Дело № 7-О11-8СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 12 апреля 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Зырянов Александр Иванович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №7-О11-8СП

от 12 апреля 2011 года

 

председательствующего ЛИЗУНОВА В.М.,

рассмотрела в судебном заседании от 12 апреля 2011 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Севастьянова П.И. и адвоката Сперанского О.В. на приговор Ивановского областного суда с участием присяжных заседателей от 17 октября 2001 года, которым

СЕВАСТЬЯНОВ П t И

—1, ранее не

судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. ст. 105 ч. 2 п.п. «а, з» на 13 лет; 162 ч. 3 п. «в» на 9 лет, с конфискацией имущества; 167 ч. 2 УК на 4 года.

По совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательное наказание ему определено в виде лишения свободы сроком на 18 лет в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.

По делу разрешены гражданские иски и взысканы процессуальные издержки, в пределах установленных в приговоре, а также решен вопрос о вещественных доказательствах.

Определением Кассационной палаты по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 4 июня 2002 года приговор оставлен без изменения.

Постановлением судьи Ивановского районного суда Ивановской области от 31 мая 2005 года приговор приведен в соответствие с действующим законодательством, в связи с чем Севастьянова П.И. постановлено считать осужденным по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) к 9 годам лишения свободы, по п.п. «а, з» ч. 2 ст. 105 УК РФ - к 13 годам лишения свободы, по ч. 2 ст. 167 УК РФ - к 4 годам лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений - к 18 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Зырянова А.И., выступления осужденного Севастьянова П.И. и адвокатов Сперанского О.В., Романова СВ., по доводам кассационных жалоб, а также прокурора Кокориной Т.Ю., об изменении приговора суда, судебная коллегия

 

установила:

 

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Севастьянов П.И., при обстоятельствах, изложенных в приговоре, признан виновным в том, что в период с 20 часов 28 октября до 13 часов 29 октября 2000 года, в доме [скрыто] желая завладеть материальными ценностями, принадлежащими [скрыто] вооружившись имевшимся в доме

топором, с целью причинения смерти нанес находившимся в доме м( [скрыто] не менее 8 ударов топором по шее и задней

поверхности груди и [скрыто] - не менее 13 ударов топором по шее, лицу и волосистой части головы, от которых потерпевшие скончались на месте происшествия.

После чего, с целью сокрытия следов преступления, Севастьянов П.И. совершил поджог дома, принадлежащего [скрыто]

уничтожив и значительно повредив сгораемые конструкции и

декоративную отделку внутренних помещений указанного дома, причинив тем самым ущерб в сумме [скрыто] рублей.

Совершив поджог дома, Севастьянов взял из дома М принадлежащую последнему бутылку рома [скрыто]» стоимостью [скрыто]

рублей и с места преступления скрылся.

В кассационных жалобах:

осужденный Севастьянов П.И., ссылается на существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона в ходе судебного разбирательства, выразившиеся, по его мнению, в односторонности, неполноте и обвинительном уклоне.

В частности, осужденный Севастьянов П.И. утверждает, что в присутствии присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства: показания свидетелей [скрыто] а также его показания от 2 ноября 2000 года, данные

в ходе предварительного расследования, поскольку к ним применялись недозволенные методы ведения следствия. К тому же было нарушено его право на защиту, вместо адвоката Обабкова И.В. ему был предоставлен адвокат Зудова И.А.

Далее осужденный Севастьянов П.И. указывает, что в присутствии присяжных заседателей не были допрошены свидетели [скрыто] и

[скрыто] о причинах его оговора.

Кроме того, осужденный Севастьянов П.И. не согласен с квалификацией его действий по поджогу дома, полагает, что в его действиях имеет место неоконченный состав преступления.

Исходя из этого, осужденный Севастьянов П.И., просит приговор суда с участием присяжных заседателей в отношении его отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

В дополнительной кассационной жалобе осужденный Севастьянов П.И. приводит доводы о том, что данный приговор противоречит вердикту коллегии присяжных заседателей, поэтому просит отменить приговор суда с участием присяжных заседателей в части осуждения его по ст. ст. 162 ч. 3 п. в и 105 ч. 2 п. «з» УК РФ, а также освободить его от уголовной ответственности по ст. 167 ч. 2 УК РФ за истечением сроков давности и, с учетом внесенных изменений снизить срок наказания до возможных пределов.

Адвокат Сперанский О.В. считает приговор незаконным, необоснованным и несправедливым, поэтому просит приговор суда с участием присяжных заседателей в отношении осужденного Севастьянова П.И. отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение в тот же, но в ином составе судей, в связи с существенными нарушениями требований уголовно-процессуального закона.

В частности указывает, что судебное следствие проведено неполно и односторонне; судом неправильно применен уголовный закон к обстоятельствам дела, как они были установлены судом присяжных; председательствующим судьей нарушен принцип объективности при произнесении напутственного слова; Севастьянову назначено несправедливое наказание, не соразмерное по своей тяжести характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного, а также вердикту коллегии присяжных заседателей, признавших Севастьянова заслуживающим снисхождения.

Кроме того, по мнению защиты, судебно-медицинские экспертизы проведены заинтересованным лицом, которое оказывало платные услуги потерпевшим по обработке тел погибших; показания свидетелей [скрыто] и [скрыто] были оглашены в нарушение ст.

286 УПК РСФСР; судом не обоснованно допрошен в качестве свидетеля

- конвоир, сопровождавший Севастьянова, поскольку

следственный эксперимент был признан недопустимым доказательством;

Государственный обвинитель Михалева О.Б., в возражениях на кассационные жалобы, указывает о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности Севастьянова П.И. основаны на вердикте присяжных заседателей, и его действия квалифицированы в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Как видно из материалов дела, нарушений уголовно-процессуального законодательства в процессе расследования, в стадиях предварительного слушания, назначении судебного заседания и в ходе

судебного разбирательства, влекущих в соответствии со ст. 465 УПК РСФСР отмену приговора суда присяжных, по данному делу не допущено. Доказательства по делу исследованы полно, всесторонне и объективно.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым, понятным по вопросам, поставленным перед ней в соответствии с требованиями ст. 449 УПК РСФСР. Согласно вопросному листу, вопросы в нем поставлены перед коллегией присяжных заседателей по каждому деянию, в совершении которых обвинялись подсудимые, с учетом требований ст. 254 УПК РСФСР.

Таким образом, обвинительный приговор в отношении Севастьянова П.И., постановлен на основании вердикта коллегии присяжных заседателей о виновности подсудимого, который обязателен для председательствующего судьи и соответствует требованиям ст. ст. 459, 461 УПК РСФСР.

Действия Севастьянова П.И. квалифицированы в соответствии с фактическими обстоятельствами, установленными вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Доводы в жалобах осужденного Севастьянова П.И. и адвоката Сперанского О.В. об односторонности и неполноте судебного следствия, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку из материалов дела следует, что при окончании судебного следствия каких-либо ходатайств о дополнении, выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела, в том числе и о вызове дополнительных свидетелей, осужденным Севастьяновым П.И. и защитой не заявлялось.

Судебная коллегия находит несостоятельными и доводы в жалобах осужденного Севастьянова П.И. и адвоката Сперанского О.В., о нарушении судом принципа состязательности, поскольку они противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что в судебном заседании было обеспечено равенство прав сторон, которым суд, сохраняя объективность и беспристрастие, создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела. Все представленные суду доказательства были исследованы, все заявленные

ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке. Все участники процесса, в том числе осужденный Севастьянов П.И. и его адвокат были согласны закончить судебное следствие и не заявили каких-либо ходатайств о его дополнении (т. 3 л.д. 235).

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами кассационных жалоб осужденного Севастьянова П.И., о применении незаконных методов ведения следствия, а также об оказании воздействия на присяжных заседателей со стороны, государственного обвинителя и председательствующего судьи, поскольку таких данных в материалах дела нет.

Не установлено данных, свидетельствующих об исследовании недопустимых доказательств, ошибочного исключения из разбирательства допустимых доказательств или об отказе стороне в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами жалоб об использовании в суде недопустимых доказательств, так как данные об этом в материалах дела отсутствуют, заключения судебно-медицинских экспертиз, показания свидетелей [скрыто]

[скрыто] а также показания самого Севастьянова П.И. от 2

ноября 2000 года, данные в ходе предварительного расследования, не признавались судом недопустимыми доказательствами, и оснований к этому не было, в том числе не установлено данных об оговоре, фабрикации дела и применении незаконных методов ведения следствия, выводы об этом председательствующим мотивированы в постановлениях, имеющихся в материалах дела.

Доводы Севастьянова П.И. о нарушении его права на защиту при допросе 2 ноября 2000 года являются надуманными, поскольку Севастьянов, в данный период времени отказался от услуг адвоката Обабкова И.В и попросил обеспечить его адвокатом Зудовой И.А., о чем в деле имеется соответствующее заявление. Причину отказа от адвоката Обабкова И.В., подозреваемый Севастьянов объяснил различными позициями (т. 1 л.д. 62). При такой ситуации следователь обязан был произвести замену защитника, поэтому допрос Севастьянова 2 ноября

2000 года был обоснованно проведен с участием адвоката Зудовой И.А., ордер адвоката приобщен к делу (т.1 л.д. 63-70).

Несостоятельными являются доводы адвоката Сперанского О.В. о том, что в судебном заседании незаконно были оглашены показания

свидетелей [скрыто] и [скрыто] данные ими на

предварительном следствии. Показания свидетелей [скрыто] и

[скрыто] были оглашены в соответствии с требованиями ст.

286 УПК РСФСР по причинам, исключающим возможность их явки в суд - в связи с невозможностью установления их места пребывания.

Допустимость показаний этих свидетелей, данных на предварительном следствии, была проверена судом при разрешении вопроса о допустимости этих доказательств, что отражено в постановлении судьи о признании показаний свидетелей Ч и [скрыто]

допустимыми доказательствами.

Допрос свидетеля [скрыто] - конвоира, сопровождавшего

Севастьянова, вопреки доводам адвоката Сперанского О.В., также был произведен в соответствии с требованиями ст. ст. 72-74 УПК РСФСР, как видно из протокола судебного заседания он пояснял лишь о показанном самим Севастьяновым месте сожжения сумки и вещей Данный факт сожжения вещей и показ места сожжения, Севастьяновым в суде не оспаривался (т. 3 л.д. 221).

Несостоятельными являются и доводы адвоката Сперанского О.В. на не объективность председательствующего судьи при произнесении напутственного слова, так как из протокола судебного заседания следует, что председательствующий судья в строгом соответствии с требованиями ст. 451 УПК РСФСР в напутственном слове изложил содержание обвинения, разъяснил содержание уголовного закона, примененного обвинением для квалификации действий подсудимого, напомнил исследованные в суде доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого, разъяснил основные правила оценки доказательств в их совокупности. При этом председательствующий судья в напутственном слове не анализировал перед присяжными позицию защиты.

Поскольку в судебном заседании подсудимый Севастьянов П.И. перед присяжными заседателями пытался опорочить показания свидетеля [скрыто] то председательствующий судья в

напутственном слове правильно разъяснил присяжным, что показания этого свидетеля были получены с соблюдением закона (т. 3 л.д. 262).

При этом никаких возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего судьи по мотивам нарушения им принципа объективности сторонами не было заявлено (т. 3 л.д. 271).

Доводы жалоб Севастьянова П.И. о том, что приговор противоречит вердикту коллегии присяжных заседателей и, что в его действиях отсутствует разбой, то есть состав преступления, предусмотренный ст. 162 ч. 3 «в» УК РФ, являются несостоятельными, поскольку вердиктом коллегии присяжных заседателей установлено, что Севастьянов П.И., желая завладеть материальными ценностями, причинил [скрыто] и [скрыто] телесные повреждения, повлекшие смерть

потерпевших. После чего, совершил поджог дома и забрал бутылку рома [скрыто] и» стоимостьюЯ [скрыто] рублей (т. 3 л.д. 286-291).

Обвинительный вердикт в отношении Севастьянова П.И. постановлен с соблюдением требований ст. 454 УПК РСФСР и, в соответствии со ст. 459 УПК РСФСР, поэтому он обязателен для председательствующего судьи, причем оснований для роспуска коллегии присяжных заседателей, указанных в ч. 3 ст. 459 УПК РСФСР, не имеется.

Доводы жалобы осужденного Севастьянова П.И. о том, что его действия по совершению поджога дома содержат состав неоконченного преступления, так как его умыслом охватывалось полное уничтожение дома, а в связи с приездом пожарных дом полностью не сгорел, несостоятельны.

Как видно из материалов дела при пожаре сгорели комнаты, расположенные на втором этаже, и крыша дома, уничтожено имущество, находившееся на втором этаже, и декоративная отделка комнат, поэтому квалификация его действий, как оконченного состава преступления является правильной независимо оттого, что дом полностью не сгорел. Материальный ущерб от пожара в сумме [скрыто] рублей является

значительным. Умышленное уничтожение чужого имущества путем поджога при реальном причинении потерпевшему значительного ущерба влечет уголовную ответственность по ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Доводы осужденного Севастьянова П.И., изложенные в кассационных жалобах о неправильности выводов вердикта коллегии присяжных заседателей о его виновности в совершении преступлений, то они также не могут быть приняты во внимание, поскольку стороны не вправе подвергать сомнению вердикт и по этим основаниям не может быть обжалован и отменен приговор суда присяжных в кассационном порядке. Из материалов дела следует, что Севастьянов П.И. в установленном законом порядке был ознакомлен с особенностями рассмотрения дела с участием присяжных заседателей.

Вместе с тем приговор в отношении Севастьянова П.И. подлежит изменению по следующим основаниям.

В соответствии с п. «б» ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо, совершившее преступление средней тяжести, освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления истекло 6 лет.

Из материалов уголовного дела следует, что преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 167 УК РФ, совершено Севастьяновым П.И. в 2000 году и, следовательно, на день кассационного рассмотрения истек срок давности привлечения осужденного к уголовной ответственности.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия считает, что

приговор с участием присяжных заседателей в части осуждения

Севастьянова П.И. по ст. 167 ч. 2 УК РФ подлежит отмене с

освобождением его от наказания на основании ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ за

истечением сроков давности.

Нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом с участием присяжных, влекущих отмену приговора, в том числе и по доводам, изложенным в кассационных жалобах, не имеется. Материалы дела исследованы полно, всесторонне и объективно.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Ивановского областного суда с участием присяжных заседателей от 17 октября 2001 года в отношении СЕВАСТЬЯНОВА [скрыто] в части осуждения по ст. 167 ч. 2 УК РФ

отменить и освободить его от наказания на основании ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ за истечением сроков давности.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п.п. «а, з» УК РФ и 162 ч. 3 «в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ), путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить Севастьянову П.И. к отбытию 17 (семнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальном приговор оставить без измен^ения, а кассационные жалобы без удовлетворения.1

Статьи законов по Делу № 7-О11-8СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 78. Освобождение от уголовной ответственности в связи с истечением сроков давности

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх