Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
Телефон: 9060684949
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 5
Телефон: 8 923 308 00 82


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 71-О11-20

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 8 сентября 2011 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Шалумов Михаил Славович
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №71-О11-20

от 8 сентября 2011 года

 

председательствующего Шалумова М.С., судей Скрябина К.Е. и Хомицкой Т.П.,

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя прокуратуры Калининградской области Калужина А.П. на приговор Калининградского областного суда от 2 июня 2011 года, которым

Логацкий [скрыто]

оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Заслушав доклад судьи Шалумова М.С., мнение прокурора Кокориной Т.Ю., поддержавшей кассационное представление, объяснения защитника оправданного Логацкого СВ. - Богославцевой О.И., возражавшей против

доводов представления и просившей оставить оправдательный приговор без изменения, Судебная коллегия

 

установила:

 

Органами предварительного следствия Логацкий СВ. обвинялся в

убийстве [скрыто]., совершенном в период с 27 марта по 20 апреля 2010

[скрыто] группой лиц

совместно с другим лицом, в отношении которого осуществляется производство по применению принудительных мер медицинского характера.

Судом он оправдан по предъявленному обвинению за непричастностью к совершению преступления.

В кассационном представлении и дополнении к нему государственный обвинитель Калужин А.П. указывает на незаконность приговора ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, приводя следующие доводы.

Суд необоснованно критически оценил показания другого лица -

[скрыто]. о том, что убийство [скрыто] Ш рни совершили совместно с

Логацким, как противоречащие другим доказательствам. По мнению обвинителя, с таким выводом суда нельзя согласиться, а вина Логацкого доказана достоверными показаниями [скрыто] соответствующими другим материалам дела.

В ходе амбулаторной психолого-психиатрической экспертизы

был признан хотя и страдающим олигофренией в степени умеренно выраженной дебильности, но, в то же время, способным правильно воспринимать внешнюю фактическую сторону событий и давать о них показания. Показания [скрыто] о том, что они уходили из дома вместе с Логацким и вернулись спустя 30 минут, подтверждаются показаниями его матери [скрыто] на предварительном следствии, что свидетельствует об

их правдивости и отсутствии в этом случае у [скрыто] склонности к фантазированию.

Мотивы, по которым суд взял за основу иные показания [скрыто] в судебном заседании и отверг ее первоначальные показания, в приговоре не приведены. При оценке показаний [скрыто] в судебном заседании судом не учтены ее взаимоотношения с сыном, то, что она сожительствует с Логацким, а также что эти показания противоречат показаниям самого Логацкого.

Причин для оговора Логацкого [скрыто] и обстоятельств,

свидетельствующих о заинтересованности [скрыто] в привлечении Логацкого к уголовной ответственности, суд не установил, Логацкий их тоже не привел.

Правдивым, как полагает государственный обвинитель, следует

считать утверждение К о том, что сначала он не сообщал об участии

Логацкого в убийстве? Щ под воздействием угроз со стороны

Логацкого. Вопреки выводам суда, показания против Логацкого [скрыто] дал в тот период, когда Логацкий уже не находился на свободе, а отбывал с 11 мая 2010 г. административный арест, после чего сразу же был задержан в качестве подозреваемого в убийстве.

С учетом приведенных доводов просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Изучив уголовное дело, проверив и обсудив доводы кассационного представления, Судебная коллегия находит оправдательный приговор законным и обоснованным, а кассационное представление не подлежащим удовлетворению.

В соответствии со ст. ст. 14, 15 УПК РФ, уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, а создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. При этом бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подсудимого, лежит на стороне обвинения, и, прежде всего, на государственном обвинителе. Все сомнения в виновности подсудимого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном законом, толкуются в пользу подсудимого.

Суд, постановляя оправдательный приговор, исходил из указанных норм закона и пришел к обоснованному выводу о том, что стороной обвинения не приведено достаточных доказательств, подтверждающих

причастность Логацкого к убийству [скрыто]

Как видно из материалов дела, органами предварительного следствия в основу предъявленного Логацкому обвинения положены показания [скрыто] и его матери [скрыто] на предварительном следствии. Данные

показания оглашены в судебном заседании.

Так, согласно протоколу допроса [скрыто] в качестве свидетеля от 23 апреля 2010 г., он, будучи допрошенным в связи с обнаружением трупа [скрыто], не сообщал следователю о своей причастности или причастности Логацкого к смерти [скрыто].

На допросе в качестве свидетеля 12 мая 2010 г. [скрыто] показал, что Логацкий, придя ночью домой, вымыл лопату, которую всегда носил с собой для обороны от хулиганов, и попросил его помочь спрятать труп [скрыто]. Он помог Логацкому сбросить труп [скрыто] лежавший на улице недалеко

от их дома, в канал. При этом Логацкий пригрозил ему, что если он расскажет что-нибудь милиционерам, то сделает с ним то же самое. Боясь

угроз Логацкого, ранее он не рассказывал об этом в милиции. Данные

показания были проверены с участием К на месте преступления.

вновь

На допросе в качестве подозреваемого 14 мая 2010 г. К изменил показания и сообщил, что в ту ночь между ним и [скрыто] произошел конфликт, так как он разозлился на [скрыто] из-за того, что тот

один ест закуску на улице, и он ударил [скрыто] кулаком по лицу, отчего тот

упал на асфальт, покарябал лицо и сказал, что заявит на него в милицию. Он подумал, что [скрыто] напишет на него заявление в милицию, поэтому зашел

домой, взял лопату, так как решил убить [скрыто] и позвал с собой Логацкого, не говоря, для чего. Дома также была мать, которая спала. Догнав [скрыто] около канала, он нанес тому удар металлической частью лопаты по

голове, сбив с ног, после чего нанес еще 2 удара лопатой в область головы [скрыто], передал лопату Логацкому и предложил добить [скрыто]. Логацкий также металлической частью лопаты нанес [скрыто] не менее 4 ударов по голове, после чего они по его предложению сбросили тело [скрыто] в канал, где затем и был обнаружен труп. При этом Логацкий пригрозил ему, что если он расскажет милиции, то с ним будет так же, как с [скрыто] После этого Логацкий пошел домой отнести лопату, а он

направился к [скрыто] распивать самогон, говорил [скрыто]

«забил» УГ

что

Аналогичные сведения [скрыто] сообщал при поверке показаний на месте преступления 17 мая 2010 г., на допросе в качестве обвиняемого 19 мая 2010 г.

По заключению комплексной психолого-психиатрической экспертизы, [скрыто] обнаруживает легкую умственную отсталость (олигофрения в степени умеренно выраженной дебильности) со значительными нарушениями в эмоционально-волевой сфере. Имеющиеся у него изменения психики, в том числе конкретность мышления, недоступность абстрагирования, обобщения, выявления различий и нелепиц, примитивность суждений, выражены столь значительно, что лишают его способности сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими в момент инкриминируемого деяния. Экспертами отмечается способность [скрыто] правильно воспринимать лишь внешнюю фактическую сторону обстоятельств, имеющих значение для дела, и давать о них показания.

На момент судебного разбирательства [скрыто] по постановлению суда проходил принудительное лечение в психиатрической больнице специализированного типа с интенсивным наблюдением, врачами-психиатрами у него отмечались нестабильное психическое состояние, наличие психопатоподобных расстройств, интеллектуальная недостаточность, внушаемость.

В этой связи вышеперечисленные показания [скрыто] причины их

неоднократных изменений правомерно оценивались судом с учетом

заключения психолого-психиатрической экспертизы, и психического состояния ЕЯ

Судебная коллегия полагает, что доводы стороны обвинения о том, что

первоначально [скрыто] не сообщал о совершении им и Логацким убийства [скрыто] боясь угроз со стороны Логацкого, и заявил о совершенном

преступлении только в связи с задержанием Логацкого, объективно ничем не подтверждены. Кроме того, суд правильно указал в приговоре, что на момент дачи КЯ I признательных показаний [скрыто] и Логацкий еще не были

задержаны по подозрению в убийстве [скрыто] а сам [скрыто] находился на

свободе.

В то же время, Логацкий как на предварительном следствии, так и в судебном заседании последовательно отрицал свое участие в убийстве [скрыто] и сокрытии трупа, утверждая, что в ту ночь никуда из дома не

уходил, а [скрыто] действительно уходил с лопатой, минут через 30-40 вернулся в мокрой одежде, стал отмывать лопату в тазике, говорил ему, что сейчас приедут милиционеры, что убил человека и теперь будет как дядя [скрыто], отбывающий наказание за убийство. Данные показания Логацкого не опровергнуты достаточной совокупностью доказательств, представленных стороной обвинения.

Тот факт, что судом не установлены причины для оговора Логацкого

[скрыто], и их не привел сам Логацкий, не может, с учетом психического

состояния [скрыто] и противоречивости его показаний, служить подтверждением достоверности показаний [скрыто]

Доводы государственного обвинителя о том, что достоверность показаний [скрыто] о совместном с Логацким убийстве У подтверждается их соответствием показаниям свидетеля К также нельзя признать основанными на материалах дела.

Согласно протоколам допросов [скрыто]. от 14 мая и 4 октября

2010 г., в конце марта 2010 г. ночью она услышала мужские голоса со стороны дома соседей - [скрыто], после чего в дом зашел ее сын [скрыто] и стал будить Логацкого, попросив выйти на улицу. [скрыто] и Логацкий вышли из дома и вернулись примерно через 30 минут, в руках у сына была лопата, которую он стал отмывать в тазике. На следующий день сын сказала ей, что теперь он будет как его дядя [скрыто], судимый за убийство.

Однако в судебном заседании она показала, что ее сын К ^очью выходил из дома и возвращался дважды, а Логацкий выходил один раз и

вернулся через 5 минут, задолго до возвращения К . Выходили ли они

из дома вместе, пояснить не смогла.

В целях устранения имеющихся противоречий в показаниях К в суде была исследована видеозапись ее допроса от 14 мая 2010 г., из которой, как установил суд, следует, что свидетель не видела, когда уходили К I и Логацкий из дома, брали ли что-либо с собой, так как в это время

спала, а когда проснулась, то К I уже мыл лопату. При этом показания

[скрыто] о словах, сказанных [скрыто] по поводу происшедшего (теперь

будет как дядя Б I), соответствуют показаниям Логацкого и также

свидетельствуют о том, что [скрыто] не вел речь о Логацком как соучастнике убийства.

В этой связи суд обоснованно дал критическую оценку показаниям

[скрыто] на предварительном следствии в указанной части, признав их

недостоверными, и, вопреки доводам представления, привел мотивы своего решения.

Как пояснила суду свидетель БВ на которую К

ссылался в своих показаниях как на [скрыто], после распития у них в

доме спиртных напитков К Iй [скрыто] рколо полуночи ушли вместе, затем [скрыто] вернулся один с бутылкой спиртного, сказал, что «убил лопатой». Аналогичные показания дал [скрыто] Исходя из этих показаний, [скрыто] сообщая им о совершенном убийстве [скрыто] не

говорил о том, что сделал это совместно с кем-то, в том числе с Логацким.

При таких обстоятельствах суд, оценив представленные стороной обвинения доказательства в совокупности, обоснованно истолковал все неустранимые сомнения в пользу подсудимого, и постановил оправдательный приговор. Выводы суда о невиновности Логацкого подробно мотивированы в приговоре.

Нарушений установленной законом процедуры судебного разбирательства, прав участников процесса либо иных нарушений, которые повлияли или могли повлиять на постановление законного и обоснованного приговора, по делу не установлено.

Таким образом, приведенные в кассационном представлении доводы о наличии оснований к отмене оправдательного приговора нельзя признать основанными на законе и материалах дела.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Калининградского областного суда от 2 июня 2011 года в

без

Статьи законов по Делу № 71-О11-20

УК РФ Статья 105. Убийство

Производство по делу

Загрузка
Наверх