Дело № 72-О06-44

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 ноября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Линская Татьяна Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 72-О06-44

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 21 ноября 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.
судей Боровиква В.П. Линской Т.Г.,
при секретаре  

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Шимохина А.В, Кошелева В.С. и Зябликова А.В., адвоката Ряполовой В.П. на приговор Читинского областного суда от 21 июня 2006 года, которым Шимохин А В судимый: 15 октября 2004 года Борзинским городским судом по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. «а,б,в» ч.2 ст.158 УК РФ, ч.1 ст. 150 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком 3 года; 8 июня 2006 года Борзинским городским судом по ч.4 ст.111 УК РФ к 7 годам лишения свободы, - осужден: по п.п. « а,г » ч.2 ст.161 УК РФ к 3 (трем) годам лишения свободы; по ч.З ст.ЗО, п. «к» ч.2 ст.105 УК РФ с применением ст.66 УК РФ к 10 (десяти) годам лишения свободы; по п.п. «а,ж,к» ч.2 ст.105 УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 18 (восемнадцати) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений, на основании ч.5 ст.69 УК РФ с частичным присоединением к назначенному наказанию наказания, не отбытого по приговору Борзинского городского суда от 8 июня 2006 года к 21 году лишения свободы.

В соответствии с ч.5 ст.74 УК РФ условное осуждение Шимохина по приговору Борзинского городского суда от 15 октября 2004 года отменено, и, на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного сложения наказаний Шимохину назначено 22 года ( двадцать два года) лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Зябликов А В осужден: по п.п. «а,г» ч.2 ст.161 УК РФ к 2 (двум) годам лишения свободы ; по п.п. «ж,к» ч.2 ст.105 УК РФ к 12 (двенадцати) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ч.З ст.69 УК РФ по путем частичного сложения наказаний к 13 (тринадцати) годам лишения свободы без штрафа в исправительной колонии строгого режима.

Кошелев В С осужден: с применением положений ст.62 УК РФ: по п.п. «а,г» ч.2 ст.161 УК РФ к (двум) годам лишения свободы; по п.п. «ж,к» ч.2 ст.105 УК РФ к 10 (десяти) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ч.З ст.69 УК РФ путем частичного сложения наказаний к 11 (одиннадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Шимохин А.В. признан виновным в совершении, с целью сокрытия другого преступления, совместно с Зябликовым А.В. умышленного убийства М , а совместно с Кошелевым В.С умышленного убийства Г . Так же Шимохин, Кошелев и Зябликов признаны виновными в том, что они группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего, совершили открытое похищение имущества, принадлежащего Б . Кроме того, Шимохин А.В. осужден за покушение на убийство Б совершенное с целью сокрытия другого преступления.

Преступления совершены при обстоятельствах изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., объяснения осужденного Зябликова А.В. по доводам своих кассационных жалоб, возражения на кассационные жалобы прокурора Тришевой А.А., просившей об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

установила:

В кассационных жалобах.

Осужденный Шимохин А.В. ссылается на то, что он не имел умысла на убийство кого-либо, в последствии сожалел о случившемся. Не оспаривая своей вины в убийстве М и Г , Шимохин утверждает, что он не причастен ни к ограблению, ни к смерти Б .

Он утверждает, что М и Г нанесли ножевые ранения Б . Об этом ему рассказал М , а он сообщил о совершенном М и Г преступлении Зябликову и Кошелеву.

Ножевые ранения Г он нанес совместно с Кошелевым, а М он наносил удары ножом один, но никого из них он не хотел убивать. Считая приговор чрезмерно суровым, Шимохин просит о смягчении наказания с учетом его молодого возраста и наличия у него сердечного заболевания, того, что он раскаялся преступлении. В дополнительных жалобах Шимохин просит об отмене приговора для дополнительной проверки, исследованных в судебном заседании доказательств, утверждая, что он не виновен и высказывая мнение о том, что в стадии судебного разбирательства суд не полно и не объективно исследовал материалы дела. Юридическую оценку, данную судом его преступным действиям, он считает неправильной.

Осужденный Зябликов просит об изменении приговора.

Назначенное ему наказание он считает чрезмерно суровым. По его мнению, в деле не содержится бесспорных доказательств его вины.

Зябликов, отрицая свою причастность к убийству М , обращает внимание на показания Кошелева в судебном заседании, в которых Кошелев признался в том, что оговорил его - Зябликова.

Адвокат Ряполова В.П. просит об изменении приговора. Она считает, что приговор в части осуждения Зябликова А.В. по ст. 105 ч.2 п.

п. «ж,к» УК РФ подлежит отмене с прекращением дела производством, и просит о смягчении наказания, назначенного Зябликову по ст. 161 ч.2 п.п. «а,г» УК РФ с применением ст. 73 УК РФ. В обоснование своей просьбы адвокат ссылается на показания Зябликова, отрицавшего свою причастность к убийству. По мнению адвоката, показания осужденного в этой части материалами дела не опровергнуты. При решении вопроса о наказании адвокат просит учесть, что к уголовной ответственности Зябликов был привлечен впервые, ранее ни в чем предосудительном замечен не был, характеризовался положительно. Адвокат полагает, что содержащиеся в деле данные, характеризующие личность Зябликова, давали основание к его условному осуждению.

Осужденный Кошелев В.С. просит о смягчении ему наказания. Он ссылается на то, что предварительного сговора и умысла на ограбление Б у них не было. Действия М и Г в отношении потерпевшего для него были неожиданными, но, вместе с тем, он не отрицал того, что, совместно с другими осужденными, он завладел имуществом потерпевшего (деньгами и водкой). Объясняя события, связанные с убийством Г , Кошелев не оспаривал того, что нож, которым он нанес удар потерпевшему, ему передал Шимохин, при этом Кошелев в жалобе указывает, что поводом к нанесению Г удара ножом явилось агрессивное поведение потерпевшего. Одновременно в жалобе Кошелев ссылается на то, что в период расследования дела он оговорил Зябликова.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Минин В.С. просит об оставлении приговора без изменения, полагая, что собранными по делу доказательствами вина осужденных подтверждена, действия их квалифицированы правильно.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению. Вина осужденных подтверждены, собранными по делу и, приведенными в приговоре доказательствами, в том числе и показаниями самих осужденных, которые получили в приговоре правильную оценку, с приведением обоснования признания достоверными одних доказательств и не состоятельными других.

Так, суд признал установленным, что вечером 20 сентября 2005 года Шимохин, Зябликов, Кошелев совместно с другими лицами, в том числе с потерпевшими Г и М , договорились о совершении открытого хищения имущества, принадлежащего, ранее незнакомому им, Б . Они напали на Б , повалили его на землю, избили ногами, затем похитили, имевшиеся при потерпевшем деньги в сумме рублей и бутылку водки. После этого у Шимохина А.В. возник умысел на лишение жизни Б с целью сокрытия ранее совершенного преступления. Он, имевшимся у него ножом, нанес Б несколько ударов в грудь, причинив потерпевшему легкий вред здоровью. Полагая, что потерпевший мертв, Шимохин ушел с места происшествия. Однако смерть Б на месте происшествия не наступила, так как ему удалось добраться до дома и обратиться за квалифицированной медицинской помощью. 12 октября 2005 года Б скончался в больнице от острой абсцедирующей пневмонии, развившейся на фоне травмы.

После нанесения ударов ножом Б , Шимохин, опасаясь, что Г и М могут сообщить в правоохранительные органы о совершенных в отношении Б преступлениях, договорился с Кошелевым о совершении убийства Г . После этого Шимохин по предварительному сговору группой лиц совершил убийство Г , нанеся ему удар ножом в область поясницы. Затем Шимохин, с целью сокрытия совершенных преступлений, договорился с Зябликовым о совершении убийства М . и, имевшимся у него ножом нанес М несколько ударов в область грудной клетки, после чего передал нож Зябликову, который, нанес потерпевшему два удара ножом в живот. В результате указанных действий М от массивной кровопотери, и, развившегося геморрагического шока М скончался на месте.

В судебном заседании.

Шимохин А.В. признал себя виновным частично. Он не признал своей вины в открытом хищении чужого имущества. Отрицал свою вину в покушении на убийство Б . Признал Шимохин свою вину в том, что он, по просьбе Кошелева, передал ему нож, которым Кошелев нанес удар Г в спину. Затем он, Шимохин, имея намерение напугать Г , взял у Кошелева нож и нанес им несколько ударов в грудь Г . Шимохин утверждал, что он один нанес М ножевые ранения в грудь в область груди, живота, шеи.

Кошелев В.С. первоначально, в судебном заседании частично признал себя виновным в открытом хищения имущества, принадлежащего Б . Кошелев отрицает причастность к убийству Г , но не оспаривал того, что нанес потерпевшему ножевое ранение, но без умысла на лишение его жизни. Признав факт причинения потерпевшему ножевого ранения, Кошелев отрицал наличие у него умысла на убийство Г . В последствии Кошелев внес изменения в свои показания и признал себя виновным в преступлениях, вмененных ему в вину.

Зябликов А.В. признал себя виновным в совершении открытого хищения имущества, но отрицал свою причастность к убийству М .

Проверив в стадии судебного заседания все показания осужденных, данные ими, как в период расследования дела, так и в судебном заседании, суд обосновал выводы о виновности осужденных доказательствами, в том числе и показаниями осужденных, нашедшими свое объективное подтверждение в материалах судебного следствия.

Из показаний потерпевшей Г видно, что потерпевший Б ее отец. 20 сентября. 2005 года отец пришел домой около 22 часов и лег на пол в прихожей. Отец был без верхней одежды и без обуви. Осмотрев отца, она обнаружила у него телесные повреждения на лице, локте и на груди. Отец сказал, что на пустыре около магазина на него напали пять человек. Они избили, обыскали его одежду и отобрали у него куртку, кожаный жилет, туфли, документы, деньги и бутылку водки, а затем порезали его ножом. Он притворился мертвым, а когда нападавшие ушли, он встал и добраться до дома. Отец скончался в больнице 12 октября 2005 года.

Аналогичные показания дали свидетель свидетели Г , М .

Обоснованно признаны доказательствами вины осужденных, исследованные в стадии судебного разбирательства показания осужденных Зябликова и Кошелева, данные ими в период предварительного следствия. Показания Зябликова свидетельствуют о том, что во время совместного распития спиртного он видел у Шимохина нож. Когда они находились около магазина « », Кошелев им сообщил, что видел в магазине мужчину, у которого есть деньги. Данное сообщение было воспринято, как необходимость отобрать деньги у этого мужчины. Поэтому они все пошли за потерпевшим, и на пустыре Шимохин сбил его с ног. Он, Кошелев и Шимохин тоже избивали потерпевшего ногами. Потом они обыскали карманы одежды потерпевшего. Кошелев нашел рублей, Шимохин снял с мужчины жилетку и надел ее на себя. После того, как они отошли от потерпевшего, он видел, что Шимохин вернулся и нанес потерпевшему удары. Он подумал, что Шимохин наносил потерпевшему удары, имевшимся при нем ножом. Поэтому он спросил у Шимохина, зачем он зарезал потерпевшего. Шимохин ему ответил, что об этом никто не узнает.

Из показаний Кошелева усматривается, что вечером 20 сентября 2005 года, после совместного употребления спиртного они - пять человек находились у магазина « ». Шимохин, выйдя из магазина, им сообщил, что в магазине мужчина покупает водку, которую нужно забрать у него. После того, как мужчина вышел из магазина, на него напали, повалили на землю. Мужчину избивали втроем - он, Зябликов и Шимохин.

После избиения мужчины он нашел в кармане его брюк бутылку водки и деньги - около рублей. Позже Шимохин ему сказал, что он совместно с Г и М , совершил убийство Б .

Кроме того, в явке с повинной, во время допроса в качестве подозреваемого, а также во время выхода на место происшествия Кошелев показывал о том, что, после распития бутылки водки, которую они забрали у потерпевшего Б , Шимохин ему сказал, что с парнями - М и Г надо «кончать» и попросил его отозвать одного из них в сторону. Он отвел одного из парней к тому месту, где ранее избили Б , но последнего на месте происшествия не оказалось. Шимохин шел следом за ними. Потом Шимохин передал ему нож, которым он. Кошелев, нанес удар в область печени. Когда мужчина наклонился, Шимохин забрал нож и нанес им 3-4 три или четыре удара потерпевшему в область сердца. В это время Зябликов, находился со вторым мужчиной. После убийства первого мужчины (Г ), находившегося с ними во время совершения убийства Б , Шимохин и Зябликов, стали избивать второго мужчину (М ) Шимохин нанес потерпевшему несколько ударов ножом в область сердца, а потом передал нож Зябликову, который тоже М не менее трех ударов в живот.

Вина осужденных подтверждена и другими доказательствами, в том числе протоколами осмотра места происшествия, заключениями судебно- медицинских экспертиз о характере и локализации телесных повреждений у потерпевших и о причине их смерти, протоколами изъятия и осмотра вещественных доказательств, а также выводами судебно-биологических экспертиз, выявивших на исследованных вещественных доказательствах следы крови, по групповым свойствам сходной с кровью потерпевших.

Давая оценку показаниям осужденных, суд правильно указал в приговоре, что в судебном заседании Кошелев показывал, что во время следствия он оговорил Зябликова, уличив его в причастности к убийству М . Вместе с тем, суд отметил в приговоре, что Зябликов в период предварительного следствия, уличая Кошелева в совершении убийства Г в группе с Шимохиным, не называл Кошелева в числе лиц, причастных к убийству М .

Показания Кошелева о том, что Зябликов наносил телесные повреждения М , находившемуся уже без признаков жизни, опровергаются выводами судебно-медицинской экспертизы о том, что все телесные повреждения, зафиксированные на трупе М , причинены потерпевшему прижизненно.

Тщательно проанализировав в приговоре все исследованные по делу доказательства, суд полно мотивировал свои выводы, как в части доказанности вины осужденных, так и в части квалификации преступления.

На основании исследованных в судебном заседании и правильно оцененных в совокупности доказательств, суд обоснованно пришел к выводу о том, что действия всех осужденных во время совершения открытого похищения чужого имущества, носили активный согласованный характер, направленный на осуществление единого, заранее оговоренного преступного умысла.

Материалами дела, бесспорно, установлено, что Шимохин и Зябликов, после избиения Б , удерживали потерпевшего, с целью подавления его сопротивления, а Кошелев в это время обыскивал одежду Б . Завладев имуществом, принадлежащим потерпевшему, осужденные распорядились этим имуществом, как своим собственным.

Обоснованно суд пришел к выводу о том, что убийство Б было совершено с целью сокрытия ранее совершенного преступления.

О наличии у Шимохина умысла на убийство всех потерпевших, у Кошелева - умысла на совершение убийства М в группе по предварительному сговору с Шимохиным, у Зябликова - умысла на убийство Г в группе, по предварительному сговору с Шимохиным свидетельствует характер и локализация телесных повреждений у потерпевших и орудие преступления, а также установленные судом, на основании показаний самих осужденных, обстоятельства связанные с совершением преступления. В частности, высказывание Шимохина о том, что об убийстве Б никто не узнает, конкретно, высказанное им предложение «кончать» с Г и М . Убийство последних, согласно, признанным судом достоверными, показаниям Кошелева и Зябликова также совершено с целью сокрытия другого преступления.

Умысел на убийство Б Шимохиным не был осуществлен по причинам. Не зависящим от Шимохина. Б притворился мертвым, подождал, когда преступники покинут место происшествия, после чего, имея тяжкие телесные повреждения, он добрался до дома. То, что потерпевшего Б на месте происшествия не оказалось для осужденных явилось неожиданностью.

Каких-либо данных, свидетельствующих о причастности М или Г к нанесению Б ножевых ранений, на что ссылается в своей жалобе Шимохин, в деле не содержится.

Обоснованно придя к выводу о доказанности вины осужденных и правильно квалифицировав их преступные действия, суд назначил каждому из них наказание с учетом повышенной общественной опасности преступления, данных, характеризующих осужденных и обстоятельств, смягчающих наказание. Поэтому оснований к изменению приговора в этой части судебная коллегия также не усматривает.

Из дела видно, что Шимохин 15 октября 2004 года был судим по совокупности преступлений, предусмотренных п.п. «а,б,в» ч.2 ст.158, ч.1 ст. 150 УК РФ (за преступления, относящиеся к категории средней тяжести) к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года и в период испытательного срока вновь совершил преступления, относящиеся к категории тяжкого и особо тяжкого преступлений. Поэтому суд, правильно, в соответствии с законом, на основании ч.5 ст.74 УК РФ принял решение об отмене условного осуждения и назначил Шимохину наказание в соответствии с требованиями ст.70 УК РФ.

Поскольку приговором Борзинского городского суда от 8 июня 2006 года Шимохин А.В. был осужден за совершение преступления, предусмотренного ч.4 ст. 111 УК РФ к 7 годам лишения свободы, судом правильно назначено Шимохину наказание по совокупности преступлений на основании ч.5 ст. 69 УК РФ.

При изучении личности потерпевших установлено, что Б участковым инспектором по месту жительства характеризуется положительно, не судим.

Учел суд при назначении наказания и, смягчающие обстоятельства: молодой возраст Шимохина, признание им вины в совершении убийства Г и М , его раскаяние в совершении указанных преступлений и его состояние здоровья.

За преступление, связанное с покушением на убийство Б , суд при назначении наказания Шимохину А.В. применил правила ст.66 УК РФ.

В отношении Кошелева суд в качестве обстоятельств, смягчающих наказание учел его молодой возраст, наличие на его иждивении двоих малолетних детей, явку с повинной, признание им своей вины и раскаяние в содеянном и назначил ему наказание с учетом требований ст.62 УК РФ.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание Зябликова суд учел его молодой возраст, положительные характеристики, частичное признание вины.

На основании выше изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия О П Р Е Д Е Л И Л А : Приговор Читинского областного суда от 21 июня 2006 года в отношении Шимохина А В , Зябликова А В и Кошелева В.С. оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 72-О06-44

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
УК РФ Статья 150. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 66. Назначение наказания за неоконченное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
УК РФ Статья 73. Условное осуждение
УК РФ Статья 74. Отмена условного осуждения или продление испытательного срока

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх