Дело № 72-О12-57СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 31 января 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 72-О12-57СП

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 31 января 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Зыкина В.Я.
судей Зеленина СР. и Чакар Р.С.
при секретаре Дьяконовой О.В.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Рязанцева А.В., Мальцева СВ., Захаряна Г.Г., адвокатов Кулакова АС, Курочкиной Н.А., Романова Р.Б. на приговор Читинского областного суда от 30 октября 2007 года, которым Рязанцев А В несудимый, осужден к лишению свободы: по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ - сроком на 17 лет, по ч.З ст.223 УК РФ - сроком на 6 лет, по ч.З ст.222 УК РФ - сроком на 6 лет.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Рязанцеву А.В. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 20 лет в исправительной колонии строгого режима; Мальцев С В несудимый; осужден к лишению свободы: по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ - сроком на 12 лет, по ч.З ст.223 УК РФ - сроком на 5 лет, по ч.З ст.222 УК РФ сроком - на 6 лет.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Мальцеву СВ. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 16 лет в исправительной колонии строгого режима; Захарян Г Г несудимый, осужден к лишению свободы: по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ - сроком на 15 лет, по ч.З ст.223 УК РФ - сроком на 6 лет, по ч.З ст.222 УК РФ сроком - на 6 лет.

На основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно Захаряну Г.Г. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 19 лет в исправительной колонии строгого режима.

В приговоре содержатся решения о вещественных доказательствах и о мере пресечения, избранной в отношении осужденных.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступления: осужденного Рязанцева А.В. и его защитника адвоката Бон- даренко В.Х., осужденного Мальцева СВ. и его защитника адвоката Чегодай- кина А.Н., осужденного Захаряна Г.Г. и его защитника адвоката Топольсковой М.Д., защитника Панченко А.М., допущенного судом наряду с адвокатом - просивших об удовлетворении кассационных жалоб; выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецова СВ., полагавшего приговор изменить в отношении Захаряна Г.Г., применив положения нового уголовного закона (ч.1 ст.62 УК РФ) в части назначения наказания за преступления, предусмотренные ч.З ст.222 УК РФ, ч.З ст.223 УК РФ, а в остальном - приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

приговором Читинского областного суда от 30 октября 2007 года, вынесенным на основании вердикта присяжных заседателей от 23 октября 2007 года, Рязанцев А.В., Мальцев СВ. и Захарян Г.Г. признаны виновными в умышленном причинении смерти другому человеку, совершенному организованной группой лиц; в незаконном изготовлении огнестрельного оружия организованной группой лиц; в незаконном хранении, ношении огнестрельного оружия организованной группой лиц. Кроме того, действия Рязанцева и Мальцева квалифицированы как незаконная передача огнестрельного оружия организованной группой лиц, а действия Мальцева и Захаряна - еще и как незаконная перевозка огнестрельного оружия, организованной группой лиц.

Как установлено судом, преступления совершены при следующих обстоятельствах.

Рязанцев, ранее занимаясь посреднической деятельностью по заготовке древесины в районе и ее реализацией в районе области, в феврале 2005 года на почве неприязненных отношений решил лишить жизни Б - депутата областной Думы и генерального директора предприятия ООО « », предпринимавшего меры по пресечению незаконных порубок леса.

Для реализации задуманного Рязанцев создал группу, в которую вовлек жителя г. Мальцева СВ. и жителя г. Захаряна Г.Г. и впоследствии руководил ею. Действуя в составе группы заранее объединившихся лиц, он разработал план по лишению жизни Б , распределил роли участников группы, а чтобы облегчить исполнение этого плана, обеспечил группу транспортным средством (вместе с Мальцевым приобрел на имя Мальцева автомашину »), и дал указание Мальцеву подготовить ее для выезда в п. , района.

Рязанцев вызвал из г. Захаряна , который, согласно заранее разработанному плану и отведенной ему роли, получил от Рязанцева указание убить Б 8 февраля 2005 года Рязанцев и Мальцев, встретили Захаряна в аэропорту г а затем все трое заехали в пос. где Рязанцев показал участникам группы дом В это же время - в феврале 2005 года, Рязанцев безвозмездно взял у своего знакомого С двуствольное охотничье ружье и передал Мальцеву с указанием изготовить из него обрез. Мальцев выполнил это задание: путем спиливания стволов незаконно изготовил из данного оружия обрез. С 10 февраля 2005 года Рязанцев, Мальцев и Захарян, не имея на то соответствующего разрешения, прятали обрез ружья в багажнике автомашины , которой управлял Мальцев. 11 февраля 2005 года Рязанцев забрал обрез из багажника и передал Захаряну, который, для более удобного использования обреза ружья при убийстве, отпилил у него часть деревянного приклада.

В дальнейшем вместе с Мальцевым перевозил этот обрез с собой в машине, перемещаясь в период с 10 по 12 февраля 2005 года по федеральной трассе В течение 11-12 февраля 2005 года, неоднократно приезжая в пос.

Мальцев и Захарян убедились, что Б находится в поселке и, действуя согласно плану, 12 февраля 2005 года около 20 часов на автомашине подъехали к дому Б Мальцев остался в машине ждать Захаряна, а последний, взяв с собой обрез ружья, прикрытый пакетом, и держа палец на спусковом курке, вызвал Б на улицу и, удостоверившись в его личности, направил на Б обрез и, с целью причинения смерти, с расстояния не более одного метра произвел ему в грудь один выстрел, причинив огнестрельное дробовое, проникающее слепое ранение груди с повреждением правого легкого, правого купола диафрагмы, печени. В результате этого ранения от обильной кровопотери Б скончался на месте, а Захарян и Мальцев скрылись с места преступления. Следуя из п. в машине под управлением Мальцева, Захарян с целью сокрытия следов преступления разобрал указанный обрез ружья на части и выбросил их на обочину федеральной трассы в районе, а одежду, в которой был на момент убийства, уничтожил там же путем сожжения.

В кассационных жалобах осужденный Рязанцев А.В. и адвокат Романов Р.Б. просят приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Они утверждают, что при разбирательстве данного уголовного дела, не соблюдена предусмотренная законом процедура рассмотрения дел судом с участием присяжных заседателей. Осужденный и его защитник полагают, что присяжные заседатели не могли принять объективное решение по делу из-за воздействия на них средств массовой информации, в которых, по мнению стороны защиты, распространялись сведения о виновности обвиняемых по данному делу лиц; считают, что в присутствии присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, к которым, по мнению осужденного и защитника, относятся сведения о телефонных переговорах осужденных; утверждают, что телефонные переговоры контролировались оперативными работниками без соответствующего судебного решения, а в присутствии присяжных заседателей исследовались большей частью не сами записи телефонных разговоров, а протоколы их осмотра и прослушивания; полагают, что следователь П принимавший участие в расследовании данного дела, в силу знакомства с матерью Рязанцева, а государственный обвинитель Почекунина, из- за участия в телевизионной передаче, касающейся данного уголовного дела - не вправе были принимать участие по делу; утверждают о необъективности председательствующего судьи при произнесении напутственного слова перед присяжными заседателями в связи с приведенным им примером при разъяснении положений закона. В жалобе осужденный Рязанцев приводит анализ показаний ряда свидетелей; считает, что показания свидетелей И и С основаны на предположениях, показания свидетеля Б , являются противоречивыми, высказывает несогласие с выводами судебно- баллистической экспертизы; заявляет о том, что версия Захаряна о неосторожном характере выстрела в потерпевшего осталась непроверенной. В дополнениях к кассационной жалобе от 15.11.2012 г. осужденный Рязанцев считает неправильной юридическую квалификацию его действий, данную судом первой инстанции; он полагает, что его действия не могут расцениваться как соисполнительство в убийстве, поэтому должны быть квалифицированы по ч.5 ст.ЗЗ, ч.1 ст. 105 УК РФ; считает, что в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ч.З ст.222 УК РФ, поскольку уголовная ответственность за хранение, ношение и передачу гладкоствольного охотничьего ружья исключена; полагает, что ч.З ст.223 УК РФ ему вменена в вину ошибочно, поскольку каких-либо действий по переделке охотничьего ружья в боевое оружие он не совершал; считает, что суд при оценке свойств данного предмета как боевого оружия взял на себя не свойственные ему функции эксперта - баллиста; просит приговор изменить и снизить назначенное ему наказание.

В кассационных жалобах осужденный Захарян Г.Г. и адвокат Курочкина Н.А. просят приговор отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение.

Они также считают, что по делу не соблюдена процедура судопроизводства с участием присяжных заседателей. Осужденный Захарян утверждает, что коллегия присяжных заседателей была тенденциозна в силу воздействия на них средств массовой информации, разместивших публично сведения по данному делу, не дожидаясь вердикта; заявляет, что в коллегию присяжных заседателей вошли кандидаты в основном преклонного возраста, для которых в силу воспитания само слово депутат является воплощением всего положительного; в присутствии присяжных заседателей исследовались данные о личности потерпевшего, способные вызвать у них предубеждение к осужденным: то, что потерпевший являлся депутатом, имел семью, в том числе детей, боролся с незаконными порубками леса; осужденный Захарян утверждает, что государственный обвинитель довел до сведения присяжных заседателей информацию о наличии в отношении Рязанцева еще одного уголовного дела; расценивая показания свидетеля Б как противоречивые, утверждает, что председательствующий судья в нарушение принципа состязательности необоснованно отказал стороне защиты в оглашении других показаний данного свидетеля, чем лишил возможности выяснения причин имевшихся противоречий; напутственное слово председательствующего считает необъективным; полагает не опровергнутой его (Захаряна) версию о неосторожном характере действий, приведших к смерти потерпевшего. Назначенное наказание осужденный Захарян и его защитник полагают чрезмерно суровым, не соответствующим тяжести содеянного, данным о его личности и его роли в раскрытии преступления; утверждают, что суд, перечислив в приговоре смягчающие наказание Захаряна обстоятельства, фактически не учел их.

В дополнениях к кассационной жалобе, поступивших в суд кассационной инстанции, адвокат Топольскова М.Д. в защиту осужденного Захаряна Г.Г. просит приговор отменить и оправдать Захаряна по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «ж» ч.2 ст. 105, ч.З ст.222, ч.З ст.223 УК РФ, за отсутствием событий преступлений. По мнению защитника, при разбирательстве дела в отношении Захаряна и вынесении приговора судом были допущены нарушения уголовного и уголовно-процессуального законов. При отборе присяжных заседателей председательствующий не выяснил у них, знаком ли кто-либо из кандидатов в присяжные заседатели с погибшим Б и нет ли среди кандидатов в присяжные лиц, поддерживавших и голосовавших за Б в ходе выборов в ю областную думу и являвшихся его сторонниками.

В нарушение требований ст.ст.252, 334-336 УПК РФ стороной обвинения в присутствии присяжных заседателей задавались вопросы, делались заявления, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела, а также доводились до присяжных заседателей сведения, порочащие подсудимых; в адрес подсудимых допускались высказывания, способные вызвать у присяжных заседателей предубеждение и негативное отношение к подсудимым. В прениях сторон государственный обвинитель и потерпевшая Б затрагивали вопросы и указывали обстоятельства, не имеющие отношения к рассматриваемому делу.

Напутственное слово перед присяжными заседателями, по мнению защитника, председательствующим произнесено с нарушением требований ст.340 УПК РФ, поскольку председательствующий ненадлежащим образом довел до сведения присяжных заседателей сущность принципа презумпции невиновности подсудимого, а также положение о толковании неустранимых сомнений. Анализируя содержание вопросов, поставленных перед присяжными заседателями, адвокат делает вывод о не соответствии вопросного листа требованиям Уголовно- процессуального кодекса РФ (статьям 338, 339 УПК РФ). Как считает защитник, допущенные нарушения УПК РФ, выразившиеся в отсутствии в вопросном листе по эпизоду умышленного причинения смерти Б организованной группы, а также по эпизодам незаконных действий с огнестрельным оружием и его основных частей, первого основного и обязательного вопроса о том, имели ли место эти преступные деяния, «затруднило целостность и последовательность восприятия присяжными заседателями поставленных перед ними вопросов и повлияло на данные ответы»; вывод о совершении преступлений устойчивой организованной группой лиц в приговоре не мотивирован, в приговоре изложены общие фразы по данному вопросу без приведения соответствующих доказательств; судом не установлены время создания организованной группы, ее состав, конкретные роли каждого из соучастников преступлений, цель преступления; суд вышел за пределы предъявленного Захаряну обвинения, поскольку указал, что Захарян, держа палец на спусковом курке, направил на Баранова прикрытый пакетом обрез и произвел выстрел, после чего скрылся с места преступления, уничтожив орудие преступления и одежду; действия Захаряна по отпиливанию части деревянного приклада обреза охотничьего ружья, по мнению защитника, не образуют состава преступления, предусмотренного ст.223 УК РФ; адвокат просит применить в данном деле в отношении осужденного Захаряна положения ст.62 УК РФ в редакции действующего нового уголовного закона.

В кассационных жалобах осужденный Мальцев СВ. и адвокат Кулаков АС. высказывают несогласие с приговором и просят об отмене приговора; Мальцев утверждает, что его вина в убийстве потерпевшего не доказана; по мнению осужденного и его защитника, обвинительный вердикт присяжных заседателей постановлен под давлением средств массовой информации, а также под воздействием положительной информации о потерпевшем и негативной информации о подсудимых, которая, как они считают, незаконно была доведена до сведения присяжных в ходе рассмотрения данного дела; напутственное слово председательствующего судьи считают необъективным, ссылаются на нарушение судьей принципа состязательности судопроизводства, выразившееся в том, что председательствующий судья К неоднократно прерывала подсудимых и их защитников, препятствуя тем самым реализации их права на защиту; заявляют о неполноте судебного следствия, выразившейся в том, что в присутствии присяжных заседателей не исследовалась видеозапись проверки показаний Рязанцева и Мальцева на месте происшествия, а данные о телефонных переговорах исследовались выборочно; назначенное Мальцеву наказание сторона защиты находит чрезмерно суровым; по мнению адвоката Кулакова АС, при назначении наказания Мальцеву СВ. суд не учел признание им вины в части обвинения по статьям 222, 223 УК РФ, наличие у него двух несовершеннолетних детей, психического заболевания. В дополнениях к кассационной жалобе от 29.11.2012 г. осужденный Мальцев СВ. просит приговор изменить, либо отменить и направить дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции со стадии предварительного слушания.

По его мнению, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; ссылается на противоречивость доказательств, в том числе заключений проведенных по делу экспертиз; юридическую оценку его действий как «совершенных организованной группой лиц» считает ошибочной.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшая Б и государственный обвинитель Почекунина СП. доводы жалоб считают необоснованными и просят приговор оставить без изменения.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационных жалоб осужденных и их защитников.

Доводы жалоб осужденных о непричастности к преступлениям, о противоречивости доказательств, а также иные доводы, касающиеся несогласия осужденных с установленными в приговоре фактическими обстоятельствами совершенных преступлений - не могут быть предметом исследования в суде кассационной инстанции при проверке приговора, постановленного в суде с участием присяжных заседателей.

Вопросы о доказанности или недоказанности виновности подсудимого в инкриминированном ему деянии, равно как и оценка представленных сторонами доказательств, отнесены к компетенции присяжных заседателей (ст.ЗЗЗ, ч.1 ст.334, 341-343 УПК РФ).

В суде с участием присяжных заседателей фактические обстоятельства устанавливаются на основании вынесенного ими вердикта, а председательствующий в соответствии с ч. 3 ст.348 УПК РФ квалифицирует содеянное подсудимым в соответствии с обвинительным вердиктом, а также установленными судом обстоятельствами, не подлежащими установлению присяжными заседателями и требующими собственно юридической оценки.

Обвинительный приговор в отношении Рязанцева А.В., Мальцева СВ. и Захаряна Г.Г. постановлен на основании вердикта присяжных заседателей, единодушно признавших их виновными в инкриминированных им органами следствия деяниях.

Согласно ч.2 ст.348 УПК РФ обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего.

В соответствии с ч.4 ст.347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта присяжных.

Таким образом, основанный на вердикте присяжных заседателей вывод суда первой инстанции о виновности осужденных Рязанцева А.В., Мальцева СВ. и Захаряна Г.Г. в инкриминированных им преступлениях, а также о фактических обстоятельствах, признанных доказанными присяжными заседателями, не может быть поставлен под сомнение и судом кассационной инстанции.

Особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, права в судебном разбирательстве и порядок обжалования судебного решения, постановленного при такой форме судопроизводства, Рязанцеву А.В., Мальцеву СВ. и Захаряну Г.Г. следователем были разъяснены.

Предусмотренных законом обстоятельств, которые бы препятствовали участию в деле председательствующего судьи, присяжных заседателей, государственного обвинителя, а также следователя Пучковского, вопреки содержащимся в кассационных жалобах утверждениям, из материалов дела не усматривается.

Отводов председательствующему судье, государственному обвинителю и секретарю судебного заседания сторонами в ходе судебного разбирательства не заявлялось.

Доводы жалоб относительно проведения нового судебного разбирательства без предварительного слушания не могут свидетельствовать о нарушении уголовного процессуального закона.

Как видно из материалов дела, предварительное слушание по данному делу повторно (после отмены судом кассационной инстанции предыдущего приговора) не проводилось, поскольку предыдущий приговор был отменен судом кассационной инстанцией с направлением дела на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства, а не со стадии предварительного слушания.

Данное обстоятельство не препятствовало сторонам заявить ходатайства о признании доказательств недопустимыми в ходе судебного разбирательства.

Коллегия присяжных заседателей сформирована с соблюдением положений ст. 328 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания следует, что при формировании коллегии присяжных заседателей, стороной защиты у кандидатов в присяжные заседатели выяснялся вопрос об их осведомленности из средств массовой информации о рассматриваемом деле и о том, сформировалось ли у них какое- либо мнение по делу.

Отвечая на заданные им вопросы, кандидаты в присяжные заседатели сообщили, что все слышали о данном уголовном деле из средств массовой информации.

Однако никто из них не заявил о том, что в результате такой общей осведомленности о деле у кого-либо из них сформировалось свое собственное мнение о виновности или невиновности подсудимых (т. 19 л.д. 25).

Заявленные сторонами мотивированные и немотивированные отводы кандидатам в присяжные заседатели председательствующим судьей разрешены в установленном законом порядке.

Доводы адвоката Топольсковой относительно вопросов, которые, по мнению защитника, обязан был задать председательствующий кандидатам в присяжные заседатели при их отборе, не могут быть признаны обоснованными.

Круг вопросов, которые обязан выяснить председательствующий при формировании коллегии присяжных заседателей, исходя из смысла части 3 статьи 328 УПК РФ, определяется выяснением обстоятельств, препятствую- щих их участию в качестве присяжных заседателей в рассмотрении уголовного дела.

Перечень таких обстоятельств перечислен в частях 2, 3 статьи 3 и пункте 2 статьи 7 Федерального закона от 20 августа 2004 года N 113-ФЗ "О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации".

Как видно из протокола судебного заседания, такие вопросы председательствующим выяснялись у кандидатов в присяжные заседатели при отборе коллегии присяжных заседателей.

Что касается выяснения других вопросов, то председательствующий в соответствии с ч.8 ст.328 УПК РФ предоставил сторонам возможность задать каждому из оставшихся кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела.

Таким правом стороны воспользовались и имели возможность заявить кандидатам в присяжные заседатели как мотивированные, так и не мотивированные отводы в соответствии с частями 10 и 13 статьи 328 УПК РФ.

По окончании формирования коллегии присяжных заседателей, на вопросы председательствующего судьи стороны заявили, что замечаний по проведенному отбору присяжных заседателей они не имеют.

Заявлений о тенденциозности, предвзятости сформированной коллегии, неспособности в данном составе вынести объективный вердикт от сторон также не поступило (т. 19л.д.31).

При таких данных доводы кассационных жалоб о необъективности коллегии присяжных заседателей, якобы поддавшихся влиянию средств массовой информации, а также доводы о неспособности вынести объективный вердикт в силу их возраста и «коммунистического воспитания», о чем утверждается осужденными и их защитниками, не могут быть признаны обоснованными.

В кассационных жалобах не содержится убедительного обоснования того, что указанная телепередача могла повлиять на объективность коллегии присяжных заседателей или иным образом способствовать постановлению присяжными заседателями обвинительного вердикта.

Судебное следствие по данному делу проведено в соответствии с требованиями ст. 334-335 УПК РФ.

Представленные сторонами доказательства, в том числе показания подсудимых, свидетелей, эксперта, заключения экспертиз, протоколы следственных действий - были исследованы в присутствии присяжных заседателей, которые оценивали данные доказательства при вынесении своего вердикта.

У подсудимых Рязанцева А.В., Мальцева СВ. и Захаряна Г.Г. и их защитников была реальная возможность задать допрашиваемым в судебном заседании лицам вопросы, а также высказать свое отношения к их показаниям.

Из протокола судебного заседания видно, что такой возможностью подсудимые и их защитники воспользовались.

В присутствии присяжных заседателей исследовались лишь допустимые доказательства, которые были получены в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона.

Оценка доказательств, в том числе с точки зрения их достоверности и достаточности для вынесения обвинительного или оправдательного вердикта, как уже отмечалось, отнесена к компетенции присяжных заседателей.

Поэтому доводы жалоб осужденных, в которых затрагиваются вопросы собственной оценки доказательств, не подлежат рассмотрению судом кассационной инстанции.

Вопреки утверждениям осужденных Рязанцева А.В., Мальцева СВ. и Захаряна Г.Г., их права в суде с участием присяжных нарушены не были.

Как видно из протокола судебного заседания, все ходатайства, заявленные подсудимыми и их защитниками в суде, были разрешены председательствующим в установленном законом порядке.

Так, судом, в отсутствие возражений со стороны осужденных и адвокатов удовлетворено ходатайство государственного обвинителя об исследовании в судебном заседании с участием присяжных заседателей доказательств, содержащих сведения о телефонных переговорах, имевших место в период проведения оперативно-розыскных мероприятий (т. 19 л.д. 128).

Указанные доказательства были исследованы в объеме, предложенном государственным обвинителем.

Также в судебном заседании была прослушана аудиозапись телефонного разговора Рязанцева со Ш При этом Рязанцев в судебном заседании пояснил, что этот разговор имел место (т. 19 л.д. 155).

Ходатайств об исследовании в судебном заседании других данных, касающихся телефонных разговоров осужденных и иных лиц, сторонами не заявлялось.

Вопреки содержащимся в кассационных жалобах утверждениям, оглашенные в присутствии присяжных заседателей протоколы осмотра и прослушивания телефонных переговоров не содержат каких-либо собственных выводов следствия, которые бы могли повлиять на мнение присяжных.

Против оглашения указанных протоколов сторона защиты подсудимых не возражала, замечаний, связанных с их оглашением, не имела, и ходатайств о признании указанных доказательств недопустимыми не заявляла.

В деле имеются сведения о том, что председательствующим судьей проверялась допустимость доказательств, предлагаемых к исследованию в присутствии присяжных заседателей, в том числе и указанных доказательств, что отражено в протоколе судебного заседания (т. 19 л.д. 128).

Кроме этого, из материалов дела усматривается, что контроль и запись телефонных переговоров Рязанцева с другими лицами произведены на основании судебного решения.

Из уведомления и.о. начальника УВД области от 02.03.2005 г., представившего в прокуратуру Читинской области результаты оперативно- розыскной деятельности в отношении Рязанцева А.В., следует, что на основа- нии судебного решения от 2 февраля 2005 года проводились оперативно- розыскные мероприятия с применением технических средств - «прослушивание телефонных переговоров» по телефону, принадлежащему Д В ходе проведения данных оперативных мероприятий было установлено, что данным телефоном пользуется Рязанцев А.В. 12 февраля 2005 г. в п. района с применением огнестрельного оружия совершено убийство гр-на Б В результате проведения указанного оперативно-розыскные мероприятия с применением технических средств - «прослушивание телефонных переговоров » абонента Рязанцева А.В. получены аудиозаписи переговоров. Полученные результаты ОРД содержат сведения о совершении убийства Б осведомленности Рязанцева и Мальцева и их причастности к преступлению (т. 1 л.д.2). Результаты оперативно-розыскной деятельности, которые были приобщены к делу с соблюдением установленной законом процедуры и исследованы в присутствии присяжных заседателей, отвечают требованиям, предъявляемым уголовно-процессуальным законом к доказательствам, и ходатайств о признании их недопустимыми доказательствами в суде первой инстанции сторонами не заявлялось.

Нарушений председательствующим судьей, а также государственным обвинителем требований ст.ст.252, 334-336 УПК РФ, о чем заявляет адвокат Топольскова М.Д. в кассационной жалобе, из протокола судебного заседания не усматривается.

Порядок исследования доказательств и допроса подсудимых, который был установлен в судебном заседании с учетом мнения сторон, в судебном заседании нарушен не был. Замечаний по данному вопросу в ходе судебного разбирательства дела у участников процесса не возникло.

Вопреки утверждению стороны защиты Захаряна Г.Г., как председательствующим судьей, так и государственным обвинителем подсудимым и иным допрошенным в судебном заседании лицам в присутствии присяжных заседателей не задавались вопросы, касающиеся процедуры получения доказательств, а также другие вопросы, требующие собственно юридической оценки при вынесении присяжными заседателями своего вердикта.

Оценка доказательств с точки зрения их достоверности, исходя из положений статей 334, 339, 343 УПК РФ, относится к компетенции присяжных заседателей, поскольку именно они решают вопросы о виновности или невиновности подсудимого в инкриминированном деянии.

В прениях стороны вправе высказать свое мнение относительно достоверности или недостоверности исследованных в судебном заседании доказательств, не затрагивая при этом вопросы их допустимости, которые подлежат разрешению в отсутствие присяжных заседателей.

Вопреки утверждениям адвоката Топольсковой М.Д., в ходе судебного разбирательства дела подсудимые не ставились в условия, при которых они вынуждены были бы отвечать на вопросы, «требующие от них оценки достоверности показаний свидетелей, а также проведенных следственных действий».

В прениях сторон государственный обвинитель, а также потерпевшая Баранова не нарушали закон и не касались вопросов и обстоятельства, не имеющих отношения к рассматриваемому делу.

Из протокола судебного заседания видно, что при попытке участников процесса довести до сведения присяжных заседателей запрещенную законом к исследованию в их присутствии информацию, председательствующий судья К в соответствии с требованиями закона во всех случаях прерывала их, и просила присяжных заседателей не принимать во внимание доведенную до их сведения информацию.

В том числе сделано такое разъяснение присяжным заседателям в связи с показаниями свидетеля М , который после оглашения его показаний на предварительном следствии заявил, что таких показаний не давал, подписал чистые листы бумаги (т. 19 л.д.66).

В напутственном слове председательствующий судья также сделал соответствующие разъяснения присяжным заседателям, просил их не принимать во внимание высказывания, касающиеся ведения предварительного следствия, иных процедурных вопросов.

Из протокола судебного заседания видно, что свидетель С не заявлял в присутствии присяжных заседателей о процедуре предварительного следствия.

После оглашения его показаний, данных на предварительном следствии, свидетель С сослался лишь на то, что не помнит, какие он давал на предварительном следствии показания (т. 19, л.д. 89). При этом осужденный Мальцев не отрицал факта приобретения автомашины у С Заявлений и замечаний от сторон по поводу допроса свидетеля С не поступало.

Ссылки в кассационных жалобах на отказ стороне защиты в исследовании в судебном заседании показаний свидетеля Б данных им ранее, опровергаются материалами дела, из которых усматривается, что председательствующим судьей удовлетворено ходатайство адвоката Курочкиной и оглашены в присутствии присяжных заседателей показания свидетеля Б в части, интересующей защиту. При этом свидетель Б дал исчерпывающие ответы на вопросы защиты относительно времени и обстоятельств произошедшего (т. 19 л.д. 129-130).

Вопреки содержащимся в кассационных жалобах утверждениям в судебном заседании был допрошен эксперт Р который дал ответы на все вопросы сторон, в том числе и о дистанции выстрела.

Мнение осужденных и их защитников о том, что судебное следствие по делу проведено неполно в связи с отказом судьи в исследовании в присутствии присяжных заседателей видеозаписи проверки показаний Рязанцева и Мальцева на месте происшествия, не соответствуют материалам дела, из которых усматривается, что стороны не ходатайствовали о просмотре указанных видеозаписей.

Протоколы проверок показаний Рязанцева, Захаряна и Мальцева на месте происшествия с приложенными к ним фототаблицами в судебном заседании исследовались в присутствии присяжных заседателей (т. 19 л.д. 172, 194, 213).

Из материалов дела также следует, что при назначении и проведении по делу судебных экспертиз требования уголовно-процессуального закона были соблюдены.

Выводы экспертов в заключениях мотивированы, научно обоснованы.

Оснований полагать, что экспертным исследованиям подвергался труп не Б , а иного лица, либо полагать, что исследованию подвергалась не та одежда, в которую был одет потерпевший в момент его убийства - не имеется.

Как следует из протокола судебного заседания, по окончании исследования представленных сторонами доказательств председательствующий спрашивал у сторон, желают ли они дополнить судебное следствие.

Стороны заявили, что представили все имеющиеся доказательства, ходатайств не имеют, считают возможным закончить судебное следствие (т. 20 л.д. 224).

С учетом изложенного, судебной коллегией признаются несостоятельными доводы кассационных жалоб об исследовании в присутствии присяжных заседателей недопустимых доказательств, и об оставлении без внимания председательствующего процессуальных вопросов, разрешение которых отнесено к его компетенции.

Присяжные заседатели, располагая представленными им доказательствами и сведениями о позициях государственного обвинителя и стороны защиты, высказанных в ходе прений сторон, имели возможность оценить их и вынести объективный вердикт.

Вопреки содержащимся в кассационных жалобах утверждениям, как это следует из протокола судебного заседания, запрещенные к исследованию в присутствии присяжных заседателей данные, касающиеся личности осужденных, не исследовались; до присяжных заседателей не доводилась какая-либо информация о подсудимых, способная вызвать у них предубеждение к подсудимым.

До сведения присяжных заседателей были доведены данные о личности потерпевшего Б в объеме, касающемся мотива совершения его убийства.

Эти сведения были отражены в обвинительном заключении, в частности, что он, являясь депутатом областной думы, боролся с незаконными порубками леса, и это обстоятельство явилось мотивом его убийства Рязанцевым, ранее занимавшегося посреднической деятельностью по заготовке древесины в районе и ее реализацией в районе области.

Что касается семьи Б то Б а (супруга погибшего) и его сын Б - очевидец убийства, были допрошены в суде в присутствии присяжных заседателей, поскольку им были известны сведения об обстоятельствах убийства члена их семьи, имевшего место на пороге их дома.

В законе не содержится запрета к исследованию данных о личности потерпевшего в присутствии присяжных заседателей, когда эти сведения касаются обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу в связи с инкриминированными событиями.

Из протокола судебного заседания видно, что председательствующим судьей К стороне защиты и стороне обвинения были созданы равные условия для исполнения их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав. Принципы состязательности судопроизводства и равноправия сторон в суде при рассмотрении дела с участием присяжных заседателей в отношении Рязанцева А.В., Мальцева СВ., Захаряна Г.Г. нарушены не были.

Возражений против действий председательствующего судьи в ходе судебного разбирательства от сторон не поступало.

Ссылка в жалобах на то, что председательствующим судьей удовлетворялись ходатайства государственного обвинителя и отклонялись ходатайства стороны защиты, противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания усматривается, что, несмотря на возражения государственного обвинителя, председательствующим судьей было удовлетворено ходатайство адвоката Романова и повторно оглашены заключения судебной медико-криминалистической экспертизы препарата кожи от трупа Б и его одежды (т. 20 л.д. 199).

При таких обстоятельствах следует признать несостоятельными доводы кассационных жалобах о неполноте судебного следствия и о нарушении судьей принципов беспристрастности, равноправия и состязательности сторон.

Вопросный лист председательствующим составлен в соответствии с требованиями ст.339 УПК РФ и с учетом предложений сторон.

Доводы защитника осужденного Захаряна адвоката Топольсковой о нарушении председательствующим требований статей 338, 339 УПК РФ (не постановке в вопросном листе по каждому из деяний, в совершении которых обвинялись подсудимые, отдельных основных вопросов о доказанности деяний) - неосновательны, поскольку, как видно из имеющегося в деле вердикта, такие вопросы по каждому из инкриминированных подсудимым деяний председательствующим перед присяжными заседателями были поставлены.

На основании положительных ответов присяжных заседателей на поставленные перед ними вопросы о доказанности деяний и о виновности подсудимых председательствующий по делу судья дал правильную юридическую оценку действий каждого из подсудимых, в том числе пришел к обоснованному выводу о совершении ими преступлений в составе «организованной группы лиц».

Решение о наличии или отсутствии «организованной группы лиц», вопреки утверждению стороны защиты, относится к компетенции профессионального судьи, который, исходя из фактических обстоятельств, установленных вердиктом присяжных заседателей, дает правовую оценку деяниям подсудимых.

Доводы стороны защиты Захаряна о том, что суд вышел за пределы предъявленного ему обвинения - неосновательны.

Как следует из обвинительного заключения, именно Захарян, согласно разработанному плану, действуя в составе организованной группы лиц, умыш- ленно произвел выстрел из обреза ружья в потерпевшего Баранова, в результате чего убил его.

Этот вопрос о доказанности или недоказанности версии стороны обвинения был поставлен перед присяжными заседателями.

На разрешение присяжных заседателей был поставлен также вопрос по версии стороны защиты Захаряна ГГ., высказанной в ходе судебного следствия и прений сторон, о причинении смерти потерпевшему Б по неосторожности путем случайного выстрела, то есть вопрос, позволяющий установить виновность подсудимого в совершении менее тяжкого преступления.

Как видно из фактических обстоятельств, указанных в вердикте, присяжные заседатели единогласно признали доказанной версию стороны обвинения, то есть об умышленном лишении жизни потерпевшего, и отвергли версию стороны защиты о причинении смерти потерпевшему по неосторожности.

Напутственное слово председательствующего, текст которого приобщен к материалам дела, соответствует положениям ст. 340 УПК РФ.

Председательствующий в напутственном слове изложил позиции государственного обвинителя и защиты, напомнил об исследованных в суде доказательствах, а также разъяснил присяжным заседателям основные правила оценки доказательств, порядок совещания, подготовки ответов на поставленные вопросы, голосования по ответам и вынесения вердикта.

Сущность принципа презумпции невиновности, а также положения закона о толковании неустраненных сомнений в пользу подсудимого председательствующим присяжным заседателем разъяснены правильно и в соответствии с законом.

Содержание напутственного слова не дает оснований для вывода о нарушении председательствующим судьей принципа объективности и беспристрастности.

Возражений в связи с содержанием произнесенного председательствующим напутственного слова от сторон не последовало.

Председательствующим судьей также не был нарушен закон и при разъяснении присяжным заседателям юридических терминов.

Приведение председательствующим судьей абстрактного примера в ходе разъяснения одного из юридических терминов не может свидетельствовать о необъективности судьи.

Вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым, постановлен с соблюдением требований ст. 343 УПК РФ.

Действия осужденных Рязанцева, Мальцева и Захаряна председательствующим судьей юридически квалифицированы правильно.

Исходя из вердикта присяжных, судом в приговоре сделан обоснованный вывод о том, что преступления осужденные совершили в составе организованной группы, созданной Рязанцевым.

Признанные доказанными вердиктом присяжных заседателей действия осужденных, с учетом тщательного планирования преступления, подготовки орудия преступления, распределения ролей между ними, позволяет сделать вывод о совершении преступлений «организованной группой лиц».

Вывод об устойчивости группы и распределении ролей между ее участниками в приговоре сделан правильно, исходя из вердикта присяжных заседателей, признавшими доказанными факт объединения подсудимых в устойчивую группу с целью убийства депутата областной Думы и генерального директора предприятия ООО Б , а также факт распределения между участниками данной группы ролей для достижения указанной цели.

Вопреки содержащимся в кассационных жалобах утверждениям стороны защиты, выводы суда в приговоре мотивированы и основаны на вердикте присяжных, являющемся обязательным и не подлежащим оспариванию по мотивам не соответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, признанным доказанными присяжными заседателями.

Время совершения преступлений, в том числе создание организованной группы Рязанцевым, ее состав и роли каждого из соучастников преступлений, цель создания группы - судом установлены на основании вердикта присяжных и в приговоре приведены.

Вопросы, касающиеся орудия преступления, виновности подсудимых в ношении, хранении, передаче, перевозке и изготовлении обреза охотничьего ружья, о котором упоминается в кассационных жалобах, ставились перед присяжными заседателями и на основании их ответов (вердикта) председательствующим судьей в приговоре дана правильная юридическая оценка действиям каждого из осужденных.

Поскольку, как установлено судом, убийство потерпевшего и другие преступления, связанные с оружием, Рязанцев, Мальцев и Захарян совершили в составе организованной группы, то действия каждого из них, независимо от их роли в преступлении, правильно квалифицированы как соисполнительство без ссылки на ст.33 УК РФ.

Такое толкование судом уголовного закона согласуется с разъяснения, содержащимися в п.10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №1от 27.01.1999 г., с последующими изменениями, «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)».

Как установлено судом на основании вердикта присяжных, Рязанцев решил лишить жизни Б . Для этой цели он создал группу, в которую вовлек Мальцева и Захаряна и впоследствии руководил ею. Рязанцев, разработал план по лишению жизни Б и, действуя в составе группы заранее объединившихся лиц, распределил роли участников группы; в том числе, чтобы осуществить задуманное, он безвозмездно взял у своего знакомого С двуствольное охотничье ружье и передал Мальцеву с указанием изготовить из него обрез. Мальцев выполнил это задание: путем спиливания стволов незаконно изготовил из данного оружия обрез. Рязанцев забрал данный обрез из багажника автомобиля, в котором он хранился и передал Захаряну. Захарян, для более удобного использования обреза при убийстве Б , пилкой по металлу отпилил часть деревянного приклада, а в дальнейшем вместе с Мальцевым перевозил этот обрез с собой в машине. Впоследствии из данного обреза, Захарян, действуя согласно разработанному и согласованному со всеми участниками преступления плану, убил потерпевшего.

Таким образом, как установлено судом, все участники организованной преступной группы (Рязанцев, Мальцев и Захарян), совершая преступления, действовали в соответствии с распределенными между ними ролями. При этом каждый из них знал о действиях друг друга, в том числе и о незаконных действиях, связанных с оружием, явившимся орудием убийства потерпевшего Б Все осужденные по данному делу лица действовали с единым умыслом, направленным на достижение единой цели - убийства потерпевшего.

Доводы осужденного Рязанцева о том, что действий по переделке охотничьего ружья в боевое оружие он не совершал и поэтому в его деянии отсутствует состав преступления, предусмотренного ст.223 УК РФ, а также доводы жалобы защитника Захаряна адвоката Топольсковой о том, что Захарян не участвовал в изготовлении обреза из огнестрельного оружия - не могут быть признаны обоснованными.

Под незаконным изготовлением огнестрельного оружия, влекущим уголовную ответственность, понимается их создание без полученной в установленном порядке лицензии или восстановление утраченных поражающих свойств. При квалификации последующих незаконных действий с изготовленным оружием необходимо исходить из тех тактико-технических характеристик, которыми стало реально обладать переделанное виновным оружие.

Поскольку Рязанцев, Мальцев и Захарян совершили данное преступление (незаконное изготовление обреза из огнестрельного оружия), а также другие незаконные действия с оружием в составе созданной Рязанцевой организованной группы лиц, то их действия, вопреки мнению стороны защиты, правильно квалифицированы судом по ч.З ст.223 УК РФ.

Так как умыслом Рязанцева, создавшего организованную группу, охватывалось незаконное хранение, ношение и передача огнестрельного оружия (обреза ружья) другими членами этой группы, то, согласно ч.5 ст.35 УК РФ в его действиях содержится также состав преступления, предусмотренный ч.З ст.222 УК РФ.

Вопреки мнению осужденного Рязанцева, уголовная ответственность за хранение, ношение и передачу обреза гладкоствольного охотничьего ружья не исключена, поскольку обрез ружья обладает другими тактико-техническими характеристиками (по сравнению с длинноствольным охотничьим ружьем) и оборот такого огнестрельного оружия законом запрещен.

Замечания на протокол судебного заседания, поданные осужденными, рассмотрены судом в порядке установленном законом. Убедительные мотивы принятого судьей решения об оставлении замечаний без удовлетворения, приведены в соответствующих постановлениях.

Согласно списку кандидатов в присяжные заседатели, «приглашенных для рассмотрения уголовного дела № 2-48-07 на 9 октября 2007 года» в судебное заседание путем случайной выборки приглашено 46 кандидатов в присяжные заседатели (т. 18 л.д. 245-247). Явилось в судебное заседание 46 кандида- тов. При таких данных, указание в протоколе судебного заседания о том, что для отбора коллегии присяжных заседателей приглашено 45 кандидатов в присяжные заседатели, явилось 46 (т. 19 л.д. 12) - является очевидной опечаткой.

Помимо этого, из протокола судебного заседания усматривается, что списки кандидатов в присяжные заседатели передавались сторонам, они их использовали в ходе формирования коллегии присяжных заседателей, возражений по поводу количества приглашенных кандидатов в присяжные заседатели не высказывали.

При этом кандидат в присяжные заседатели под номером 46 не вошел в коллегию присяжных заседателей, ни в основной состав, ни в качестве запасного присяжного заседателя (т. 19, л. д. 30).

При назначении Рязанцеву, Мальцеву и Захаряну наказания, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из них, в том числе возраст осужденных, то, что Рязанцев и Захарян признаны не заслуживающими снисхождения по всем составам преступления, а Мальцев признан заслуживающим снисхождения по ст. ст. 105 ч. 2 п. «ж» и 223 ч. 3 УК РФ.

Наличие на иждивении у Мальцева двух несовершеннолетних детей, вопреки утверждению его защитника, судом учтено в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

Что касается утверждения адвоката о наличии у Мальцева психического заболевания, то данное обстоятельство судом не установлено.

Согласно заключению амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы Мальцев СВ. в момент совершения правонарушения хроническим психическим расстройством, слабоумием или иным болезненным состоянием психики не страдал и не страдает. Имеющиеся у него характерологические особенности выражены не столь значительно и глубоко и не лишали его способности полностью осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими как в момент инкриминируемых ему деяний, так и не лишают в настоящее время. В принудительных мерах медицинского характера он не нуждается.

Психическое состояние Мальцева и других осужденных по данному делу лиц сомнений у суда не вызвало и они признаны вменяемыми.

Нарушений уголовного или уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора по делу судом первой инстанции не допущено.

Вместе с тем, приговор в отношении Захаряна и Мальцева подлежит изменению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, исследовавшихся в суде с участием присяжных заседателей, в том числе, показаний Зазхаряна и Мальцева на предварительном следствии, а также протоколов осмотров места происшествия, проводившихся с участием Захаряна и Мальцева, каждый из них рассказывал о том, как они распорядились обрезом после убийства потерпевшего, указав при этом участок местности (обочину федеральной трассы в районе), где они, уезжая с места преступления, выбросили разобранный Захаряном на части обрез (т.5 л.д. 64-94, 269-291).

Позже, когда растаял снег, органы следствия смогли найти на указанной обвиняемыми Захаряном и Мальцевом местности основные части обреза ружья (колодка ружья с ударно-спусковым механизмом, с номерным обозначением, а также цевье и фрагмент ложа охотничьего ружья) (т. 14 л.д. 115-126).

Данные предметы, как вещественные доказательства, были приобщены к делу и исследовались в судебном заседании наряду с другими доказательствами.

Согласно примечаниям к ч.З ст.222 УК РФ и ч.З ст.223 УК РФ лицо, добровольно сдавшее предметы, указанные в настоящих статьях, освобождается от уголовной ответственности по данным статьям.

В п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации №5 от 12 марта 2002 г. (с последующими изменениями) «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» дано разъяснение, согласно которому под добровольной сдачей огнестрельного оружия, его основных частей либо комплектующих деталей к нему, боеприпасов, взрывчатых веществ или взрывных устройств, предусмотренной примечаниями к статьям 222, 223 УК РФ, следует понимать выдачу лицом указанных предметов по своей воле или сообщение органам власти о месте их нахождения при реальной возможности дальнейшего хранения вышеуказанных предметов.

В случае добровольной сдачи указанных предметов лицо освобождается от уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных статьями 222, 223 УК РФ, независимо от привлечения его к ответственности за совершение иных преступлений.

Таким образом, Мальцев и Захарян подлежат освобождению от уголовной ответственности по ч.З ст.222 УК РФ и по ч.З ст.223 УК РФ как лица, добровольно сдавшие огнестрельное оружие, явившееся орудием убийства, поскольку сообщили органам власти о месте его нахождения при реальной возможности дальнейшего хранения вышеуказанных предметов.

В действиях Рязанцева А.В., в отличие от Мальцева СВ. и Захаряна Г.Г., не усматривается добровольной сдачи оружия, поэтому оснований для его освобождения от уголовной ответственности по указанным статьям не имеется.

Оснований для снижения осужденным Мальцеву, Рязанцеву и Захаряну наказания по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, а Рязанцеву - также и по ч.З ст.222 УК РФ, ч.З ст.223 УК РФ не имеется, поскольку каждому из них оно назначено в пределах санкций уголовного закона, соответствует характеру и степени общественной опасности данного преступления, обстоятельствам его совершения и личностям виновных.

Так как санкцией ч.2 ст. 105 УК РФ предусмотрено пожизненное лишение свободы, то правила ч.1 ст.62 УК РФ на лиц, совершивших данное преступление, не распространяются.

Это положение предусмотрено частью 3 статьи 62 УК РФ в редакции, действующего в настоящее время уголовного закона.

Вопреки мнению адвоката Топольсковой М.Д., положения уголовного закона, действовавшего в период вынесения приговора в отношении подсудимых, предусматривали такие же правила назначения наказания лицам, совершившим преступление, наказуемое пожизненным лишением свободы или смертной казнью.

Статья 62 УК РФ, в редакции, действовавшей на момент вынесения приговора, предусматривала возможность назначения наказания по данным правилам (при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пунктами "и" и "к" части первой статьи 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств), исходя из срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Поскольку за преступление, предусмотренное частью 2 статьи 105 УК РФ, законом установлены такие максимальные виды наказаний как пожизненное лишение свободы и смертная казнь, которые по своей природе не относятся к разряду исчислимых конкретными сроками или размерами наказаниям, то правила указанной статьи к лицам, совершившим данные преступления, не могли и не могут быть применены.

Аналогичные правила предусмотрены положениями ч.1 ст.65 УК РФ, согласно которым лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения, срок или размер наказания не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

Однако, если соответствующей статьей Особенной части УК РФ предусмотрены смертная казнь или пожизненное лишение свободы, эти виды наказаний не применяются, а наказание назначается в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса.

Так как обстоятельств, отягчающих наказание осужденных по данному делу судом не установлено, то ссылка в описательно-мотивировочной части приговора на учет данного обстоятельства при назначении наказания осужденным является ошибочной и подлежит исключению из приговора.

Само по себе исключение из приговора данного указания суда не влечет за собой снижение наказания осужденным, поскольку каждому из них за совершенные преступления оно назначено справедливое.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Читинского областного суда от 30 октября 2007 года в отношении Рязанцева А В Мальцева С В и Захаряна Г Г изменить: исключить из приговора указание на учет отягчающих наказание обстоятельств при назначении им наказания; Захаряна Г Г и Мальцева С В освободить от уголовной ответственности по ч.З ст.222 УК РФ и по ч.З ст.223 УК РФ на основании примечаний к данным статьям в связи с добровольной сдачей огне- стрельного оружия; исключить назначение наказания Захаряну Г.Г. и Мальцеву СВ. на основании ч.З ст.69 УК РФ.

В остальном указанный приговор, согласно которому осуждены: Захарян Г.Г. по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, Мальцева СВ. - по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, а также тот же приговор в отношении Рязанцева А.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных и их защитников - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 72-О12-57СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
УК РФ Статья 223. Незаконное изготовление оружия
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УК РФ Статья 33. Виды соучастников преступления
УК РФ Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание
УК РФ Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
УК РФ Статья 65. Назначение наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх