Дело № 69-О13-3

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 19 марта 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Эрдыниев Эдуард Борисович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №69-О13-3

от 19 марта 2013 года

 

председательствующего Коваля B.C.

при секретаре Колосковой Ф.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Крылович О.Г. на приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 18 декабря 2012 года, которым

Молякевич [скрыто]

, не судимый, [скрыто]

- оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «в» и «з» ч.2 ст. 105 УК РФ в связи с не установлением события преступления на основании п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., выступление адвоката Поддубного СВ. с возражениями на кассационное представление, мнение прокурора Гулиева А.Г., поддержавшего кассационное представление, Судебная коллегия

 

установила:

 

Органом предварительного расследования Молякевич А.В. обвинялся в том, что 6 сентября 2011 года около 19 часов 30 минут, находясь вместе со своей малолетней дочерью [скрыто] 2.06.2009 года

рождения, на участке местности, расположенном в районе дома

[скрыто] будучи в состоянии наркотического опьянения, действуя умышленно из корыстных побуждений, с целью избавления от материальных затрат в виде уплаты алиментов на содержание своей дочери [скрыто]

посредством причинения смерти последней, подошёл к ней, находящейся около котлована, частично наполненного водой. После этого Молякевич В.А., в продолжение своего преступного умысла, направленного на причинение смерти MJ J, зная, что в силу малолетнего возраста и

неспособности плавать, она не сможет выбраться из котлована и утонет, предвидя наступление общественно - опасных последствий в виде смерти последней в результате его преступных действий и желая наступления данных последствий, рукой и ногой столкнул в данный котлован М

[скрыто] и скрылся с места преступления. После падения в котлован, частично заполненный водой, [скрыто]

[скрыто] ввиду малолетнего возраста и неспособности плавать, не смогла самостоятельно выбраться из него, в результате чего, согласно заключению эксперта от 10 октября 2011 года № [скрыто] наступила смерть последней вследствие механической асфиксии от закрытия дыхательных путей жидкостью при утоплении, причинившей тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Кроме того, в результате преступных действий Молякевича A.B., вследствие падения [скрыто] в котлован, последней причинены

следующие телесные повреждения: кровоподтёк лобной области, царапина в проекции тела нижней челюсти справа, не причинившие вреда здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья или не повлекшие незначительной стойкой утраты общей трудоспособности.

Указанные действия Молякевича A.B. органами предварительного расследования квалифицированы по п. «в» и «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ как убийство, то есть причинение смерти другому человеку, малолетнего, совершенное из корыстных побуждений.

По данному обвинению Молякевич A.B. оправдан судом на основании п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ.

В кассационном представлении государственный обвинитель Крылович О.Г. просит отменить приговор в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что суд, оправдывая Молякевича A.B., признал при этом недопустимыми доказательствами явку с повинной Молякевича A.B., его признательные показания, данные им в качестве подозреваемого и при проверке показаний на месте от 7.09.2011 г., в качестве обвиняемого от 8 и 24 сентября 2011 года в связи с тем, что они получены в результате примененного в отношении Молякевича физического насилия, что подтверждается заключением судебно-медицинского эксперта I I о наличии у Молякевича телесных повреждений,

показаниями потерпевшей и свидетелей, которые видели Молякевича накануне случившегося или на месте происшествия, о том, что повреждений у него не было.

Считает данные выводы суда о недопустимости доказательств необоснованными, ссылаясь на показания сотрудников уголовного розыска, следователя [скрыто] проводившего следственные действии с участием

Молякевича, показания понятых [скрыто] Щ, [скрыто] о том, что Молякевич

самостоятельно указал на котлован, в который столкнул ребенка, другие материалы дела, в частности видеозапись проверки показаний Молякевича на месте от 7.09.2011 г., при этом считает выводы суда о том, что из видеозаписи видно, что Молякевич двигается несамостоятельно, передвигается за оперативным сотрудником, к которому прикован наручниками, противоречащими фактическим обстоятельствам дела, то есть показаниям понятых [скрыто] и самой просмотренной в судебном

заседании видеозаписи, из которых следует, что Молякевич передвигается первым и дорогу указывает самостоятельно, видимых телесных повреждений на Молякевиче не имеется. Указывает, что об обстоятельствах убийства ребенка Молякевич пояснял и в ходе его осмотра 7 сентября 2011 года эксперту К^вЯ 3 I 4X0 последний подтвердил в судебном заседании и также пояснил, что временной промежуток образования телесных повреждений у Молякевича составляет от двух часов до двух суток, а также все свидетели, контактировавшие с Молякевичем 7-8 сентября 2011 года, не видели у него видимых телесных повреждений, однако данным доказательствам судом оценки дано не было.

Считает, что вывод суда о том, что 6 сентября 2011 года у Молякевича не было телесных повреждений, а 7 сентября они появились, поэтому телесные повреждения были ему причинены сотрудниками полиции, является несостоятельным, поскольку отсутствие телесных повреждений у Молякевича до задержания документально зафиксировано не было, никто из свидетелей (кроме эксперта) в эти дни телесные повреждения у него не видел. При этом отмечает, что направление Малякевича на исследование было выписано по инициативе следователя в целях исключения в дальнейшем заявлений о применении насилия.

Также указывает, что Молякевич в судебном заседании показал, что после 8 сентября 2011 года насилие к нему не применялось, однако на вопрос государственного обвинителя, по какой причине им были даны признательные показания 24 сентября 2011 года, ответить не смог, в связи с чем считает вывод суда о признании данного протокола допроса Молякевича недопустимым доказательством необоснованным.

Считает, что с учетом того, что все признательные показания Молякевича получены в присутствии защитников, то есть в условиях, исключающих воздействие на допрашиваемого со стороны других лиц при наличии выбора отказаться от дачи показаний, не свидетельствовать против себя, сообщить об оказанном до допроса противоправном воздействии, если

бы таковое имело место, оснований для признания их недопустимыми доказательствами, не имеется.

Относительно доводов суда о нахождении Молякевича во время допросов 7 сентября 2011 года в состоянии наркотического опьянения указывает, что судом не дано оценки заключению экспертов № [скрыто], согласно которому нахождение Молякевича в момент совершения преступления в состоянии наркотического опьянения и выявленные признаки наркотической зависимости не лишали его в момент совершения преступления и не лишают в настоящее время способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве.

Указывает, что суд пришел к выводу о том, что показания свидетеля [скрыто] опровергают признательные показания Молякевича в части его

времяпровождения днем и приобретения наркотического средства, а, следовательно, и в целом опровергают показания Молякевича, относящиеся к периоду совершения преступления.

Считает данный вывод суда необоснованным, поскольку к инкриминируемому Молякевичу преступлению эти показания никакого отношения не имеют, соответственно, опровергать либо подтверждать факт совершения Молякевичем преступления, правдивость или ложность его показаний относительно рассматриваемых событий не могут.

Указывает, что судом не дано оценки материалу проверки, проведенной следователем [скрыто] по факту причинения

Молякевичу перелома ребра, по результатам которой в возбуждении уголовного дела по ст. 285, 286 УК РФ отказано ввиду отсутствия события преступления.

Считает необоснованным и вывод суда о недоказанности корыстного мотива у Молякевича, поскольку судом не изложены мотивы, по которым он отверг показания потерпевшей, свидетелей [скрыто],

[скрыто] и др., подтверждающие наличие у Молякевича

корыстного мотива, анализ этих доказательств не приведен. Также указывает, что суд в обоснование своего вывода сослался на постановление дознавателя отдела судебных приставов, которым отказано в возбуждении уголовного дела в отношении Молякевича по ч.1 ст. 157 УК РФ, что, по мнению суда, опровергает показания Молякевича о том, что обязанность платить алименты его тяготила. Однако данный факт не может являться основанием для признания этого квалифицирующего признака недоказанным.

С учетом изложенного, просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления, Судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене по следующим основаниям.

Так, суд признал явку с повинной Молякевича A.B., его признательные показания, данные на предварительном следствии в качестве подозреваемого, при проверке показаний на месте от 7.09.2011 г., в качестве обвиняемого от 8 и 24 сентября 2011 года недопустимыми доказательствами в связи с тем, что, по мнению суда, они получены в результате примененного в отношении Молякевича физического насилия со стороны сотрудников полиции, о чем пояснил в судебном заседании Молякевич A.B. и что подтверждается заключением судебно-медицинского эксперта [скрыто] о наличии у

Молякевича телесных повреждений, показаниями потерпевшей и свидетелей, которые не видели у Молякевича накануне случившегося или на месте происшествия до его задержания телесных повреждений.

Также суд признал следователя [скрыто] который проводил

проверку по заявлению Молякевича на незаконные методы ведения следствия и отказал в возбуждении уголовного дела по п. «а» ч.З ст.286 УК РФ в связи с отсутствием события преступления, заинтересованным лицом, сославшись при этом на правовую позицию Европейского Суда по правам человека о том, что лицо, ответственное за проведение проверок по заявлению о жестоком обращении, не может являться тем же должностным лицом, которое расследовало уголовное дело в отношении заявителя. Расследование по такому заявлению должно проводиться компетентными, квалифицированными и беспристрастными специалистами.

Между тем, суд не учел, что согласно заключению судебно-медицинской экспертизы и показаниям эксперта [скрыто] в судебном заседании, давность причинения телесных повреждений, обнаруженных экспертом у Молякевича в ходе осмотра, начатого 7 сентября 2011 года в 3.58, составляет от 2 часов до двух суток, при этом эксперт показал, что Молякевич перед осмотром пояснил об обстоятельствах дела, то есть, что после того, как он вколол себе наркотик, он столкнул дочь в котлован, поскольку не хотел платить алименты.

Кроме того, как следует из данного заключения судебно-медицинской экспертизы, экспертом у Молякевича были обнаружены кровоподтеки левой височной области (1), груди (2), правого (1) и левого (2) плеча, правого (2) и левого (1) предплечье, спины (6); ссадины правой височной области (1), спины (1), правой голени (1); царапина спины, которые не причинили вреда здоровью и образовались от действия тупых твердых предметов (предмета), в течение 1-2 суток до начала освидетельствования. Кроме того, обнаружены мелкоточечные раны левого предплечья (множество), правого плеча (1), правого локтевого сустава (множество), которые образовались не менее 1-2 суток до начала освидетельствования при воздействии острых колющих предметов, очевидно инъекционной иглы медицинского шприца.

Из показаний свидетелей И [скрыто] являвшимися

понятыми при проверке показаний Молякевича на месте происшествия 7 сентября 2011 года (проводившаяся в период с 16.08. до 19.10, то есть в тот же день, когда было проведено медосвидетельствование Молякевича экспертом [скрыто]), следует, что телесных повреждений на

Молякевиче они не видели.

Таким образом, вышеприведенные доказательства свидетельствуют, что телесные повреждения, обнаруженные 7 сентября экспертом у Молякевича, могли быть причинены в период от 2-х часов до 2-х суток до начала освидетельствования, то есть и до совершения инкриминируемого Молякевичу органами следствия преступления. При этом видимыми телесными повреждениями для других лиц, как видно из заключения экспертизы, могли являться только два имевшихся у Молякевича повреждения - кровоподтек левой височной области и ссадина правой височной области, но вместе с тем, допрошенные в судебном заседании понятые [скрыто] и [скрыто] I являющиеся незаинтересованными

лицами, пояснили, что телесных повреждений у Молякевича они не видели, в связи с чем, то есть с учетом локализации данных двух повреждений, показаний вышеуказанных понятых, не может быть исключена возможность того, что данные повреждения не могли быть замечены и другими свидетелями, контактировавшими с Молякевичем как до, так и после совершения инкриминируемого ему органами следствия преступления.

При таких обстоятельствах, Судебная коллегия находит выводы суда о причинении телесных повреждений Молякевичу A.B. именно сотрудниками полиции с целью дачи признательных показаний, и, соответственно, о недопустимости вышеуказанных доказательств, необоснованными.

Кроме того, суд, исходя из правовой позиции Европейского Суда по правам человека, правомерно признав следователя [скрыто]

заинтересованным лицом, в связи с чем не принял во внимание результаты проверки, проведенной следователем [скрыто] по заявлению

Молякевича о применении незаконного воздействия, вместе с тем не учел позицию указанного Суда о том, что если лицо выдвигает небезосновательное утверждение о том, что оно подверглось обращению, нарушающему требования статьи 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод со стороны сотрудников МВД, должно быть проведено эффективное официальное расследование, в том числе в ходе судебного разбирательства.

Данные требования по настоящему делу выполнены не были, суд лишь ограничился констатацией неправомерности проведенной следователем [скрыто] проверки, но вопрос об обстоятельствах причинения

Молякевичу A.B. телесных повреждений, обнаруженных у него 7 сентября 2011 года, по существу так и не был выяснен, надлежащая проверка не проводилась.

Кроме того, в связи с необходимостью проверки доводов государственного обвинителя, изложенных в кассационном представлении, судом кассационной инстанции в судебном заседании была просмотрена видеозапись проверки показаний Молякевича A.B. на месте происшествия от 7 сентября 2011 года.

С учетом просмотра данной видеозаписи, а также изучения других материалов дела, в том числе показаний понятых [скрыто] Судебная коллегия находит обоснованными доводы государственного обвинителя о том, что выводы суда о том, что из видеозаписи видно, что Молякевич двигается несамостоятельно, передвигается за оперативным сотрудником, к которому прикован наручниками, противоречат фактическим обстоятельствам дела, то есть показаниям понятых [скрыто] и

самой просмотренной в судебном заседании видеозаписи, из которых следует, что Молякевич передвигается первым и дорогу указывает самостоятельно.

Также обоснованными являются и доводы государственного обвинителя о несостоятельности вывода суда о том, что поскольку показания свидетеля [скрыто] опровергают показания Молякевича о поездке его

вместе с дочерью на автобусе в [скрыто], то показания свидетеля и в целом подвергают сомнении? дальнейшие признательные показания Молякевича, относящиеся к самому периоду совершения им преступления.

Так, показания свидетеля [скрыто] касаются лишь периода

времени с 16 часов до 18-18.30 6 сентября 2011 года, когда он находился с Молякевичем и его дочерью, и находятся в противоречии с признательными показаниями Молякевича лишь в части его времяпровождения днем и приобретения им наркотика, однако, как обоснованно указывает государственный обвинитель, данные показания свидетеля не имеют никакого отношения к инкриминируемому Молякевичу преступлению, совершенному 6 сентября 2011 года около 19.30, соответственно, не могут опровергать или подтверждать показания Молякевича, относящиеся к самому периоду совершения им преступления.

Таким образом, Судебная коллегия находит выводы суда не соответствующими фактическим обстоятельствам дела, в связи с чем приговор подлежит отмене, а уголовное дело направлению на новое судебное разбирательство.

При новом рассмотрении суду следует учесть отмеченные недостатки, дать надлежащую оценку всем исследованным по делу доказательствам, после чего принять соответствующее правовое решение.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 18 декабря 2012 года в отношении Молякевича [скрыто]

отменить и уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, иным составом суда, со стадии судебного разбирательства.

Председательствующий

Статьи законов по Делу № 69-О13-3

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 157. Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей
УК РФ Статья 285. Злоупотребление должностными полномочиями
УК РФ Статья 286. Превышение должностных полномочий
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх