Дело № 70-О08-12СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 4 сентября 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Толкаченко Анатолий Анатольевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №70-О08-12СП

от 4 сентября 2008 года

 

председательствующего Свиридова Ю.А., судей Толкаченко А.А. и Эрдыниева Э.Б.

Людикайнен [скрыто]

по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.210,

4.2 ст.210 УК РФ, 6 преступлений, предусмотренных п.«а»ч.З ст.228-1 УК РФ,

4.3 ст.30 и п.п.«а,г» ч.З ст.228.1 УК РФ, 3-х преступлений, предусмотренных ч.З ст.30 и п.«а» ч.З ст.228-1 УК РФ;

Вавилов [скрыто] с [скрыто]

по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст. 210, ч.З ст.30 и п.п.«а,г» ч.З ст.228.1, 6 преступлений, предусмотренных п.«а» ч.З ст.228-1, 3-х преступлений предусмотренных ч.З ст.30 и п.«а» ч.З ст.228-1 УК РФ;

Павлешин А

по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.210 УК РФ, ч.З ст.30 и п.п.«а,г» ч.З ст.228-1, ч.З ст.30, п.«а» ч.З ст.228-1, п.«а» ч.З ст. 228-1, п.«а» ч.З ст.228-1 УК РФ.

За оправданными признано право на реабилитацию.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Толкаченко A.A., изложившего доводы кассационного представления, дополнений к нему, а также возражений на них Людикайнена O.A. и адвоката Мухамметбердыева О.,

выступление представителя Генеральной прокуратуры Российской Федерации прокурора Филимоновой СР., поддержавшей кассационное представление государственного обвинителя и полагавшей отменить приговор по изложенным в нем доводам, а дело направить на новое судебное разбирательство,

Судебная коллегия

 

установила:

 

на основании вердикта коллегии присяжных заседателей от 29 апреля 2008 года Людикайнен O.A., Вавилов П.С. и Павлешин A.M. полностью оправданы по предъявленному им обвинению, поддержанным государственным обвинителем, в совершении ряда преступлений в сфере незаконного оборота наркотических средств, существо которых изложено в оправдательном приговоре суда. Как указано в резолютивной части приговора, указанные лица оправданы в соответствии с п.1 ч.2 ст.302 УПК РФ, в связи с тем, что коллегией присяжных заседателей не установлено событие преступления.

В кассационном представлении и в дополнении к нему государственный обвинитель просит отменить оправдательный приговор и дело направить на новое судебное разбирательство ввиду существенных нарушений уголовно-процессуального закона при его рассмотрении с участием присяжных заседателей:

считает, что при формировании коллегии присяжных заседателей в ее состав был незаконно включен [скрыто], кандидатура которого ранее, при

незавершенном процессе формирования коллегии присяжных заседателей была судом исключена из ее состава. По мнению прокурора, это повлекло нарушение требований ст.328 УПК РФ и привело к вынесению вердикта необъективным составом коллегии присяжных заседателей;

полагает, что председательствующим по делу были нарушены положения ч.8 ст.335, ст. 334, 229 УПК РФ о запрете исследования в судебном заседании фактов прежней судимости, а также иных данных, способных вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого Людикайнена O.A., что, по мнению стороны обвинения, является одним из оснований для отмены судебного решения;

также указывает на нарушения уголовно-процессуального закона в части того, что приговор суда с участием присяжных заседателей должен быть постановлен на основании ясного и непротиворечивого вердикта;

считает не соответствующей требованиям ст.ст. 338, 339 УПК РФ формулировку включенного в вопросный лист основного вопроса № 1, полагая, что он сложен для восприятия из-за своего объема, содержит правовые термины и при ответе на него присяжным заседателям требовались специальные юридические познания;

заявляет, что в нарушение ч.1 ст.339 УПК РФ в первом вопросе необоснованно были соединены вопросы о наличии преступного деяния и доказанности вины подсудимых в совершении деяния, в результате чего, по мнению государственного обвинителя, присяжными заседателями фактически был дан ответ на вопрос о доказанности вины подсудимых;

далее указывает, что в вопрос № 1 были включены вопросы по отдельным эпизодам преступной деятельности, вмененным подсудимым на предварительном следствии, а в дальнейшем эти же вопросы частично продублированы в последующих вопросах №№ 5,8,11,12,21,26,31,39,45,50, 53,56,61; полагает, что отдельные вопросы по конкретным эпизодам преступной деятельности не могли быть поставлены в вопросе № 1;

кроме того, считает, что в вопросном листе нарушены положения ч.1 ст.252 УК РФ о пределах судебного разбирательства только в отношении обвиняемых и лишь по предъявленным им обвинениям, поскольку в вопросе № 1 указаны фамилии не только подсудимых, но и [скрыто], дело в

отношении которой прекращено на основании п.4 чЛ ст.24 УПК РФ в связи с ее смертью, а также [скрыто], допрошенного в суде в качестве свидетеля

стороны обвинения.

По мнению государственного обвинителя, указанные нарушения повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, что является основанием к отмене оправдательного приговора.

В возражениях на кассационное представление и на дополнение к нему гражданин Людикайнен O.A., адвокат Мухамметбердыев О. заявляют о законности и обоснованности приговора, который просят оставить без изменения, а кассационное представление - без удовлетворения; опровергают содержащиеся в представлении доводы, которые расценивают, как злоупотребление правом стороной обвинения, поскольку дело рассматривалось в суде около 2-х лет, неоднократно возвращалось прокурору и у стороны обвинения имелись возможности предупреждения нарушений УПК РФ, на которые она ссылается в представлении;

указывают о том, что коллегия присяжных заседателей формировалась и вопросы в вопросный лист формулировались председательствующим по делу с участием сторон, в том числе государственного обвинителя, по правилам УПК РФ; сторона обвинения на всем протяжении судебного разбирательства имела возможность излагать свою позицию в судебном заседании как в присутствии присяжных заседателей, так и при их отсутствии в случаях, предусмотренных УПК РФ, что подробно отражено в протоколе судебного заседания.

Проверив материалы уголовного дела, выслушав мнения стороны обвинения, обсудив доводы кассационного представления государственного обвинителя и возражений на него, Судебная коллегия не находит оснований для его удовлетворения.

Приговор суда от 30 апреля 2008 года постановлен на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, который в соответствии с ч.1 ст.348 УПК РФ обязателен для председательствующего и влечет за собой вынесение им оправдательного приговора.

Согласно ч.2 ст.385 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора лишь при наличии нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили его право на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Таких нарушений уголовно-процессуального законодательства, вопреки доводам кассационного представления, судом по делу не допущено.

Не может быть признано состоятельным утверждение государственного обвинителя о незаконности коллегии присяжных заседателей на том основании, что в ее состав при продолжении формирования коллегии вошел ранее не включенный в нее бывший работник ФСБ РФ [скрыто]

Согласно протоколу судебного заседания формирование коллегии присяжных заседателей по делу проведено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. Отбор кандидатов осуществлялся с участием сторон, которые реализовывали свое право на мотивированные и немотивированные отводы. Сторонам обвинения и защиты предоставлялась равная возможность проводить опрос кандидатов в присяжные заседатели, задавать вопросы об обстоятельствах, препятствующих их участию в заседании по делу. На вопросы кандидаты в присяжные заседатели, в том числе члены сформированной коллегии, давали полные ответы, сообщали о себе объективные сведения и информацию. Обстоятельств, исключающих участие присяжных заседателей сформированной коллегии в судопроизводстве, как это предусмотрено ст.61 УПК РФ, не установлено. Самоотводы кандидатов в присяжные заседатели, отводы их сторонами разрешены председательствующим по делу в установленном порядке, в соответствии с положениями ст.328 УПК РФ.

Как усматривается из протокола судебного заседания, кандидат в

присяжные заседатели [скрыто]также отвечал на вопросы в той форме, как

они были сформулированы судьей и сторонами, не скрывал информацию о себе. Оснований для сомнений в недостоверности заявлений о его незаинтересованности по данному делу у сторон и у суда не имелось.

То обстоятельство, на которое ссылается государственный обвинитель,

что [скрыто]вначале не вошел в состав коллегии присяжных заседателей,

а затем при продолжении ее формирования был включен в нее, не свидетельствует о нарушении председательствующим по делу норм УПК РФ.

Как видно из письменного заявления адвокатов-защитников и из протокола судебного заседания, стороной защиты первоначально наряду с

другими отводами был заявлен мотивированный отвод [скрыто], против

удовлетворения которого возражал государственный обвинитель.

Право рассмотрения и разрешения отводов в соответствии с УПК РФ является прерогативой председательствующего по делу. Однако из протокола судебного заседания не усматривается, что указанный отвод был удовлетворен.

Как видно из протокола, председательствующий по делу после изучения ходатайств сторон о мотивированных отводах, на первоначальном этапе

формирования коллегии не включил Б

в предварительный список

присяжных заседателей.

Позднее, после перерыва, при продолжении формирования коллегии

присяжных заседателей кандидатура [скрыто] ввиду недостаточного

количества кандидатов в присяжные заседатели вновь была обсуждена с участием сторон на предмет его включения в состав коллегии присяжных заседателей.

При этом судом специально и подробно были рассмотрены ставшие причиной первоначального заявления ем^юттпшрованного отвода стороной защиты сведения о прошлой службе [скрыто] в органах ФСБ РФ.

Поскольку на первоначальном этапе отбора присяжных заседателей, в результате которого коллегию сформировать не удалось, Богданову в.в. не задавались подробные вопросы о роде егс^анятарц^юганах ФСБ.

в ходе всех судебных заседаний [скрыто]не скрывал информацию о

себе, исчерпывающего отвечал на вопросы сторон, указывая об отсутствии заинтересованности или какой-либо тенденциозности по данному делу.

в последующих заседаниях, при продолжении формирования коллегии

присяжных заседателей, в результате подробного опроса б!_было

установлено, что он служил в органах ФСБ РФ непродолжительное время - 2 года, более 5 лет назад, при этом являлся сержантом, сопровождал и охранял грузы в ином регионе [скрыто]) и не был связан с правоохранительной,

следственной или оперативной работой.

После мотивированных отводов, на этапе заявления немотивированных отводов ни одна из сторон, в том числе государственный обвинитель, не ходатайствовала об отводе Б), его кандидатура не вызывала сомнений в тенденциозности у государственного обвинителя как на первоначальном, так и на последующем этапах формирования коллегии присяжных заседателей.

Как следует из протокола судебного заседания, итоговое решение об утверждении коллегии присяжных заседателей судом на основе исследования указанных обстоятельств принято в состязательном процессе, с учетом мнения

сторон, при активном участии государственного обвинителя и в соответствии с законом.

Замечаний на протокол судебного заседания не поступило.

Предусмотренные ст.ст. 330, 334 УПК РФ права сторон на заявление ходатайст^^о роспуске коллегии присяжных заседателей либо о замене

Е_запасным присяжным заседателем председательствующим были

разъяснены.

Стороны, включая государственного обвинителя, на протяжении судебного разбирательства не указывали на незаконность состава суда присяжных, как на одно из предусмотренных ст. 381 УПК РФ оснований к отмене судебного решения.

При таких обстоятельствах, учитывая, что судом в отношении присяжного

заседателя [скрыто]были проверены и не установлены предусмотренные

ст.61 УПК РФ безусловные основания для его отвода, законный порядок формирования коллегии присяжных заседателей по делу нарушен не был.

Не основаны на протоколе судебного заседания доводы представления в части доведения председательствующим по делу судьей до сведения присяжных заседателей сведений о судимости Людикайнена O.A., связанной с незаконным оборотом наркотиков.

Как видно из материалов дела, в силу специфики обвинения от присяжных заседателей не было возможности скрыть того, что Людикайнен O.A. обвиняется в совершении инкриминируемых ему деяний в период отбывания наказания по предыдущему приговору. Указанная информация последовала как из показаний допрошенных в суде лиц, так и из заявлений в суде государственного обвинителя, на что председательствующий обращал внимание стороны обвинения и присяжных заседателей.

В целях обеспечения требований закона об объективности и беспристрастности присяжных заседателей указанный вопрос был обсужден с участием сторон в отсутствие присяжных заседателей.

По результатам его рассмотрения судья, удовлетворяя ходатайство стороны защиты, обратился к присяжным заседателям с разъяснением информации государственного обвинителя о судимости Людикайнена O.A., уточнив по ходатайству последнего, за что конкретно тот отбывает наказание.

В то же время, а также позднее, в напутственном слове председательствующий по делу для своевременного устранения нарушения уголовно-процессуального закона, во исполнение своих процессуальных полномочий обратил внимание присяжных заседателей на то, чтобы они не принимали к сведению информацию о судимости Людткайнена O.A. по другому делу.

Возражений и ходатайств по поводу указанных действий и в связи с содержанием напутственного слова председательствующего от стороны обвинения не последовало.

Следовательно, указанные обстоятельства не могли иметь существенного значения для исхода настоящего дела, поскольку не вызвали предубеждения присяжных заседателей в отношении Людикайнена O.A.

Кроме того, действующее законодательство не предусматривает оснований отмены оправдательного приговора по мотивам нарушения прав оправданных, как об этом ставится вопрос в кассационном представлении, поскольку решение суда вынесено в пользу подсудимых и они его не обжалуют.

Судебная коллегия также находит, что при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, председательствующим по делу не было допущено таких нарушений уголовно-процессуального закона, в том числе ч.5 ст.339 УПК РФ, которые бы явились основанием к отмене приговора.

Вопреки доводам кассационного представления, вопросы сформулированы на основе предъявленного обвинения и не выходят за его пределы, сформулированные в обвинительном заключении.

Во исполнение требований ст.338 УПК РФ сторонам неоднократно раздавались проекты вопросов, которые обсуждались и по которым сторонами вносились замечания, предложения и дополнения, не противоречащие действующему законодательству.

Факт объемности и громоздкости первого вопроса вопросного листа, вытекающий из специфики объема предъявленного обвинения, подробно обсуждался сторонами и не свидетельствует о том, что указанный вопрос в итоге оказался не ясен присяжным заседателям. Указанный и иные вопросы вопросного листа подробно разъяснены присяжным заседателям как председательствующим, так и государственным обвинителем.

Как видно из протокола судебного заседания, предложение государственного обвинителя об упрощении первого вопроса обсужден сторонами, однако было признано, что такое предложение в нарушение требований УПК РФ было бы связано с изменением объема обвинения, в том числе по ст.210 УК РФ, предполагающей соисполнительство всех подсудимых в формальном составе преступного сообщества, от которого государственный обвинитель в суде не отказался.

Вопреки доводам кассационного представления, ч.2 ст.339 УПК РФ допускает возможность постановки одного основного вопроса о виновности подсудимого, являющегося соединением указанных в части 1 ст.339 УПК РФ трех основных вопросов, а ст.339 УПК РФ не содержит запрета на использование в вопросах вопросного листа правовой терминологии.

То обстоятельство, что при ответе на первый вопрос вопросного листа присяжные заседатели проголосовали: «за»-6, «против» - 6 и вписали дополнение о том, что «фактов, подтверждающих виновность подсудимых в организации преступной группировки для распространения наркотиков, недостаточно», не свидетельствует о том, что присяжными заседателями был не понят 1 вопрос вопросного листа и что они отвечали на иной вопрос.

С учетом изложенного следует признать, что требования чЛ ст.252, ст.ст. 338, 339 УПК РФ судом нарушены не были, вопросы перед присяжными заседателями сформулированы с учетом мнения сторон, в соответствии с предъявленным обвинением, с учетом результатов судебного следствия и прений сторон.

Формулировки поставленных перед присяжными заседателями вопросов, содержащие термины о руководителе преступного сообщества (преступной организации), основаны на обвинительном заключении и действующем законодательстве. В них не ставился вопрос о квалификации содеянного или отдельных признаках состава преступления, они не требовали юридической оценки, а касались фактической стороны дела, как это предусмотрено ст.339 УПК РФ.

Также не может быть признана состоятельной ссылка государственного обвинителя на нарушение требования чЛ ст.252 УПК РФ в части указания в вопросах вопросного листа лиц, в отношении которых дело не рассматривалось.

Необходимость упоминания в вопросном листе фамилий лиц, с участием или посредством которых оправданными совершались деяния, как они сформулированы в обвинительном заключении, подробно обсуждалась с участием сторон.

Статьи законов по Делу № 70-О08-12СП

УК РФ Статья 228.1. Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные сбыт или пересылка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества
УК РФ Статья 252. Загрязнение морской среды
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УПК РФ Статья 61. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу
УПК РФ Статья 229. Основания проведения предварительного слушания
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 330. Роспуск коллегии присяжных заседателей ввиду тенденциозности ее состава
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УК РФ Статья 210. Организация преступного сообщества (преступной организации) или участие в нем (ней)

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх