Дело № 70-О12-8

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 14 июня 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Эрдыниев Эдуард Борисович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 70-О12-8

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 14 июня 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Коваля В.С.
судей Эрдыниева Э.Б. и Талдыкиной Т.Т.
при секретаре Ирошниковой Е.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Сопина Н.Г. и Обухова Е.В. на приговор суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 19 декабря 2011 года, которым Сопин Н Г не имеющий судимостей, - осужден: по ст.316 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 100 000 рублей, по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 г. вместо ошибочно указанной - в редакции 420-ФЗ от 7 декабря 2011 года) к 10 годам лишения свободы без штрафа с ограничением свободы на срок 1 год, по п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ к 16 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года, по ч.2 ст.325 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 40 000 рублей. На основании ч.З, 4 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 19 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года, со штрафом в размере 110 000 рублей. На основании ч.2 ст.72 УК РФ наказание в виде штрафа постановлено исполнять самостоятельно.

Обухов Е В не судимый, осужден к лишению свободы: по п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года) к 10 годам без штрафа, с ограничением свободы на срок 1 год, по п. «а, ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ (в редакции Федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года) к 19 годам, с ограничением свободы на срок 2 года. На основании ч.З, 4 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 21 год лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года.

Ограничения свободы установлены судом и приведены в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., объяснения осужденных Сопина Н.Г., Обухова Е.В. выступление адвокатов Щербины Д.В., Вишняковой Н.В. по доводам кассационных жалоб, мнение прокурора Кравца Ю.Н. об освобождении Сопина Н.Г. от наказания по ст.316, ч.2 ст.325 УК РФ в связи с истечением срока давности, Судебная коллегия

установила:

Обухов Е.В. признан виновным в убийстве своего отца О в убийстве неустановленного мужчины, а также он же и Сопин Н.Г. признаны виновными в совершении по предварительному сговору группой лиц: разбойного нападения на Я с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и убийства последнего, сопряженного с разбоем. Сопин Н.Г. также осужден за заранее не обещанное укрывательство особо тяжкого преступления и за похищение у гражданина паспорта и другого важного личного документа. Преступления совершены 11 июня 2009 года в с. района области (убийство О в марте 2010 года (убийство неустановленного мужчины и укрывательство убийства со стороны Сопина) и 12 апреля 2010 года (остальные преступления) в г. автономного округа при обстоятельствах, изложенных в приговоре. В кассационных жалобах и дополнениях к ним: - осужденный Сопин Н.Г. утверждает о своей непричастности к совершению преступления в отношении Я и о его оговоре со стороны Обухова. Указывает, что он не находился на базе ЗАО « в ночь на 12 апреля 2011 года, поскольку его 11 апреля увез к брату С на своей автомашине Ц где он и находился вместе с братом и другом Д и откуда звонил своему сыну С считает, что суд необоснованно признал его показания и С неправдивыми. Также указывает, что свидетель Ю пояснил, что о нахождении трупа Я на территории базы он узнал от Обухова, а не от него. Полагает, что совершение преступления одним Обуховым подтверждается выдачей последним вещей и документов, принадлежащих Я наличием на шее трупа потерпевшего странгуляционной борозды, которая оставлена алюминиевым проводом, а не шнуром от ноутбука, о чем пояснял Обухов. Также утверждает, что изъятая у него одежда, на которой обнаружена кровь, происхождение которой не исключается от потерпевшего, ранее находилась в помещении, где, по словам Обухова, произошло убийство; он не мог предлагать Обухову совершить нападение на потерпевшего и его убийство за два дня до случившегося, поскольку не знал о существовании автомашины у Я золотые изделия в ломбард он сдал по просьбе Обухова, пояснявшего, что они принадлежат ему и достались от отца. Считает, что Обухов оклеветал его с целью уйти от ответственности за совершенные преступления. Просит отменить приговор и назначить дополнительное расследование; - осужденный Обухов Е.В. выражает несогласие с приговором, утверждая, что показания, данные им на предварительном следствии, являются вымышленными и даны им с целью оговорить Сопина Н.Г., чтобы уйти от ответственности, а также по причине возникшей обиды на Сопина ввиду того, что он не мог с ним посоветоваться по поводу совершенного им преступления, поскольку Сопин ежедневно употреблял спиртное. Указывает, что убийство Я совершил он один в ходе драки, его автомашиной завладевать он не собирался, золотые изделия обнаружил, когда обыскивал труп потерпевшего. Полагает, что его показания, данные на предварительном следствии, не подтверждаются доказательствами, показания свидетелей Ц Ю являются косвенными доказательствами. Вместе с тем, в дополнении к кассационной жалобе указывает, что Сопина он оговорил под незаконным воздействием со стороны оперативных сотрудников милиции и под их же воздействием он оговорил и себя по убийству неустановленного мужчины, но данное убийство он не совершал, и поэтому уголовное дело в отношении его следует прекратить. По убийству Я полагает, что его действия следует квалифицировать по ч.1 ст. 105 УК РФ и по хищению золотых изделий по ст. 158 УК РФ, исключив из объема хищения автомашину Я По факту убийства О просит квалифицировать его действия по ст. 109 УК РФ как причинение смерти по неосторожности. Просит отменить приговор и дело направить на дополнительное расследование. В возражениях на кассационную жалобу осужденного Обухова Е.В. государственный обвинитель Васильев М.А. считает доводы жалобы необоснованными.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит, что выводы суда о виновности осужденных, при установленных судом обстоятельствах, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждаются совокупностью доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства. Так, из показаний Обухова Е.В., данных им на предварительном следствии 25 мая 2010 года в качестве подозреваемого, следует, что с Я он познакомился 10 апреля 2010 года, когда в обеденное время зашел в вагончик Сопина, где и увидел его. Сопин предложил ему распить спиртное, но он отказался, поскольку начальник базы Ц запрещал им выпивать, и ушел в бокс ремонтировать автомашину. В боксе он также увидел автомашину белого цвета. Затем в бокс зашли Сопин с Я и на этой автомашине, за рулем которой находился Я , уехали за водкой. Вернувшись, Сопин с Я пошли в вагончик, при этом Сопин также предлагал ему идти с ними. Через несколько часов он зашел в столовую, где увидел пьяного Сопина, и когда он уже закончил есть, Сопин предложил ему убить Я и забрать его автомашину, но он ничего ему не ответил и ушел. На следующий день с утра Сопин и Я в вагончике Сопина стали опохмеляться. Обнаружив это, Ц стал ругаться и стал выгонять Сопина и Я с базы, при этом он не разрешил им пользоваться машиной Я , поскольку они были пьяны. Затем Ц увез на машине Сопина к брату. Весь последующий день он (Обухов) занимался на базе различными делами, а примерно в 20-21, когда он находился у себя в вагончике, зашел Сопин и попросил ключ от своего вагончика, поэтому он сходил к Ц в офис и взял у него ключ от вагончика. Около 24 часов ему позвонил Ц и сказал, что он уезжает домой и надо убраться в офисе. Он пошел к Сопину в вагончик, разбудил его и сказал, что им надо убраться в офисе, при этом в вагончике также находился и Я , который был в состоянии сильного алкогольного опьянения. Они с Сопиным ушли в офис и во время уборки Сопин стал его вновь спрашивать, не надумал ли он насчет Я стал предлагать ему убить его, забрать машину, при этом говорил, что пинкод карточки у Я он не узнал, поэтому деньги с неё не получится снять, но машину смогут забрать. Он Сопину ничего не ответил. После уборки офиса он и Сопин пошли в вагончик к Сопину, где втроём с Я стали распивать спиртные напитки, в этот период они несколько раз выходили из вагончика курить и Сопин ему предлагал сделать это, но что не говорил, но он понимал, что речь шла об убийстве Я Когда Я сильно опьянел и, не удержавшись на стуле, упал л лицом в от чего разбил себе лицо, из носа у него пошла кровь, то он и Сопин подняли Я и положили на кровать. Затем Сопин вышел из комнаты и когда вернулся, то у него в руках был чёрный кабель от ноутбука. Сопин подошёл к Я сказал, чтобы тот приподнял голову, Я приподнял голову, Сопин продел кабель под шею Я один конец кабеля Сопин продел через батарею, другой конец обмотал петлёй на шее Я и стал тянуть, в этот момент Я стал сопротивляться и потянулся руками к шее, тогда ему Сопин крикнул, чтобы он держал у Я руки, он подошёл к Я и стал держать его руки. Когда Я перестал хрипеть, Сопин отпустил кабель, а он перестал держать его руки. После этого Сопин снял с руки Я наручные часы, сорвал с его шеи цепочку с крестиком, от чего она порвалась, снял с пальца Я печатку. Из кармана одежды Сопин достал ключи от машины, паспорт и водительское удостоверение на Я банковскую карту, деньги в сумме руб., которые они разделили между собой. Затем Сопин взял в вагончике самодельную вешалку из проволоки, выпрямил её, и просунул проволоку под шею Я , затем закрутил её на шее последнего. После чего Сопин сказал ему подогнать к вагончику машину Я они на одеяле вытащили из вагончика труп Я на лице которого была кровь из носа, погрузили в багажник машины и увезли труп в бокс. 12 апреля 2010 г. они с Сопиным дождались, когда с базы уедет Ц , и вечером они спрятали труп Я в мусорной яме. 13 апреля 2010 г., когда был родительский день, они с Сопиным с базы на такси уехали в город, где на пр. г. Сопин сдал золотые изделия, снятые с Я в ломбард, получил за них руб., после чего они пришли домой к брату Сопина на ул. а затем уехали на кладбище. В период до 27 апреля 2010 г. он и Сопин несколько раз ездили на машине Я он затонировал стёкла, поставил колпаки на колёса, на вопросы Ц где Я и почему машина находится в боксе, он по указанию Сопина отвечал, что Я на трассе и приедет через несколько дней. 27 апреля 2010 г. сотрудникам ГИБДД он сказал, что машина находится в боксе. Данные показания Обухов Е.В. полностью подтвердил в ходе проверки показаний на месте 25 мая 2010 г., при этом указал место, где он по предварительному сговору с Сопиным совершили убийство Я с целью завладения имуществом последнего, подробно описал механизм причинения Я повреждений, повлекших его смерть, при этом продемонстрировал с использованием манекена непосредственно его действия и Сопина при удушении Я кабелем от ноутбука, проволокой и указал последующие действия, направленные на завладение и распоряжение имуществом Я сокрытие трупа. Допрошенный в качестве обвиняемого 26 мая 2010 года Обухов Е.В. полностью признал вину в убийстве Я и пояснил, что убийство Я было совершено по предложению Сопина в целях завладения имуществом потерпевшего. Кроме того, пояснил, что в августе 2009 года он рассказал Сопину, что убил своего отца, поэтому, когда Сопин предлагал ему совершить убийство Я а затем после убийства, то Сопин при этом говорил ему, что он много знает о нем и в случае чего сообщит в милицию, в связи с чем он боялся, что Сопин это сделает и поэтому он помог Сопину убить Я По обстоятельствам убийства неустановленного мужчины в марте 2010 года Обухов Е.В. в своих показаниях от 9 июня 2010 г. пояснил, что примерно 5 марта 2010 г. вечером на базу ЗАО « » пришёл мужчина, с собой он принёс водку, спросил начальство, сказал, что он хочет устроиться на базе на ночлег, он отправил мужчину к Сопину. Мужчина ушёл, через некоторое время пришёл с Сопиным. Они сказали, что собираются в магазин и ушли. Из магазина они принесли две бутылки водки. У него в вагончике они стали выпивать. Во время застолья между ними возник спор о татуировках. Ближе к 24 часам все были выпившие, спор продолжался, мужчине не понравилось что он (Обухов) что-то ему сказал. На столе лежал кухонный нож, мужчина потянулся за ножом, он соскочил с кресла и стал отходить в комнату, мужчина, взяв нож, пошёл на него. В это время Сопин крикнул, мужчина повернулся в сторону Сопина, а он (Обухов) в этот момент нанёс мужчине удар в лицо, от которого мужчина упал и выронил нож. Он подбежал к мужчине и стал наносить ему удары руками и ногами, бил по голове, туловищу, в разные части тела. Затем ударил мужчину бутылкой из-под водки по голове. Сопин при этом его успокаивал. После его ударов мужчина остался лежать на полу. Прошло около 5 минут, он подошёл к мужчине, потрогал пульс, пульса у него не было, он понял, что убил его. После чего предложил Сопину спрятать труп и с этой целью они с Сопиным на санках вывезли труп за территорию базы в район снегосборника, где он затем обложил труп покрышками, облил конденсатом и поджёг труп. Данные показания Обухов Е.В. подтвердил в ходе проведения их проверки на месте совершения преступления от 10 июня 2010 г., при которой Обухов указал вагончик, где он, Сопин и неустановленный мужчина распивали спиртные напитки, показал, как он наносил удары мужчине руками, ногами и бутылкой по голове, указал место, в котором он и Сопин сожгли труп, при этом указал путь их движения от базы до этого места. Оснований считать вышеприведенные показания Обухова Е.В. недопустимыми доказательствами не имеется, поскольку Обухов допрашивался с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, с разъяснением процессуальных прав, в присутствии адвоката, а при проверке показаний на месте и в присутствии понятых, какие-либо замечания, жалобы, в том числе и на незаконные методы ведения следствия, Обуховым не заявлялись. Суд обоснованно признал данные показания Обухова Е.В., в которых он подробно пояснил об обстоятельствах убийства им неустановленного мужчины и сокрытия его трупа совместно с Сопиным, а также об обстоятельствах убийства Я с целью завладения его имуществом, подтвержденные им на месте совершения преступления, как наиболее правдивые, поскольку они согласуются с установленными в судебном заседании фактическими обстоятельствами дела. Так, показания Обухова Е.В. по обстоятельствам убийства им неустановленного мужчины и сокрытия его трупа совместно с Сопиным подтверждаются: протоколами осмотра места происшествия от 6 июня 2010 года, в ходе которого на песчаной площадке, расположенной за проезжей частью дороги, прилегающей к базе филиала « , обнаружен обгоревший труп мужчины, на котором в области головы и туловища находятся множественные фрагменты металлической проволоки, обнаружены остатки обгоревших резины, древесины, проволоки; показаниями свидетеля Ю которому Обухов Е.В. рассказал, что, кроме трупа Я , есть еще один убитый, труп которого они с Сопиным вывезли за территорию базы, обложили покрышками и сожгли; протоколами осмотра насосного помещения, из которого Обухов взял конденсат с целью сожжения трупа, осмотра бани, рядом с которой обнаружены металлические сани, на которых Обухов и Сопин перевезли труп мужчины к месту сожжения; показаниями свидетеля С являющегося автослесарем и пояснившего, что предс у следователем проволока является кортом от автомобильной покрышки, вероятнее всего от легкового автомобиля. По заключению судебно-медицинского эксперта причину смерти неустановленного мужчины невозможно установить из-за выраженного обгорания кожных покровов, мягких тканей, частично костей скелета и внутренних органов, а также из-за гниения трупа. Обгорание кожных покровов, мягких тканей, костей скелета и внутренних органов образовалось после наступления смерти. Смерть неустановленного мужчины могла наступить в зимне-весенний период 2010 года. В моче трупа обнаружен этиловый спирт в концентрации 4,1 промилле, что может свидетельствовать об употреблении алкоголя в течение суток до момента наступления смерти, что подтверждает показания Обухова о том, что до совершения убийства мужчины он, Сопин и этот мужчина употребляли алкоголь, сожжение ими трупа этого мужчины произведено после его убийства, а также давность наступления смерти неустановленного мужчины соответствует периоду, о котором указывает Обухов - март 2010 года.

Кроме того, в своей явке с повинной от 9 июня 2010 года Обухов Е.В. собственноручно указал, что явка с повинной составлена им без какого-либо физического и психологического давления, схема также составлена им же, о чём свидетельствуют надписи на ней. Кроме этого в явке он изложил обстоятельства, которые не могли быть известны лицам, непричастным к убийству, а именно то, что он и Сопин после убийства перевозили труп на санях, взяли ёмкость с конденсатом, а не с иной горючей жидкостью, взяли покрышки с легкового автомобиля, он вытащил из кармана потерпевшего руб., также он указал дорогу, по которой они везли сани с трупом. Показания Обухова Е.В. по обстоятельствам убийства Я с целью завладения его имуществом подтверждаются: протоколом осмотра места происшествия от 9 июня 2010 года, в ходе которого на территории базы ЗАО « » в яме под мусором был обнаружен труп потерпевшего Я завернутый в одеяло и дернит, при осмотре вагончиков, где проживали Сопин и Обухов, в одном из них был обнаружен кабель черного цвета, в другом - на металлической кровати под матрацем обнаружена наволочка с пятнами бурого цвета, при осмотре бокса были обнаружены ключ, рубашка, свитер, джинсы, пара полуботинок, принадлежащих Я заключениями эксперта №№ 294, 298, установившим наличие крови на изъятой из вагончика наволочке, на изъятых из бокса джинсах, принадлежащих Я , происхождение которой возможно от Я от Сопина и Обухова исключается; протоколом осмотра трупа Я которым установлено, что на шее трупа имелась закрученная в три оборота проволока из серебристо-белого металла в белой изоляции из полимерного материала, что соответствует показаниям Обухова о том, что после удушения Я с помощью чёрного кабеля и изъятия из одежды последнего вещей и документов, Сопин затянул на шее Я белую проволоку и закрутил её несколько раз; протоколом следственного эксперимента от 1 июня 2010 года, в ходе проведения которого установлено, что изъятый при осмотре бокса ключ подошёл к автомашине принадлежащей Я протоколами осмотра вагончика, в котором проживал Сопин, в ходе которого в кармане куртки обнаружен залоговый билет от 7 мая 2010 г. о сдаче цепочки в ломбард на имя Сопина Н.Г., также обнаружена на кровати подушка со следами бурого цвета, которые были изъяты; заключениями эксперта №№ 434, 299, установившими на полимерном контейнере, находившегося в балке Сопина след пальца руки Я а на изъятой подушке кровь, происхождение которой возможно от Я от Сопина и Обухова исключается; протоколом выемки паспорта, водительского удостоверения, банковской карты, командировочного удостоверения на имя Я , его наручных часов, хранившихся в вагончике Обухова, о ал в своем заявлении; заключением эксперта №300, установившим наличие крови на ботинках и куртке, изъятых у Сопина в ИВС, происхождение которой возможно от Я от Сопина и Обухова исключается; протоколом выемки из городского ломбарда цепочки из металла желтого цвета, имеющей повреждение в виде разрыва, два залоговых билета от 13 апреля и 7 мая 2010 года; показаниями свидетеля М о сдаче Сопиным Н.Г. 13 апреля 2010 года золотых изделий - порванной цепочки, крестика, перстня, который выкупил их, кроме цепочки, 7 мая 2010 года; показаниями потерпевшей Я о том, что муж в марте 2010 года уехал в г. на своей автомашине белого цвета, с собой у него были документы, золотые цепочка с крестиком, печатка, на руке часы, и опознавшей изъятые цепочку и часы, как принадлежащие ее мужу; протоколом выемки у свидетеля С крестика и цепочки, найденные последним в куртке за подкладкой, находящейся в его квартире по пр. показаниями свидетеля Е которую в середине апреля 2010 года на автомашине белого цвета возили Обухов и Сопин, при этом Обухов был за рулем, а Сопин сидел на переднем пассажирском сиденье; данными отела ГИБДД по г. о том, что автомашина г.н. принадлежащая Я согласно распечаток видеорегистратора, осуществляла движение по территории г. 13, 24 апреля 2010 года; выпиской « о том, что Я 11 апреля 2010 года в 6.39 получил наличные денежные средства в сумме рублей в банкомате № по своей именной банковской карте, что подтверждается видеозаписью с изображением Я заключением эксперта №308, которым установлено, что в подногтевом содержимом рук Я обнаружены клетки поверхностных слоев кожи человека с антигенами, которые могли произойти за счет клеток самого потерпевшего, а также не исключается присутствие клеток кожи Сопина в виде примеси к клеткам кожи Я показаниями свидетеля Ю и свидетеля Ц данными на предварительном и судебном следствии, из которых следует, что Обухов им говорил, что убийство Я произошло в ночь с 11 на 12 апреля 2010 г., после того, как они уехали с базы, где в течение дня они находились в бане с друзьями и жарили шашлыки. Сопин также находился на базе. Свидетели видели его после того, как Ц отвёз Сопина к брату на пр. он заглядывал к ним в баню, что подтверждает показания Обухова, который пояснял, что Сопин, после того, как его Ц увёз к брату на , вновь приехал на базу, а получив указания от Ц об уборке офиса, они совместно с Сопиным произвели уборку офиса, затем пошли в вагончик к Сопину, где совершили нападение на Я и его убийство, то есть показания Обухова и свидетелей Ц и Ю согласуются между собой и свидетельствуют о нахождении Сопина в ночь убийства Я на базе. Также, по заключению эксперта № 10-2010-77 смерть Я наступила от механической асфиксии, развившейся в результате удавления петлёй - сдавления шеи гибким твёрдым предметом путём его затягивания посторонними руками человека, оценивающейся как повреждение, причинившее тяжкий вред здоровью на момент причинения, состоит в прямой причинной связи с наступлением смерти. Сдавление шеи петлёй причинено с силой, достаточной для развития механической асфиксии и наступления смерти. Удавление петлёй произведено прижизненно. Давность наступления смерти 11-12 апреля 2010 г. не исключается. Странгуляционная борозда на шее одиночная. Однако необходимо учитывать, что если петля на шее снимается быстро, то странгуляционная борозда может быстро исчезнуть. В крови Я обнаружен этиловый спирт 3,6 промилле, в моче - 4,2 промилле, что соответствует у живых лиц тяжёлой степени алкогольной интоксикации, которая сопровождается резким понижением рефлексов, вплоть до двигательного паралича, снижением чувствительности, возможна потеря сознания. С учетом выводов эксперта, суд обоснованно пришел к выводу, что странгуляционная борозда на шее потерпевшего от применения чёрного кабеля могла исчезнуть вследствие быстрого снятия петли от кабеля с шеи Я , а затем зафиксировалась вследствие повторного наложения на то же место другого предмета - проволоки, обнаруженной на шее Я в момент осмотра, что согласуется с показаниями Обухова о том, что сначала они душили Я черным кабелем, а затем Сопин применил проволоку, которая осталась на шее Я Нахождение Я в тяжёлой степени алкогольной интоксикации также согласуется с показаниями Обухова о том, что нападение на Я и его убийство он и Сопин совершили после того, как Я находясь в сильной степени опьянения, упал со стула лицом вниз на пол, от чего разбил лицо, из носа у него пошла кровь, после чего они его уложили на кровать, а затем уже там и были совершены преступные действия в отношении Я Также показания Обухова о том, что убийство Я было совершено, когда потерпевший находился на кровати, при этом у него по вышеуказанной причине было разбито лицо, шла кровь из носа, подтверждаются наличием крови, происхождение которой не исключается от Я обнаруженной на куртке, ботинках Сопина, на подушке, изъятой из его вагончика, где и было совершено убийство потерпевшего. Доводы Сопина по поводу наличия следов крови Я на его вещах, которые, с его слов, могли образоваться в результате нахождения вещей в вагончике в ночь с 11 на 12 апреля 2010 г. и при драке между Обуховым и Я могли случайно попасть на них, судом обоснованно признаны несостоятельными, так как по делу были исследованы другие предметы одежды и обуви Сопина, изъятые из вагончика, но никаких следов крови на них обнаружено не было, не имелось следов крови и на поверхностях стен, пола вагончика, либо иных предметов, находящихся в вагончике, то есть данные обстоятельства свидетельствуют о необоснованности доводов Сопина.

Правильно судом дана критическая оценка и доводам Сопина о его нахождении в ночь убийства Я в квартире своего брата, а также показаниям свидетеля С являющегося сыном осужденного Сопина, поскольку их показания опровергаются совокупностью исследованных по делу доказательств, в частности, вышеприведенными показаниями Обухова, данными им на предварительном следствии, которые согласуются с показаниями свидетелей Ц Ю и подтверждают нахождение Сопина на базе в ночь убийства Я При этом на неправдивость показаний осужденного и свидетеля С , имеющих цель создания Сопину Н.Г. искусственного алиби, как правильно отметил суд, указывает и то обстоятельство, что 12 апреля 2010 г. являлось как день недели понедельником, а не воскресеньем, о чем утверждают осужденный и представленный им свидетель, тогда, по версии Сопина Н.Г. и С , осужденный Сопин Н.Г. должен был находиться у брата в ночь с 10 на 11 апреля 2010 г., т.е. с субботы на воскресенье, а убийство Я произошло в ночь с 11 на 12 апреля 2010 г. - с воскресенья на понедельник. Кроме того, из показаний Обухова следует, что на кладбище они с Сопиным были 13 апреля 2010 г., когда был родительский день, и после того, как Сопин сдал золотые изделия Я в ломбард. Доводы Сопина о том, что судом не был вызван в качестве дополнительного свидетеля Д являются необоснованными, поскольку судом были приняты все меры по вызову в суд этого лица, при этом и защитник Сопина - адвокат Желтобрюхова К.А. пояснила, что неоднократно звонила ему и приходила по месту его жительства, но безрезультатно, его местонахождение неизвестно, поэтому, при таких обстоятельствах, оснований считать, что суд необоснованно не удовлетворил ходатайство Сопина о допросе Д , которое было заявлено им впервые лишь при окончании судебного следствия, не имеется. Также в судебном заседании установлено, что после убийства Я Сопин и Обухов пользовались автомашиной Я , ездили на ней по городу, Обухов затонировал стёкла, поставил на колёса колпаки, мыл машину, то есть пользовались ею как своей собственной. На вопросы Ц по поводу машины Обухов по указанию Сопина сначала отвечал, что Я уехал на трассу, а затем стал говорить, что он купил машину у Я Данные обстоятельства также указывают на причастность Сопина и Обухова к совершению преступлений в отношении Я . Кроме того, суд обоснованно расценил показания Обухова Е.В. в судебном заседании, в которых он отрицает совершение им убийства неустановленного мужчины и участие Сопина при совершении убийства Я , как недостоверные и вступающие в противоречие с доказательствами, свидетельствующими о причастности Обухова к убийству неустановленного мужчины, и Обухова, Сопина - к убийству Я При этом суд также учел и ряд других обстоятельств. Так Обухов в судебном заседании по показаниям от 8 мая 2010 г. пояснил, что он дал показания о том, что Я убил Сопин, так как в его отношении в этот период была избрана подписка о невыезде, поэтому он хотел переложить вину на Сопина, что соответствует действительности, так как Сопин был задержан 9 мая 2010 г., а Обухов - 25 мая 2010 г. С момента задержания Обухов подробно и последовательно давал показания о своей причастности к убийствам неустановленного мужчины и Я , а также о совершении убийства последнего по предварительному сговору с Сопиным в целях завладения имуществом. И лишь спустя год, 26 мая 2011 года он заявил, что не убивал неустановленного мужчину, взять вину на себя его заставили путём угроз сотрудники уголовного розыска, убийство Я он совершил один, без Сопина, при этом причину, по которой он оговорил Сопина, не смог назвать. Между тем, в судебном заседании установлено, что до дачи этих показаний Обуховым предпринимались меры к получению информации от Сопина о том, как последний отнесётся к тому, что необходимо одному из них брать вину на себя, «надо одному «грузится», а второй как свидетель». Данный факт подтвердили в судебном заседании свидетели С и Б которые подтвердили, что 30 мая 2010 г. в помещении ИВ С г. Обухов пытался передать Сопину записки, которые были изъяты у свидетеля С 1 июня 2010 года. Данные обстоятельства также свидетельствуют о необъективности этих показаний Обухова, и суд обоснованно, как уже указывалось выше, расценил их в качестве избранного последним способа защиты в целях смягчения ответственности за совершённые деяния и как способ оказания содействия Сопину избежать уголовной ответственности за содеянное. Также являются несостоятельными и опровергающимися собранными по делу доказательствами и доводы Сопина об оговоре его Обуховым с целью избежать уголовной ответственности, при этом судебная коллегия отмечает, что Обухов, давая показания на предварительном следствии 25 мая, 26 мая 2010 года об обстоятельствах убийства Я не только пояснял о действиях Сопина, а также признал и свое участие в убийстве Я поэтому ссылка Сопина на то, что Обухов оговорил его с целью уйти от уголовной ответственности,является несостоятельной. Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, органами предварительного следствия и судом не допущено. Таким образом, оценив совокупность всех исследованных по делу доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденных в совершении преступлений и дал верную юридическую оценку их действиям.

Доводы Обухова Е.В. о причинении им смерти О по неосторожности являются несостоятельными. Из показаний Обухова следует, что смерти О предшествовала ссора между ними, в результате которой он нанес О удар рукой в грудь, от которого последний упал на пол. В связи с неустановлением экспертами причины смерти О защитник Обухова высказал мнение о том, что смерть потерпевшего могла наступить в результате падения, от удара головой о подлокотник кресла. Между тем, Обухов пояснил, что при падении отца он не слышал хруста костей, крови также не было. Из фототаблицы к протоколу осмотра места происшествия следует, что подлокотники стоящих на веранде кресел не имеют жёстких элементов (деревянных, металлических) либо иных, при ударе о которые могли наступить тяжкие последствия, вплоть до смертельного исхода. Обухов пояснял, что когда отец упал и не двигался, при этом он не знал, жив ли О ., он сразу же взял имеющуюся на вешалке проволоку, накинул на шею отца и стал затягивать её, что свидетельствует о наличии у него умысла на лишение жизни О Кроме этого, причина смерти О не установлена в связи с далеко зашедшими гнилостными изменениями кожных покровов, внутренних органов, однако по заключению экспертов каких- либо повреждений костей свода и основания черепа при исследовании трупа О не выявлено. При таких обстоятельствах, оснований квалифицировать действия Обухова Е.В. по ч.1 ст. 109 УК РФ как причинение смерти по неосторожности, не имеется. Наказание Сопину и Обухову назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, смягчающих обстоятельств, данных, характеризующих их личности, и является справедливым. Вместе с тем, на основании п.З ч.1 ст.24 УПК РФ Сопин подлежит освобождению от наказания, назначенного ему по ст.316 УК РФ, и от наказания, назначенного по ч.2 ст.325 УК РФ, в связи с истечением срока давности со дня совершения преступления. На основании изложенного, руководствуясь ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 19 декабря 2011 года в отношении Сопина Н Г изменить. На основании п.З ч.1 ст.24 УПК РФ освободить Сопина Н.Г. в связи с истечением срока давности со дня совершения преступления: от наказания, назначенного по ст.316 УК РФ, в виде штрафа в размере 100 000 рублей, от наказания, назначенного по ч.2 ст.325 УК РФ, в виде штрафа в размере 40 000 рублей, а также от наказания в виде штрафа в размере 110 000 рублей, назначенного на основании ч.З ст.69 УК РФ по совокупности преступлений. В остальной части приговор в отношении Сопина Н.Г., в том числе и в части наказания, назначенного по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч.4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона №377-Ф3 от 27 декабря 2009 года), п. «ж, з» ч.2 ст. 105 УК РФ, в виде 19 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на срок 2 года, а также этот же приговор в отношении Обухова Е В оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 70-О12-8

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 109. Причинение смерти по неосторожности
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 316. Укрывательство преступлений
УК РФ Статья 325. Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия
УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 72. Исчисление сроков наказаний и зачет наказания

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: +7 (916) 346-29-09
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх