Дело № 70-О13-3СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 марта 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Тришева Антонина Александровна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 70-О13-3СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 26 марта 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Коваля В.С.,
судей Эрдыниева Э.Б. и Тришевой А.А.
при секретаре Гонтаре А.П.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Чергисханова В.Х., Ибрагимова Р.С., Мухаметова Р.Р., адвокатов Сайгитова У.Т., Волкова Н.Д., Осиповой Н.В. на приговор суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 25 октября 2012 года, по которому Чергисханов В Х , несудимый, осужден по п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ к 8 годам лишения свободы, по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с возложением ограничений, приведенных в приговоре.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно ему назначено 18 лет лишения 2 свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год с установлением ограничений, приведенных в приговоре; Ибрагимов Р С , несудимый, осужден по п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ к 7 годам лишения свободы, по пп. «ж», «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ к 14 годам лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с возложением ограничений, приведенных в приговоре.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно ему назначено 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1 год с установлением ограничений, приведенных в приговоре; Мухаметов Р Р , несудимый, осужден по пп. «а», «г» ч. 2 ст. 163 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Постановлено в счет компенсации морального вреда взыскать с осужденных Чергисханова В.Х. и Ибрагимова Р.С. в пользу У по руб. с каждого; в пользу А по руб. с каждого, а с осужденного Мухаметова Р.Р. - руб.

Постановлено признать за У и А право на удовлетворение гражданского иска о возмещении имущественного ущерба, вопрос об определении размера ущерба передан на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Принято решение о взыскании в пользу потерпевшей У в счет возмещения процессуальных издержек, связанных с оплатой услуг представителя, с осужденных Чергисханова В.Х. и Ибрагимова Р.С. по руб. с каждого, с осужденного Мухаметова Р.Р. руб.

Постановлено взыскать в доход государства в счет возмещения издержек, связанных с оплатой расходов потерпевших и свидетелей по явке в суд с Чергисханова В.Х. и Ибрагимова Р.С. по руб. с каждого, с осужденного Мухаметова Р.Р. руб. От возмещения оставшейся части процессуальных издержек, связанных с оплатой расходов потерпевших и 3 свидетелей по явке в суд, в сумме . осужденные освобождены.

Постановлено освободить Ибрагимова Р.С. от процессуальных издержек в сумме ., связанных с выплатой вознаграждения адвокату.

Заслушав доклад судьи Тришевой А.А., изложившей обстоятельства дела, содержание кассационных жалоб и возражений на них, объяснения осужденных Чергисханова В.Х. и Ибрагимова Р .С, выступления адвокатов Сайгитова У .Т., Мусаева М.А., Осиповой Н.В., поддержавших доводы, изложенные в кассационных жалобах, выступления потерпевшей У и адвоката Багатурия В В ., просивших кассационные жалобы оставить без удовлетворения, мнение прокурора Гулиева А.Г. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда, постановленному на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, Чергисханов В.Х. и Ибрагимов Р.С. признаны виновными в вымогательстве, совершенном с применением насилия, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в убийстве У совершенном группой лиц, сопряженном с вымогательством; а Мухаметов Р.Р. - в вымогательстве, совершенном по предварительному сговору группой лиц, в крупном размере.

Преступления совершены в октябре 2010 года в городе при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах (основных и дополнениях к ним): адвокат Осипова Н.В. в защиту Мухаметова Р.Р. ставит вопрос об отмене приговора с направлением уголовного дела на новое рассмотрение.

Указывает, что вердикт вынесен незаконным составом коллегии, поскольку кандидаты в присяжные заседатели К и К не значатся в общем и в запасном списке кандидатов в присяжные заседатели по Обращает внимание, что имелись и другие обстоятельства, препятствующие участию названных кандидатов в работе коллегии, в частности, К сообщила суду, что ее бывший супруг был осужден за кражу, а в отношении ее в декабре 2012 года было подано заявление о привлечении к ответственности за причинение вреда здоровью; 4 К сообщил, что был привлечен к административной ответственности за нарушение правил дорожного движения. Высказывает мнение, что эти обстоятельства повлияли на объективность названных присяжных заседателей при ответах на поставленные перед ними вопросы.

Считает, что суду следовало выяснить у кандидата в присяжные заседатели К в связи с сообщенной ею информацией о работе в разведывательном управлении Министерства обороны РФ, дату ее увольнения из этого ведомства, так как в качестве присяжного заседателя она могла выступить только по истечении 5 лет со дня увольнения со службы.

Обращает внимание на положительные ответы некоторых кандидатов в присяжные заседатели на вопрос о жалости к потерпевшим, что в совокупности с плачем присутствовавшей в зале суда потерпевшей, а также с бесчисленными сообщениями в средствах массовой информации о совершенном преступлении не могло не повлиять на присяжных заседателей, у которых сформировалось предвзятое отношение к подсудимым. Указывает на неправильное формулирование вопросов в вопросном листе, в частности, вопрос № 2 составлен без учета результатов судебного следствия и позиции государственного обвинителя, исключившего из обвинения эпизод вымогательства 27 октября 2010 года. Полагает, что по данному факту суду надлежало выслушать мнение сторон и вынести отдельное процессуальное решение. Ссылаясь на то, что в обвинительном заключении в части, касающейся обвинения Чергисханова В.Х. и Ибрагимова Р.С. в вымогательстве, отсутствует ссылка на то, что они знали, что требуемая сумма превышает размер вреда, причиненного в результате ДТП, утверждает, что указание этой фразы в вопросах № 5 и № 8 свидетельствует о том, что вопросный лист составлен с нарушением требований ст. 252 УПК РФ и нарушением права подсудимых на защиту. Полагает, что с учетом прений сторон суду следовало инициировать дополнительный вопрос о наличии фактических обстоятельств, свидетельствующих о самоуправстве со стороны подсудимых. Считает, что с учетом содержания постановленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, у суда не имелось оснований для квалификации действий подсудимых по квалифицирующему признаку вымогательства «в крупном размере». Ссылается на нарушение принципа состязательности, выразившееся в ограничении стороны защиты в возможности представлять доказательства. Помимо этого, обращает внимание, что сторона защиты была лишена возможности исследовать в присутствии присяжных заседателей последствия дорожно-транспортного происшествия, явившегося поводом для требования денег от потерпевшего А виновного в этом ДТП. Считает необоснованным отказ суда в удовлетворении ходатайства о приобщении к уголовному делу копии искового заявления Мухаметова Р.Р. о возмещении ущерба, причиненного ему в результате дорожно-транспортного происшествия, принятого районным судом к своему производству в рамках гражданского дела. 5 Полагает, что у суда не имелось оснований для производства повторной судебно-медицинской экспертизы, в связи с этим считает, что экспертное заключение является недопустимым доказательством. Настаивает, что заключение эксперта коммерческой организации ООО « Г тоже является недопустимым доказательством, поскольку производство этой экспертизы ему не поручалось. Полагает, что и сам приговор не отвечает требованиям закона, в нем не приведены мотивы принятых решений, в частности, по вопросам о неприменении наказания в виде принудительных работ и квалификации действий Мухаметова Р.Р. по уголовному закону в редакции от 7 марта 2011 года. Указывает, что вывод суда о наличии в действиях Чергисханова В.Х. и Ибрагимова Р.С. квалифицирующего признака «в крупном размере» противоречит резолютивной части приговора, согласно которому они признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ.

Обращает внимание на незаконное содержание Чергисханова В.Х. и Ибрагимова Р.С. под стражей с августа по октябрь 2012 года; осужденный Мухаметов Р.Р., разделяя позицию своего защитника о тенденциозности коллегии присяжных заседателей, указывает, что выводы присяжных заседателей о его виновности основаны на противоречивых и недостоверных показаниях потерпевшего А который оговорил его. Указывает на нарушение закона, выразившееся в том, что в присутствии присяжных заседателях не были исследованы обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, явившегося поводом для конфликта с потерпевшим. Со ссылкой на то, что в судебном заседании не был допрошен свидетель Б указывает на ограничение стороны защиты в представлении доказательств. Приводит доводы о чрезмерной суровости назначенного ему наказания, полагает, что судом не в полной мере приняты во внимание обстоятельства, влияющие на его вид и размер. Ставя вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение, просит уголовное дело в отношении его выделить в отдельное производство, поскольку он не желает, чтобы дело рассматривалось судом с участием присяжных заседателей; адвокат Волков Н.Д. в защиту Ибрагимова Р . С, оспаривая законность приговора, указывает на нарушение принципа «территориального рассмотрения уголовного дела», что, по его мнению, повлекло нарушение права осужденного на представление доказательств, поскольку свидетели, о допросе которых заявила защита, не могли прибыть в , где проходило судебное заседание. Указывает на нарушения при формулировании вопросов в вопросном листе. Полагает, что и «вердикт является не ясным, поскольку из него не видно, как присяжные заседатели представляли роль Ибрагимова Р .С, и не понятно, почему по второму 6 преступлению к нему не применено снисхождение и не признан эксцесс исполнителя». Считает, что судебное разбирательство не обеспечило Ибрагимову Р.С. достаточной ясности относительно мотивов признания его виновным, в силу этого, полагает, что судебное разбирательство было несправедливым. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение; осужденный Ибрагимов Р . С, ставя вопрос об отмене приговора, указывает на нарушения уголовно-процессуального закона, в частности, полагает, что для обеспечения явки в суд свидетелей защиты, дело следовало рассмотреть в Считает, что суд необоснованно оставил без внимания замечание стороны защиты относительно поведения в зале суда потерпевшей У которая, непрерывно плача, оказала воздействие на присяжных заседателей. Указывает, что потерпевший А неоднократно менял свои показания, в том числе относительно суммы требуемых денег. Приводит собственный анализ доказательств, который, по его мнению, свидетельствует о наличии иных фактических обстоятельств, нежели были установлены в судебном заседании. Обращает внимание на противоречивость показаний потерпевших, для устранения которых в суде заявлялись ходатайства об оглашении показаний, данных ими в ходе предварительного следствия, однако судом они отклонялись без приведения мотивов. Считает, что участие в составе коллегии присяжных заседателей К и К которые не значатся в общем и запасном списках кандидатов в присяжные заседатели, является безусловным основанием к отмене приговора, как постановленного незаконным составом суда; адвокат Сайгитов У.Т. в защиту Чергисханова В.Х. указывает на то, что вердикт вынесен незаконным составом коллегии присяжных заседателей, поскольку кандидаты К и К вошедшие в нее, не значатся в общем и запасном списках кандидатов в присяжные заседатели.

Полагает, что председательствующий судья необоснованно сузил круг вопросов, подлежащих исследованию в присутствии присяжных заседателей, пресекая попытки выяснения обстоятельств дорожно-транспортного происшествия, явившегося причиной конфликта, в результате этого присяжные были лишены возможности объективно решить вопрос о снисхождении, поскольку не получили информацию об аморальных и провоцирующих действиях потерпевшего. Обращает внимание, что суд не принял мер к тому, чтобы оградить присяжных заседателей от внешних факторов воздействия, в частности, поведения потерпевшей У , которая, находясь в зале суда, непрерывно плакала. Ставит под сомнение обоснованность проведения повторной судебно-медицинской экспертизы, поскольку заключение эксперта, проводившего первичную и 7 дополнительную экспертизы, суд признал недопустимыми доказательствами.

Указывает на нарушение прав подсудимых при назначении и проведении экспертизы в судебном разбирательстве. Со ссылкой на положения ст. 207 УПК РФ считает, что оснований для назначения повторной экспертизы у суда не имелось. С учетом приведенных доводов просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания; осужденный Чергисханов В.Х. ставит под сомнение законность и обоснованность приговора со ссылкой на то, что в его основу легли противоречивые показания потерпевших и свидетелей. Указывает на личную заинтересованность председательствующего судьи, которым необоснованно отклонено ходатайство о допуске к участию в деле в качестве защитника наряду с адвокатом его родственницы, также необоснованно отказано в ходатайстве о допросе свидетелей Д и Р о вызове для допроса следователей Т Е и Л .; кроме того, отводились вопросы стороны защиты к допрашиваемым лицам, делались замечания по поводу характера задаваемых вопросов и поведения в зале суда, при этом ходатайство защитника об отводе председательствующего судьи отклонено. Полагает, что при отсутствии экспертного заключения о его психическом состоянии в момент совершения преступлений у суда не имелось оснований для вывода о том, что в отношении инкриминированных преступлений он является вменяемым.

Указывает, что судом не приведены доказательства, обосновывающие его вывод о необходимости возмещения морального вреда в размере, приведенном в приговоре. Со ссылкой на то, что выводы суда в этой части не подтверждены доказательствами, ставит вопрос об отмене приговора ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела; адвокат Мусаев М.А. в судебном заседании ставит вопрос об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение. Указывает, что постановленный приговор противоречит вердикту присяжных заседателей, в частности, в вопросе № 11 указано, что при нанесении ударов потерпевшему осужденные руководствовались целью добиться выполнения требований о передаче денег, а также подавления возможного сопротивления. Полагает, что в связи с такой формулировкой у суда не имелось оснований для квалификации действий осужденных как умышленное причинение смерти другому человеку. Кроме того, ставит под сомнение обоснованность осуждения подзащитного за вымогательство по квалифицирующему признаку его совершения в крупном размере.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Ярославцева О.Ю., потерпевшая У адвокат 8 Б а г а т у р ия В.В. указывают на несостоятельность приведенных в них доводов, просят оставить их без удовлетворения, а приговор, как законный и обоснованный, без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Судебное разбирательство настоящего уголовного дела проведено в установленном уголовно-процессуальным законом порядке с учетом особенностей производства по делу, рассматриваемому судом с участием присяжных заседателей.

Подсудность уголовного дела определена в соответствии со ст. 31 УПК РФ, верно определено и место проведения судебного заседания - в помещении суда Ямало-Ненецкого автономного округа, расположенного в г.

Суд не усмотрел оснований для разбирательства уголовного дела в выездном заседании суда, поэтому правомерно отклонил ходатайство осужденных о проведении судебного заседания в В соответствии с ч. 2 ст. 49 УПК РФ решение вопроса о допуске к участию в деле в качестве защитника наряду с адвокатом родственников осужденного относится к исключительной компетенции суда, рассматривающего уголовное дело. Обоснованность решения, принятого председательствующим судьей по ходатайству осужденного Чергисханова В.Х., не вызывает сомнений.

Согласно ст. 334 УПК РФ вопросы, связанные с установлением фактических обстоятельств дела, а также с оценкой исследованных в судебном заседании доказательств, отнесены к компетенции коллегии присяжных заседателей, и постановленный ими вердикт в силу требований ч. 4 ст. 347 УПК РФ обжалованию не подлежит. Эти требования закона осужденным были разъяснены и им известны положения закона о пределах обжалования приговора, постановленного на основании вердикта присяжных заседателей, в связи с этим доводы кассационных жалоб о неверном установлении судом фактических обстоятельств дела, оговоре осужденных потерпевшим, недостоверности и противоречивости доказательств, немотивированности вердикта не входят в предмет разбирательства суда кассационной инстанции и не подлежат рассмотрению.

Безосновательны доводы кассационных жалоб о вынесении вердикта незаконным составом суда. Утверждение о том, что кандидаты К и К вошедшие в состав коллегии присяжных заседателей, не значатся в общем и запасном списках кандидатов в присяжные заседатели по 9 Ямало-Ненецкому автономному округу, ошибочно. Данное утверждение основано на сведениях о кандидатах в присяжные заседатели, включенных в списки по состоянию на 2008 год. Между тем, в соответствии с Федеральным законом «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» от 20 августа 2004 года, возлагающим на исполнительные органы субъектов Российской Федерации обязанность ежегодно пересматривать списки с целью исключения из них граждан, утративших право быть присяжными заседателями, и включения в них дополнительно отобранных кандидатов (ч. 13 ст. 5), такие изменения были внесены и в списки кандидатов в присяжные заседатели по Ямало- Ненецкому автономному округу. Согласно уточненным спискам, которые в установленном порядке утверждены и опубликованы в официальном печатном издании - в газете « № ( ) от 22 декабря 2011 года, кандидаты К и К были включены в запасной список кандидатов в присяжные заседатели в 2011 году и значатся в нем под номерами 202 и 210 соответственно (л.д. 250-251 т. 18).

Доводы защиты о наличии у названных кандидатов иных обстоятельств, препятствующих участию в качестве присяжных заседателей, несостоятельны. Как следует из протокола судебного заседания, указанные кандидаты не скрыли от суда информацию об обстоятельствах, на которые ссылается в жалобе защита. В частности, К сообщила, что в отношении ее было подано заявление о причинении вреда здоровью, однако уголовное дело не возбуждалось, так как потерпевшая забрала заявление.

Кроме того, она сообщила о прежней судимости бывшего супруга (л.д. 53, 59 т. 16). Кандидат К сообщил, что он подвергался административному взысканию за нарушение безопасности движения (л.д. 54 т. 16). Указанные обстоятельства сами по себе не препятствуют участию кандидатов в качестве присяжных заседателей при разбирательстве уголовного дела. Кроме того, на дополнительный вопрос государственного обвинителя кандидаты К и К пояснили, что обстоятельства, о которых они сообщили суду, не повлияли на их объективность и не вызвали у них негативного отношения к правоохранительным органам (л.д. 59, 54 т. 16).

Таким образом, на момент формирования коллегии присяжных заседателей у сторон имелась возможность с учетом полученной информации оценить способность кандидатов К и К . объективно и непредвзято ответить на поставленные перед ними вопросы, а при наличии сомнений - заявить им отвод. Правом отвода этих кандидатов сторона защиты не воспользовалась, следовательно, на момент формирования коллегии присяжных заседателей сомнений в их объективности у нее не имелось. 10 То обстоятельство, что согласно протоколу судебного заседания, кандидат К пояснила, что факт обращения заявительницы в правоохранительные органы с заявлением о привлечении ее к ответственности имел место в декабре 2012 года, является явной технической ошибкой, поэтому данное обстоятельство не может рассматриваться в качестве какого-либо нарушения.

Предусмотренных законом оснований для отвода кандидата в присяжные заседатели К в связи с сообщенной ею информацией о прежней службе в разведывательном управлении Министерства обороны РФ также не имелось, поскольку с момента ее увольнения прошло более 5 лет. Сообщенные кандидатом К сведения о времени ее увольнения удовлетворили сторону защиты, которая уточняющих вопросов по поводу конкретной даты увольнения кандидата не ставила и отводов ей не заявила (л.д. 57 т. 16). Утверждение о том, что данное сообщение кандидат сделала вне зоны слышимости сторон, неубедительно, так как в судебном заседании заявлений по этому поводу стороной защиты не делалось. Помимо этого, как следует из протокола судебного заседания, К инициировала самоотвод, ссылаясь на занятость по основному месту работы в МУП « ». Однако при обсуждении заявленного самоотвода все адвокаты, а также осужденные, кроме Чергисханова В.Х., высказали возражения по этому поводу, в связи с чем самоотвод кандидата суд оставил без удовлетворения, а К продолжила дальнейшее участие в отборе коллегии присяжных заседателей (л.д. 47 т. 16).

Действительно некоторые кандидаты в присяжные заседатели положительно ответили на вопрос о жалости к потерпевшим, в связи с чем государственным обвинителем выяснялся вопрос о том, не повлияет ли данное обстоятельство на их объективность, при этом все кандидаты отвергли возможность такого влияния. Защита признала убедительной такое заявление кандидатов, поскольку не заявила им отводов (л.д. 61-62 т. 16). Из числа кандидатов, заявивших о жалости к потерпевшим, стороной защиты был заявлен мотивированный отвод только кандидату А однако основанием для этого послужило иное обстоятельство - прежняя служба кандидата в органах внутренних дел (л.д. 41 т. 15).

Утверждение о том, что средства массовой информации в связи с отрицательной оценкой действий осужденных в некоторых публикациях могли повлиять на формирование у присяжных заседателей предвзятого отношения, является голословным, так как объективно ничем не подтверждено. Согласно протоколу судебного заседания, на вопрос 11 государственного обвинителя о наличии среди кандидатов в присяжные заседатели лиц, осведомленных об обстоятельствах дела из средств массовой информации либо иных источников, положительного ответа не последовало (л.д. 43 т. 16).

При таких данных оснований полагать, что коллегия присяжных заседателей сформирована с нарушением закона, не имеется. Такое мнение высказали в судебном заседании и стороны, не заявившие о роспуске коллегии ввиду тенденциозности ее состава либо вследствие нарушений закона при ее формировании.

Судебное следствие по делу проведено с учетом требований ст. 335 УПК РФ, определяющей его особенности в суде с участием присяжных заседателей. Председательствующим судьей были созданы необходимые условия для реализации сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Каких-либо конкретных фактов, указывающих на то, что председательствующий судья лично, прямо либо косвенно, заинтересован в исходе дела, в кассационных жалобах не содержится. Отсутствуют какие-либо сведения и об обвинительном уклоне председательствующего судьи при разбирательстве уголовного дела.

Является несостоятельным утверждение об ограничении председательствующим судьей стороны защиты права представлять доказательства. Не убедительна и ссылка в обоснование этого утверждения на отказ в удовлетворении ходатайства о приобщении к делу копии искового заявления Мухаметова Р.Р. о взыскании имущественного ущерба с А которое принято в производство районного суда в рамках гражданского дела. Так, защитник Осипова Н.В., ходатайствуя о приобщении копии искового заявления, пояснила, что она не ставит вопрос об исследовании этого документа в присутствии присяжных заседателей, поскольку данное исковое заявление может иметь значение лишь при обсуждении последствий вердикта (л.д. 45-46 т. 17). При повторном обсуждении этого вопроса Осипова Н.В. признала, что данное ходатайство заявлено ею преждевременно, поскольку размер ущерба не уточнен, а решение по гражданскому делу не принято, после чего по своей инициативе сняла ходатайство с рассмотрения (л.д. 88 т. 17). С учетом такой позиции защитника в судебном заседании, а также иных мотивов, приведенных судом в обоснование принятого решения об отклонении данного ходатайства, оснований полагать, что председательствующим судьей ограничено право стороны защиты на представление доказательств, не имеется.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводами о необоснованном отказе судом в допросе ряда свидетелей. В соответствии с 12 ч. 4 ст. 271 УПК РФ судья не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе только тех свидетелей, которые явились в суд по инициативе сторон. Как следует из материалов дела, сторона защиты ходатайствовала о допросе свидетелей, явку в суд которых не обеспечила. Несмотря на данное обстоятельство, судом были приняты исчерпывающие меры по установлению места нахождения заявленных для допроса свидетелей и обеспечению их явки в суд, в том числе путем принудительного привода.

Однако принятыми мерами получить сведения о месте пребывания некоторых из них, в частности свидетеля Б не представилось возможным. Вместе с тем, показания этого свидетеля, данные в ходе предварительного следствия, были оглашены в судебном заседании с соблюдением требований ст. 281 УПК РФ, после чего ходатайств о личном участии свидетеля Б в суде не поступало. Не возражали участники процесса, в том числе сторона защиты, и против окончания судебного следствия в отсутствие этого не явившегося свидетеля.

Судом обоснованно отказано в ходатайстве стороны защиты о допросе следователей Е Л и Т поскольку их показания касаются процессуальных аспектов расследования преступлений, исследование которых в присутствии присяжных не допускается в силу прямого запрета, содержащегося в законе. Суд правомерно отказал в удовлетворении ходатайства о допросе в присутствии присяжных заседателей свидетеля Р поскольку названный свидетель, давая в ходе предварительного следствия показания об обстоятельствах дела, не мог назвать источник своей осведомленности.

Показания свидетеля Д о допросе которого также ходатайствовала сторона защиты, не содержат какой-либо более или менее конкретной информации об обстоятельствах совершенного преступления (л.д. 90 т. 2, л.д. 147 т. 6, л.д. 3, 22 т. 17).

Несостоятельны доводы защитника Осиповой Н.В. о недопустимости заключения повторной судебно-медицинской экспертизы ввиду отсутствия оснований для ее проведения и нарушения прав участников процесса. Как видно из протокола судебного заседания, данная экспертиза была назначена судом по ходатайству государственного обвинителя в связи с тем, что первичное заключение судебно-медицинского эксперта от 16 ноября 2010 года и дополнительное экспертное заключение от 21 января 2011 года были признаны недопустимыми доказательствами (л.д. 185-186 т. 16). Назначая повторную экспертизу, суд руководствовался положениями ст. 196 УПК РФ, которые находятся в нормативном единстве с положениями ст. 207 УПК РФ и содержат требование об обязательном назначении экспертизы для установления причины смерти, а также характера и степени вреда, причиненного здоровью потерпевшего. Повторное экспертное исследование 13 проводилось на основании медицинской карты № стационарного больного У акта судебно-химического исследования № акта судебно-гистологического исследования № которые не признавались судом недопустимыми доказательствами (л.д. 76-83 т. 15).

Установленный ст. 284 УПК РФ порядок назначения экспертизы в судебном заседании не предусматривает оформления протокола об ознакомлении сторон с постановлением о назначении экспертизы. В строгом соответствии с требованиями закона суд заслушал мнение участников процесса по заявленному ходатайству, затем огласил постановление о назначении экспертизы. Каких-либо заявлений, в том числе об отводе экспертов, ходатайств о постановке перед экспертами дополнительных вопросов от сторон не поступило (л.д. 199-200 т. 16). Не поступило таких ходатайств от них и при оглашении в суде экспертного заключения. При таких данных Судебная коллегия не может согласиться с мнением защитника Осиповой Н.В., поставившей вопрос о признании данного экспертного заключения недопустимым доказательством.

Судебная коллегия находит несостоятельными и доводы защиты о недопустимости экспертного заключения об оценке стоимости восстановительного ремонта автомобиля Мухаметова Р.Р. Как следует из материалов уголовного дела, первоначально производство данной экспертизы было поручено ООО « », однако ввиду отсутствия специалиста соответствующей квалификации поручение следователя не было выполнено (л.д. 12 т. 19). В связи с этим производство экспертизы было поручено ООО « », о чем 28 февраля 2011 года было вынесено соответствующее постановление, из содержания которого следует, что все вопросы, предшествовавшие назначению экспертизы, следователем были разрешены. С постановлением о назначении экспертизы и с заключением эксперта осужденные и их защитники были ознакомлены, при этом ходатайств о проведении экспертизы в ином экспертном учреждении они не заявляли, о постановке перед экспертом дополнительных вопросов не ходатайствовали.

Является надуманным довод о незаконном воздействии потерпевшей У на присяжных заседателей. Отклоняя ходатайство защитника Сайгитова У .Т. по этому поводу, председательствующий судья указал, что сдерживаемое проявление потерпевшей своих эмоций, обусловленное гибелью сына, не нарушает порядка в судебном заседании, не носит характера воздействия на присяжных заседателей и не может служить основанием для удаления ее из зала судебного заседания (л.д. 88, 214 т. 16).

Не подтверждено материалами дела утверждение в жалобах об ограничении стороны защиты в исследовании обстоятельств дорожно-14 транспортного происшествия и лишении их возможности довести до сведения присяжных заседателей информации «об аморальных и провоцирующих действиях потерпевшего А после совершенного им ДТП».

В рамках рассматриваемого судом уголовного дела о вымогательстве и сопряженном с ним убийстве обстоятельства дорожно-транспортного происшествия правомерно исследовались судом в объеме, необходимом для установления обстоятельств совершения этих преступлений с учетом требований ст. 73 УПК РФ.

Данных, указывающих на то, что после совершения ДТП А выполнял какие-либо аморальные либо провоцирующие действия, судом не получено.

Не убедительно и утверждение о том, что вследствие запретов и ограничений председательствующего судьи защита не смогла довести до сведения присяжных заседателей обстоятельства, имеющие значение для признания осужденных заслуживающими снисхождения. Данное утверждение не соответствует действительности, поскольку присяжными заседателями Мухаметов Р.Р. и Ибрагимов Р.С. признаны заслуживающими снисхождения, а председательствующим судьей противоправное поведение потерпевшего, совершившего административное правонарушение, явившееся поводом для вымогательства, признано смягчающим наказание осужденных обстоятельством.

Содержащееся в жалобе защитника Осиповой Н.В. высказывание о том, что присяжные заседатели «даже понятия не имели, что Мухаметов Р.Р. обратился в указанные даты к А прежде всего не с целью получить компенсацию за поврежденный автомобиль, а с требованием оказать материальную помощь нуждавшимся в лечении членам семьи», является субъективным мнением адвоката, которое опровергается протоколом судебного заседания и иными материалами уголовного дела. Так, согласно протоколу судебного заседания, в присутствии присяжных заседателей были допрошены потерпевший и свидетели, которые, давая показания об обстоятельствах вымогательства, называли, в том числе суммы средств, которые осужденные незаконно требовали от потерпевшего А использовав в качестве повода произошедшее дорожно- транспортное происшествие. В присутствии присяжных заседателей исследовались доказательства о размере ущерба, причиненного Мухаметову Р.Р. повреждением автомобиля. Сам осужденный Мухаметов Р.Р., давая показания в присутствии присяжных заседателей, первоначально отрицал факт вымогательства денег у потерпевшего А как и 15 требование передать деньги в сумме, превышающей ущерб от повреждения автомобиля, не упоминал он и о затратах, понесенных им в связи с причинением вреда здоровью близких родственников. Впоследствии же сторона защиты заявила в присутствии присяжных заседателей о том, что требуемая от потерпевшего А сумма включала не только компенсацию вреда, причиненного повреждением автомобиля, но и возмещение расходов на лечение осужденного и его родственников. Таким образом, вопреки утверждению в жалобе сторона защиты довела до сведения присяжных заседателей свою позицию о том, что размер ущерба, причиненного Мухаметову Р.Р. в результате ДТП, соответствует той сумме, которую требовал Мухаметов Р.Р. у А после ДТП.

Кроме того, в напутственном слове председательствующий судья еще раз напомнил присяжным заседателям позицию стороны защиты, прямо указав, что Мухаметов Р.Р. отрицает факт вымогательства, оспаривает обвинение в части причиненного ему ущерба в сумме руб. и настаивает на том, что общий размер причиненного ему вреда составляет свыше руб. (л.д. 218 т. 17).

Таким образом, до удаления в совещательную комнату присяжные заседатели располагали сведениями о фактически причиненном Мухаметову Р.Р. ущербе, о требовании последнего к потерпевшему А передать ему деньги в сумме, превышающей этот ущерб. Известна им была и позиция осужденного Мухаметова Р.Р., в соответствии с которой размер причиненного ему ущерба составляет более руб.

Помимо этого, в соответствии с данной позицией стороны защиты в напутственном слове председательствующим судьей были разъяснены присяжным заседателям положения уголовного закона, предусматривающие ответственность не только за вымогательство, но и за самоуправство.

Следовательно, присяжные заседатели не были ограничены в возможности исключить из обвинения деяние, не признанное, по их мнению, доказанным, либо признать доказанным совершение подсудимыми менее тяжкого деяния, чем было предъявлено им органами расследования.

Вопросный лист составлен с соблюдением уголовно-процессуального закона. При составлении вопросов каких-либо формулировок, нарушающих установленные ст. 252 УПК РФ пределы судебного разбирательства либо право осужденных на защиту не допущено. Не заявила о таких нарушениях в судебном заседании и сторона защиты.

В соответствии с 2 ст. 338 УПК РФ стороны вправе ходатайствовать о постановке дополнительных вопросов, в том числе о наличии фактических 16 обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих ответственность за менее тяжкое преступление. Этим правом сторона защиты не воспользовалась.

Поскольку в силу требований с ч. 1 ст. 338 УПК РФ вопросы формулируются с учетом результатов судебного следствия и прений сторон, суд правомерно не включил в вопросный лист вопрос о событии от 27 октября 2010 года, так как в прениях государственный обвинитель исключил его из обвинения. Принятия отдельного процессуального решения об изменении обвинения и продолжении разбирательства дела в объеме обвинения, поддержанного государственным обвинителем, закон не предусматривает. Исключение из обвинения эпизода от 27 октября 2010 года не поставило под сомнение обоснованность вывода органов расследования о наличии в действиях осужденных предварительного сговора на совершение вымогательства. Не повлияло данное обстоятельство и на описание в вопросном листе (вопросы № 2, 5, 7) фактических обстоятельств, которые изложены в нем с учетом ч. 6 ст. 339 УПК РФ, не допускающей формулировки вопросов о деянии, по которому государственным обвинителем не поддержано обвинение.

Вопреки доводам защитника Мусаева М.А. вопрос № 11 формулирован с учетом требований ч. 5 ст. 339 УПК РФ, которые содержат запрет на использование при постановке вопросов юридических терминов, требующих от присяжных заседателей собственно юридической оценки при вынесении ими вердикта. В судебном заседании сторона защиты с этим согласилась и о внесении уточнений в содержание этого вопроса не ходатайствовала.

Судебная коллегия считает, что использованные в указанном вопросе формулировки при описании фактических обстоятельств, которые присяжными заседателями признаны доказанными, не исключали возможности квалификации деяния, как умышленного причинения смерти другому человеку, в связи с этим находит несостоятельным довод защитника о несоответствии приговора в этой части вердикту присяжных заседателей.

Обоснован в приговоре и вывод суда о наличии в действиях осужденных квалифицирующего признака вымогательства «в крупном размере», который не противоречит фактическим обстоятельствам, установленным вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Вопреки доводу защитника Осиповой Н.В. действиям Чергисханова В.Х. и Ибрагимова Р.С. в приговоре дана оценка по правилам квалификации преступления, содержащего несколько признаков, предусмотренных разными частями одной статьи уголовного закона. • 17 Решая вопрос о вменяемости осужденных в отношении инкриминированных им преступлений, суд указал, что каких-либо данных, позволяющих усомниться в их психической полноценности, не имеется.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями ст. 6, 60 УК РФ с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, данных о личности осужденных, роли каждого в преступлении.

Судом приняты во внимание все обстоятельства, влияющие на вид и размер наказания, в том числе приведенные в кассационных жалобах, которые в полной мере учтены при назначении наказания.

Суд не мог в приговоре ссылаться на наличие или отсутствие оснований для назначения Мухаметову наказания в виде принудительных работ, так как в соответствии с п. 3 ст. 8 Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ и последующими федеральными законами, положения Уголовного кодекса Российской Федерации в части принудительных работ применяются с 1 января 2014 года.

Гражданский иск разрешен с соблюдением требований закона. При определении размера компенсации морального вреда суд руководствовался принципами разумности и справедливости, принял во внимание характер причиненных потерпевшим физических и нравственных страданий, а также степень вины каждого из осужденных.

Не вызывает сомнений обоснованность решения о зачете в срок наказания времени содержания осужденных под стражей в качестве меры пресечения. В связи с этим не может служить основанием для отмены приговора тот факт, что при повторном поступлении уголовного дела в суд после его возвращения прокурору в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК РФ, судом продлен срок содержания осужденных Чергисханова В.Х. и Ибрагимова Р .С под стражей без учета рекомендаций Верховного Суда Российской Федерации по данному вопросу.

Таким образом, по доводам, изложенным в кассационных жалобах, оснований для отмены приговора не усматривается. Нарушений уголовно- процессуального закона, влекущих отмену приговора, постановленного на обвинительном вердикте коллегии присяжных заседателей, не допущено. На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 25 октября 2012 года в отношении Чергисханова В Х , Ибрагимова Р С и Мухаметова Р Р оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных и адвокатов Сайгитова У.Т., Волкова Н.Д. и Осиповой Н.В. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 70-О13-3СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 163. Вымогательство
УПК РФ Статья 31. Подсудность уголовных дел
УПК РФ Статья 49. Защитник
УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
УПК РФ Статья 196. Обязательное назначение судебной экспертизы
УПК РФ Статья 207. Дополнительная и повторная судебные экспертизы
УПК РФ Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору
УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
УПК РФ Статья 271. Заявление и разрешение ходатайств
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 284. Осмотр вещественных доказательств
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх