Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 71-О09-28

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 20 августа 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Пелевин Николай Павлович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 71-О09-28

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 20 августа 2009 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Пелевина Н.П.
судей Шмаленюка СИ. и Истоминой Г.Н.
при секретаре Савиновой Е.Н.

рассмотрела в судебном заседании от 20 августа 2009 года кассационные жалобы осуждённых Варламова Р.В., Мищенко СВ., адвокатов Ибрагимовой О.А., Климова А.А. на приговор Калининградского областного суда от 21 мая 2009 года, по которому ВАРЛАМОВ Р В осуждён по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ к 14 годам лишения свободы, по ст. 158 ч.2 п. «а» УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, и на основании ст.69 ч.З УК РФ путём частичного сложения наказаний окончательно по совокупности преступлений ему назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима; МИЩЕНКО С В ранее судимый: 2 11 ноября 2003 года по ст. 162 ч.1 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобождён 12 августа 2006 года по отбытии наказания; 29 октября 2007 года по ст. 158 ч.2 п. «б» УК РФ по ст. 158 ч.2 п. «б» УК РФ к 2 годам лишения свободы; осуждён по ст. 105 ч.2 п. «ж» УК РФ к 13 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 158 ч.2 п. «а» УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по ст. 158 ч.1 УК РФ к 1 году лишения свободы, и на основании ст.69 ч.З УК РФ путём частичного сложения наказаний Мищенко СВ. по совокупности преступлений назначено 15 лет лишения свободы; на основании ст.69 ч.5 УК РФ окончательное наказание ему назначено 15 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать солидарно с Варламова Р.В. и Мищенко СВ.

рублей в возмещение ущерба и по рублей компенсации морального вреда с каждого в пользу Д .

Варламов Р.В. и Мищенко СВ. признаны виновными в совершении убийства Д ., года рождения группой лиц и краже его мобильного телефона группой лиц по предварительному сговору; Мищенко СВ. также признан виновным в краже пальто Д .

Преступления совершены 14 октября 2007 года в при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Заслушав доклад судьи Пелевина Н.П., объяснения осуждённых Варламова Р.В., Мищенко СВ., адвокатов Ибрагимовой О.А., Шинелевой Т.Н., поддержавших кассационные жалобы по изложенным в них доводам, мнение прокурора Коваль К.И., возражавшей против удовлетворения кассационных жалоб и полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации,

установила:

Варламов Р.В. в судебном заседании виновным себя в убийстве Д .

и краже его мобильного телефона не признал.

Мищенко СВ. виновным себя в судебном заседании в совершении данных преступлений признал, но без участия в их совершении Варламова Р.В., а в краже пальто Д . вину не признал.

В кассационной жалобе и дополнении к ней осуждённый Варламов Р.В. указывает, что выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим 3 обстоятельствам дела, неправильно установлены признаки объективной и субъективной сторон преступления, повлиявшие на выводы суда, по делу допущены нарушения уголовно-процессуального закона. Заявленные по делу законные ходатайства необоснованно и немотивированно были судом отклонены. Доказательства по делу были исследованы выборочно и односторонне, без исследования других доказательств, имеющих существенное значение для установления истины, что свидетельствует об обвинительном уклоне суда и нарушении прав осуждённых и принципа состязательности. Не принято надлежащих мер по устранению существенных противоречий в доказательствах, в частности показаниях свидетелей и потерпевшей Д , которая не могла видеть в подъезде его лица, а также нахождения там Мищенко, которого там фактически не было, а было другое лицо.

Достоверности её показаний судом не дано, несмотря на противоречивость её показаний другим доказательствам. Из приведённых показаний свидетеля С видно, что от свидетеля К ему стало известно об убийстве мужчины двумя молодыми людьми, но она не говорила, что это сделали он и Мищенко, и, кроме того, она наблюдала лишь фрагменты событий, находясь в состоянии алкогольного опьянения, о чём свидетельствует непоследовательность её показаний, чему судом не дано оценки.

Свидетели С и К являются сотрудниками ОУР ОВД и дали показания, не соответствующие действительности, поскольку были заинтересованы в раскрытии данного преступления, однако их показания не получили критической оценки. Не принято во внимание психическое состояние свидетеля К , влияющее на правдивость и достоверность её показаний, и в то же время безмотивно отвергнуты его последовательные и правдивые показания, в том числе, о применении к нему недозволенных методов ведения следствия и применении к нему физического и психологического насилия со стороны сотрудников милиции, жалобы на действия которых остались не рассмотренными. В судебном заседании Мищенко СВ. показал, что на предварительном следствии он оговорил его Варламова, из ревности, однако его доводы необоснованно не были приняты во внимание. Ходатайство адвоката о признании недопустимым доказательством протокола явки с повинной в отношении него, Варламова, разрешено без удаления в совещательную комнату с отказом в его удовлетворении. Просит приговор в отношении него отменить.

В кассационной жалобе и дополнениях к ней осуждённый Мищенко СВ.

указывает, что приговор является незаконным, постановленным с нарушением уголовно-процессуального закона, его выводы не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В описательно-мотивировочной части приговора не указано, за какое преступление он отбывает наказание и обоснованность назначения ему наказания с применением ч.5 ст.69 УК РФ. Считает недопустимыми 4 доказательствами показания свидетеля К , которая в момент содеянного находилась в состоянии алкогольного опьянения, страдает психическим заболеванием и давала непоследовательные и противоречивые показания, при этом сама не являлась очевидцем происходящего и о содеянном знает с его слов. Не приняты во внимание её доводы о плохих отношениях с Варламовым, как основание для оговора его.

В связи с этим её показаниям следовало дать критическую оценку с точки зрения их доказательственного значения. Показания оперативного работника С допрошенного в качестве свидетеля, являются недопустимым доказательством, поскольку из-за угроз физической расправой с его стороны он, Мищенко, был вынужден оговорить Варламова в причастности к преступлениям, который последовательно давал показания о своей невиновности, однако их доводы судом необоснованно не приняты во внимание. Неправильной считает квалификацию его действий и полагает, что их следует квалифицировать по ст. 105 ч.1 УК РФ, а по ст. 158 ч.1 УК РФ его оправдать, так как данного преступления он не совершал. В дополнении к кассационной жалобе Мищенко указывает, что при назначении наказания с применением ст.69 ч.5 УК РФ суд не привёл в приговоре данных о том, по какому приговору присоединил неотбытое наказание, что свидетельствует о незаконности приговора. Не учтено состояние его здоровья и наличие у него психического заболевания - олигофрении в степени легкой дебильности.

Просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство.

В кассационной жалобе адвокат Ибрагимова О.А. в защиту Варламова Р.В. указывает, что приговор в отношении него постановлен с нарушениями уголовно-процессуального закона и не соответствует нормам уголовного закона. Варламов никогда не признавал своей вины в инкриминируемых деяниях, что соответствует и показаниям в судебном заседании осуждённого Мищенко, который заявил об оговоре им Варламова на следствии, но суд не дал оценки его непоследовательным и противоречивым показаниям в ходе следствия, их несоответствию другим доказательствам и положил их в основу приговора. При этом суд выборочно признал достоверными показания Мищенко, а часть из них признал неправдивыми, что является недопустимым при оценке доказательств, однако суд в нарушение ст.307 УПК РФ не указал, почему принимает одни и отвергает другие доказательства. Положенные в основу приговора показания свидетелей К . и С . не могут являться доказательствами вины Варламова и подлежали критической оценке, так как они работали с разными осуждёнными, и Варламов был вынужден написать явку с повинной под угрозой применения к нему физического насилия С , угрожавшего ему табельным оружием, о чём Варламов официально заявил в протоколе задержания в присутствии адвоката.

Указала, что во время судебного заседания свидетель С находился 5 под стражей за совершение аналогичных действий по другому уголовному делу.

Не могут являться достоверным доказательствам вины Варламова и показания свидетеля М ., который не располагал никакими данными о совершении преступления осуждёнными. Показания свидетеля К не получили критической оценки, хотя они также не имеют доказательственного значения, поскольку она страдает умственным недоразвитием в степени лёгкой дебильности, давала непоследовательные и противоречивые показания, а в суде показала о плохих отношениях с Варламовым, что дает основание для вывода об оговоре ею осуждённого.

Вопреки выводам суда в приговоре, из ее показаний видно, что телефон у потерпевшего забрал Мищенко, а не оба осуждённых, в связи с чем вина Варламова в совершении кражи является недоказанной. В удовлетворении ходатайства защиты об исключении из числа доказательств ввиду недопустимости протокола явки Варламова с повинной судом отказано немотивированно, без удаления в совещательную комнату. В приговоре не приведены мотивы частичного удовлетворения гражданского иска о возмещении ущерба потерпевшей Д и не сделаны соответствующие расчёты, нет ссылки на закон, на основании которого разрешён гражданский иск. Просит приговор в отношении Варламова отменить.

В кассационной жалобе адвокат Климов А.А. в защиту Мищенко СВ.

считает, что по делу допущены нарушения уголовно-процессуального закона, выводы суда в приговоре не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В обоснование приговора указано, что показания Мищенко о совершении преступлений им одним и об оговоре им осуждённого Варламова на предварительном следствии, опровергаются показаниями Мищенко на предварительном следствии, а также показаниями свидетелей К М , К , С , последовательность и достоверность сомнений не вызывает. Не соглашаясь с такими выводами суда, адвокат в жалобе дает анализ названных доказательств и указывает на наличие в них существенных противоречий, приводит мотивы оговора Варламова осуждённым Мищенко на следствии и полагает, что указанным обстоятельством судом надлежащей оценки не дано. При назначении Мищенко наказания с применением ст.69 ч.5 УК РФ суд в описательно-мотивировочной части приговора не указал, по какому приговору и за какое преступление осуждённый отбывает наказание, что вызывает неясности в назначении ему окончательного наказания. Данное нарушение также влияет на законность приговора, который просит отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. 6 В возражениях на кассационные жалобы осуждённых и адвокатов государственный обвинитель Ивашко СК. и потерпевшая Д . на жалобы осуждённых считают их необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

В возражении на кассационную жалобу осуждённого Варламова Р.В. осуждённый Мищенко СВ. просит признать Варламова непричастным к совершению убийства Д Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности Варламова Р.В. и Мищенко СВ. в совершении названных выше преступлений основаны на исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре доказательствах.

Из показаний осуждённого Варламова Р.В. в судебном заседании видно, что 13 октября 2007 года в его сарае с Мищенко СВ. и другими они распивали спиртное, после чего пошли занять денег на спиртное у знакомого, но дверь в дом им не открыли. После этого они познакомились с Д ., на деньги которого купили спиртного, вместе с ним вернулись в сарай и продолжили распитие спиртного. Затем он, Варламов, и Мищенко вышли из сарая, но последний вернулся туда, а он остался на улице. Когда из сарая вышли Мищенко и Д он, Варламов зашёл в сарай, выпил и уснул.

Когда услышал с улицы разговор между Мищенко и Д на повышенных тонах, спросил у К причину ссоры, и она сказала, что Д приставал к ней. На улице он увидел, как Мищенко и Д боролись на земле, и предупредил их, что вызовет милицию в случае продолжения их действий. Через некоторое время Мищенко сообщил, что конфликт улажен, и он, Варламов,, ушёл в сарай, куда позднее зашёл и Мищенко, который на его вопрос ответил, что Д скоро придёт. Они выпили спиртного, и он предложил Мищенко проводить Д домой.

Мищенко и Кошелюк вышли из сарая, а он уснул. Когда утром следующего дня проснулся, увидел Мищенко и К спящими в сарае, на крючке висело пальто Д На улице у входа в сарай лежал жестяной лист, на пороге сарая заметил несколько капель крови. Он разбудил Мищенко и узнал от него, что ночью у К с Д произошла ссора, и последний ушёл домой. Он, Варламов, ни к каким преступлениям в отношении Д не причастен.

Из показаний осуждённого Мищенко и узнал от него, что ночью у К с Д произошла ссора, и последний ушёл домой.

Он, Варламов, ни к каким преступлениям в отношении Д не причастен. 7 Из показаний осуждённого Мищенко СВ. в судебном заседании следует, что во время распития спиртного он и Варламов выходили из сарая, а когда он вернулся туда, ему показалось, что Д приставал к К . Он попросил Д выйти на улицу, а Варламов в это время зашёл в сарай. На улице он пытался убедить Д не приставать к его девушке К но тот не слушал и ударил его кулаком в грудь. После этого он помнит, что сидел на Д и бил его кулаками по лицу. В это время из сарая вышел Варламов, пригрозил вызвать милицию и куда-то ушёл, а он помог Д поднятья, а Варламов в это время вернулся и зашёл в сарай, куда зашёл и он, они с Варламовым распили спиртное, и последний лёг спать. Он, Мищенко, поссорился с К , которая вышла из сарая, после чего с улицы услышал крики и ее брань. Выйдя из сарая, увидел, как Д пытался обнять К и схватился с ним. Д толкнул его, он упал на столик, схватил молоток и около 4 раз ударил им Д по голове. Когда тот стал отходить, он, не контролируя своих действий, стал бить его молотком по голове, нанеся ему множественные удары, очнулся от криков К и попросил ее посмотреть, жив ли Д Варламов в это время спал, и он не мог его разбудить.

Он видел, что Д лежал на спине и хрипел. Затем он затащил его в сарай, проверил карманы его одежды, но ничего не нашёл, после чего увидел висевшим его пальто, в кармане которого нашёл мобильный телефон, который они с К пошли продавать. Д в это время уже не дышал.

Телефон К продала таксисту, и на эти деньги они приобрели спиртные напитки. По возвращении в сарай окровавленный молоток он бросил в печку, топором разрубил труп Д на жестяном листе и по частям сжёг его в печке, в которую бросил и топор, после чего сжёг свою грязную и окровавленную одежду. Утром его разбудил Варламов и спросил про Д , на что он ответил, что тот ушёл домой. К он рассказал о его убийстве и расчленении трупа. Вечером в сарай пришёл М который попросил его, Мищенко, поменять пальто Д на его куртку, и он разрешил сделать это. М он также рассказал об убийстве Д На следующий день он, Мищенко, останки трупа закопал в огороде. Варламова на следствии оговорил потому, что был зол на него.

В порядке устранения и оценки причин противоречий в показаниях осуждённого Мищенко СВ. судом были исследованы его показания, данные на предварительном следствии.

Из его показаний при допросе в качестве подозреваемого усматривается, что во время распития спиртного Д стал приставать к его девушке К в связи с чем он вызвал его на улицу, где стали бороться, при этом Д оказался физически сильнее и повалил его на землю. Он позвал на помощь Варламова, который потребовал прекратить драку под угрозой вызова 8 милиции, затем ушёл, но вскоре вернулся с молотком, которым ударил Д по голове. Тот ослаб, и он сумел выбраться из-под него, а Варламов в это время продолжал наносить ему удары молотком по голове. Он, Мищенко, стал наносить Д множественные удары кулаками по лицу и телу, а затем успокоился и ушёл в сарай, где выпил водки. Выйдя из сарая, увидел, как Варламов, сидя на Д наносит ему удары молотком по голове. Он взял у Варламова молоток и нанёс Д несколько ударов по голове, отдал молоток Варламову и ушёл в сарай, куда зашёл и Варламов и сказал, что труп нужно занести в сарай, что они и сделали, положив его на лист железа. Оба с Варламовым проверили карманы одежды Д он нашёл там мобильный телефон и передал его Варламову, но тот велел ему продать его, что и сделал он вместе с К , купил на вырученные деньги водки. Когда уходили от сарая, услышал звуки ударов, а затем Варламов вышел во двор и бросил в печь что-то круглое в форме мяча и ушёл обратно в сарай. Когда они вернулись после продажи телефона, дверь в сарай была закрыта изнутри. Варламов открыл дверь, и он увидел на полу куски расчленённого трупа Д , которые Варламов велел ему сжечь в печке, а сам лёг спать. Он бросил в печь руки и ноги трупа, сжёг свою одежду, выпил спиртного и уснул, а на следующий день они с Варламовым сожгли в печи оставшиеся части трупа.

Приходившему в сарай М он сказал об останках трупа Д но тот не поверил и ушёл. Одежду потерпевшего они также сожгли, а несгоревшие останки трупа закопали в огороде (т. 1 л.д. 85-91).

Об указанных обстоятельствах совершения преступлений совместно с Варламовым Р.В. Мищенко СВ. показал при проверке его показаний с выходом на место происшествия с участием адвоката (т. 1 л.д. 95-116) и опознал убитого им и Варламовым Д , труп которого расчленили и сожгли (т. 1 л.д. 147-152).

Аналогичные показания Мищенко СВ. давал при допросе в качестве обвиняемого (т. 1 л.д. 170-181) и на очной ставке с осуждённым Варламовым Р.В. (т. 2 л.д. 203-208).

Приведённые выше показания осуждённого Мищенко СВ. на предварительном следствии суд в приговоре мотивированно признал достоверными и допустимыми доказательствами, соответствующими другим доказательствам по делу.

Из показаний потерпевшей Д усматривается, что 14 октября 2007 года муж приходил домой в состоянии алкогольного опьянения, взял рублей и ушёл. В подъезде она видела его вместе с осуждёнными Мищенко и Варламовым, пыталась увести его домой, но он остался, и больше его она не видела, а после 17 октября 2007 года обратилась в милицию с заявлением о его исчезновении, что подтверждается протоколом её заявления об исчезновении её мужа Д (т. 1 л.д. 52-55). 9 Согласно протоколу осмотра места происшествия от 20 октября 2007 года, на придомовой территории дома № по ул. г. области при раскапывании грунта были обнаружены и изъяты фрагменты костей, мышечной ткани и материалов. В кирпичной печи в слое пепла и золы обнаружены металлические части топора и молотка. Из сарая изъяты различные предметы, в помещении сарая обнаружены многочисленные капли и пятна вещества бурого цвета и жестяной лист с повреждениями (т. 1 л.д. 117-142).

По заключению эксперта, представленные на экспертизу костные фрагменты, в том числе, и с мягкими тканями, принадлежат человеку, они подвергались воздействию пламени с их резким обгоранием и обугливанием.

Причину смерти и давность её наступления установить не представляется возможным (т. 2 л.д. 217-232).

Из акта генетической экспертизы следует, что останки принадлежат одному мужчине с вероятностью не менее 99,99999999%; они могут принадлежать Д . с вероятностью родства по линии матери не менее 99,98% и по линии матери не менее 99,98% и по линии детей и жены не менее 99,9999% (т. 3 л.д. 228-252).

Из акта судебно-биологической экспертизы видно, что в смывах с металлического шкафа, с внутренней стены хозпостройки, с фрагментов дверной коробки, с опорного столба, на фрагментах ткани с тахты обнаружена кровь человека, которая может происходить от Д (т. 3 л.д. 87-93).

Из показаний свидетеля К . следует, что во время распития спиртного осуждённые вышли из сарая, а рядом с ней сел Д и попросил сходить с ним в магазин, но она отказалась. Он встал и по причине опьянения оперся на неё, чтобы не упасть, и в этот момент зашёл Мищенко, которому показалось, что Д обнимал её. Мищенко вытащил его на улицу и стал бить по лицу. Она выбежала на улицу, но Варламов швырнул её в сарай, откуда она услышала его крик, что он вызовет милицию, а Мищенко просил помочь ему. Варламов схватил в сарае молоток, велел ей сидеть тихо и выбежал на улицу. Через некоторое время Варламов и Мищенко зашли в сарай и, смеясь, рассказали, как они убивали Д после чего тело последнего затащили в сарай и стали обыскивать карманы его одежды, где нашли мобильный телефон, который Варламов велел Мищенко и ей продать его. Когда она с Мищенко пошли продавать его, из сарая послышался стук и оттуда выбежал Варламов с головой в руках, которую бросил в печь. После продажи телефона таксисту они купили водки, закуски и вернулись в сарай, где Варламов сказал, что он устал рубить тело Д и лёг спать. Мищенко несколько кусков трупа сложил в пакет и броси ь, а остальные части тела осуждённые вместе сожгли 10 вечером, часть из них сложили в мешок и спрятали за сарай. Приходившему в сарай М Варламов сказал о кусках мяса, что это свинина. Ночевать она с Мищенко пошла к М при этом Мищенко взял пальто Д и обменял его у М на куртку. Мищенко рассказал ей, что во время драки с Д Варламов ударил последнего молотком по голове, после чего он, Мищенко, взял у него молоток и также нанёс им Д несколько ударов по голове.

Из протокола опознания лица по фотографии видно, что свидетель К опознала Д ., убитого осуждёнными (т. 2 л.д. 146- 151).

Согласно выводам судебно-психиатрической экспертизы, К .

выявляет клинические признаки врождённого умственного недоразвития в степени лёгкой дебильности, по своему психическому состоянию способна правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства и давать о них показания (т. 3 л.д. 182-183).

Давая оценку достоверности и допустимости показаний свидетеля К ., суд мотивированно пришёл к выводу о том, что её психическое состояние не повлияло на достоверность её показаний, который не противоречат другим доказательствам по делу.

При таких обстоятельствах доводы кассационных жалоб осуждённого Мищенко СВ. и адвоката Климова А.А. о недостоверности показаний свидетеля К . нельзя признать обоснованными.

Из оглашённых в судебном заседании показаний свидетеля М видно, что после распития спиртного с осуждёнными и К он с осуждёнными ещё ходил за спиртным, а К оставалась в сарае. Не помнит, как с ними оказался Д но помнит, что он давал денег на спиртное, которое затем употреблял с ними. Он, М сильно опьянел и уснул, а ночью ушёл домой. На следующий день он снова пришёл в сарай, где что-то лежало, накрытое покрывалом. На его вопрос Варламов ответил, что это телёнок, и показал ему куски разрубленного мяса, а во время распития спиртного осуждённые, в основном, Варламов, говорили ему о человеческом мясе, но им не поверил. Затем они стали говорить, что пошутили, что мясо действительно телятина. Вечером осуждённые стали сжигать мясо в печке.

Затем он разрешил Мищенко и К переночевать у него дома, при этом Мищенко разрешил ему поменять свою куртку на висевшее в сарае пальто, что он и сделал, Мищенко сказал, что это пальто Д которое он забыл в сарае. Он также сказал, что они с Варламовым избили его (т. 2 л.д. 174-179). и Согласно протоколу выемки, М . добровольно выдал указанное пальто (т. 2 л.д. 169-173).

Свидетель Б ., чьи показания оглашены в судебном заседании, показала, что около 5 лет назад они подарила Д . мобильный телефон « » (т. 2 л.д. 200-2002), остаточная стоимость которого по заключению эксперта составляет рублей (т. 4 л.д. 9).

Стоимость пальто, с учётом износа, по заключению эксперта составляет рублей (т. 4 л.д. 22).

Из оглашённых в судебном заседании показаний свидетеля К усматривается, что 17 октября 2007 года в ОВД обратилась с заявлением Д об исчезновении её мужа 13 октября 2007 года. Через день оперативно-розыскными мероприятиями была получена информация о его убийстве и причастности к этому осуждённых Мищенко и Варламова, местонахождение которых установили и доставили их в ОВД. В ходе беседы Мищенко сообщил, что Д они убили совместно с Варламовым путём нанесения ударов молотком по голове, после чего Варламов разрубил труп на части, которые сожгли в печке рядом с сараем, а несгоревшие останки трупа закопали в огороде. Оба осуждённых добровольно написали явки с повинной, какого-либо насилия к ним не применялось (т. 2 л.д. 192-195).

Аналогичные показания дал в судебном заседании свидетель С .

Доводы кассационных жалоб осуждённых и адвокатов о том, что показания свидетелей К и С являются недопустимыми доказательствами ввиду их противоречивости и несоответствия другим доказательствам, а также их заинтересованности в исходе дела ввиду применения ими к осуждённым физического и психического насилия являются аналогичными их позициям в ходе судебного разбирательства, судом проверены с достаточной полнотой и в приговоре мотивированно признаны несостоятельными.

Обоснованность выводов суда в приговоре о достоверности их показаний сомнений не вызывает.

Судом дана и обоснованная оценка тому, что по заявлению Варламова о незаконных действиях сотрудников ОУР ОВД по городскому округу проводилась соответствующая проверка, результаты которой опровергают доводы Варламова и получили надлежащую оценку в приговоре. 12 Таким образом, фактически все доводы кассационных жалоб осуждённых и адвокатов были проверены в ходе судебного разбирательства и нашли мотивированное разрешение в приговоре.

Таким образом, фактически все доводы кассационных жалоб осуждённых и адвокатов были проверены в ходе судебного разбирательства и нашли мотивированное разрешение в приговоре.

Приведённым в приговоре доказательствам дана мотивированная оценка с точки зрения их достоверности, допустимости и достаточности для подтверждения вины каждого из осуждённых в совершении названных выше преступлений и степени причастности к их совершению каждого из них.

При таких обстоятельствах юридическая квалификация действий Варламова Р.В. по ст.ст. 105 ч.2 п. «ж», 158 ч.2 п. «а» УК РФ и Мищенко СВ.

по ст.ст. 105 ч.2 п. «ж», 158 ч.2 п. «а», 158 ч.1 УК РФ является правильной, законной и обоснованной.

Вопреки доводам кассационной жалобы Мищенко, его действия по кражам мобильного телефона и пальто Д обоснованно получили самостоятельную правовую оценку, поскольку совершены в разное время и по вновь возникшему умыслу, что нашло надлежащее обоснование в приговоре.

Психическое состояние каждого из осуждённых проверено с достаточной полнотой, дана надлежащая оценка выводам судебно-психиатрических экспертиз, и сделан обоснованный вывод о их вменяемости.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о неправосудности приговора и дающих основание для его отмены, не имеется.

Наказание каждому из осуждённых назначено с учётом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о их личностях, отягчающих и смягчающих наказание обстоятельств. Оснований считать назначенные им наказания чрезмерно суровыми и несправедливыми не имеется.

Нет оснований и для удовлетворения кассационных жалоб осуждённых и адвокатов по изложенным в них доводам, а также для снижения осуждённым наказания.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия 13

определила:

приговор Калининградского областного суда от 21 мая 2009 года в отношении Варламова Р В и Мищенко С В оставить без изменения, а кассационные жалобы осуждённых Варламова Р.В., Мищенко СВ., адвокатов Ибрагимовой О.А., Климова А.А. - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 71-О09-28

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх