеуказанные блоки. Б поддерживали Д и Ш хотя, последний говорил, что заводские блоки лучше по качеству, чем те, которые предусмотрены по проекту. Совещание было в отсутствии Польного И.Я. Когда совещание закончилось и все вышли в коридор, пришел Польный, и он обратился к нему с вопросом, что же все-таки происходит. Польный пригласил его в свой кабинет. С ними также зашли Д Ш и Б Польный И.Я. в их присутствии сказал, чтобы он сам работал с институтом, согласовал необходимые изменения конструктива. Польный говорил, что УКС не может нарушить закон и перейти на другой материал, не утвержденный проектом. Он пытался объяснить Польному, что согласовывать изменения в проекте с проектным институтом обязанность УКСа. Но Польный сказал, что у УКСа денег нет и чтобы ООО «Энергостройналадка+» занималось само корректировкой проекта и согласованием изменений. Совещание закончилось, все вышли, а он остался. Он сказал Польному, что нужно как-то выходить из этого положения и что нужно встретиться. Тот сказал, что нужно будет созвониться 31 января 2009 г. и в этот день в обеденное время он позвонил со своего сотового телефона на сотовый телефон Польного И.Я. Польный трубку не взял, но сразу же сам перезвонил ему и назначил ему встречу в кафе «Тархун» г. Нефтеюганска, но в тот день он не смог к Польному выехать в связи с неготовностью оперативной аппаратуры. Польный перезвонил и спросил, почему он еще до сих пор не приехал в кафе. Он ответил Польному, что срочные работы, и у него не получается встретиться с ним прямо сейчас. В конечном итоге в тот же день около 15 часов Польный позвонил ему на сотовый телефон и сказал приехать к 22 дому в 13 мкр. г. Нефтеюганска. Польный приехал туда на служебной автомашине марки Он сел к Польному, который сам был за рулем, в машину. За ними наблюдали со стороны сотрудники милиции. Он начал спрашивать у Польного, что он сделал не так и почему у него такие проблемы. Польный был очень осторожный, не говорил ничего компрометирующего, чувствовалось, что он контролирует каждое слово. Он пытался вывести Польного на разговор о требуемых деньгах, назвал даже фамилию Ф но Польный делал вид, что не понимает о чем речь и вообще не кто такой Ф В конечном итоге Польный взял из козырька своей автом небольшой стандартный листок бумаги бело-серого цвета и свою ручку и молча написал фразу: «4,5 решай будет позно» и дал ему почитать, подняв руку. Он сделал вид, что не видит и не понимает, что Польный написал.

Тогда Польный еще раз написал слово «решай». Потом Польный скомкал эту бумажку и, открыв окно, думал, выбросить ее или нет. Наконец Польный выбросил бумагу в окно машины и сказал, чтобы он решал вопрос.

Он сказал, что нужно время до понедельника. Польный сказал, чтобы он работал. После этого, он вышел из машины. Польный переставил свою машину и зашел в подъезд дома Он сделал вид, что прогревает машину, дождался, когда Польный зайдет в подъезд, подошел к тому месту, где Польный выбросил листок бумаги с написанным текстом, и подобрал листок. Этот листок у него позднее был изъят сотрудниками милиции. 3 февраля 2009 г., днем, он позвонил со своего сотового телефона на сотовый телефон Польного и тот сказал, что занят на совещании и перезвонит сам позднее. Но Польный так и не перезвонил. Он сам позвонил Польному, который сказал, что перезвонит. Около 20 часов вечера они созвонились, и Польный предложил ему подойти к ресторану «Осень», где тот обедает. Он пришел на встречу, при нем была звуковидеозаписывающая аппаратура, выданная сотрудниками милиции. Он сказал Польному, что готов выплатить деньги, но не в полном объеме, а только рублей. Польный сказал, что до четверга нужно все решить. Он пообещал Польному, что на следующий день привезет остальные деньги руб. Также он предложил Польному деньги в долларах США, но тот ответил, что доллары не нужны. 4 февраля 2009 г. Польный ему так и не позвонил.

Он вынужден был сам позвонить Польному, но тот разговаривать не стал. Наконец Польный сам перезвонил и предложил ему подъехать к дому где ранее у них состоялась встреча. Он, будучи снаряженным аудиовидеоаппаратурой, выданной ему сотрудниками милиции, приехал в назначенное время. Польный И.Я. сказал по телефону, чтобы он заходил в подъезд и сам выглянул из подъезда. Он зашел в подъезд. Польный сразу же спросил, готов ли он? Он ответил, что такие крупные деньги с собой не возит, что деньги в офисе в сейфе. Тогда Польный сказал, чтобы он съездил за деньгами и как только будет готов, чтобы позвонил и тот откроет дверь, которая закрывается на магнитный замок. Он съездил в офис, взял деньги в черном полиэтиленовом пакете, который положил в черную пластиковую папку для документов, подъехал снова к указанному дому, позвонил Польному на сотовый телефон и тот снова открыл дверь и впустил его в подъезд. Польный спросил: «С собой?». Он ответил утвердительно и достал пакет из папки и передал Польному в руки. Польный взял пакет в руки, прощупал пакет и сказал, что проблем у него больше не будет и что надеется на дальнейшее сотрудничество. Польный развернулся и собрался уходить. Он открыл дверь и в подъезд зашли сотрудники милиции, которые задержали Польного, а он в это время вышел из подъезда. Никаких документов он Польному привозить не должен был, а по просьбе Польного привез денежные средства, которые и передал в подъезде дома. Также он не должен был лично Польному передавать какие-либо документы для согласования с институтом. Все документы по согласованию измененного проекта он должен был передавать кураторам УКСа для ознакомления и принятия решения о дальнейшем согласовании с проектным институтом.

Польному И.Я. он никогда не обещал, и Польный от него и не просил, привести какие-либо документы. На вопрос государственного обвинителя: «могла ли в записке, которую Вам показывал Польный И.Я. с текстом «4,5 решай будет решай позно» идти речь о предоставлении Вами Польному И.Я. позиций необходимых документов?», Г ответил, что Польный мог произнести это вслух, однако никаких документов он Польному лично предоставлять не должен был, а в записке шла речь именно о сумме денег в рублях, которую он Польному должен был передать за подписанный муниципальный контракт, а также за покровительство при приемке выполненных работ по указанному контракту.

Данные показания потерпевшего Г объективно подтверждаются и согласуются с исследованными по делу доказательствами.

Из показаний свидетеля В являющегося директором департамента градостроительства администрации МО города Нефтеюганска, следует, что с участием подрядчика, то есть Г по вопросу строительства объекта 2,3 очереди электроснабжения 15 микрорайона г. Нефтеюганска проходили совещания с МУ «УКС» г.

Нефтеюганска, то есть с заказчиком. Был протокол технического совещания, в нем указано одно из решений - внесение дополнительных изменений в проект по поводу дополнительных нагрузок. В данном протоколе написано, что все монтажные работы вести в строгом соответствии с проектом, а УКСу подготовить и согласовать с проектным институтом корректировку в соответствии с реальными нагрузками потребителей, предусмотрев в проекте строительство трансформаторных подстанций площадью, позволяющей размещение 4-х трансформаторов, то есть изменить конструктив и увеличить габариты здания. Г в свою очередь, мог вынести предложение о том, чтобы лично заниматься корректировкой проекта и согласование с проектным институтом, однако, этим вопросом должен был заниматься «УКС», как заказчик. Ему ничего неизвестно о том, что подрядчик каким-либо образом отклонялся от проекта. Вместе с тем, пояснил, что увеличение нагрузок, мощностей, а также замена монолитного фундамента на бетонные блоки является корректировкой проекта, а не изменением проекта, но замена материалов в его функцию не входило и насколько он помнит вопрос о замене сэндвич-панелей был отработан позже с УКСом и подрядчиком на другом техническом совещании после 18 декабря 2008 года. Согласно контракту объект должен был быть сдан в течение 3 месяцев, начиная с 18 декабря 2008 года, однако, по каким причинам не сдан - не знает. Кроме этого, при выдаче разрешения на строительство коридоры коммуникаций четко определены, согласно плану, и если не было согласования, то приступать к земляным работам подрядчик не мог. Согласно контракту УКС должен был предоставить подрядчику разрешение на производство земляных работ в части пользования земельным участком, на котором планировалось строительство, если не было данного листа согласования, то подрядчик к работам приступить не мог. Насколько он помнит, подрядчиком в адрес департамента были направлены письма, в т.ч. и о том, что на улице минус 50°С, работы по кабельной продукции выполнять невозможно, они не могут приступить к работе, если отсутствуют приказы, прикрепленные ответственные лица муниципального заказчика и подрядчика, а также если нет журнала производства работ, то они также не могут приступить к работам если даже имеется разрешение на производство земельных работ, так как существует масса документов, при которых подрядчик приступить к работам не может.

Из показаний свидетеля Ч являющегося заместителем директора департамента градостроительства администрации МО города Нефтеюганска, следует, что в период времени декабрь 2008 г. и январь 2009 года по вопросу, касающегося строительства 2,3 очереди электроснабжения 15 микрорайона г. Нефтеюганска проходили технические совещания с участием заказчика и подрядчика в части ускорения строительства и по техническим моментам. Подрядчик вносил предложения в части изменения фундамента и конструкций трансформаторных подстанций. В проекте был заложена подземная часть, которая должна была быть выполнена в монолитном исполнении, но, учитывая, что в монолите было тяжело выполнять работы в зимний период времени, то Г был предложен вариант перейти на заводское сборное исполнение цокольной части фундамента, то есть основание объекта должно было базироваться на фундаментных блоках. А смысл технический был такой, что объект необходимо было строить в зимний период времени, предложение Г было более доступно, тем более, это были предложения заводские, все было просчитано, экономически выгодно, и данное экономическое обоснование было предоставлено, Г на этих совещаниях показывал эскизы, заводской паспорт, схемы, как все это будет выглядеть, все это на совещаниях обсуждалось, Польный как представитель заказчика с вышеуказанным предложением Г согласился. При этом Г лично согласился решить финансовую сторону согласования внесенных изменений с проектным институтом, так как посчитал, что это небольшие затраты. В настоящее время трансформаторные подстанции состоят из блочных фундаментов, стены выполнены из железобетонных конструкций, все заводского изготовления, объект готов на 80%. 15 микрорайон включал в себя 1,2 и 3 очереди. У по контракту - 2,3 очереди.

Из показаний свидетеля Ш являющегося ведущим инженером отдела технического надзора МУ «УКС», следует, что он не знает, какие разногласия были между МУ «УКС» и ООО «Энергостройналадка+», но знает, что подрядчик длительное время пытался согласовать изменения в проект, но безрезультатно. Хотя Г правильно было предложено заменить сэндвич-панели, указанные в контракте на бетонные блоки, поскольку из-за грунтовых вод даже электрические щиты стоят на сваях, а здесь - трансформаторная подстанция. Подрядчик начал работать не по проекту, так как, предусмотренное проектом основание под трансформаторную подстанцию не соответствовало требованиям - то есть, если бы заложили основание размером 15x20 м., а под это основание залили бетон и одну сеточку, и на данное основание поставили бы трансформаторную подстанцию, основание не выдержало бы, это являлось неправильным предложением, а также зимой выполнять подушку из заливного железобетона невозможно и прокладку кабельной продукции по техническим условиям выполнять нельзя при температуре -15° С, а в тот момент стояли сильные морозы, свыше -30 С. Как куратор проекта он бы не пропустил строительство монолитного железобетона, исполненного в мороз, если бы подрядчиком были бы выполнены такие работы. И Г категорически отказался выполнять такие работы, то есть по строительству монолитного железобетона и предложил вместо этого основания положить бетонные блоки, которые крепятся на замки, в связи с чем, увеличиваются несущие способности. Это надо было только согласовать с проектным институтом, основание практически уже сделано. Таким образом, следовало вначале забивать сваи, а только потом заливать бетонную подушку, а это проектом не было предусмотрено, и целесообразнее было выполнять фундамент подстанций из железобетонных блоков, как и предлагал на технических совещаниях Г Из показаний свидетеля А являвшегося главным инженером ООО «Энергостройналадка+», следует, что несмотря на то, что подрядчиком в УКС предоставлялись документы, необходимые для согласования с проектным институтом изменений по фундаменту, в частности, он предоставил Альбом 1 «архитектурно строительные решения» 2006 г., в котором описана вся техническая составляющая оборудования, планируемого применению на объекте, а именно, подземных железобетонных поддонов, сотрудники УКСа не принимали никаких мер для согласования. В связи с этим, он 02.02.2009 года самостоятельно направил в проектный институт письмо, в котором попросил рассмотреть варианты установки подземной части, предложив несколько вариантов. До момента заключения контракта он занимался подготовительными работами, а именно по согласованию на производство земляных работ, которое задерживалось по вине УКСа, и было заключено только в январе 2009 года. После того, как было получено разрешение на производство работ, приступили к производству земляных работ, но так как работы пришлись на зимний период времени, а для прокладки кабеля существует температурный режим, и требовалось четко его соблюдать, то пришлось отложить его прокладку до благоприятных метеоусловий.

Несмотря на это, пришлось долбить промерзшую землю, чтобы не выйти из графика. Проект предусматривал основание под трансформаторные подстанции в виде монолитного железобетона, что было неприемлемо в зимний период времени. Поэтому решил приобрести сборные железобетонные блоки под основания трансформаторных подстанций.

Из копии протокола от 17.12.2008 года технического совещания по вопросу строительства сетей 2, 3 очереди электроснабжения микрорайона 15 города Нефтеюганск, изъятого 12 февраля 2009 года в МУ «УКС», следует, что по итогам совещания в департаменте градостроительства администрации города Нефтеюганск, где принимали участие также Польный И.Я. и Г было решено: МУ «Управление капитального строительства»: - произвести корректировку проекта «Электроснабжение 2-3 очереди микрорайона 15» в соответствии с реальными нагрузками потребителей и выданным техническим условиям, и предусмотреть в проекте строительство трансформаторных подстанций площадью, позволяющей размещение 4-х трансформаторов и необходимого дополнительного оборудования в связи с увеличением мощностей потребителями; а ООО «Энергостройналадка+» вести строительство сетей электроснабжения 2 и 3 очереди в соответствии заключенного контракта, но предусмотреть объемы монтируемых ТП с учетом дополнительного размещения оборудования по увеличению мощности электроснабжения.

Из копии письма от 21.01.2009 г. в адрес директора МУ «УКС» г.

Нефтеюганск Польного И.Я., изъятого 12 февраля 2009 года в МУ «УКС», следует, что ООО «Энергостройналадка+» обратилось с просьбой рассмотреть и согласовать с институтом «Сибгипрокоммунерго» строительную часть ниже отметки -0,00 трансформаторных подстанций № 3,6,7,8. по объекту электроснабжения 2-3 очереди в 15 мкр.. и на данном письме Польным И.Я. 21.01.2009 года дано следующее указание: «Б проработайте вопрос строительной части, а также конструкции ТП с внесением изменений в проект».

Из копии письма от 16.01.2009 г. в адрес директора ООО «Энергостройналадка+», изъятого 12 февраля 2009 года в МУ «УКС», следует, что директор МУ «УКС» Польный И.Я. обращается с просьбой о необходимости предусмотреть размеры монтируемых ТП-6/0,4 кВ с учетом дополнительного размещения оборудования, без увеличения стоимости контракта.

Из копии протокола № 8 от 19.01.2009 года технического совещания по вопросу строительства сетей 2, 3 очереди электроснабжения микрорайона 15 и ввода жилья в 2009 году по муниципальному образованию город Нефтеюганск, в котором также принимали участие Польный И.Я. и Г изъятого 12 февраля 2009 года в МУ «УКС», следует, что по итогам совещания, приняв во внимание доклад директора подрядной организации ООО «Энергостройналадка+», решено: МУ «УКС» согласовать изменение конструктива трансформаторных подстанций, с учетом площадей, позволяющих разместить 4-е трансформатора и необходимое дополнительное оборудование с проектировщиком; провести корректировку проекта, а ООО «Энергострой нал ад ка+» продолжать строительство сетей электроснабжения 2 и 3 очереди в объеме предусмотренном контрактом. При этом учесть увеличение объемов монтируемых ТП в соответствии с изменениями, внесенными МУ «УКС» в проект.

Из договора безвозмездного срочного пользования земельным участком №2 от 3-.01.2009 года следует, что между департаментом имущественных и земельных отношений и МУ «УКС» заключен договор.

Предмет договора - безвозмездное срочное пользование земельным участком под строительство объекта: «электроснабжение 2, 3 очереди с переносом трасс ВЛ-6 КВт в 15 микрорайоне г. Нефтеюганска».

Из муниципального контракта на выполнение подрядных работ для муниципальных нужд от 08.12.2008 г., изъятого 05 февраля 2009 года в МУ «УКС», следует, что данный контракт заключен между Муниципальным учреждением «Управление капитального строительства» (муниципальный заказчик), в лице директора Польного И и ООО «Энергостройналадка+» (генеральный подрядчик), в лице директора Г Предмет контракта отражен на первом листе - строительство объекта «Электроснабжение 2.3 очереди с переносом трасс ВЛ-6 КВт в 15 микрорайоне города Нефтеюганск». Цена контракта составляет рублей. На шестом листе содержатся сведения о сдаче и приемке работ: п. 8.1 «Объем фактически выполненных работ фиксируется ежемесячно, в актах формы КС-2 и справках формы КЧ-3, представляемых представителю Муниципального заказчика не позднее 25 числа отчетного месяца. ...». На 13 листе указаны реквизиты сторон, а также имеются подписи Польного И.Я. и Г Таким образом, анализ исследованных по делу доказательств, позволил суду придти к обоснованному выводу о том, что решениями рабочих совещаний от 17 декабря 2008 года и 19 января 2009 года, принятыми с учетом доклада, выступлений Г о необходимости замены сэндвич-панелей и использовании бетонных блоков под фундамент, было поручено подрядчику - ООО «Энергостройналадка+» продолжать строительство объекта с учетом вносимой корректировки в проект, а заказчику - МУ «УКС», соответственно, произвести корректировку проекта, которые согласовать с проектным институтом, то есть внести соответствующие изменения в проектно-сметную документацию, при этом подрядчик - ООО «Энергостройналадка+» в лице директора Г было согласен решить финансовую сторону согласования внесенных изменений с проектным институтом. Однако МУ «УКС» в лице директора Польного И.Я., который зная о том, в какие условия по выполнению контракта на строительство объекта решениями указанных совещаний поставлен подрядчик, то есть Г попавший в силу вышеуказанных обстоятельств в зависимое положение от МУ «УКС» в связи с необходимостью проведения корректировки проекта, которую должен был согласовать с проектным институтом МУ «УКС», даже не пыталось внести указанные изменения вплоть до окончания строительства объекта, то есть до декабря 2009 года, и в то же время Польный, воспользовавшись данной ситуацией, стал требовать от Г деньги в размере рублей за совершение им действий в силу его должностного положения, которые могут способствовать принятию от ООО «Энергостройналадка+» выполненных, в соответствии с контрактом, работ, в том числе и за оказание содействия в согласовании с проектным институтом корректировки проекта.

Г . зная позицию Польного И.Я. о передаче ему взятки и понимая, что последний будет продолжать бездействовать, взял на себя бремя проведения корректировки проектно-сметной документации и последующую государственную экспертизу за свой счет. В связи с чем, в конце января 2009 года в адрес МУ «УКС» институт-проектировщик направил письмо-согласование используемых ООО «Энергостройналадка+» материалов и конструкций.

Кроме того, как следует из муниципального контракта, Заказчик при заключении данного контракта обязан в трехдневный срок передать Подрядчику проектно—сметную и всю разрешительную документацию, которая включает в себя разрешение на строительство, договор аренды земли под строительство. Не предоставление любого из вышеперечисленных документов не дает возможности Подрядчику приступить к строительным работам. Договор аренды земли под строительство объекта поступило в адрес ООО «Энергостройналадка+» 30.01.2009 года, задержка предоставления данного договора составила более 50 дней, договор был передан не в полном объеме, были сорваны сроки начала строительства, что говорит о намеренном затягивании вопроса со стороны Польного И.Я., как директора МУ «УКС», а Подрядчик - ООО «Энергостройналадка+» вынужденно оказался в положении, при котором невозможно выполнить предусмотренные графиком работы.

Таким образом, анализ данных фактов, как обоснованно указал суд, не вызывает сомнений в том, что Польный И.Я. требовал с Г передачи ему денежных средств в крупном размере, в противном случае угрожая последнему поставить его в такие условия, при которых он не сможет осуществлять свою трудовую деятельность, связанную с выполнением объемов работ, согласно выигранного конкурса, что, впоследствии и делал, то есть требования Польного передать ему взятку были сопряжены с угрозами, реализация которых могла бы причинить ущерб законным интересам Г Согласно материалам уголовного дела, ООО «Энергостройналадка+», как предприятие, которое выиграло конкурс при проведении тендера, имело все необходимое, а именно, оборотные средства, технику, персонал, налаженные контакты с поставщиками для того, чтобы в нормальном режиме исполнить свои обязательства по данному контракту и у Г не было никаких мотивов и оснований передавать денежные средства Польному И.Я. Указание суда о получении Польным от Г взятки также за подписание муниципального контракта, соответствует фактическим обстоятельствам дела, исходя из содержания требований, который выдвигал сам Польный, о чем обоснованно и указывается в описательной части приговора, однако в правовом смысле оснований считать, что Польный вымогал взятку у Г за подписание им муниципального контракта, не имеется, поскольку данный контракт был подписан до того, как Польный стал выдвигать свои требования о взятке и тем самым он не мог нарушить законные интересы Г в этой части. Поэтому в мотивировочной части приговора суд правильно признает Польного виновным в вымогательстве взятки только за совершение действий в пользу взяткодателя, которые входят в его служебные полномочия или способствование таким действиям, то есть в связи со строительством Г объекта «Электроснабжение 2.3 очереди с переносом трасс ВЛ-6 КВт в 15 микрорайоне города Нефтеюганск».

Непосредственно совершение действий Польным И.Я., выразившихся в требовании у Г денежных средств в размере рублей и получении от него рублей подтверждается совокупностью следующих доказательств.

Из заявления Г от 29.01.2009 года следует, что он дает согласие на участие в проведении оперативно-розыскных мероприятий - оперативного эксперимента с целью фиксации факта вымогательства у Г взятки в размере рублей гражданином Польным И.Я. и добровольно предоставляет принадлежащие ему денежные средства в размере двух миллионов рублей сотрудникам УВД для использования при проведении мероприятий по документированию факта вымогательства взятки Польным И.Я. Из протокола пометки денежных купюр от 29.01.2009 года следует, что предоставленные денежные средства в сумме рублей осмотрены, номера купюр переписаны, купюры ксерокопированы и помечены путем нанесения на них специального химического средства, а также пометки каждой из купюр люминесцирующим карандашом желтого цвета словом «Взятка». Также специальным химическим порошком помечен целлофановый пакет черного цвета, в который помещены вышеуказанные денежные купюры.

Из протокола осмотра и выдачи денег от 29.01.2009 года следует, что осмотренные и помеченные деньги в сумме рублей помещены в целлофановый пакет черного цвета и переданы Г для использования при проведении оперативно-розыскного мероприятия - «оперативный эксперимент» по фиксации факта вымогательства взятки Польным И.Я. Из протокола личного досмотра Г от 31.01.2009 года следует, что 31.01.2009 года в 17 часов 35 минут Г досмотрен. В ходе досмотра Г достал из левого кармана брюк белый листок бумаги, размером 103 х 58 мм., на котором имеется надпись, выполненная чернилами синего цвета: «4,5 решай будет решай позно». При этом Г пояснил, что данный листок бумаги он подобрал между домами у магазина Самара. Надпись на листке произвел Польный И.Я., с которым он разговаривал накануне и выкинул листок из окна своего автомобиля.

Оснований считать данный протокол недопустимым доказательством не имеется, поскольку изъятие у Г вышеуказанного листа бумаги с записями произведено в соответствии с требованиями закона, при этом изъятие листа бумаги подтверждается показаниями свидетелей.

Допрошенные в судебном заседании в качестве свидетелей Н и М являвшимися понятыми при личном досмотре Ганджумяна, подтвердили изъятие у Г данного листа бумаги с записями.

Из показаний свидетеля К , являющегося оперуполномоченным оперативно-розыскной части по борьбе с коррупцией УВД по ХМАО-Югре, следует, что 31 января 2009 года он и его напарник М наблюдали за встречей, которая происходила между Польным и Г в автомобиле Польного в 13 микрорайоне города Нефтеюганск. Во время этой встречи аудио и видеоаппаратура была включена, им через монитор было видно и слышно о чем идет разговор в машине. В процессе разговора Польный достал небольшую бумажку из- под козырька машины, похожий на стикер и написал какую-то фразу ручкой, показав ее Г Что именно было там написано видно не было, при этом Польный запись не комментировал, а сказал, что 4, 5 это просто цифры. После разговора с Польным, Г вышел из машины Польного и через некоторое время подошел к ним. После чего он и М привезли Г в отдел ОРЧ, где им Г в присутствии понятых был и у него была изъят и видеоаппаратура, которая выдавалась ранее. Аппаратуру он передал М который в присутствии понятых произвел перезапись полученных данных на компакт-диск. Затем Г сообщил, что после разговора с Польным, он подобрал записку, которую Польный ему написал и выбросил. Данная записка была изъята у Г в присутствии понятых при проведении личного досмотра. Как Польный выбрасывал записку из окна автомашины он не видел.

Из показаний свидетеля М следует, что они с К 31.01.2009 г. наблюдали за встречей Г с Польным в машине последнего. Он видел, как между ними происходил разговор, самого разговора про деньги не было, велся разговор на производственные темы, но в середине разговора Польный достал из-под козырька автомашины небольшую бумажку, написал на ней что-то и показал Г На что Г попросил его показать эту записку ближе, так как плохо было видно. После этого Польный смял записку и выкинул ее через боковое окно машины, этот жест он увидел по монитору. Как им потом стало известно, Г выждав непродолжительное время, когда Польный уйдет с этого места, вернулся и подобрал записку. Эта записка была изъята им у Г в ходе личного досмотра в присутствии понятых, которая также была осмотрена и был составлен протокол изъятия. Само изъятие записки производилось в здании УВД.

Из заключения эксперта (почерковедческая экспертиза) следует, что рукописные надписи на листе бумаги (размером 103 х 58 мм.), изъятом в ходе личного досмотра Г начинающиеся словами: «4,5 ...» и заканчивающиеся словами «... будет позно», выполнены Польным И Я Данная экспертиза назначена и проведена в соответствии с требованиями закона, в заключении указано место и время проведения экспертизы, а также допрошенная в судебном заседании эксперт А пояснила, что у нее, как и у другого эксперта Д проводившего совместно с нею экспертизу имеется экспертная специализация по проведению почерковедческой экспертизы, что было подтверждено представленными А в судебном заседании соответствующими свидетельствами на ее имя и Д на право производства экспертиз, в том числе, почерковедческой. Оснований считать, что экспертами исследовался ненадлежащий объект не имеется, поскольку из заключения экспертизы видно, что на исследование был представлен лист бумаги с рукописными записями, размером 103 х 58 мм., изъятый в ходе личного досмотра Г оснований считать, что заключение эксперта было сфальсифицировано не имеется. Кроме того, постановление о назначении почерковедческой экспертизы было вынесено следователем 5 февраля 2009 года, с которым Польный и адвокат Чайкин ознакомились на следующий день, при этом каких-либо ходатайств ими не заявлялось, в последующем при ознакомлении с заключением экспертизы ими также не заявлялись какие-либо ходатайства, то есть, как видно, правом, предусмотренным ст. 198 УПК РФ Польный и его защитник не воспользовались.

Из протокола вручения специальных средств от 29.01 2009 года следует, что Г в рамках проведения оперативно розыскного мероприятия - «оперативный эксперимент» были переданы аудиозаписывающее устройство - цифровой диктофон марки «8ат§ип§ - , а также видеозаписывающее устройство «Комплекс Циклоп» для разговора и факта передачи взятки начальнику УКС МО г.

Нефтеюганска Польному И.Я. в сумме рублей за подписание муниципального контракта «Электроснабжение 2,3 очереди 15 микрорайона в г. Нефтеюганске».

Из протокола личного досмотра Г от 31.01.2009 года, согласно которому 31.01.2009 года в 16 часов 10 минут Г был досмотрен. В ходе досмотра Г выдал цифровой диктофон марки «8ага8ип§ - », а также видеозаписывающее устройство «Комплекс Циклоп», которые ему выдавались в рамках проведения ОРМ «оперативный эксперимент» для фиксации вымогательства взятки со стороны Польного И.Я. Из протокола записи аудио-видео устройств от 31.01.2009 года следует, что 31.01.2009 года в период времени с 16 часов 15 минут по 16 часов 55 минут с видеозаписывающего устройства «Комплекс Циклоп» была произведена запись разговора Польного И.Я. и Г . на компактный диск «УЕКВАТ1М ОУО-К» объемом 4,7 СЬ. После записи диску был присвоен номер 327с, затем диск был помещен в бумажный пакет, опечатанный печатью «для пакетов № 1 УВД по ХМАО-Югре МВД РФ».

Из протокола вручения специальных средств от 03.02.2009 года следует, что Г в рамках проведения оперативно- розыскного мероприятии - «оперативный эксперимент» было передано аудиозаписывающее устройство - цифровой диктофон марки «8ат§ип§ » для разговора Г и Польного И.Я. Из протокола личного досмотра Г от 03.02.2009 года следует, что 3.02.2009 года в 20 часов 30 минут Г был досмотрен. В ходе досмотра Г выдал цифровой диктофон марки «8атзип§ - », который ему выдавался в рамках проведения ОРМ «оперативный эксперимент» для фиксации вымогательства взятки со стороны Польного И.Я. Из протокола записи аудио-видео устройств от 3.02.2009 года следует, что 3.02.2009 года в период времени с 20 часов 33 минут по 20 часов 50 минут с аудиозаписывающего устройства цифрового диктофона марки «8атзип§ - » была произведена запись разговора Польного И.Я. и Г на компактный диск «УЕКВАТ1М ОУО-К» объемом 4,7 СЬ. После записи диску был присвоен номер 328с. затем диск был помещен в бумажный пакет, опечатанный печатью «для пакетов № 1 УВД по ХМАО-Югре МВД РФ».

Из протокола вручения специальных средств от 4.02.2009 года следует, что в рамках проведения оперативно- розыскного мероприятия - «оперативный эксперимент» были переданы аудиозаписывающее устройство цифровой диктофон марки «8атзип§ », а также видеозаписывающее устройство «Комплекс Циклоп» для фиксации факта передачи взятки Польному И.Я. и фиксации разговора Польного И.Я. и Г Из протокола личного досмотра Г от 4.02.2009 года следует, что 4.02.2009 года в 23 часа 08 минут Г был досмотрен. В ходе досмотра Г выдал цифровой диктофон марки «8ат8ип§ - » и видеозаписывающее устройство «Комплекс Циклоп», которые ему выдавались в рамках проведения ОРМ «оперативный эксперимент» для фиксации вымогательства взятки со стороны Польного И.Я. Из протокола записи аудио-видео устройств от 4.02.2009 года следует, что 4.02.2009 года в период времени с 23 часов 10 минут но 23 часов 36 минут с аудиозаписывающего устройства цифрового диктофона марки «8атзип§ - » и видеозапись!вающсго устройства «Комплекс Циклоп», была произведена запись факта получения Польным И.Я. взятки от Г а также их разговора и момент встречи на компактные диски «УЕЯВАТ1М Г>УГ>- К.». После записи дискам были присвоены номера 329с, 330с, затем диски были помещены в бумажные пакеты и опечатаны печатью «для пакетов № 1 УВД по ХМАО-Югре МВД РФ».

Стенограмма разговоров Г и Польного, составленная оперуполномоченным не является отдельным доказательством, а входит в состав комплекса оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент» в отношении Польного, результаты которого явились основанием для возбуждения уголовного дела, и данные действия К осуществлялись в рамках Федерального Закона от 12.08.1995 года «Об оперативно-розыскной деятельности», в связи с чем, К не должен был отдельно предупреждаться об ответственности за неправильное составление стенограммы.

Доводы адвоката Анисимова о том, что согласно сопроводительного письма от 5.02.2009 года, постановлению о предоставлении результатов оперативно-розыскной деятельности органам следствия от 5.02.2009 года, постановлению о рассекречивании сведений, составляющих государственную тайну и их носителей от 5.02.2009 года, следователю были переданы компактные диски «ОУО-К» №№327, 328, 329, 330, а не указанные выше компактные диски «ОУО-Г<» №№327с, 328с, 329с, 330с, в связи с чем, непонятно «откуда компактные диски «ОУО-К» №№327, 328, 329, 330 взялись» и, следовательно, экспертам для исследования были представлены ненадлежащие объекты, являются необоснованными, поскольку все результаты, информация, полученные в ходе проведения ОРМ являются секретными и, соответственно, указанные диски в протоколах оформлялись оперативными работниками с указанием буквы «с», но в связи с принятым решением о рассекречивании данных результатов, полученных в ходе проведения ОРМ и предоставлении их органам следствия, необходимость на указание буквы «с», то есть указание на секретность информации, содержащейся в дисках, отпала, поэтому следователю и были переданы эти диски с указанием «ОУО-К» №№327, 328, 329, 330, при этом, из вышеуказанных сопроводительного письма, постановлений видно, что нумерация каждого диска соответствует дате записи информации на этот диск, что и отражено в протоколах записи от 31 января, 3 и 4 февраля 2009 года, то есть каких- либо оснований считать, что следователю, а в последующем и экспертам были переданы другие диски, не имеется. Указанные компактные диски в соответствии с требованиями закона, были осмотрены и прослушаны, что подтверждается протоколом осмотра и прослушивания фонограмм от 13.05.2009 года и признаны по уголовному делу в качестве вещественных доказательств и приобщены к делу.

Из протокола осмотра места происшествия от 4.02.2009 года следует, что 4.02.2009 года в период времени с 20 часов 21 минуты по 22 часа 36 минут был осмотрен пятый подъезд дома № 22 13 микрорайона города Нефтеюганск. В подъезде дома стоял мужчина с черным полиэтиленовым пакетом в руках, который по просьбе следователя представился Польным И Я На вопрос следователя, что у него в руках, Польный И.Я. ответил, что не знает, пакет ему передал Г После этого пакет был извлечен из рук Польного и содержимое пакета положено на ступени лестничной клетки. В пакете оказались четыре пачки денежных средств, купюрами по рублей, всего па сумму рублей. Денежные средства были изъяты и упакованы в тот же пакет, в котором они ранее находились. С рук Польного И.Я. сделаны смывы. Во время осмотра применялась видеозапись. Кассета, на которую производилась запись, была упакована в бумажный конверт. При завершении осмотра места происшествия Польный И.Я. заявил (что указано в протоколе), что он считал, что в данном пакете ему переданы документы на согласование четвертой и пятой подстанций. Номера купюр денежных средств, изъятых в ходе осмотра места происшествия у Польного И.Я. полностью соответствуют тем номерам денежных купюр, которые ранее (29.01.2009 года) вручались Г Из протокола получения образцов для сравнительного исследования от 10 марта 2009 года следует, что у обвиняемого Польного И.Я. в ИВС ОВД «Ханты-Мансийский» получены образцы голоса на цифровой диктофон.

Данные образцы голоса Польного получены в соответствии с требованиями ст.202 УПК РФ, в присутствии понятых И и А требования о не применении методов, опасных для жизни и здоровья человека или унижающих его честь и достоинство нарушены не были, при этом отказ обвиняемого от проведения данного процессуального действия не является основанием для его не проведения, изъятие образцов для сравнительного исследования может быть проведено как в добровольном, так и в принудительном порядке.

Кроме того, как следует из протокола осмотра и прослушивания фонограммы от 10 марта 2009 года, имеющиеся на цифровом диктофоне образцы голоса Польного И.Я. были осмотрены, прослушаны и перезаписаны на компактный диск в присутствии тех же понятых И и А , которые подтвердили, что перезаписан именно тот разговор Польного, который они слышали при получении образцов голоса Польного, при этом компактный диск надлежащим образом упакован и опечатан.

Допрошенный в судебном заседании И подтвердил вышеизложенное, оснований считать показания И недостоверными не имеется.

Также являются несостоятельными доводы жалобы адвоката Анисимова И.В. о том, что качество записи речевых сигналов на фонограмме, представленной в качестве сравнительных образцов голоса и речи, по техническим характеристикам явно не отвечает требованиям методики идентификации лиц по фонограммам устной речи «Диалект», поскольку адвокат Анисимов ИВ. не является специалистом в области идентификации лиц по фонограммам устной речи и запись образцов голоса Польного им не исследовалась. Кроме того, по оспариваемой записи голоса Польного экспертами К К была проведена фоноскопическая экспертиза и исследовав образцы голоса Польного, полученные следователем, они признали вышеуказанную запись полностью соответствующую всем требованиям, предъявляемым к качеству записи.

Согласно заключению эксперта от 16.04.2009 года (фоноскопическая судебная экспертиза): - в разговорах, записанных на компактных дисках № 327с: № 328с: в файле диска № 329с; в файле диска № 329с принимали участие два диктора с мужскими голосами, реплики которых обозначены в стенограмме разговора (приложение 2) как М1 и М2. В разговоре, записанном на компактном диске № 328с принимали участие не менее трех дикторов, при этом не менее двух дикторов с мужскими голосами, реплики которых обозначены в стенограмме разговора (приложение 2) как М1 и М2 и один диктор с женским голосом, реплики обозначены как «Ж».

- дословное содержание разговоров, записанных на компактных дисках № 327с; № 328с; в файле «!-фрагмент 2О-О7 20-07. \уау» диска № 329с; в файле «2-фрагмент 20-38 20-38. \уау» диска № 329с обозначены как СФ1, СФ2, СФЗ, СФ4 (соответственно) и приведены в приложении 2.

- на фонограмме СФ1 (диск №327с) и СФЗ (файл «1 -фрагмент 2О-О7 20- 07. \уау» диска №329с) имеется голос и речь обвиняемого Польного И.Я., его реплики обозначены в стенограммах разговора, как М1. Из приложения 2 к заключению эксперта от 16.04.2009 года (приложение к фоноскопической судебной экспертизе), следует, что на спорной фонограмме 1 (компакт-диск № 327) содержится разговор двух мужчин (М1-Польный И.Я. и М2-Г .) - из приложения 2 к заключению эксперта № 22/23/24/25 от 16.04 2009 года (приложение к фоноскопической судебной экспертизе), следует, что на спорной фонограмме 3 (компакт-диска № 329) содержится разговор двух мужчин (М1 -Польный И.Я. и М2-Г - из приложения 2 к заключению эксперта от 16.04 2009 года (приложение к фоноскопической судебной экспертизе), следует, что на спорной фонограмме 4 («2-фрагмент 20-38 20-38. \уау» диска № 329с) содержится разговор двух мужчин (М1 -Польный И.Я. и М2-Г Из заключения эксперта № 26 от 18.05.2009 года (лингвистическая судебная экспертиза) следует, что предмет разговоров, текстовое содержание которых представлено в приложении 2 к заключению эксперта , с учетом видеоизображения, зафиксированного на компакт-дисках ОУО-К №327, ОУО-К №330 собеседникам понятен. Лица М1 и М2 понимают, что в беседе идет речь о передаче денежных средств от одного собеседника другому. В данных разговорах имеются признаки маскировки содержательных элементов, при этом речь идет о приготовлении к передаче и о собственно передаче денежных средств от лица М2 (Г лицу М1 (Польному И.Я.). Польный в ответ на это обязуется оказать содействие Г в принятии «выполнения» (выполненных работ).

Данные экспертизы проведены в соответствии с требованиями главы 27 УПК РФ. В заключениях экспертиз приведено описание исследуемых объектов, ход и содержание исследований, примененные методики и результаты экспертных исследований, каких-либо противоречий в выводах экспертов не имеется.

Также из пояснений эксперта К проводившей лингвистическую экспертизу, следует, что по согласованию со следователем, была произведена корректировка вопроса №1, поскольку требовалась конкретизация предмета разговора между собеседниками на спорных фонограммах в части передачи денежных средств, исходя из преступления, которое расследовалось, при этом ответ на данный вопрос, который был дан ею, не выходит за рамки вопроса, поставленного следователем, а лишь конкретизирован на предмет интересующего следствие действия - наличие в беседе речи о передаче денежных средств от одного собеседника другому, что видно из сравнения редакций данного вопроса. Кроме того, необоснованными являются доводы об отсутствии у К соответствующей экспертной специальности, поскольку К является государственным судебным экспертом ЭКЦ УВД по ХМАО-Югре, аттестованным работником государственного судебно- экспертного учреждения, имеет высшее образование и экспертную специализацию «идентификация лиц по фонограммам устной речи» и «лингвистическое исследование текста», стаж работы в области судебной фоноскопии 12 лет.

Из пояснений экспертов К и К также следует, что представленные на исследования компактные диски со спорными фонограммами, по которым производилось установление дословного содержания разговоров, зафиксированных на фонограммах, были пригодны для исследования и в результате многократных прослушиваний было составлено приложение 2, которое в дальнейшем использовалось при проведении лингвистической экспертизы.

Кроме того, эксперт К проводивший фоноскопичсекую экспертизу, пояснил, что при соблюдении технических условий неоднократная запись информации с одного цифрового носителя на другой не влияет на качество записи и на оценку записи при определении основных технических параметров речевых сигналов и акустическом анализе. При обнаружении в ходе исследования объектов признаков монтажа, которые влияли бы на изменение записи путем дописки, стирания, то в рамках уголовно-процессуального законодательства, которое предоставляет ему как эксперту проявить экспертную инициативу и указать следователю на обнаружение при исследовании каких-то признаков монтажа, то он бы указал на это, но при исследовании объектов по делу в отношении Польного признаков монтажа им выявлено не было.

Также из материалов дела видно, что в ходе проведения ОРМ Г вручалась 29 января, 3 и 4 февраля 2009 года аудио и видеозалисывающая аппаратура, которая, соответственно, изымалась у Г 31 января, 3 и 4 февраля 2009 года, что подтверждается соответствующими протоколами, о чем указывалось выше, а также показаниями Г , оперативных работников милиции К М понятых Х М , С пояснивших, что в их присутствии Г вручались специальные аудио и видеозаписывающие средства, при этом двое последних также пояснили, что диктофон вначале досматривался и когда они убедились, что на нем нет записи, диктофон был передан Г которому на лацкан пиджака также прикрепили глазок видеокамеры, и в их же присутствии Г возвращал аппаратуру, после чего при них же видео и аудиозаписи при помощи компьютера переносились с носителей на диски, перед этим им давали прослушивать диктофон и показывали видеозапись, а затем диски сразу же запечатывались в конверты, а также составлялись протоколы, в которых они расписывались. Оснований считать, что экспертам были представлены объекты, полученные с нарушением закона, не имеется.

Диск №330 не представлялся экспертам для проведения фоноскопической экспертизы, поскольку на данном диске была зафиксирована видеозапись передачи денежных средств, которая не требовала идентификации лиц по голосу.

Таким образом, оснований считать данные заключения экспертиз недопустимыми доказательствами не имеется, экспертизы проведены в соответствии с требованиями закона, экспертами, обладающими специальными познаниями, выводы экспертов, кроме того, подтверждаются другими исследованными по делу доказательствами. При таких обстоятельствах, оснований для приобщения к материалам дела заключения специалиста не имелось, ходатайства о назначении дополнительной или повторной экспертиз осужденным Польным и его защитниками не заявлялись.

Из информации об абонентах сотовой связи по данным единой автоматизированной системы расчетов, предоставленной Ханты- Мансийским отделением межрегионального филиала сотовой связи ОАО «Уралсвязьинформ» следует, что с 1.12.2008 года по 4.02.2009 года абонент с номером (номер сотового телефона, находящийся в пользовании Г совершил 10 телефонных соединений с абонентом (номер сотового телефона, находящийся в пользовании Польного И.Я), из которых все 10 телефонных соединений входящие. Данная информация подтверждает показания потерпевшего Г о том, что Польный И.Я. с 19 января 2009 года первый стал звонить ему и незаконно требовать от него денежные средства, а также то, что 31 января 2009 года (в тот день, когда Польный И.Я. при встрече с Г в автомобиле написал последнему записку со словами «4,5 решай будет решай позно») именно Польный И.Я. был инициатором встречи с ним.

Кроме того, виновность Польного И.Я. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ подтверждается следующими доказательствами.

Из протокола обыска в жилище Польного И.Я. от 05.02.2009 года, проведенного в период времени с 00 часов 40 минут по 05 часов 02 минуты в квартире Польного И.Я., расположенной по адресу: следует, что в ходе обыска были обнаружены и изъяты огнестрельное оружие: револьвер без номера, пистолет марки ИМ с маркировкой , боеприпасы: 66 патронов калибра 9 мм., а также цилиндрический металлический предмет, изготовленный самодельным способом по подобию глушителя расширенного типа (ПБС) и предназначенный для бесшумной и беспламенной стрельбы.

Как видно из материалов дела обыск производился дознавателем ОД МОБ УВД г. Нефтеюганска Е по поручению следователя М о проведении обыска в жилище Польного И.Я. по вышеуказанному адресу в присутствии родственника Польного И.Я. - Д Допрошенный в судебном заседании следователь М пояснил, что Польный после получения взятки в 21-22 час. был доставлен в его кабинет и им было принято решение о возбуждении уголовного дела и задержании Польного в порядке ст.91 УПК РФ, а также принято решение о проведении неотложного следственного действия - обыск в квартире Польного, о чем он уведомил последнего. Польный каких-либо заявлений и ходатайств, в частности о нахождении у него дома огнестрельного оружия, не заявлял и более того, пояснил, что в его квартире проживает родственник Д который и будет присутствовать при обыске, если работники милиции покажут соответствующие документы, то есть Польный отказался от присутствия на обыске, при этом, когда ему позвонили с места проведения обыска по поводу сейфа, Польный объяснил, где взять ключи от сейфа.

Из постановления следователя М о производстве обыска в жилище в случаях, не терпящих отлагательства от 4 февраля 2009 года видно, что данное постановление предъявлено Д 5 февраля 2009 года в 00 час.30 мин., что подтверждается его подписью. Также из протокола обыска видно, что у Д замечаний и жалоб не имеется.

Из показаний допрошенных в судебном заседании свидетелей М и К являвшимися понятыми при проведении обыска, следует, что дверь квартиры им и сотрудникам милиции открыл мужчина, который на заданный ему вопрос ответил, что он является племянником хозяина квартиры и временно проживает в квартире, после чего ему было объявлено, что будет проводиться обыск. Обыск в квартире производился последовательно, из комнаты в комнату, при этом, они как понятые, а также родственник хозяина квартиры всегда находились вместе с работниками милиции, производившими обыск. В спальне, в шкафу в разных местах и в разных пакетах были обнаружены - в одном пакете пистолет с магазином, снаряженном патронами и патроны к пистолету, в другом пакете находились револьвер и металлический предмет, похожий на глушитель. В других комнатах также были обнаружены ружья и пневматический пистолет, похожий на ИМ. Также были осмотрены два шкафа в коридоре, одежда осматривалась очень тщательно, работники милиции просматривали каждую вещь, выворачивали карманы, которые были все пусты. Чай в квартире они пили уже после обыска, а также подписали и сам протокол обыска. Также М и К пояснили, что перед обыском они находились в приемнике-распределителе, куда были помещены за административные правонарушения, М за управление автотранспортом без водительского удостоверения, а К за драку в нетрезвом виде, после проведения обыска М был освобожден в этот же день, так как истек срок его ареста, а К содержался еще несколько суток до истечения срока. Какого-либо воздействия, давления на них сотрудники милиции не оказывали. Оснований считать показания данных свидетелей недостоверными не имеется.

Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля Е также пояснил, что обыск производился в квартире Польного в соответствии с требованиями закона, в ходе обыска в спальне в шкафу в разных его частях были обнаружены два пакета, в одном находились пистолет и патроны, в другом револьвер с глушителем. В коридоре находились два шкафа для одежды. Была просмотрена каждая вещь, находившаяся в шкафах коридора, они заглядывали в карманы одежды, а также прощупывали их руками. В карманах одежды ничего не было. Все карманы одежды были пустые. В карманах одежды точно не было никаких листов бумаги с рукописными записями. Может утверждать это точно, поскольку следователь перед выездом на обыск говорил ему, что необходимы рукописные записи Польного И.Я. для проведения в дальнейшем почерковедческой экспертизы. И если бы в коридоре были обнаружены какие-либо записи, он бы обязательно их изъял.

Аналогичные показания даны свидетелями М и Р Кроме того, квартира , в которой проводился обыск, согласно выписке Управления федеральной регистрационной службы значится как квартира где также указано, что правообладателем данного жилищного объекта является Польный И.Я., имеющий постоянное место жительства по адресу: то есть две квартиры - соединены между собой, представляют собой единую квартиру и поэтому, необходимости в указании в постановлении о производстве обыска еще и на кв. не имелось.

Из заключения эксперта № 85 от 05.02.2009 года (баллистическая судебная экспертиза), следует, что представленный на экспертизу пистолет является огнестрельным оружием и пригоден для производства выстрелов патронами ПМ калибра 9x18 мм. Представленный на экспертизу револьвер без номера является огнестрельным оружием, изготовленным самодельным способом и пригоден для производства выстрелов патронами ПМ калибра 9x18 мм.

Представленный на экспертизу цилиндрический металлический предмет изготовлен самодельным способом по подобию глушителя расширенного типа (ПБС) и пригоден для производства с ним выстрела и обеспечения бесшумной, и беспламенной стрельбы.

Из заключения эксперта от 05.02.2009 года (баллистическая судебная экспертиза), следует, что 66 патронов калибра 9 мм., представленные на исследование, являются боеприпасами - 9,00-мм.

патронами для пистолета М и изготовлены заводским способом, пригодны к стрельбе и использованию по назначению.

Оснований считать вышеприведенные протокол обыска и заключения экспертов недопустимыми доказательствами не имеется, поскольку они получены в соответствии с требованиями закона.

Кроме того, обоснованно дана судом критическая оценка доводам Польного И.Я. о нахождении им пакета с вышеуказанным оружием и боеприпасами вечером 3 февраля 2009 года в подъезде своего дома и написании им заявления о сдаче оружия, как опровергающиеся показаниями свидетелей и материалами дела.

Так, свидетели Е М ., Р М . и К суду пояснили, что при обыске вся носильная одежда, находящаяся в квартире, в том числе и в шкафу в коридоре осматривалась тщательнейшим образом, осматривались все карманы одежды, никаких заявлений, сообщений обнаружено не было, после окончания обыска квартира не опечатывалась, а в ней остался Д . Кроме того, сам Польный И.Я. при уведомлении его следователем о производстве обыска в его квартире, не пояснял следователю о нахождении у него дома оружия и боеприпасов и намерении добровольно его выдать, что должно подтверждаться его заявлением на имя начальника УВД.

Из показаний Польного И.Я. также следует, что в подъезде своего дома он нашел оружие, находящееся в одном целлофановом пакете, а между тем огнестрельное оружие в ходе обыска было обнаружено в двух отдельных пакетах, которые находились в спальне в разных частях шкафа.

Оценив данные доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о неправдивости данных показаний Польного и как вызванные его стремлением избежать уголовной ответственности.

Обоснованно признаны судом несостоятельными доводы Польного и о том, что он предполагал, что в переданном ему Г пакете находятся документы ООО «Энергостройналадка+».

Так, из показаний потерпевшего Г свидетелей Р М С следует, что в указанный пакет были упакованы 4 пачки денежных купюр достоинством по рублей каждая, затем пакет был свернут, и исходя из объема, деньги при этом в папке не находились, можно было сразу понять, что там не могут находиться документы. Кроме того, допрошенные в качестве свидетелей К и Н которые участвовали в качестве понятых в ходе личного досмотра Польного И.Я., суду показали, что пакет был свернут, но не по объему листа формата А-4. Сам Польный И.Я. на вопрос сотрудника милиции, что находится в данном пакете, ответил, что не знает, а затем при завершении осмотра места происшествия Польный И.Я. уже заявил (что отражено в протоколе), что он считал, что в данном пакете ему переданы документы на согласование четвертой и пятой подстанций, хотя Г не имел какого-либо отношения к данным подстанциям и занимался строительством объекта по электроснабжению 2, 3 очереди.

Кроме того, Польный И.Я. как на предварительном следствии, так и в судебном заседании полностью отрицал свою вину в вымогательстве взятки у Г , в том числе и с каким-либо участием Ф Последний на предварительном следствии также отрицал свою причастность к совершенному в отношении Г преступлению, и постановлением от 28 мая 2009 года в возбуждении уголовного дела в отношении Ф . по ст.290 УК РФ было отказано в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Поэтому, при таких обстоятельствах, необходимости допроса Ф по обстоятельствам предъявленного Польному обвинения не имелось. Также не имелось необходимости в повторном допросе свидетеля Б который будучи допрошенным в судебном заседании, дал исчерпывающие показания по обстоятельствам дела, при этом полностью подтвердив свои показания, данные на предварительном следствии.

Воспроизведение в судебном заседании компактного диска №327 осуществлялось специалистом Ю личность которого была установлена судом и которому также были разъяснены его права и обязанности, что следует из протокола судебного заседания. Кроме того, отказ потерпевшего Г отвечать на вопросы стороны защиты был вызван тем, что ему стали задаваться повторные вопросы, в остальных случаях Г допрашивался с соблюдением требований закона.

Подсудность уголовного дела не нарушена, поскольку, согласно предъявленному обвинению, преступления Польным были совершены на территории Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, и, в соответствии с требованиями ст.31 УПК РФ, данное уголовное дело было рассмотрено судом указанного автономного округа.

Вместе с тем, правильно установив фактические обстоятельства дела, суд первой инстанции не выяснил в полной мере организационно-правовую форму возглавляемого Польным И.Я. предприятия, его должностные функции и принадлежность к кругу субъектов публичных должностных лиц, определенных в примечании к ст. 285 УК РФ, вследствие чего дал неправильную уголовно-правовую оценку действиям осужденного в части субъекта и объекта совершенного им преступления.

Так, в соответствии с гражданским законодательством не любой руководитель муниципального предприятия, учреждения является публичным должностным лицом, подпадающим под признаки примечания к ст. 285 УК РФ, действия которого образуют состав получения взятки.

Аналогичные действия непубличных должностных лиц образуют состав коммерческого подкупа, предусмотренного ст.204 УК РФ.

Обязательным признаком этого преступления выступает фактор его совершения в связи с коммерческой и другой предпринимательской деятельностью учреждения.

Понятие предпринимательской деятельности нормативно определено в ст. 2 ГК РФ как самостоятельная деятельность, направленная на получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Как следует из Устава возглавляемого осужденным учреждения и иных материалов дела, оно является самостоятельным юридическим лицом, учрежденным Фондом имущества и не относится к органам местного самоуправления, при этом директор «УКСа» не относится к категории муниципальных служащих. Кроме того, данное учреждение наделено полномочиями по осуществлению предпринимательской деятельности в разнообразных формах.

При таких обстоятельствах недостаточного правового урегулирования статуса муниципальных служащих, суду первой инстанции надлежало проверить правовое положение данного учреждения, в том числе на предмет его возможной принадлежности к коммерческому учреждению, предприятию, а также Реестр должностей муниципальной службы в субъекте Российской Федерации, как того требует законодательство о муниципальной службе.

С учетом изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости толкования возникших сомнений в пользу осужденного, (как это предусмотрено ст. 14 УПК РФ), в связи с чем, действия осужденного Польного, исходя из фактических и правовых оснований, подлежат переквалификации со ст.290 на ст. 204 УК РФ о коммерческом подкупе.

Исходя из полномочий суда, предусмотренных ст. 252 УПК РФ, с учетом недопустимости ухудшения положения осужденного в суде кассационной инстанции, действия Польного И.Я. надлежит квалифицировать по ч.З ст. 204 УК РФ как незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в иной организации денег за совершение действий в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением, при этом часть 4 ст.204 УК РФ по признаку - «если эти деяния сопряжены с вымогательством предмета подкупа» не может быть вменена Польному, поскольку санкция ч.4 ст.204 УК РФ является более строгой, чем санкция ч.4 ст.290 УК РФ.

Действия Польного И.Я. по ч.1 ст.222 УК РФ как незаконное хранение огнестрельного оружия, боеприпасов судом квалифицированы правильно и наказание назначено в соответствии с требованиями закона.

При назначении наказания по ч.З ст. 204 УК РФ судебная коллегия учитывает характер вносимого изменения в обвинение, характер и степень общественной опасности совершенного преступления, состояние здоровья Польного И.Я., а также установленные в приговоре суда обстоятельства, влияющие на назначение наказания (без учета обстоятельств, относящихся к получению взятки).

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 28 июня 2010 года в отношении Польного И Я изменить, переквалифицировать его действия с п.п. «в, г» ч.4 ст.290 УК РФ на ч.З ст.204 УК РФ, по которой назначить 5 лет лишения свободы.

На основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч.З ст.204 УК РФ и ч.1 ст.222 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить 6 лет лишения свободы со штрафом в размере 20 000 рублей, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвокатов - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 69-О10-23

ГК РФ Статья 2. Отношения, регулируемые гражданским законодательством
УК РФ Статья 204. Коммерческий подкуп
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 285. Злоупотребление должностными полномочиями
УК РФ Статья 290. Получение взятки
УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 31. Подсудность уголовных дел
УПК РФ Статья 91. Основания задержания подозреваемого
УПК РФ Статья 198. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы
УПК РФ Статья 202. Получение образцов для сравнительного исследования
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Загрузка
Наверх