Дело № 73-О09-7СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 7 мая 2009 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Фролова Людмила Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №73-О09-7СП

от 7 мая 2009 года

 

Председательствующего Червоткина A.C.

Рассмотрела в судебном заседании от 7 мая 2009 года дело по кассационным жалобам осужденного Банзаракцаева А.Д. и адвоката Клюкина О.Н. на приговор Верховного Суда Республики Бурятия с участием присяжных заседателей от 23 января 2009 года, которым

Банзаракцаев [скрыто]

осужден по ст. 105 ч. 2 п. «в» УК РФ к 13 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденного Банзаракцаева А.Д., адвокатов Клюкина О.Н. и Арутюновой И.В., в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора Полеводова С.Н., полагавшего приговор, как законный и обоснованный оставить без

изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия,

 

установила:

 

Банзаракцаев признан виновным в умышленном причинении смерти

20 января 2009 года, в г.

, в ходе ссоры

Ц I, находившейся в силу заболевания и инвалидности в

беспомощном состоянии, при обстоятельствах, установленных вердиктом и приведенных в приговоре.

В кассационных жалобах осужденный Банзаракцаев и адвокат Клюкин, утверждают, что приговор является незаконным и необоснованным, постановлен с нарушением требований уголовно-процессуального закона. Считают, что были ограничены их права на исследование в присутствии присяжных заседателей доказательств, имеющих значение для разрешения дела, к которым относят, фототаблицы к протоколу осмотра места происшествия, протокол допроса эксперта [скрыто], протокол задержания Банзаракцаева. Полагают, что судом

необоснованно отклонены ходатайства стороны защиты о проведении дополнительной медико-криминалистической экспертизы, о допросе адвоката Хортикова. Сторона защиты была лишена права задать вопросы экспертам тЩ I и В }, поскольку вопросы

председательствующим были сняты. Относят к недопустимым доказательствам заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении Банзаракцаева, считают, что его нельзя было исследовать в присутствии присяжных заседателей, утверждают, что государственный обвинитель в прениях ссылался на обстоятельства не исследованные в судебном заседании и предположения. Просят приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Павлова М.Н. и потерпевший [скрыто]. просят приговор,

как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб судебная коллегия не находит оснований к отмене либо изменению приговора.

Как видно из дела, обвинительное заключение по нему составлено в точном соответствии с требованиями, предусмотренными ст. 220 УПК РФ, в том числе, в нем указаны: существо предъявленного Банзаракцаеву обвинения, место и время совершения преступлений, их способы, мотивы,

цели, последствия и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела.

Настоящее уголовное дело рассмотрено судом с участием присяжных заседателей при наличии к тому законных оснований, а именно, в связи с ходатайством об этом самого осужденного.

При этом из дела видно, что Банзаракцаеву разъяснялись особенности рассмотрения дела судом с участием присяжных заседателей, права обвиняемого в судебном разбирательстве и порядок обжалования судебного решения.

Коллегия присяжных заседателей по делу сформирована с соблюдением положений ст. 328 УПК РФ.

Заявленные сторонами мотивированные и немотивированные отводы кандидатам в присяжные заседатели разрешены председательствующим судьей в порядке установленном законом.

По окончании формирования коллегии присяжных заседателей, на вопросы председательствующего судьи стороны заявили, что замечаний по проведенному отбору присяжных заседателей не имеют, не имеют также и заявлений о тенденциозности, предвзятости сформированной коллегии, неспособности вынести объективный вердикт именно в данном составе.

Судебное следствие по данному делу проведено в соответствии со ст. ст. 334-335 УПК РФ.

В том числе из дела усматривается, что в судебном заседании, в присутствии присяжных заседателей исследовались только допустимые доказательства.

Их допустимость председательствующим по делу судьей проверялась.

Ходатайства сторон о признании доказательств недопустимыми судом разрешены в порядке установленном законом, с приведением убедительных мотивов принятого решения в постановлениях (т. 3 л.д. 5557, 59-60).

Из материалов дела также усматривается, что судебно-медицинская экспертиза в отношении Банзаракцаева, установившая наличие у него соответствующих телесных повреждений, проведена в порядке, установленном законом. Выводы эксперта в заключении мотивированы, оснований сомневаться в их правильности у суда не имелось.

Заявляя ходатайство о признании недопустимым доказательством указанного заключения эксперта, сторона защиты не указала нарушений закона, допущенных при проведении экспертизы, не приведены таковые и в кассационных жалобах.

Доводы стороны защиты о том, что в протоколе задержания Банзаракцаева не содержится данных о наличии у него телесных повреждений, не влияют на вопрос о допустимости доказательства -заключения судебно-медицинской экспертизы.

Эти доводы приводились стороной защиты и были оценены присяжными заседателями в соответствии с установленными законом правилами, которые присяжным заседателям были разъяснены председательствующим судьей надлежаще.

Помимо этого, протокол задержания Банзаракцаева доказательством по делу не является, поскольку представляет собой процессуальный документ.

При таких данных решение председательствующего судьи, отклонившего ходатайство стороны защиты о признании недопустимым доказательством заключения судебно-медицинской экспертизы в отношении Банзаракцаева признается судебной коллегией правильным.

Правильным является также решение председательствующего судьи, признавшего недопустимым доказательством протокол допроса адвоката Хортикова, об обстоятельствах позиции подзащитного. По этим же основаниям председательствующий судья обоснованно отказал в допросе Хортикова в качестве свидетеля в присутствии присяжных заседателей.

Помимо этого, из дела следует, что адвокат Хортиков не присутствовал при проведении судебно-медицинской экспертизы в отношении Банзаракцаева.

Судебное заседание по делу, как это видно из протокола судебного заседания, проведено с соблюдением требований закона о равенстве сторон и состязательности процесса.

В том числе, председательствующим судьей создавались все необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, принимались все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон.

Судом обоснованно отказано стороне защиты об исследовании в присутствии присяжных заседателей фотографий с изображением обезображенного трупа потерпевшей, приобщенных к протоколу осмотра места происшествии, как способных вызвать предубеждение у присяжных заседателей.

Предложения стороны защиты о специальной обработке фотографий, с удалением с них изображения трупа потерпевшей, также председательствующим обоснованно отклонены, поскольку такая обработка фотографий свидетельствовала бы о их фотомонтаже, что не основано на законе, привело бы к утрате доказательственного значения фототаблицы.

Согласно ч. 7 ст. 335 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей подлежат исследованию только те фактические обстоятельства уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями в соответствии с их полномочиями, предусмотренными ст. 334 УПК РФ.

Фотографии с удалением с них изображения тела потерпевшей не являются доказательством, полученным в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, доказанность которых устанавливается присяжными заседателями.

Правильным является решение председательствующего судьи об отказе стороне защиты в ходатайстве об оглашении в присутствии присяжных заседателей показаний судебно-медицинского эксперта [скрыто]

Как усматривается из материалов дела, [скрыто] на момент

рассмотрения уголовного дела не могла быть допрошена в судебном заседании из-за имеющегося заболевания.

Государственный обвинитель и потерпевший возражали против оглашения ее показаний, данных на предварительном следствии. При таких обстоятельствах, судом обоснованно удовлетворено ходатайство стороны защиты о допросе в судебном заседании в качестве специалиста по вопросам, касающимся экспертизы, проведенной экспертом Ф - судебно-медицинского эксперта [скрыто]

При этом, адвокату и Банзаракцаеву была предоставлена возможность задать [скрыто] все интересующие вопросы, касающиеся

данной экспертизы.

Обоснованным следует признать также решение суда об отказе адвокату в удовлетворении ходатайства о назначении дополнительной медико-криминалистической экспертизы.

Как видно из материалов дела, в ходе предварительного следствия были проведены судебно-медицинская экспертиза № [скрыто] (т. 1 л.д. 54-61) в отношении потерпевшей Ц [скрыто] и комиссионная судебно-

медицинская экспертиза № Щ (т.1 л.д. 125-133). Выводы которых содержат полные ответы о причине смерти потерпевшей, характере и степени тяжести вреда, причиненного ее здоровью, а также другие ответы, необходимые для полного и всестороннего рассмотрения уголовного дела.

Так, согласно содержащимся в экспертизах данным, обнаруженные у потерпевшей телесные повреждения, а именно открытая проникающая черепно-мозговая травма и травма груди причинены прижизненно, в один короткий промежуток времени, незадолго до наступления смерти. Давность наступления смерти на момент исследования трупа в морге (25 апреля 2008 года с 8 до 10 час.) может соответствовать сроку до 36 часов.

Возможное время нарастания субдуральной гематомы, обнаруженной у потерпевшей, по показаниям в суде эксперта [скрыто], - не противоречит указанным выводам экспертизы и этот вопрос в дополнительном исследовании не нуждается.

По заключению судебно-медицинской экспертизы, закрытая травма груди по своим свойствам расценивается как причинившая вред здоровью средней тяжести. При наличии указанной степени тяжести причинения вреда здоровью, вопрос предлагаемый защитой о том, является или нет травма грудной клетки на момент ее причинения опасной для жизни, обоснованно признан судом излишним.

Также нецелесообразной признана судом постановка дополнительных вопросов о механизме и источнике образования следов крови в помещении на месте происшествия, поскольку согласно протоколу осмотра места происшествия в спальне квартиры № [скрыто] ~1 дома № [скрыто] по ул [скрыто] г. [скрыто] были обнаружены пятна и брызги вещества

красно-бурого цвета, похожие на кровь. Изъятие указанного вещества для проведения судебно- биологического исследования на предмет принадлежности их к крови человека и возможности ее происхождения от потерпевшей [скрыто] - не проводилось. Сведений о том, на каком

расстоянии от пола располагалась детская коляска, в которой находилась потерпевшая, ее размеры, материал, из которого она изготовлена, в протоколе осмотра места происшествия отсутствуют. Потерпевший [скрыто] пояснил, что в настоящее время детская коляска уничтожена.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы № [скрыто], учитывая локализацию, механизм образования повреждений, обнаруженных у потерпевшей [скрыто], получение их при падении с

высоты собственного роста или с высоты 1 метра - маловероятно.

Из выводов комиссионной судебно-медицинской экспертизы следует, что повреждения головы и грудной клетки возникли в результате неоднократного ударного воздействия тупого твердого предмета, на что указывают наличие множественных переломов при сохранении целостности кожных покровов. Учитывая анатомофизиологические особенности организма потерпевшей, комиссия экспертов пришла к выводу, что причинение указанных повреждений при обстоятельствах указанных свидетелем [скрыто]., то есть при многочисленных

ударах кулаками рук - возможно.

В ходе судебного разбирательства эксперт [скрыто] подтвердил

данные выводы, в том числе о маловероятное™ образования повреждений при падении с высоты собственного роста.

При таких обстоятельствах вопреки утверждениям в кассационных жалобах неясность по указанному вопросу отсутствует.

Вопрос о механизме образования обнаруженных на одежде Банзаракцаева следов крови в виде брызг, был разрешен при производстве медико-криминалистической экспертизы № [скрыто] (т. 1 л.д. 118-119) согласно выводов которой на джинсах Банзаракцаева имеются следы крови в виде брызг, в формировании которых могли иметь место удары по окровавленной или раневой поверхности тела потерпевшей. При этом, экспертом было исследовано и подробно описано месторасположения обнаруженных следов крови. В судебном разбирательстве эксперт [скрыто], вопреки утверждениям в кассационных жалобах, подтвердил,

что объем представленных на экспертизу материалов дела позволил ему провести объективное исследование и составить заключение данной, конкретной экспертизы, был достаточным для ее проведения.

Как видно из протокола судебного заседания, председательствующим снимались вопросы, не относимые к предмету проведенного экспертом исследования.

При таких обстоятельствах, суд пришел к правильному выводу, что данных, содержащихся в перечисленных экспертизах достаточно для установления обстоятельств по делу, а также об отсутствии перечисленных в ст. 207 УПК РФ оснований к назначению по делу дополнительной медико-криминалистической экспертизы.

Судом учтено и то, что вопрос о возможности образования брызг крови на джинсах Банзаракцаева при осуществлении им медицинских мероприятий в условиях медицинского стационара не входит в компетенцию эксперта криминалиста.

Для обеспечения возможности стороне защиты довести до сведения присяжных заседателей указанный довод, судом было разрешено исследование в присутствии присяжных заседателей данных о личности Банзаракцаева, а именно, то, что он работал врачом-рентгенологом.

При таких данных ссылки в жалобах на ограничение прав стороны защиты в предоставлении доказательств, нарушении принципа равенства сторон, необоснованном отказе стороне защиты в ходатайстве о признании недопустимым доказательством заключения судебно-медицинской экспертизы в отношении Банзаракцаева, о проведении дополнительной медико-криминалистической экспертизы, следует признать необоснованными.

Исследовав все доказательства, представленные сторонами, выслушав доводы обеих сторон, присяжные заседатели вынесли свой вердикт.

В напутственном слове председательствующий надлежащим образом разъяснил присяжным заседателям правила оценки доказательств, в том числе и экспертиз, при этом замечаний со стороны защиты на необъективность напутственного слова не поступало (т. 3 л.д. 92), не ставится об этом вопрос и в кассационных жалобах.

Нарушения требований закона при формулировании вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, не допущено.

Вопросный лист соответствует требованиям ст. 339 УПК РФ, сформулированные вопросы соответствуют объему предъявленного Банзаракцаеву обвинения и не выходят за его рамки.

Вопросный лист сформулирован председательствующим судьей с учетом предложений сторон.

Осужденный Банзаракцаев в кассационной жалобе указывает, что суд не вправе отказать в постановке дополнительных вопросов о наличии по делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность за содеянное или влекущих за собой ответственность за менее тяжкое преступление.

Вместе с тем, как видно из протокола судебного заседания, при обсуждении вопросного листа ходатайств о постановке новых или дополнительных вопросов в том числе указанного характера, от стороны защиты не поступало, не указано таких и в кассационных жалобах.

Из протокола судебного заседания следует, что сторона обвинения, как и сторона защиты в прениях давали исследованным в судебном заседании доказательствам оценку, в соответствии с их процессуальным положением, что не противоречит требованиям закона.

Ссылки в кассационных жалобах на то, что государственный обвинитель в прениях вводил присяжных заседателей в заблуждение, опирался на доказательства не исследованные в присутствии присяжных заседателей, не основаны на материалах дела.

Для обсуждения версии стороны защиты о получении Банзаракцаевым телесных повреждений при падении на руку, застегнутую в наручники, государственным обвинителем обращалось внимание коллегии присяжных заседателей на то, как могут застегиваться наручники у лиц, задержанных по подозрению в совершении преступлений.

Помимо этого, из протокола видно, что в ходе судебного заседания в присутствии присяжных заседателей исследовалось заключение эксперта № [скрыто] от 28 апреля 2008 года, в котором указано к какой группе крови относится кровь потерпевшей, а также то, что на джинсах потерпевшего обнаружена кровь именно такой группы крови.

С учетом указанного заключения эксперта, государственным обвинителем в прениях была озвучена группа крови протерпевшей -четвертая.

То, обстоятельство, что государственный обвинитель назвал данную группу крови редкой, не могло ввести присяжных заседателей в заблуждение, при том, что адвокат осужденного, также в прениях, разъяснил присяжным заседателям, что всего имеется 4 группы крови, первая группа крови встречается у 30 процентов населения и он не знает, что у потерпевшей была редкая группа крови.

Напутственное слово председательствующего, текст которого приобщен к материалам дела, соответствует положениям ст. 340 УПК РФ. Содержание напутственного слова не дает оснований для вывода о нарушении председательствующим судьей принципа объективности и беспристрастности.

В том числе не нарушен председательствующим судьей закон при разъяснении присяжным заседателям юридических терминов.

Вердикт коллегии присяжных заседателей постановлен с соблюдением положений ст. 343 УПК РФ, он является ясным и непротиворечивым.

Приговор постановлен в соответствии с вердиктом.

В приговоре, как видно из его содержания, приведено обоснование правовой оценки содеянного, изложены мотивы назначения наказания.

Статьи законов по Делу № 73-О09-7СП

УПК РФ Статья 207. Дополнительная и повторная судебные экспертизы
УПК РФ Статья 220. Обвинительное заключение
УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
УПК РФ Статья 335. Особенности судебного следствия в суде с участием присяжных заседателей
УПК РФ Статья 339. Содержание вопросов присяжным заседателям
УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх