Дело № 7-АПУ13-1

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 29 марта 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Каменев Николай Дмитриевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 7-АПУ13-1

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 29 марта 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Иванова Г.П.
судей Каменева Н.Д. и Лизунова В.М.
при секретаре Кочкине Я.В.

рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужденных Ковалева Д.А., Голышева А.Н., адвокатов Голубева А . С, Третьякова Н.С. на приговор Ивановского областного суда от 23 января 2013 года, по которому КОВАЛЕВ Д А , судимый: 19 сентября 2005 года по п. «а» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года и штрафу 2500 рублей; 9 ноября 2005 года по ч. 3 ст. 30, пп. «а», «б» ч. 2 ст. 158, п.

«а» ч. 2 ст. 166, п. «а» ч. 2 ст. 158, п. «а» ч. 2 ст. 166 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года и штрафу 3000 рублей; 30 марта 2006 года по п. «г» ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ, с применением ч. 5 ст. 69, ст. 70 УК РФ, к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 8 сентября 2009 года по отбытии назначенного наказания, осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 167 УК РФ на 4 года; по п.

«в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на 13 лет; по ч. 3 ст. 30, пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ 2 на 14 лет, с ограничением свободы на 1 год и установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ; На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год и установлением предусмотренных ст. 53 УК РФ ограничений.

Г О Л Ы Ш ЕВ А Н судимый 27 сентября 2011 года по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года, осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 167 УК РФ на 4 года; по п.

«в» ч. 4 ст. 162 УК РФ на 13 лет; по ч. 3 ст. 30, пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ на 14 лет, с ограничением свободы на 1 год и установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ; На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 1 год и установлением предусмотренных ст. 53 УК РФ ограничений.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 27 сентября 2011 года и окончательно назначено 17 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год и установлением ограничений, предусмотренных ст. 53 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Каменева Н.Д., изложившего краткое содержание приговора, существо апелляционных жалоб и возражений на них, выступления осужденных Ковалева ДА., Голышева АН., адвокатов Надысева М.Н., Романова С П. по доводам жалоб, возражения прокурора Филипповой Е . С, полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

приговором суда Ковалев Д.А. и Голышев А.Н. признаны виновными в покушении на убийство О сопряженное с разбоем и 3 умышленном уничтожении и повреждении чужого имущества путем поджога, при следующих обстоятельствах.

5 декабря 2011 года в период между 0 часов 58 минут до 3 часов 46 минут, находясь в квартире потерпевшей О с целью завладения чужим имуществом, договорились напасть на нее и лишить жизни. С этой целью связали руки потерпевшей и стали наносить многочисленные удары руками, ногами и неустановленным предметом по голове и другим частям тела, от чего она потеряла сознание. Полагая, что О мертва, Ковалев и Голышев похитили указанное в приговоре имущество, а затем, чтобы скрыть следы преступления, подожгли квартиру и с места преступления скрылись. Пожар был замечен соседями, потушен прибывшими сотрудниками пожарной части, а потерпевшая с полученными тяжкими телесными повреждениями и отравлением угарным газом была доставлена в больницу, где ей была оказана квалифицированная медицинская помощь.

В апелляционных жалобах и дополнениях к ним: адвокат Третьяков Н.С. (в интересах осужденного Голышева А.Н.) просит приговор отменить, указывает, что выводы суда первой инстанции не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, умысел осужденных на разбойное нападение и убийство не доказан. Из показаний свидетеля Ш следует, что Ковалев и Голышев пришли в магазин до обнаружения пожара в квартире О и вели себя спокойно, что, по мнению защитника, неестественно в случае причастности к покушению на убийство.

Показания свидетелей И Г П Ж свидетельствуют о том, что возгорание квартиры потерпевшей имело место через продолжительное время после того, как осужденные покинули квартиру. В ходе судебных прений адвокат Третьяков Н.С. сообщил, что вне рамок судебного заседания, беседовал со свидетелем Ж которая сообщила, что ее допрашивал не следователь Ц а другой следователь - женщина, эти сведения оставлены председательствующим без внимания. Утверждает, что заключение товароведческой экспертизы является недопустимым доказательством, так как стоимость имущества определена не точно. Одновременно в жалобе указывается, что при назначении Голышеву наказания суд в достаточной мере не учел его молодой возраст, активную общественную деятельность и назначил чрезмерно суровое наказание; адвокат Голубев А.С. (в интересах осужденного Ковалева Д.А.) просит приговор отменить, вынести новый обвинительный приговор по ч. 1 ст. 158 УК РФ, оправдав по другим статьям уголовного закона, при этом приводит аналогичные доводы, дополнительно указывает, что приговор основан на предположениях и противоречивых показаниях потерпевшей 4 О свидетелей Е и Л которые очевидцами преступления не являлись. Ссылка на заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении осужденного Ковалева Д.А. носит характер предположений. Протокол осмотра видеозаписи с камер, установленных в магазине, и вещественное доказательство - оптический диск (т. 2 л.д.242-248) являются недопустимыми доказательствами, так как видеозапись изъята и приобщена к материалам дела с нарушениями уголовно-процессуального закона; осужденные Голышев А.Н. и Ковалев Д.А. приводят аналогичные доводы, дополнительно указывают, что показания потерпевшей О не только противоречивы, но в них отсутствует детализация действий осужденных в момент совершения преступления, что, по мнению авторов жалоб, свидетельствует об их оговоре со стороны потерпевшей, поэтому к показаниям О следует отнестись критически. Свидетели Е и Л очевидцами преступления не являлись, об обстоятельствах преступление им известно со слов осужденных, их показания добыты с применением недозволенных методов следствия, поэтому не могут быть признаны объективными. Кроме того, свидетель Л давал показания, находясь в состоянии алкогольного опьянения. Неопровержимых доказательств умысла осужденных на разбойное нападение и убийство потерпевшей по предварительному сговору группой лиц в судебном заседании не добыто, орудие преступления не установлено.

Председательствующим необоснованно отказано в вызове ряда свидетелей, а также следователя Ф копии принимаемых в ходе судебного разбирательства в совещательной комнате постановлений осужденным не вручались, чем нарушено их право на защиту. На стадии обжалования приговора в апелляционном порядке Голышев заявил ходатайство об участии наряду с профессиональным защитником гражданина Н С, но суд отказал в рассмотрении данного ходатайства без указания причин. Эти важные обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, судом первой инстанции не приняты во внимание, что повлекло неправильное применение уголовного закона и назначение несправедливого наказания.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель Цветков И.Б., не соглашаясь с доводами жалоб, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, возражений на них, выслушав выступления сторон в прениях, последнее слово осужденных, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым. 5 Доводы жалоб о несоответствии выводов суда первой инстанции фактическим обстоятельствам дела и недоказанности вины осужденных опровергаются приведенными в приговоре доказательствами.

Так, из показаний потерпевшей О следует, что 4 декабря 2011 года вечером, поссорившись с сожителем К она пошла в магазин « », расположенный в том же доме, чтобы вызвать сотрудников полиции. Совместно с ними вернулась в квартиру, но сожителя не оказалось и полицейские уехали. Через некоторое время пришел К , между ними вновь возникла ссора, К ударил ее, и потерпевшая опять пошла в магазин, чтобы вызвать полицию. Там находились двое молодых людей, как потом стало известно К и Г которые, узнав о случившемся, предложили свою помощь, вместе с потерпевшей пришли в ее квартиру и стали ожидать прихода сожителя.

К не возвращался, в связи с чем, О намекнула молодым людям, что им пора уходить, но они напали на нее, оба стали наносить удары руками, ногами и неустановленным предметом по голове и другим частям тела, от чего она потеряла сознание. Через некоторое время, придя в себя, поняла, что она связана, а парни ходили по квартире, проверяли шкафы и что-то искали, затем почувствовала запах дыма, гари, вновь потеряла сознание и очнулась только в больнице. Из ее квартиры были похищены принадлежащие ей и сожителю вещи, а в результате поджога уничтожено имущество на указанную в приговоре сумму.

Вопреки доводам жалоб, показания потерпевшей являются последовательными. Некоторые неточности связаны с причинением черепно- мозговой травмы, в результате которой ухудшилась память, поэтому потерпевшая постепенно вспоминала обстоятельства происшедшего.

Расхождения в показаниях являются незначительными, не затрагивающими существа дела и согласуются с другими исследованными судом первой инстанции доказательствами.

Так, из показаний свидетеля Ш следует, что 4 декабря 2011 года около 1 часа ночи в магазин « », где он работал продавцом- охранником, пришла женщина, как потом стало известно и попросила вызвать сотрудников полиции. Минут через 20 полицейские прибыли и вместе с ней ушли. Через час О вновь пришла с той же просьбой, когда они пытались позвонить в полицию, вошли Ковалев с Голышевым и предложили свою помощь, О согласилась, и они ушли. Через некоторое время эти ребята без верхней одежды приходили в магазин и купили пива. Примерно в 3 часа 30 минут Ковалев и Голышев вновь пришли, с собой принесли сотовые телефоны, ДВД диски, по их просьбе он дал им пакет, в который они убрали вещи и ушли. 6 Аналогичные показания даны свидетелем Б Из показаний свидетелей И и Ж следует, что 5 декабря 2011 года примерно в 3-4 часа они услышали шум, доносившийся из квартиры О а около 5-6 часов увидели черный дым из окна ее квартиры.

Из показаний свидетелей Г и О установлено, что 5 декабря 2011 года в 5 часов 49 минут на пульт дежурного поступил сигнал о возгорании, прибыв на место, через окно проникли в квартиру и приступили к тушению пожара. На полу кухни обнаружили связанную и с телесными повреждениями женщину без сознания.

Из показаний свидетеля П следует, что он в составе бригады скорой медицинской помощи прибыл по вызову на место пожара.

На лестничную площадку была вынесена женщина, без сознания и в состоянии комы, ее шея была обмотана куском электрического провода, с куском материи в виде «удавки», руки связаны. Кожные покровы подкопчены продуктами горения. У пострадавшей обнаружены комбинированная травма - отравление продуктами горения и открытая черепно-мозговая травма с ушибом головного мозга и другие телесные повреждения. После оказания первой медицинской помощи, женщина была доставлена в больницу.

Из показаний свидетелей Е и Л судом установлено, что 5 декабря 2011 года осужденные рассказали им, что убили женщину и подожгли ее квартиру, при этом Ковалев принес диски, проигрыватель и два сотовых телефона, которые оставил в квартире Е . Позднее Ковалев звонил Е старшему и просил уничтожить принесенные им вещи, но тот отказался и посоветовал явиться с повинной в органы полиции.

Обстоятельства совершения преступления, о которых рассказывали Е и Л полностью согласуется с показаниями потерпевшей и другими доказательствами.

В квартире Е был произведен обыск, в ходе которого обнаружены и изъяты ДВД - плеер, 5 пластиковых коробок - боксов с дисками, два мобильных телефона принесенные Ковалевым 5 декабря 2011 года.

Из выводов экспертов пожарно-технической экспертизы следует, что причиной возгорания явился умышленный поджог, с двумя очагами возгорания. 7 Установленные пожарно-технической экспертизой два очага возникновения пожара согласуются с показаниями свидетелей Е и Л , которым осужденные рассказывали о совместном совершении преступлений, в том числе поджоге квартиры.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что у Голышева обнаружен ожог 2 степени на левом предплечье, по давности соответствующий времени совершения преступления, что опровергает его доводы о непричастности к поджогу.

Из выводов экспертов судебно-медицинской экспертизы следует, что О были причинены тяжкие телесные повреждения, опасные для жизни в момент причинения - тяжелая черепно-мозговая травма и травма грудной клетки.

На основании этих, а также других приведенных в приговоре доказательств, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о виновности осужденных в совершении преступления и правильно квалифицировал их действия.

Согласованность действий осужденных свидетельствует о предварительном сговоре на совершение преступлений. О прямом умысле Ковалева и Голышева на убийство указывают характер и локализация телесных повреждений, нанесение многочисленных (не менее 31) ударов ногами в голову и другие места расположения жизненно-важных органов человека, повлекших причинение опасных для жизни тяжких телесных повреждений. Об этом же свидетельствуют действия осужденных по поджогу квартиры, вместе с находившейся там без сознания О , которая не погибла, благодаря своевременному обнаружению сотрудниками пожарной части и оказанию квалифицированной медицинской помощи, в связи с чем, довести умысел на убийство до конца осужденные не смогли, по независящим от их воли обстоятельствам.

Доводы жалоб о несоответствии времени совершения преступления и времени обнаружения возгорания квартиры не могут свидетельствовать о невиновности осужденных. Из показаний эксперта Д в суде первой инстанции следует, что в данном случае произошло самопроизвольное затухание очагов пожара в результате недостаточности газообмена, а тление могло продолжаться длительное время.

Вопреки доводам жалоб, все представленные сторонами доказательства, в том числе товароведческая экспертиза, являются 8 допустимыми, исследованы судом всесторонне, полно и объективно, им дана надлежащая оценка, в том числе показаниям Е и Л , при этом в приговоре приведены мотивы, по которым одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты.

В вызове свидетелей Л и Р обоснованно отказано, поскольку судом первой инстанции установлено, что эти свидетели очевидцами преступления не являлись, об обстоятельствах совершения преступления им ничего неизвестно, осужденные встречались с ними уже после совершения преступления около 5 часов 5 декабря 2011 года.

Доводы жалоб о недопустимости протоколов выемки, осмотра жесткого диска и перенос данных на оптический диск проверены судом первой инстанции и обоснованно признаны несостоятельными, выводы об этом подробно изложены в постановлении судьи (т. 5 л.д.106-108).

При этом судом первой и апелляционной инстанций установлено, что жесткий диск, изъятый в ходе выемки, соответствующим образом упакован и опечатан, протокол подписан всеми участниками данного следственного действия, в том числе понятыми. В дальнейшем, сведения с жесткого диска с участием понятых, с помощью компьютера скопированы следователем на оптический диск, который был упакован, опечатан и признан вещественным доказательством.

Что касается высказываний адвоката Третьякова Н.С. о беседе вне рамок судебного разбирательства со свидетелем Ж то председательствующим остановлено выступление защитника в прениях и разъяснено, что он должен ссылаться только на исследованные в суде доказательства, что соответствует требованиям ч. 5 ст. 292 УПК РФ (т. 6 л.д. 223).

Позиция осужденных в судебном заседании правильно признана неубедительной, при этом принято во внимание, что по приходу домой осужденный Голышев сразу же замочил свою одежду, что подтверждено показаниями свидетеля Г и свидетельствует об уничтожении следов преступления.

Ковалев и Голышев в ходе первоначальных допросов перекладывали вину друг на друга, затем отказались от дачи показаний на основании ст. 51 Конституции РФ, а в судебном заседании полностью отрицали свою причастность к насильственным преступлениям, не отрицая, совершенной Ковалевым кражи чужого имущества. 9 Указанные обстоятельства свидетельствуют о непоследовательности и противоречивости показаний осужденных, их стремлении ввести в заблуждение органы следствия и суд, с целью уйти от ответственности за совершенные преступления. Выводы суда первой инстанции в этой части проверены судом апелляционной инстанции и являются правильными.

В ходе апелляционного рассмотрения дела Кавалев Д.А. и Голышев А.Н. заявили о том, что при выполнении требований ч. 5 ст. 217 УПК РФ и разъяснении им права на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей, защитники не участвовали, чем нарушено их право на защиту, при этом Голышевым, в подтверждение своих доводов, в суд апелляционной инстанции представлена справка.

Эти доводы проверены в суде первой и апелляционной инстанций с исследованием материалов уголовного дела и являются несостоятельными.

Из протоколов уведомления об окончании следственных действий от 14 сентября 2012 года и протоколов ознакомления с материалами уголовного дела от 10, 24 октября 2012 года следует, что Голышев и Ковалев выразили желание знакомиться с материалами уголовного дела как совместно со своими защитниками, так и раздельно. После ознакомления с материалами дела, в присутствии защитников, им были разъяснены права, предусмотренные частью пятой статьи 217 УПК РФ, в том числе ходатайствовать о рассмотрении дела судом с участием присяжных заседателей, при этом разъяснены особенности рассмотрения уголовного дела таким составом суда и порядок обжалования судебного решения, после чего осужденные заявили, что воспользоваться правом на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей, не желают (т.З л.д.241, 242, 258- 268, т.4 л.д. 1-8).

Из протокола судебного заседания следует, что при рассмотрении дела в суде первой инстанции, Голышев и Ковалев об ограничении прав при ознакомлении с материалами дела не заявляли и были согласны на рассмотрение дела единолично судьей.

Из представленной Голышевым А.Н. в суд апелляционной инстанции справки следует, что адвокат Третьяков И В. и следователь Б 25 октября 2012 года следственный изолятор не посещали, что не противоречит материалам дела, так как ознакомление с материалами было закончено и обвиняемым разъяснено право на рассмотрение дела судом с участием присяжных заседателей 24 октября 2012 года (т. 4 л.д. 1-8). 10 Все эти обстоятельства, как правильно указано в приговоре, свидетельствуют о необъективности осужденных и их стремлении избежать уголовной ответственности.

Доводы жалоб о том, что копии постановлений принятых председательствующим в ходе судебного разбирательства осужденным не вручались, чем ограничено право на защиту, являются несостоятельными.

Из материалов уголовного дела следует, что все постановления председательствующего, которые выносились в совещательной комнате, были оглашены в судебном заседании, при этом сторона защиты, в том числе осужденные, ходатайств о вручении копий постановлений не заявляли. После вынесения приговора осужденные были ознакомлены не только с материалами судебного разбирательства, но и всеми материалами уголовного дела, ходатайств о вручении копий постановлений судьи, принятых в судебном заседании, от осужденных и их защитников также не поступало.

При таких обстоятельствах, нарушений права на защиту, судебная коллегия не находит.

При назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденных, все обстоятельства, влияющие на вид и размер наказания.

Назначенное им наказание является справедливым, оснований для его смягчения, судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. ст. 389-13, 389-20, 389-28 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Ивановского областного суда от 23 января 2013 года в отношении Ковалева Д А и Голышева А Н оставить без изменения, а апелляционные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 7-АПУ13-1

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
УПК РФ Статья 292. Содержание и порядок прений сторон
УК РФ Статья 53. Ограничение свободы
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх