Дело № 73-О08-16СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 23 октября 2008 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №73-О08-16СП

от 23 октября 2008 года

 

председательствующего Червоткина A.C.,

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Родионовой E.H., кассационные жалобы осужденных Киселева И.Ю., Гаврилова A.M. и адвоката Мальцева П.А. на приговор Верховного суда Республики Бурятия от 18 марта 2008 года по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, которым

Гаврилов [скрыто]

[скрыто] судимый 18.01.2002 г. по ст. 105 ч.1 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 25.04.2005 г. условно-досрочно на 2 года 24 дня, осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч.2 п.п. «ж», «з» УК РФ - сроком на 14 лет; по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ - сроком на 12 лет; на основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 17 лет; в соответствии со ст.79 ч.7 п. «в» УК РФ отменено условно-досрочное освобождение от наказания по предыдущему приговору и на основании ст.70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 18 лет с отбыванием лишения свободы в исправительной колонии особого режима;

Киселев Щ

Ю

осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч.2 п.п. «ж», «з» УК РФ - сроком на 11 лет; по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ - сроком на 9 лет; на основании ст.69 ч.З УК РФ по совокупности преступлений окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 13 лет с отбыванием лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В приговоре содержатся решения по предъявленным гражданским искам, о вещественных доказательствах и о мере пресечения, избранной в отношении осужденных.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., изложившего содержание приговора, доводы кассационного представления, доводы кассационных жалоб и возражений на них, объяснения участвовавших в заседании суда кассационной инстанции с использованием системы видеоконференц-связи осужденных Киселева И.Ю. и Гаврилова A.M., просивших кассационные жалобы удовлетворить, выступление адвоката Мальцева П.А., поддержавшего свою кассационную жалобу и жалобу осужденного Киселева, выступление прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кузнецова СВ., возражавшего против доводов кассационных жалоб, не поддержавшего кассационное представление и полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

На основании вердикта присяжных заседателей Гаврилов A.M. и Киселев И.Ю. признаны виновными в разбойном нападении на [скрыто] совершенном

группой лиц по предварительному сговору, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в убийстве [скрыто], совершенном группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем.

Судом установлено, что преступления совершены 8 октября 2006 года при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В кассационном преставлении государственного обвинителя Родионовой Е.Н. содержится просьба об отмене приговора в отношении Гаврилова A.M. и Киселева И.Ю. ввиду допущенных судом нарушений уголовно-процессуального закона и о направлении дела на новое судебное рассмотрение. Как указано в представлении, давая юридическую оценку действиям осужденных по ст. 105 ч.2 п.п. «ж», «з» УК РФ и ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ, суд в приговоре в нарушение требований ст.351 УПК РФ «не обосновал мотивы квалификации действий виновных по обстоятельствам деяний, признанных коллегией присяжных заседателей установленными»; в нарушение требований ст.ст. 338, 339 УПК РФ судья необоснованно отклонил предложение государственного обвинителя в части внесения изменений в вопрос №1 вопросного листа «о необходимости указания того, что в автомашине [скрыто]» было совершено именно нападение на [скрыто] а». Кроме того, как считает прокурор, назначен-

ное Киселеву и Гаврилову наказание является чрезмерно мягким, не отвечающим требованиям справедливости и соразмерности.

Адвокатом Мальцевым П.А. в защиту осужденного Киселева И.Ю. подана кассационная жалоба и дополнения к ней, в которых поставлен вопрос об отмене приговора и прекращении уголовного дела. По мнению адвоката, председательствующий по делу судья нарушил принципы состязательности и равноправия сторон в уголовном судопроизводстве, проявил тенденциозность, ограничил право стороны защиты на представление присяжным заседателям доказательств, что повлияло на принятие ими справедливого и обоснованного вердикта. Как указывает адвокат, судья безосновательно отказал в удовлетворении ходатайств: о вызове и допросе в качестве свидетеля понятой [скрыто]; о демонстрации присяжным заседателям DVD диска с записью осмотра вещественного доказательства - автомашины [скрыто] (»; о непосредственном исследовании данной автомашины; о назначении повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы трупа потерпевшего; об оглашении показаний эксперта [скрыто], данных им в отсутствие присяжных заседателей; об оглашении заявления подозреваемого Гаврилова, содержащегося в протоколе его задержания; о приобщении и исследовании перед присяжными заседателями справки из следственного изолятора, согласно которой свидетель «Д П», допрос которого проводился в условиях исключающих его визуальное наблюдение, в СИЗО никогда не содержался; о раскрытии данных о личности анонимного свидетеля под псевдонимом «Д _ И»; о проверке показаний данного свидетеля путем запроса журнала учета нахождения заключенных в СИЗО [скрыто]. Таким образом, как считает защитник, судом было ограничено право стороны защиты на представление присяжным заседателям доказательств, а также нарушено право Киселева на защиту и на справедливое судебное разбирательство. Кроме того, как утверждает адвокат, судья безосновательно отклонил ходатайство стороны защиты об исключении протокола осмотра места происшествия с участием Киселева как недопустимого доказательства, полученного с нарушением уголовно-процессуального закона; председательствующий судья безосновательно, без прослушивания аудиозаписи судебного заседания отклонил его (адвоката) замечания на протокол судебного заседания.

Осужденным Киселевым И.Ю. подана кассационная жалоба и дополнения к ней, в которых он указывает, что приговор является незаконным и необоснованным, поскольку судья «необоснованно отказывал в исключении недопустимых доказательств, что повлияло на вынесение законного и обоснованного вердикта присяжными»; нарушил его право на защиту, не обеспечив участие второго защитника (адвоката Лебедева) в судебном разбирательстве дела; безосновательно отклонил его замечания на протокол судебного заседания. Судья нарушил его право на защиту, указав в вопросном листе дату преступления, не соответствующую обвинительному заключению. Осужденный Киселев просит приговор отменить и уголовное дело в отношении него прекратить.

Осужденный Гаврилов A.M. в кассационной жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить, ссылаясь на то, что председательствующий судья

необоснованно отказывал в исключении недопустимых доказательств, что повлияло на вынесение законного и обоснованного вердикта присяжных. Кроме того, как он считает, судья нарушил принципы состязательности и равноправия сторон в уголовном судопроизводстве, отклонив ходатайства: об оглашении его (Гаврилова) показаний, данных на предварительном следствии 28.12.2006 г; об исключении вещественных доказательств. По мнению Гаврилова, назначенное ему наказание по правилам ч.З ст.69 УК РФ превышает максимально допустимое наказание; юридическую квалификацию по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ осужденный считает излишней, поскольку, как он полагает, пункт «з» ч.2 ст. 105 УК РФ «подразумевает в себе разбой, вымогательство и бандитизм»; утверждает, что сумма похищенных денег, указанная в приговоре, не подтверждена рассмотренными в судебном заседании доказательствами; допрос в суде адвоката Яшиной считает незаконным, нарушающим его право на защиту.

На кассационные жалобы поступили возражения от государственного обвинителя Родионовой E.H., в которых она просит жалобы оставить без удовлетворения.

Проверив уголовное дело и обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Доводы жалобы осужденного Гаврилова об отсутствии доказательств, подтверждающих его вину в разбойном нападении, а также доказательств, подтверждающих сумму похищенных у потерпевшего денег, указанную в приговоре, не подлежат исследованию в суде кассационной инстанции.

Согласно 339 ч.1 УПК РФ вопрос о доказанности или недоказанности инкриминированного подсудимому деяния относится к компетенции присяжных заседателей.

Вердиктом коллегии присяжных заседателей признано доказанным, что Гаврилов и Киселев в ходе нападения на потерпевшего Б [завладели его

деньгами в сумме [скрыто] рублей, а также другим имуществом: сумкой для документов стоимостью [скрыто] рублей и мобильным телефоном стоимостью [скрыто] рублей.

В соответствии с ч.2 и ч.З ст.348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего, и он квалифицирует действия подсудимого в соответствии с обвинительным вердиктом.

Согласно ч.4 ст.347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

Частью 2 ст.379 УПК РФ не предусмотрено такого основания к отмене судебного решения, вынесенного с участием присяжных заседателей, как несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Таким образом, основанный на вердикте присяжных заседателей вывод суда первой инстанции о виновности осужденного в инкриминированных ему деяниях не может быть поставлен под сомнение и судом кассационной инстанции.

Юридическая квалификация действий осужденных по ст. 105 ч.2 п.п. «ж», «з» УК РФ и ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ председательствующим дана правильно.

Доводы жалобы Гаврилова об излишней квалификации его действий по ст. 162 ч.4 п. «в» УК РФ - неосновательны.

По смыслу закона, если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, то в его действиях содержится совокупность преступлений; содеянное им следует квалифицировать по пункту «з» части второй статьи 105 УК РФ, а также по пункту «в» части 4 статьи 162 УК РФ.

Доводы кассационного представления о том, что председательствующий в приговоре «не обосновал мотивы квалификации действий виновных» - неосновательны.

В описательно-мотивировочной части приговора содержится описание преступного деяния, в совершении которого подсудимые признаны виновными, квалификация содеянного, мотивы назначения наказания и обоснование решения суда в отношении гражданских исков, что в полной мере соответствует требованиям п.З ст.351 УПК РФ.

Доводы государственного обвинителя Родионовой E.H. о том, что председательствующий необоснованно, с ее точки зрения, отклонил предложение государственного обвинителя в части внесения изменений в вопрос №1 вопросного листа - также неосновательны, поскольку данный вопрос председательствующим поставлен в соответствии с требованиями, предусмотренными п.1 ч.1 ст.339 УПК РФ, и в понятных присяжным заседателям формулировках.

Неосновательны доводы кассационных жалоб осужденных и адвоката, касающиеся утверждения о нарушении председательствующим принципов состязательности и равноправия сторон, а также беспристрастности суда в уголовном судопроизводстве.

Из протокола судебного заседания видно, что все ходатайства, о которых упоминается в кассационных жалобах, председательствующим ставились на обсуждение сторон и по результатам их рассмотрения судьей были вынесены законные, обоснованные и мотивированные постановления.

Каких-либо оснований не согласиться с выводами председательствующего судьи, содержащимися в вынесенных им постановлениях, судебная коллегия не усматривает, поскольку они сделаны на основании анализа имеющихся в деле документов и в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Председательствующим в ходе судебного разбирательства дела, проводившегося с участием присяжных заседателей, сторонам были созданы все необходимые условия для исполнения ими их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

В присутствии присяжных заседателей исследовались лишь допустимые доказательства.

Каких-либо препятствий стороне защиты в предоставлении присяжным заседателем доказательств председательствующий не чинил.

Председательствующий в соответствии с его компетенцией и обязанностями, предусмотренными частью 2 ст.334 УПК РФ, частями 5,6,7 ст.335 УПК

РФ, разрешал в присутствии присяжных заседателей исследовать только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями.

При этом возникавшие в ходе судебного разбирательства вопросы о недопустимости доказательств (в том числе и тех, на которые подсудимые и защитник ссылаются в кассационных жалобах) рассматривались в отсутствие присяжных заседателей.

Заявленные стороной защиты ходатайства о демонстрации присяжным заседателям DVD диска с записью, равно как и о непосредственном осмотре автомобиля, в котором было совершено убийство, по существу касались таких следственных действий как «Осмотр места происшествия» и «Следственный эксперимент».

Согласно ч.1 ст.86 УПК РФ собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом.

Процедура проведения осмотра места происшествия, равно как и следственного эксперимента, регламентирована уголовно-процессуальным законом (статьями 177, 181 УПК РФ).

Что касается права защитника собирать доказательства, то оно закреплено в части 3 ст.86 УПК РФ, и проведение таких следственных действий как осмотр места происшествия (равно как и проведение следственного эксперимента) к компетенции защитника не относится.

Поскольку осмотр вещественного доказательства - автомашины [скрыто]» был выполнен защитником самостоятельно и без соблюдения предусмотренной уголовно-процессуальным законом процедуры, то судья обоснованно отклонил его ходатайства о демонстрации присяжным заседателям DVD диска с записью этого осмотра и о непосредственном осмотре самого автомобиля.

Отклоняя ходатайство стороны защиты, председательствующий обоснованно исходил из того, что в ходе судебного заседания был исследован протокол осмотра данного автомобиля, составленный в ходе предварительного следствия по делу, а также была продемонстрирована присяжным заседателям фототаблица с изображением данного автомобиля.

Таким образом, у присяжных заседателей была возможность оценить собранные по делу доказательства при вынесении вердикта.

Судья также обоснованно отклонил ходатайство стороны защиты о назначении по делу повторной судебно-медицинской экспертизы трупа потерпевшего, поскольку оснований для ее проведения, предусмотренных частью 2 ст.207 УПК РФ, не имелось.

Исследовав заключения судебно-медицинской и медико-криминалистических экспертиз, председательствующий обоснованно пришел к выводу о том, что условия, с которыми уголовно-процессуальный закон связывает необходимость проведения повторной экспертизы, в данном случае отсутствуют.

Поскольку заключения указанных экспертиз были получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, то они признаны допустимыми доказательствами, которые подлежали оценке присяжными заседателями наряду с другими доказательствами по делу.

Из протокола судебного заседания видно, что судебно-медицинский эксперт Б1 I о котором упоминается в кассационной жалобе адвоката Мальцева, в судебном заседании был допрошен в присутствии присяжных заседателей, и у сторон была возможность задать ему интересующие их вопросы.

Что касается ходатайства стороны защиты о вызове [скрыто] для допроса в суде в качестве свидетеля, то оно обоснованно отклонено председательствующим по делу судьей.

Как видно из протокола судебного заседания, ходатайство защитника о допросе в качестве свидетеля [скрыто] являвшейся понятой при ос-

мотре места происшествия, было мотивировано необходимостью установления продолжительности времени следования к месту обнаружения трупа потерпевшего; то есть оно было связано с проверкой обстоятельств, которые не могли быть достоверно известны понятой, присутствовавшей при проведении осмотра места происшествия. В ходе предварительного следствия следственный эксперимент по проверке продолжительности времени, которое могло быть затрачено подсудимыми до места сокрытия трупа, не проводился.

Таким образом, [скрыто] не являлась свидетелем фактических

обстоятельств уголовного дела, которые подлежали исследованию судом с участием присяжных заседателей, и не могла быть допрошена в присутствии присяжных заседателей об обстоятельствах, на которые обращает внимание адвокат в своей кассационной жалобе.

Протокол осмотра места происшествия обоснованно признан допустимым доказательством, поскольку при проведении данного следственного действия и составлении протокола нарушений уголовно-процессуального закона допущено не было.

Допрос свидетеля под псевдонимом [скрыто]» в условиях, исключаю-

щих его визуальное наблюдение, проведен судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Сведения о личности данного лица председательствующим были проверены лично, а сохранение этих сведений в тайне от других участников судебного разбирательства было обусловлено необходимостью обеспечения безопасности указанного свидетеля.

Законных оснований для раскрытия подлинных сведений о свидетеле, на чем настаивает защитник в кассационной жалобе, у председательствующего по делу судьи не было.

Из протокола судебного заседания видно, что сторонам были предоставлены равные возможности задать данному свидетелю вопросы в присутствии присяжных заседателей, чем они и воспользовались.

Справка из следственного изолятора, о которой упоминает защитник в кассационной жалобе, председательствующим приобщена к материалам уголовного дела (т.7 л.д.229).

Протокол задержания подозреваемого Гаврилова обоснованно не исследовался в присутствии присяжных заседателей, поскольку данный протокол является процессуальным документам и не относится к доказательствам фактических обстоятельств, подлежащих исследованию присяжными заседателями.

Доводы жалобы осужденного Киселева о том, что судья в вопросном листе указал иную дату преступления, нежели та, которая указана в обвинительном заключении - неосновательны.

В обвинительном заключении указано, что инкриминируемые Киселеву И.Ю. деяния совершены 8 октября 2006 года (т.5 л.д. 15). Именно эта дата указана как в вопросном листе, так и в приговоре.

Указание в одном из абзацев обвинительного заключения даты: 8 октября «2007» года - является явной технической ошибкой.

Из материалов дела видно, что все следственные действия, в том числе и составление обвинительного заключения, ознакомление обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела, были произведены до этой даты.

Из протокола судебного заседания видно, что на данное обстоятельство также было обращено внимание сторон председательствующим по делу судьей.

Заявлений и возражений в связи с данной ошибкой от участников процесса не поступило (т.8 л.д.64).

Таким образом, техническая ошибка, допущенная в обвинительном заключении, не является нарушением права на защиту осужденных; она не могла повлиять на вынесение объективного вердикта присяжных заседателей и законного приговора.

Ссылка осужденного Гаврилова A.M. о нарушении его права на защиту в связи с допросом в суде адвоката Яшиной - неосновательна.

Как видно из материалов дела, решение председательствующего судьи о допросе адвоката Яшиной Е.С., осуществлявшей защиту Гаврилова на предварительном следствии, было обусловлено необходимостью проверки доводов подсудимого Гаврилова о том, что при предъявлении ему обвинения защитник отсутствовал. То есть в данном случае вопрос касался допустимости доказательства (протокола допроса в качестве обвиняемого), который предлагал исследовать в присутствии присяжных заседателей государственный обвинитель.

Ходатайство о допросе адвоката Яшиной заявлено государственным обвинителем в соответствии с частью 4 ст.235 УПК РФ, согласно которой при рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований настоящего Кодекса, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре.

Для реализации своего права опровержения доводов стороны защиты, государственным обвинителем было заявлено ходатайство о допросе адвоката, отказать в удовлетворении которого судья не вправе, поскольку в противном случае был бы нарушен принцип состязательности сторон, предусмотренный ст. 15 УПК РФ.

Без допроса адвоката Яшиной разрешить вопрос о допустимости или недопустимости доказательства, законность получения которого оспаривалась подсудимым Гавриловым, было бы невозможно.

Председательствующий по делу судья в соответствии с его компетенцией, предусмотренной частями 5 и 6 статьи 335 УПК РФ, принял законное решение о допросе адвоката Яшиной Е.С. в отсутствие присяжных заседателей для разрешения вопроса о допустимости или недопустимости доказательства (протокола допроса обвиняемого Гаврилова), о котором сторона защиты заявила как о доказательстве, полученном с нарушением уголовно-процессуального закона.

Доводы жалобы о том, что согласно ст.56 ч.З п.З УПК РФ адвокат не может быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с оказанием юридической помощи, неосновательны, поскольку из протокола судебного заседания видно, что адвокат Яшина Е.С. о таких обстоятельствах в суде не допрашивалась. Ей задавались лишь вопросы, которые касались участия адвоката в следственных действиях, то есть вопросы процессуального характера, которые не касались существа показаний самого Гришина.

С учетом изложенного, допрос в суде адвоката Яшиной Е.С. проведен с соблюдением требований закона и не нарушает право на защиту Гаврилова.

Что касается доводов осужденного Киселева И.Ю. об ограничении его права на участие в судебном заседании второго защитника - адвоката Лебедева СВ., который принимал участие на предварительном слушании дела, то эти доводы являются необоснованными.

Согласно ст.50 чЛ УПК РФ право пригласить нескольких защитников принадлежит самому подсудимому.

В соответствии с частью 2 данной статьи участие защитника обеспечивается судом по просьбе подсудимого.

Как видно из протокола судебного заседания, Киселев И.Ю. просил обеспечить участие в суде адвоката Мальцева П.А., которому он доверил осуществлять свою защиту.

Данное ходатайство Киселева И.Ю. судьей было удовлетворено.

В дальнейшем Киселев И.Ю. не заявлял ходатайств о приглашении в судебное заседание, проводившееся с участием присяжных заседателей, второго защитника - адвоката Лебедева.

Каких-либо препятствий заявить такое ходатайство у него не было.

Статьи законов по Делу № 73-О08-16СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 162. Разбой
УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
УПК РФ Статья 86. Собирание доказательств
УПК РФ Статья 207. Дополнительная и повторная судебные экспертизы
УПК РФ Статья 235. Ходатайство об исключении доказательства
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УПК РФ Статья 351. Постановление приговора
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх