Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 72-О07-18СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 сентября 2007 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Линская Татьяна Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 72-О07-18СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 26 сентября 2007 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.
судей Ермолаевой Т.А. Линской Т.Г.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Шабана В.Ф., Мусорина О.Н., Дьякова Е.В., адвокатов Розенберга СЛ., Романова Р.Б. на приговор Читинского областного суда от 15 марта 2006 года, которым МУСОРИН О Н осужден: по ст. 105 ч. 2 п.п. «ж, з» УК РФ к 18 (восемнадцати) годам лишения свободы; по ст. 163 ч. 3 п. «а, в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996г.) к 8 (восьми) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ст. 69 ч.

3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно к 20 (двадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ДЬЯКОВ Е В осужден: по ст.ст. 30 ч. 3, 4 и 105 ч. 2 п. «з» УК РФ и назначить ему наказание к 16 (шестнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ШАБАН В осужден: по ст.ст. 30 ч. 3, 4, 5 и 105 ч. 2 п. «з» УК РФ и с применением ст. 65, 62 УК РФ назначить ему наказание к 12 (двенадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

ЭТИМ ЖЕ ПРИГОВОРОМ.

ГРИГОРЬЕВ А Ю осужден: по ст. 105 ч. 2 п.п. «ж, з, к» УК РФ к пожизненному лишению свободы; по ст. 209 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996г.) к 12 (двенадцати) годам лишения свободы; по ст. 162 ч. 3 п. «в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996г.) к 10 (десяти) годам лишения свободы; по ст. 163 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996г.) к 8 (восьми) годам лишения свободы; по ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996г.) с применением ст. 66 УК РФ к 7 (семи) годам лишения свободы; по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 6 (шести) годам лишения свободы; по ст. 127 ч. 3 УК РФ к 5 (пяти) годам лишения свободы; по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ к 3 (трем) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к пожизненному лишению свободы в исправительной колонии особого режима.

По ст. 163 ч. 3 п. «а, в » УК РФ за преступление, связанное с вымогательства денег у Э , Григорьева А. Ю оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

15 марта 2006 года, после провозглашения приговора Григорьев покончил жизнь самоубийством.

КУТАШОВ А В осужден: по ст. 127 ч. 2 п. «а» УК РФ, с применением ст. 65 УК РФ к 2 (двум) годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года.

По ст. 163 ч. 2 п.п. «а, в» УК РФ Куташов А. В. . оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

ОГОЛЬ А А осужден: по ст. 222 ч. 3 УК РФ с применением ст.ст. 65, 64 УК РФ к 3 (трем) годам лишения свободы; по ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 года) с применением ст.ст. 66, 65 УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы; по ст. 209 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 года) с применением ст.ст. 65, 64 УК РФ к 5 (пяти) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний к 6 (шести) годам лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет.

АНТИПОВ П А осужден: по ст.ст. 30 ч. 1 и 162 ч. 3 п. «а» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 года) с применением ст.ст. 66, 65 УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы; по ст. 209 ч. 2 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 года) с применением ст.ст. 65, 64 УК РФ к 4 (четырем) годам лишения свободы; по совокупности указанных преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний к 5 (пяти) годам лишения свободы условно с испытательным сроком 5 лет.

Приговором постановлено возложить на Куташова А.В., Оголя А.А. и Антипова П.А. обязанности не менять постоянного места жительства и работы без уведомления органов внутренних дел.

в отношении Григорьева А.Ю., Куташова А.В., Оголя А.А., Антипова П.А. приговор в кассационном порядке не обжалован.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей от 14 февраля 2006 года осужденные признаны виновными в совершении преступлений при следующих обстоятельствах.

В начале февраля 2001 года Мусорин О.Н. в составе устойчивой группы, заранее объединившихся лиц (дело в отношении одного из которых прекращено за смертью), руководя действиями других лиц, на территории ОАО « » , около 5-10 дней содержал Э , прикованным к батарее, избивал его и требовал денежные средства в размере долларов США, т.е. сумму значительно превышающую ( долларов США) размер ущерба, предполагаемого в возмещение, в связи с допущенным Э столкновение с автомашиной ».

В середине февраля 2001 года Мусорин О.Н. в составе устойчивой группы, заранее объединившихся лиц (уголовное дело в отношении одного из которых прекращено за смертью) во время требования от Э долларов США, приказал Григорьеву подготовить место для лишения жизни Э . Указанное требование Мусорина было выполнено.

14 ноября 2001 года Мусорин О.Н. в составе устойчивой группы, заранее объединившихся лиц (уголовное дело в отношении одного из которых прекращено за смертью) на почве личной неприязни с Ц дал указание другим лицам увезти потерпевшего за пределы города и лишить его жизни для чего предоставил им автомобиль Получив по телефону сообщение о выполнении его указания, Мусорин прибыл на место происшествия, где убедился в смерти потерпевшего и дал указание другим лицам спрятать труп Ц , забросать его ветками деревьев.

Осенью 2001 года Шабан В.Ф., из личной неприязни, в связи с занятием совместной коммерческой деятельностью, за денежное вознаграждение в сумме долларов США, склонил другое лицо (дело, в отношении которого прекращено за смертью) к лишению жизни С и согласно договоренности, около 6 часов 13 декабря 2001 года, подав сигнал из своего автомобиля, вызвал С в подъезд дома где Григорьев по поручению другого лица, которому было обещано вознаграждение в сумме долларов США (дело в отношении, которого прекращено за смертью) из переделанного в боевой газового пистолета «ИЖ-79-7.6» произвел два выстрела в голову и тело С с причинением ему проникающего сквозного ранения головы.

В апреле 2002 года, на почве личной неприязни, за денежное вознаграждение в сумме долларов США, Дьяков склонил другое лицо (дело, в отношении которого прекращено за смертью) к лишению жизни В и в апреле 2002 года, в лесном массиве, расположенном вдоль трассы , передал указанному лицу заранее оговоренную сумму и фотографию В .

Во был убит. Смерть В наступила от огнестрельного пулевого проникающего сквозного ранения головы В мае 2002 года Дьяков Е.В. обратился с предложением другому лицу (уголовное дело, в отношении которого прекращено за смертью) о лишении жизни К на почве личной неприязни, за денежное вознаграждение в сумме долларов США, и в мае 2002 года, вечером, на базе , передал указанному лицу оговоренную сумму денежного вознаграждения и фотографию К .

К месту жительства К , подъехала автомашина , управляемая С , который был принят исполнителем убийства за К . С был убит. Смерть С наступила на месте происшествия от огнестрельных проникающих слепых ранений головы.

Днем 12 июля 2002 года Мусорин О.Н. в составе устойчивой группы, заранее объединившихся лиц (дело в отношении одного из которых прекращено за смертью) дал указание Григорьеву привести электрика Г в шашлычную, в связи с отключением потерпевшим электроэнергии в магазине « », и, прилегающей к нему шашлычной, расположенной на территории ФГУП По указанию Мусорина, Г обманным путем был привезен в район расположения шашлычной.

Мусорин, совместно с Григорьевым и другим лицом (дело, в отношении которого прекращено за смертью) на автомашине « вывезли потерпевшего на берег реки , где Г руками и ногами по голове и другим частям тела нанесли множественные удары, причинив ему множественные телесных повреждений в виде ссадин, кровоподтеков и кровоизлияния в мягкие ткани головы в теменно-затылочной области.

После чего Мусорин совместно с Г и другим лицом (в отношении которого дело прекращено за смертью) задушили Г петлей из эластичного материала.

13 июля 2002 года, около 18 часов в квартире , Мусорин, в составе устойчивой группы, заранее объединившихся лиц, (дело в отношении одного из которых прекращено за смертью), угрожая лишением жизни мужа, якобы, находящегося у них в заложниках, высказал Г требование о подписании документов о передаче им права собственности на квартиру, , рыночной стоимостью не менее рублей.

После того, как, находившаяся в данной квартире К попыталась выйти из квартиры и позвать на помощь людей для пресечения их действий, Мусорин, обутой ногой нанес ей удар в область поясницы, в то время как другое лицо, (дело, в отношении которого прекращено за смертью), с целью подавления воли потерпевшей Г и сопротивления К , нанес последней удар рукой по лицу.

Мусорину органами следствия было предъявлено обвинение в том, что в начале февраля 2001 года, он, действуя в составе организованной группы, используя в качестве повода допущенное Э дорожно-транспортное происшествие, а именно, столкновение с автомашиной К с целью вымогательства денег, поручил И и Григорьеву привезти Э на территорию ОАО « » и удерживать его там до выплаты денег в сумме не менее долларов США, тем самым, лишив его свободы.

Григорьев и И выполнили указание Мусорина, доставив потерпевшего на территорию ОАО « », где его удерживали около 5 дней.

В начале февраля 2001 года Э удалось убежать, тогда Мусорин, действуя в составе организованной группы, дал указание И Григорьеву и Куташову доставить потерпевшего на территорию ОАО « » и последние, выполняя указание Мусорина, привезли Э в указанное место.

Затем, Мусорин, Григорьев, И и Куташов, действуя организованной группой, лишили свободы Э , содержали его около 5-10 дней на территории ОАО « » с применением физического и психического насилия, периодически приковывая металлической цепью к батарее в комнате отдыха охраны, требовали безвозмездной передачи денежных средств в размере долларов США.

Эти действия Мусорина органами следствия были квалифицированы по ст. 127 ч. 3 УК РФ, как организация, руководство, а также участие в незаконном лишении человека свободы, несвязанного с его похищением, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, организованной группой.

Вердиктом присяжных заседателей признано недоказанным совершение Мусориным указанных действий и поэтому в соответствии со ст.ст. 350 ч. 1 п. 2; 302 ч. 2 п.п. 2, 4 УПК РФ он был оправдан за непричастностью к совершению данного преступления.

На основании вердикта присяжных заседателей, Мусорин О.Н. признан виновным в организации, руководстве и участии в вымогательстве денег у Э совершенном организованной группой и с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. В организации и руководстве, совершенных организованной группой преступлений, в организации и руководстве совершения убийства Э сопряженного с вымогательством, В вымогательстве имущества у потерпевшей Г совершенном в крупном размере и организованной группой, и в убийстве Г ., совершенном организованной группой.

Шабан В.Ф. признан виновным в организации, подстрекательстве и пособничестве убийства С совершенного по найму, а Дьяков Е.В в организации и пособничестве убийства В и С совершенных по найму.

По преступлению, связанному с вымогательством денег у Э , и его убийством, действия Мусорина квалифицированы по ст. 163 ч. 3 п.п. «а, в» УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 года), как организация, руководство и участие в вымогательстве, совершенном организованной группой, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, и по ст. 105 ч. 2 п. п. «ж, з» УК РФ, как организация и руководство умышленным причинением смерти другому человеку, совершенном организованной группой и сопряженным с вымогательством.

По преступлению, связанному с убийством Ц действия Мусорина квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ, как организация и руководство умышленного причинения смерти другому человеку, совершенного организованной группой. Уголовное дело по обвинению Мусорина по ст. 126 ч. 3 п. «а» УК РФ в связи с отказом от обвинения государственного обвинителя в судебном заседании прекращено.

Исходя из обстоятельств установленных вердиктом коллегии присяжных заседателей, действия Шабана квалифицированы по ст.ст. 33 ч. 3, 4, 5 - 105 ч. 2 п. «з» УК РФ, как организация, подстрекательство и пособничество умышленного причинения смерти другому человеку, совершенного по найму.

Действия Дьякова, связанные с убийством С и с убийством В , квалифицированы по ст.ст. 33 ч. 3, 4 - 105 ч. 2 п. «з» УК РФ, как организация и подстрекательство умышленного причинения смерти другому человеку, совершенного по найму.

По преступлению, связанному с убийством Г действия Мусорина квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ, как умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное организованной группой.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., объяснения осужденных Дьякова Е.В. и Шабана В.Ф. по доводам своих кассационных жалоб, возражения на кассационные жалобы прокурора Абрамовой З.Л. просившей об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб - без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

В кассационных жалобах: Осужденный Мусорин просит об отмене приговора с прекращением в отношении него дела производством в связи с грубым нарушением уголовно-процессуального закона и его непричастностью к преступлению.

Он считает, что при рассмотрении уголовного дела в отношении него были допущены процессуальные нарушения, которые повлияли на вынесение вердикта присяжными заседателями. Он ссылается на то, что им было представлено большое количество -79 человек кандидатов в присяжные заседатели, и он не имел возможности запомнить, записать и осмыслить данные о каждом из них для того чтобы сделать правильный выбор.

Поэтому, он считает, что была сформирована не объективная коллегия присяжных заседателей, в числе которых были лица либо ранее потерпевшие по различным уголовным делам, либо работавшие ранее в системе МВД. Мусорин просит учесть, что он только слышал напутственное слова председательствующего, а так как он не был с ним ознакомлен, он, находясь в состоянии, предшествующем вердикту в отношении него, имел возможности воспринять весь смысл этого напутствия и судить о том, насколько оно было объективным. В жалобе также обращается внимание на то, что протокол судебного заседания для ознакомления ему был предоставлен спустя 8 месяцев после провозглашения приговора. Он полагает, что председательствующий, в нарушение п.5 ч.З ст.340 УПК РФ, не в полной мере разъяснил присяжным заседателям принцип презумпции невиновности, не разъяснил положение о толковании сомнений в пользу подсудимого. Кроме того, Мусорин высказывает мнение о том, что приговор основан на недопустимых доказательствах. Также в жалобе обращается внимание на то, что многие свидетели допрашивались одновременно и под псевдонимом и с названием настоящих имен, что создало впечатление о наличии свидетелей преступления значительно больше, чем имело место в действительности. Мусорин ссылается на необъективность выводов государственного обвинителя в своей речи. В жалобе одновременно оспаривается доказанность вины Мусорина. По его мнению, судом неправильно установлены фактические обстоятельства дела, которые не давали оснований к выводу о том, что он состоял в группировке К Он утверждает, что у него не было мотивов к вы ву денежных средств у Э , так как к ДТП он не имел никакого отношения. По его мнению, он необоснованно характеризуется, как личность опасная, способная на любое деяние, поскольку об этом показывает только свидетель П , достоверность показаний которого вызывает сомнение, так согласно показаниям А , Л Г он является заинтересованным лицом Мусорин отрицает свою причастность к убийству Э , утверждая, что он был только случайным очевидцем этого преступления. Оспаривая свою какую-либо причастность убийству Ц и Г а, Мусорин ссылается на то, что у него никогда не было дружеских отношений с И что, по его мнению, подтверждено показаниями свидетелей. Он считает, что в деле не содержится бесспорных доказательств его вины в этой части. Показания свидетелей он считает, ложными составленными под диктовку заинтересованных в исходе дела лиц. У него не было мотива к совершению данного преступления и, по мнению Мусорина, мотив совершения этого преступления остался не выясненным. Кроме того, он полагает, что содержащие в деле доказательства не давали оснований к выводу о том, что убийство Ц имело место, так как место нахождения трупа не установлено.

Осужденный Дьяков Е.В. просит об отмене приговора с прекращением дела производством в отношении него, полагая, что дело рассмотрено с грубыми нарушениями уголовно-процессуального закона. По его мнению, протокол судебного заседания составлен с нарушением закона, с искажением фактически данных показаний свидетелей. В протоколе содержатся существенные нарушения в части принятия присяги присяжными заседателями. Текст присяги не полный, отсутствует слово «Торжественно», отсутствует поименный список присяжных заседателей, принявших присягу. Отсутствует текст, объясняющий присяжных заседателей, их обязанности и права. Кроме того, Дьяков ссылается на то, что ему не известно, принимали ли присягу запасные присяжные заседатели, что является существенным моментом, так как во время судебного следствия имела место замена двоих присяжных заседателей. Дьяков в жалобе указывает, что протокол судебного заседания был вручен ему, для ознакомления спустя 8 месяцев после провозглашения приговора, что свидетельствовало о нарушении его прав. Дьяков считает, что напутственное слово председательствующего не содержало разъяснений относительно толкования всех сомнений в пользу осужденных. По мнению Дьякова, отбор коллегии присяжных заседателей происходил в сжатые сроки, лишающие его возможности осмыслить происходящее и заявить мотивированные отводы, в результате чего в состав коллегии вошли лица, имеющие предвзятое мнение, заранее уверенные в виновности лиц, которых судят. 8 человек из числа присяжных заседателей, по мнению Дьякова, имели оснований предвзято относиться к подсудимым, с учетом того часть присяжных заседателей имели родственников, работавших в правоохранительных органах, а часть из них сами были потерпевшими по различным делам. Дьяков в жалобе, также, оспаривает свою причастность к преступлению, считает, что прокурором в своей речи дана неправильная, искаженная оценка показаниям свидетелей и другим, содержащимся в деле доказательствам, которые не давали оснований к выводу о том, что у него имелись основания к совершению преступления, вмененного ему в виду.

Адвокаты Розенберг СЛ. и Романов Р.Б., в одной жалобе, в защиту интересов Мусорина и Дьякова просят об отмене приговора с направлением дела на новое рассмотрение в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, допущенными при проведении процесса. В связи с этим в жалобе обращается внимание на то, что, вопреки содержащимся в деле данным, государственный обвинитель Алехина в своем выступлении в прениях высказалась о доказанности вины Мусорина в совершении действий, которые не были установлены материалами дела. Ее речь свидетельствовала о том, что, бесспорно, установлено, что Мусорин давал указания, которые выполнялись беспрекословно, о том, что Мусорин был заинтересован в восстановлении автомашины К и «выколачивании» денег с Э , установила роль Мусорина в криминальном мире, как госбезопасность К .

Кроме того, анализируя доказательства по преступлению, связанному с убийством С государственный обвинитель высказала свое суждение относительно причин изменения показаний свидетелем Шутовым, сославшись на наводящие вопросы Дьякова, тогда как в протоколе судебного заседания не содержится ни одного вопроса со стороны Дьякова указанному свидетелю. По преступлению, связанному с убийством Г государственный обвинитель исказила показания свидетелей П и Г , представив их, как уличающие в преступлении Мусорина. Представленные государственным обвинителем выводы об обстоятельствах совершения указанного преступления, по мнению адвоката, противоречат фактическим обстоятельствам дела, установленным в стадии судебного разбирательства. Однако указывается в жалобе, председательствующий в нарушение требований ст. 336 ч.2 УПК РФ ни разу не прервал речь государственного обвинителя и не разъяснил присяжным заседателям невозможность принятия ими вышеуказанных обстоятельств при вынесении вердикта.

Кроме того, в жалобе указывается, что председательствующий по делу в нарушение ч.1 ст.281 УПК РФ, несмотря на возражения защиты, удовлетворил ходатайство прокурора и огласил показания свидетелей Вориводина, Г и К , тогда, как оснований для признания уважительными причины их неявки не имелось.

Осужденный Шабан В.Ф. просит об изменении приговора, со смягчением ему наказания. По его мнению, суд при решении вопроса о наказании не учел ряд обстоятельств, смягчающих наказание, такие, как его явка с повинной, активное способствование им раскрытию преступления, наличие на его иждивении матери и несовершеннолетней дочери Он считает, что при рассмотрении настоящего дела было нарушено его право на защиту. В дополнительной жалобе Шабан высказывает мнение о том, что судом были нарушены, предусмотренные законом правила рассмотрения дела с участием присяжных заседателей. Он ссылается на то, что из-за большого числа, представленных им кандидатов в присяжные заседатели и незначительного времени, представленного им для знакомства, он не успел сделать правильный выбор. В связи с этим в коллегию присяжных заседателей вошли лица, которые не могли быть объективными. Также как Шабан ссылается на не своевременное ознакомление с протоколом судебного заседания, на неполноту напутственного слова. Кроме того, Шабан ссылается на неполноту и необъективность судебного следствия и на необоснованность его осуждения, на то, что в период расследования дела на него оказывалось давление.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель просит об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что формирование коллегии присяжных заседателей проведено с соблюдением требований ст. 328 УПК РФ.

Стороны имели возможность задавать вопросы кандидатам в присяжные заседатели и воспользовались этой возможностью. На этой стадии председательствующим были приняты меры к выяснению и установлению обстоятельств, препятствующих участию в деле отдельных кандидатур.

Заявленные самоотводы и отводы председательствующим были удовлетворены. После производства отбора кандидатов в присяжные заседатели ни со стороны подсудимых, ни со стороны адвокатов, защищавших их интересы, замечаний по поводу формирования коллегии присяжных заседателей не поступило. После указанной процедуры приняли присягу, как основной состав избранной коллегии, так и запасные присяжные заседатели. Текст присяги полностью соответствовал требованиям ст.332 ч.1 УК РФ. В стадии судебного следствия замена присяжных заседателей запасными производилась в соответствии с требованиями ст. 336 УПК РФ.

Не может судебная коллегия согласиться с доводами кассационных жалоб о нарушении государственным обвинителем требований уголовно- процессуального закона при изложении ею в своей речи мотивов обоснованности обвинения. При проверке дела не нашли своего подтверждения доводы о том, что государственным обвините в прениях анализировались показания свидетелей, не отраженные в протоколе судебного заседания. Речь государственного обвинителя, с учетом, принесенных и принятых судом, замечаний на протокол судебного заседания, свидетельствует о том, что государственный обвинитель в своей речи ссылался на допустимые доказательства, которые являлись предметом исследования в стадии судебного разбирательства и только в пределах вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями.

Из протокола судебного заседания усматривается, что председательствующим по делу были приняты необходимые, предусмотренные законом меры, направленные на обеспечение состязательности и равноправия сторон в процессе.

Напутственное слово председательствующего содержит как уличающие, так и оправдывающие подсудимых доказательства, а также разъяснения принципа презумпции невиновности. В стадии судебного следствия и после произнесения напутственного слова, ни со стороны подсудимых, ни со стороны их защитников заявлений о нарушении председательствующим судьей принципа беспристрастности и объективности не поступало.

Данные о личности подсудимых исследовались в присутствии присяжных заседателей только в той части, в какой выяснение их было необходимо для установления признаков состава преступления, вмененного им в вину.

Выяснение данных о личности Мусорина, в том числе о его родственных и дружеских связях, о его положении и репутации в преступной группировке, участие в которой ему вменялось в вину, было необходимо в целях правильного установления фактических обстоятельств преступления, роли в нем Мусорина и принятия правильного решения по существу, предъявленного обвинения.

При обсуждении вопроса о наказании осужденных, суд учел повышенную общественную опасность преступления, данные, характеризующие личность каждого из них, а также обстоятельства, смягчающие наказание, в том числе и те, на которые содержатся ссылки в жалобах наказание.

Ссылка на то, что осужденные были ознакомлены с протоколом судебного заседания только через 8 месяцев, не является основанием к отмене приговора. Данное обстоятельство объяснялось сложностью и большим объемом дела и материалов судебного следствия, в частности.

Материалы судебного следствия свидетельствуют о том, что свидетелем П были даны подробные и последовательные показания, которые были оценены коллегией присяжных заседателей в совокупности с другими доказательствами. Оснований для привлечения к уголовной ответственности указанно свидетеля не было установлено, в связи с чем, дело в отношении него было прекращено мотивированным постановлением. Вопрос об обоснованности, принятого органами следствия решения в этой части не входит в круг вопросов, подлежащих разрешению при рассмотрении настоящего дела в кассационном порядке.

С целью выяснения причин возникновения противоречий в собранных по делу доказательствах, были оглашены и проверены в стадии судебного разбирательства в присутствии присяжных заседателей в соответствии с требованиями ст.281 ч.З УК РФ, показания свидетелей, данные ими в период расследования дела. В том числе были проверены и показания свидетеля Л , показавшего, что указания Мусорина выполнялись всегда и всеми беспрекословно.

Обстоятельства совершенных преступлений, в том числе и связанные с убийством С были тщательно исследованы в судебном заседании. Были проверены показания свидетелей, с выяснением вопросов об источниках их осведомленности об обстоятельствах, излагаемых ими в своих показаниях, и с исследованием приобщенных к делу документов, в том числе и материалов, раскрывающих деятельность ООО « », на которую содержатся ссылки в кассационных жалобах Дьякова.

Вопросы, связанные с оценкой доказательств в силу ст. ст. 334 и 340 ч.ч. 3 и 5 УПК РФ являются исключительно компетенцией присяжных заседателей.

Не противоречит закону то обстоятельство, что свидетели, допрошенные в период расследования дела под псевдонимами, изъявили желание раскрыть свои подлинные данные о личности.

Доводы кассационных жалоб о нарушении права на защиту осужденных проверялись и не нашли своего подтверждения в материалах дела. Защита интересов осужденных, как в период расследования дела, так и в судебном заседании была обеспечена участием в деле квалифицированных адвокатов, принимавших активное участие в исследовании собранных по делу доказательств.

По мнению судебной коллегии, правильно, в соответствии с вердиктом присяжных заседателей дана юридическая оценка преступным действиям осужденных и назначено каждому из них наказание в соответствии с характером и степенью общественной опасности содеянного каждым из них, их роли и степени участия в преступлении, а так же, с учетом обстоятельств, смягчающих наказание. Так, в отношении Шабана суд обоснованно учел в качестве обстоятельства, смягчающего наказание его Явку с повинной и назначил ему наказаний с соблюдением требований ст. ст. 62, 65 УК РФ.

Приговор соответствует требованиям ст.З 51 УПК РФ, его описательно-мотивировочная часть содержит описание деяний, в совершении которых осужденные признаны виновными вердиктом коллегии присяжных заседателей.

С учетом изложенного, судебная коллегия считает, что приведенные в кассационных жалобах доводы противоречат фактическим обстоятельствам дела, установленными коллегией присяжных заседателей и опровергаются, исследованными в стадии судебного разбирательства доказательствами, получившими надлежащую оценку в вынесенном присяжными заседателями вердикте.

Вместе с тем, в связи с допущенной в приговоре технической ошибкой в части указания статьи, по которой осуждены Шабан и Дьяков (ошибочно указано вместо ст. 33 УК РФ ст. 30 УК РФ), судебная коллегия полагает необходимым внести в приговор изменения в части уточнения, статьи Уголовного Закона, по которой они осуждены.

Так, согласно обвинительному заключению, Дьяков обвинялся в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст.ЗЗ ч.ч.3,4 и 105 ч.2 п.

«з» УК РФ, ст. ст. 33 ч. ч. 3,4 и 105 ч.З п. «з» УК РФ, а Шабан В.Ф. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ст. ст. 33 ч.ч. 3,4,5 и 105 ч.2 п. «з» УК РФ. Правильно сделав вывод на основании вердикта присяжных заседателей о том, что Дьяков признан виновным в организации и пособничестве убийства В и С т.е. в действиях подпадающих под признаки преступления, предусмотренного ст. ст. 33 ч.3,4 и 105 ч.2 п. «з» УК РФ, а Шабан признан виновным в организации, подстрекательстве и пособничестве убийства С т.е. в действиях, подпадающих под признаки преступления, предусмотренного ст. ст. 33 ч.3,4,5 и 105 ч.2 п. «з» УК РФ. О том, что судом допущена чисто техническая, а не процессуальная ошибка свидетельствует то, что ст.ЗО УК РФ не содержит частей 4 и 5. Поскольку уточнение приговора в этой части не изменяет вердикта присяжных заседателей и не ухудшает положение осужденных, судебная коллегия полагает необходимым внести в приговор в этой части уточняющие изменения.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Читинского областного суда от 15 марта 2006 года в отношении ДЬЯКОВА Е В ШАБАНА В Ф изменить.

Считать осужденными: Дьякова Е.В. по ст. ст. 33 ч.3,4 и 105 ч.2 п. «з» УК РФ к 16 (шестнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, а Шабан В.Ф. по ст. ст.ЗЗ ч. ч. 3,4,5 и 105 ч.2 п.

«з» УК РФ к 12 (двенадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении ДЬЯКОВА Е В , ШАБАНА В Ф и МУСОРИНА О Н , оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 72-О07-18СП

УК РФ Статья 127. Незаконное лишение свободы
УК РФ Статья 209. Бандитизм
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 332. Неисполнение приказа
УПК РФ Статья 281. Оглашение показаний потерпевшего и свидетеля
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 336. Прения сторон
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УК РФ Статья 30. Приготовление к преступлению и покушение на преступление
УК РФ Статья 33. Виды соучастников преступления
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УК РФ Статья 66. Назначение наказания за неоконченное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу

Загрузка
Наверх