Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 72-О07-33

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 26 марта 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Линская Татьяна Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 72-О07-33

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 26 марта 2008 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.
судей Боровикова В.П. и Линской Т.Г.
при секретаре

рассмотрела кассационные жалобы осужденного Стручкова И.А. и адвоката Мельникова В.В. на приговор Читинского областного суда от 4 апреля 2007 года, которым Стручков И А - осужден по ст. 317 УК РФ к 18 (восемнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока отбытия наказания с 1 августа 2006 года. 2 Стручков И.А. осужден за посягательство на жизнь сотрудников правоохранительного органа А . и К . в целях воспрепятствования их законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Преступление совершено вечером 28 июля 2006 года при обстоятельствах изложенных в приговоре.

Заслушав доклад судьи Верховного суда РФ Линской Т.Г., объяснения осужденного Стручкова И.А по доводам своей кассационной жалобы, возражения прокурора Кривоноговой Е.А. на доводы кассационных жалоб, просившей об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб - без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

В кассационных жалобах: Осужденный Стручков И.А. просит об отмене приговора, с прекращением дела производством, полагая, что в деле не содержится доказательств его вины. По его мнению, в приговоре неправильно отражены фактические обстоятельства дела, установленные в стадии судебного разбирательства и дана неправильная оценка доказательствам, исследованным в судебном заседании. Он утверждает, что действовал в состоянии необходимой обороны. По мнению Стручкова, обвинительный приговор в отношении него постановлен на противоречивых доказательствах, полученных с нарушением уголовно-процессуального законодательства. Высказывая мнение о необъективности и предвзятости судебного следствия, Стручков ссылается на то, что судом необоснованно были отвергнуты, данные в судебном заседании показания свидетелей Ф , Б , С , которые в период расследования дела давали показания под воздействием оказанных на них противозаконных мер. В жалобах указывается, что в деле не содержится бесспорных доказательств, подтверждающих факт нахождения его на момент совершения преступления в нетрезвом состоянии. Одновременно в жалобе утверждается, что на момент совершения преступления Стручков находился в состоянии необходимой обороны, и содержится ссылка на неправомерное поведение потерпевших. Также из представленных в судебную коллегию кассационных жалоб Стручкова 3 усматривается, что он объясняет свои действия состоянием аффекта и считает, что судом не был исследован с надлежащей полнотой этот вопрос. В связи с этим Стручков подвергает сомнению обоснованность выводов комплексной психолого-психиатрической экспертизы.

Адвокат Мельников ВВ. в защиту интересов осужденного Стручкова просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение, со ссылкой на то, что изложенные в приговоре обстоятельства не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, а исследованные в судебном заседании доказательства получили неправильную оценку. По мнению адвоката, при вынесении приговора суд допустил нарушение требований ст.307 УПК РФ, поскольку не привел в приговоре обоснования признания достоверными одних доказательств и несостоятельными - других. Ссылаясь на неполноту, необъективность и предвзятость, проведенного по делу судебного следствия, и на нарушение права на защиту подсудимого, адвокат в жалобе высказывает мнение о том, что судом необоснованно были отклонены или, вообще, не рассматривались ходатайства, заявленные с целью всестороннего и объективного исследования обстоятельств дела.

Не были исследованы с надлежащей полнотой доказательства связанные с исследованием данных о личности Стручкова, в частности, его психического состояния на момент инкриминируемого ему деяния.

Кроме того, в жалобах содержится ссылка на возможность причастности к преступлению третьего лица и высказывается мнение о необходимости проверки указанной версии.

В возражениях на кассационные жалобы.

Государственный обвинитель Чертков АС. просит об оставлении приговора без изменения, кассационных жалоб - без удовлетворения.

Потерпевшие А ., Д ., К ., . и считают, что собранными по делу доказательствами вина Стручкова в совершении им преступления подтверждена и считает, что он заслуживает более сурового наказания.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает, что приговор подлежит отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение в связи с несоответствием изложенных в приговоре выводов суда, фактическим обстоятельствам дела.

По мнению судебной коллегии, выводы суда не подтверждены доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, суд при 4 рассмотрении дела не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, суд не принял соответствующих мер к установлению причин противоречий в доказательствах, исследованных в судебном заседании, в связи с чем не мотивировал свои выводы о признании достоверными одних доказательств и несостоятельными других. Кроме того, выводы суда, изложенные в приговоре, содержат противоречия, которые являются существенным препятствием для решения вопроса об обоснованности выводов суда в части доказанности вины Стручкова и правильности юридической оценки его действий.

В судебном заседании Стручков И.А. вину в совершении преступления, предусмотренного ст. 317 УК РФ не признал и показал, что действовал в состоянии необходимой обороны и сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями сотрудников милиции. Он показал, что сотрудники милиции, спровоцировали конфликт, причинили ему телесные повреждения, оскорбили, унизили его человеческое достоинство и, кроме того, произвели несколько выстрелов в его сторону.

Надлежащего анализа показаний осужденного в приговоре не содержится. Выводы суда о признании несостоятельными объяснений Стручкова, приведенных им в свою защиту, сделаны судом без должной проверки событий преступления, выяснения вопроса о том когда, именно, и при каких обстоятельствах Стручков завладел оружием, находившимся у потерпевших, в каком состоянии, положении находились последние. В описательно-мотивировочной части приговора указанные обстоятельства не отражены, а показания осужденного о противозаконных действиях потерпевших, связанных с производством ими выстрелов из пистолетов, судом, по существу, оставлены без оценки. Суд в приговоре ограничился констатацией факта: «Стручков с целью убийства завладел табельным оружием К - пистолетом наряженного патронами. Стручков И.А. с близкой дистанции умышленно произвел 4 выстрела из пистолета в голову К . Затем сразу же произвел из пистолета выстрелы в кисть правой руки, правого бедра и голову подбегавшего к нему А , пресекая попытку потерпевшего достать табельное оружие. После этого Стручков И. завладел табельным оружием А - пистолетом и, доводя умысел на убийство двух сотрудников милиции до конца, произвел из него 4 выстрела в голову А и один выстрел в голову К ».

Не указал суд в приговоре, какими доказательствами опровергаются показания осужденного и свидетелей о том, что Стручков на месте происшествия находился в трезвом состоянии, о том, что потерпевшие угрожали ему унижением его чести и достоинству. 5 Содержащиеся в деле и приведенные в приговоре доказательства дали суду основание признать установленным, что потерпевшие находились на месте происшествия в состоянии алкогольного опьянения (не в легкой степени). Выводы суда в приговоре о том, что «Нахождение потерпевших А и К в состоянии алкогольного опьянения, при пресечении правонарушения, совершенного Стручковым В., по мнению суда, не может свидетельствовать о неправомерности их действий», требовали более полного обоснования со ссылкой на доказательства. Для правильного разрешения вопроса о правомерности действий сотрудников милиции, суду необходимо было исследовать и дать оценку доказательствам, подтверждающим факт совершения и характер правонарушения совершенного Стручковым. Выяснить необходимость его задержания, своевременность и обстоятельства оформления протокола об административном правонарушении, а также способность работников милиции, находившихся в нетрезвом состоянии (в зависимости от степени алкогольного опьянения), предъявлять обоснованные претензии к правонарушителю, и правильно реагировать на его поведение.

Не принял суд всех возможных и необходимых мер к исследованию вопроса о психическом состоянии Стручкова на момент инкриминируемого ему деяния. В деле не содержится мотивированного решения об отказе в удовлетворении ходатайств защиты осужденного о приобщении к делу дополнительных материалов, характеризующих личность Стручкова, свидетельствующих о перенесенных им травмах, отмечающих особенности его психики.

В деле содержится заключение комиссии экспертов КСППЭ (т.2 л.д. 142-157). Указанное доказательство подлежало тщательной проверке и оценке в совокупности с другими доказательствами по делу в стадии судебного следствия. Данное обследование, как видно из заключения, проводилось в два этапа. На первом этапе, на основании постановления следователя, присутствовал защитник Мельников В.В. При проведении второго этапа обследования (т.2 л.д. 149) Стручков «отказался разговаривать с врачом и психологом без присутствия адвоката», но впоследствии стал давать объяснения. Причины отсутствия адвоката при продолжении освидетельствования Стручкова и отношение последнего к этому, судом не выяснялись.

Эксперты пришли к выводу о том, что на момент инкриминируемого Стручкову деяния он не находился в состоянии аффекта, однако суду следовало учесть, что любое доказательство, в том числе и заключение психолого-психиатрической экспертизы подлежит проверке и оценке в совокупности с другими доказательствами по делу, после чего суду, в зависимости от установленных данных надлежит решить вопрос о достоверности или недостоверности того или иного доказательства о 6 признании обоснованными, или необоснованными выводов экспертов.

С учетом того, что судом не приведено в приговоре доказательств, опровергающих показания осужденного и свидетелей о том, что Стручков И. в день происшествия не употреблял спиртного (экспертам он заявил о том, что сам он спиртного не пил, пил только минеральную воду и был абсолютно трезв т.2 л.д. 149), заключение психолого- психиатрической экспертизы требовало более тщательной проверки с учетом выводов экспертизы о том, что: «в момент совершения инкриминируемого ему деяния Стручков И.А. находился в состоянии эмоциональной психической напряженности, сопровождавшимся возбуждением и признаками «катастрофического поведения», вероятнее всего, развившемся на фоне простого алкогольного опьянения» (т.2 л.д. 157). В приговоре суд, по существу оставил без оценки данное доказательство. Суд согласился с выводами экспертов без приведения в приговоре обоснования признания состоятельными выводов экспертов о том, что: «возникновение и развитие состояния эмоциональной психической напряженности у Стручкова И. не соответствует эмоциональному состоянию «аффект»».

Стручков в суде и своих жалобах ссылался на то, что показания свидетелей Ф , Б , С , данные в судебном заседании, свидетельствуют о том, что в период расследования дела они оговорили Стручкова под воздействием оказанных на них противозаконных мер. Данное объяснение, без должной проверки, было отвергнуто судом.

Указанное заявление осужденного заслуживало особого внимания и проверки в связи с тем, что в деле на момент постановления обвинительного приговора не содержалось не только материалов проверки законности действий потерпевших, как сотрудников милиции, но и решения по результатам этой проверки. Из представленной в судебную коллегию копии постановления руководителя от 28 февраля 2008 года (приговор постановлен 4 апреля 2007 года), усматривается, что постановление о прекращении уголовного дела, возбужденного 9 августа 2007 года по признакам преступления, предусмотренного ст.286 ч.З п. п. «а,б» УК РФ отменено и производство по делу возобновлено.

Кроме того, в деле (т.4 л.д.45) имеется акт судебно-медицинского освидетельствования С . , из которого усматривается, что у нее были зафиксированы телесные повреждения в виде кровоподтеков и сотрясения головного мозга. Согласно объяснениям, данным ею эксперту, указанные телесные повреждения ей были причинены 28 июля 2006 года действиями сотрудников милиции. Так 7 же к материалам дела приобщены медицинские освидетельствования, согласно которым были выявлены телесные повреждения у Е . (жены осужденного) и С . (т.4 л.д. 37-44).

Зафиксированы были экспертом телесные повреждения и у осужденного (т.1 л.д.207). Согласно заключению эксперта у Стручкова И. зафиксированы телесные повреждения в области головы. Стручков пояснял, что указанные телесные повреждения он получил от ударов пистолетом по голове. Вопрос о том, могли ли указанные телесные повреждения у Стручкова И. возникнуть от нанесения ударов пистолетом, судом не выяснялся.

Без должного анализа и оценки всех, исследованных в судебном заседании доказательств, суд в приговоре сделал вывод: «оценив показания свидетелей Б , С ., С ., Ф , данные ими в судебном заседании, суд оценивает их критически и находит недостоверными».

Не может судебная коллегия согласиться и признать правильной, основанной на законе, выраженную в приговоре следующую позицию суда: «Не вдаваясь в подробности возможных обстоятельств избиения работниками милиции свидетелей С ., Ф ., Б ., С ., С . и оценки их показаний об избиении, их первичные показания на следствии получены с соблюдением процессуального закона, с соблюдением прав, поэтому суд расценивает как правдивые и берет за основу приговора».

Суд «критически» отнесся к показаниям очевидца преступления свидетеля К ., сославшись на показания свидетеля С . о том, что он вместе с К находился на пилораме 28 июля 2006 года с 8 часов до 22 часов и К с пилорамы никуда не отлучался. Данный вывод суда сделан без выяснения вопроса о том почему, именно, свидетель С запомнил этот день. Не принял суд мер к выяснению вопроса о том, каким образом на пилораме производился учет рабочего времени, производилась оплата за сверхурочную работу.

Без должной проверки остались показания Стручкова о том, что потерпевшими производились выстрелы из пистолета. Давая оценку показаниям осужденного в этой части, суд сослался на заключение эксперта об отсутствии на трупах следов металлов, характерных для продуктов выстрела из огнестрельного оружия, при производстве этих выстрелов самими потерпевшими. Из протокола осмотра места происшествия (т.1 л.д. 21-63) видно, что осмотр места происшествия производился 28 июля 2006 года с 22 часов по 29 июля 2006 года 2 часов 15 мин. В деле содержатся показания свидетелей о том, что они стали уезжать с места происшествия, когда начался дождь. Мер к выяснению вопросов о том, был ли дождь, и могло ли дождем смыть 8 следы «продуктов выстрела», судом не принималось.

При новом рассмотрении дела, суду надлежит проверить обстоятельства, изложенные в явке с повинной Стручкова (т.1 л.д. 166- 171), а также обстоятельства его явки в органы милиции, после чего дать оценку показаниям Стручкова о том, что после случившегося он некоторое время находился в беспамятности, потом понял, что он что- то совершил, от своего младшего брата он узнал о том, что он убил двух милиционеров, и его тоже хотят за это убить, он зашел домой, переоделся и поехал в где «сразу сдался в прокуратуру, все показания давал добровольно и обо всем, что помнил, рассказал»(т.4 л.д. 192) и, в зависимости от установленных данных решить вопрос о соответствии указанного доказательства требованиям ст. 142 УПК РФ.

Также при новом рассмотрении дела суду надлежит проверить и другие обстоятельства, изложенные в кассационных жалобах осужденного и жалобе адвоката, поданной в защиту интересов Стручкова И..

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Читинского областного суда от 4 апреля 2007 года в отношении СТРУЧКОВА И А отменить.

Дело в отношении Стручкова И.А. направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства, в ином составе судей.

Меру пресечения Стручкову И.А. оставить прежнюю - содержание под стражей.

Статьи законов по Делу № 72-О07-33

УК РФ Статья 317. Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа
УПК РФ Статья 142. Явка с повинной
УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора

Производство по делу

Загрузка
Наверх