Дело № 73-О12-19

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 27 сентября 2012 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
Категория Уголовные дела
Докладчик Фролова Людмила Георгиевна
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 73-О12-19

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 27 сентября 2012 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Русакова В.В.
судей Фроловой Л.Г. и Чакар Р.С.
при секретаре Проценко Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании ст 27 сентября 2012 года дело по кассационным жалобам осужденных Топшиноева С.Ф., Дашеева Д.Б., Рандина Н.А., Кочнева В.В., адвокатов Тимощенкова А С. и Яшиной Е.А., на приговор Верховного суда Республики Бурятия от 3 мая 2012 года, которым Топшиноев С Ф судимый: - 13.02.2007 г. по ст. 161 ч. 2 п. «а», 162 ч. 2, 69 ч. 3 УК РФ к 5 годам 3 месяцам лишения свободы, освобожденный 21.01.2011 г. по отбытию наказания, осужден: - по ст. 321 ч. 3 УК РФ - к 6 годам лишения свободы, - по ст. 161 ч. 1 УК РФ в редакции от 07.03.2011 г. - к 2 годам лишения свободы. 2 На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено Топшиноеву С.Ф. наказание в виде лишения свободы на срок 7 лет, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Дашеев Д Б судимый: - 19.01.2009 г. по ст. 158 ч. 2 п. «в» УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, - 17.02.2009 г. по ст. 158 ч. 2 п. «в, г» УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, - 26.05.2009 г. по ст. 158 ч. 2 п. «в», 228 ч. 1,69 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы, отменено условное осуждение по приговорам от 19.01.2009 г. и 17.02.2009 г.

и на основании ст. 70 УК РФ окончательно назначено 3 года лишения свободы, неотбытая часть наказания 10 дней, осужден: - по ст. 321 ч. 3 УК РФ - к 6 годам 6 месяцам лишения свободы, - по ст. 161 ч. 1 УК РФ в редакции от 07.03.2011 г. - к 2 годам лишения свободы, На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено Дашееву Д.Б. наказание в виде лишения свободы на срок 7 лет 6 месяцев.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 26.05.2009 г. и окончательно назначено Дашееву Д.Б. наказание в виде лишения свободы на срок 7 лет 6 месяцев 5 дней с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Рандин Н А судимый: - 09.08.2001 г. по ст. 33 ч. 5 и 158 ч. 2 п. «в, г» УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года, 3 - 07.07.2004 г. по ст. 162 ч. 3 УК РФ к 8 годам лишения свободы, отменено условное осуждение по приговору от 09.08.2001 г. и на основании ст. 70 УК РФ назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы, неотбытая часть наказания 3 месяца 15 дней, осужден по ст. 321 ч. 3 УК РФ - к 6 годам лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 07.07.2004 г. и окончательно назначено Рандину Н.А. наказание в виде лишения свободы на срок 6 лет 1 месяц с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Кочнев В В судимый: - 23.05.2002 г. с изменениями от 13.10.2011 г. по ст. 222 ч. 1, 162 ч. 2 УК РФ в редакции от 7.03.2011 г., 69 ч. 3 УК РФ к 8 годам лишения свободы, - 14.11.2002 г. с изменениями от 13.10.2011 г. по ст. 161 ч. 2 п. «в» УК РФ в редакции от 7.03.2011 г., 158 ч. 2 п.

«а, б», 69 ч. 3 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, - 26.12.2002 г. с изменениями от 01.12.2008 г. по ст. 162 ч. 2 п. «а, в, г», 325 ч. 2, 69 ч. 3 УК РФ к 9 годам 1 месяцу лишения свободы, постановлением от 9.12.2003 г. на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ наказание по приговору от 26.12.2002 г. и наказания по приговорам от 23.05.2002 г.

и от 14.11.2002 г. частично сложены и окончательно назначено 13 лет лишения свободы, постановлением от 13.10.2011 г. в порядке ст. 10 УК РФ приговор изменен, на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ назначено окончательное наказание в виде 11 лет лишения свободы, неотбытая часть наказания 3 месяца 10 дней, осужден по ст. 321 ч. 2 УК РФ - к 4 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по приговору от 26.12.2002 г. и окончательно назначено Кочневу В В. наказание в виде лишения свободы на срок 4 года 8 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 4 Заслушав доклад судьи Фроловой Л.Г., объяснения осужденных Топшиноева С.Ф., Дашеева Д.Б., Рандина Н.А., Кочнева В В ., адвокатов Шинелевой Т.Н., Кротовой С В ., Волобоевой Л.Ю., Шевченко Е.М. в поддержание доводов кассационных жалоб, мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения, судебная коллегия,

установила:

согласно приговору, Топшиноев, Дашеев, Рандин и Кочнев признаны виновными в том, что дезорганизовали деятельность учреждения, обеспечивающего изоляцию осужденных от общества, Кочнев с применением насилия к сотрудникам места лишения свободы, а Топшиноев, Дашеев, Рандин с применением насилия опасного для жизни и здоровья сотрудников места лишения свободы, Топшиноев и Дашеев, еще с угрозой применения такого насилия, они же в совершении открытого хищения чужого имущества.

Преступления совершены 19 января 2011 года, в « исправительном учреждении № УФСИН России по Республике », расположенном в района Республики , при обстоятельствах, приведенных в приговоре.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним, осужденные Топшиноев С.Ф., Дашеев Д.Б., Рандин Н.А., Кочнев В.В., адвокаты Тимощенков А.С. и Яшина Е.А., не соглашаясь с приговором, полагают, что материалами дела не опровергнуты доводы осужденных о том, что они не совершали преступлений, за которые осуждены, их оговорили потерпевшие Т и Ж для того, чтобы скрыть свои противоправные действия в отношении Рандина. Рандин не оспаривает, что он допустил нарушение условий пребывания в учреждении, имел при себе запрещенные предметы, убегал от сотрудников учреждения Т и Ж оказывал им сопротивление при изъятии этих предметов, отмахивался от них руками и ногами, в то же время, ссылается на то, что кричать и звать на помощь других осужденных он стал потому, что Т и Ж жестоко избивали его. В жалобах указывается на то, что осужденные Топшиноев, Дашеев и Кочнев из сострадания прибежали на помощь Рандину, однако ударов потерпевшим они, а также Рандин не наносили, угроз применения насилия опасного для жизни потерпеших, Топшиноев и Дашеев Т и Ж не высказывали, Рандин не совершал действий, направленных на удушение Т а Дашеев - Ж Дашеев утверждает, что лишь оттолкнул Ж допускает, что мог надавить на ворот куртки Ж но лишь не намеренно, а поднимаясь с земли. Ссылаются на отсутствие умысла у осужденных на дезорганизацию деятельности 5 учреждения, полагают, что потерпевшие избивая Рандина действовали в нарушение служебных инструкций, противоправно. Топшиноев полагает, что он находился в состоянии необходимой обороны. Утверждают, что Дашеев не похищал из карманов куртки Ж перчатки, а Топшиноев не похищал перчатки из карманов куртки Т .

Считают, что перчатки потерпевшие могли потерять при падении.

Ссылаются на то, что потерпевшие момента изъятия у них перчаток не видели, место происшествия осматривалось лишь на следующий день, до осмотра было доступно для других лиц. Находят показания потерпевших Т и Ж противоречивыми и в силу этого, вызывающими недоверие, приводят анализ их показаний. Полагают, что флэш-карта, на которой была сохранена видеозапись с камеры наблюдения была сломана намеренно, поскольку зафиксировала противоправные действия Т и Ж Считают, что телесные повреждения обнаруженные у потерпевших могли быть ими получены в другое время и при иных обстоятельствах. Кочнев, полагает, что телесные повреждения потерпевшие могли получить при задержании Рандина. Не соглашаются с выводами судебно-медицинских экспертиз о характере, степени тяжести, механизме образования этих телесных повреждений, считают их неправильными, не обоснованными научно. Адвокат Яшина ссылается также на то, что суд установив, что удары по голове Т наносили Рандин и Топшиноев, не разграничил причиненные каждым из них повреждения, утверждает, что в материалах дела нет фотографий, распечатанных с видеозаписи камеры наблюдения. Ссылаются на то, что свидетели из числа сотрудников учреждения не были очевидцами происшедшего, считают, что их показания не согласуются с показаниями потерпевших. Относят к недостаткам предварительного и судебного следствия то, что не были допрошены лица из числа осужденных, которые могли видеть происшедшее. Полагают, что совершение преступления из сострадания и противоправное поведение потерпевших следует признать обстоятельствами, смягчающими наказание осужденных. Ссылаются на наличие у осужденных заболеваний, жены и ребенка у Топшиноева, просят приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе суда, Кочнев полагает, что к нему можно применить условное осуждение. В судебном заседании суда кассационной инстанции осужденные просили прекратить дело за отсутствием в деянии состава преступления, либо назначить каждому из них наказание, не связанное с лишением свободы.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Орлова В.В., просит приговор, как законный и обоснованный оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, доводы приведенные осужденными в суде кассационной инстанции, 6 судебная коллегия находит выводы суда о виновности Топшиноева, Дашеева, Рандина и Кочнева в совершенных ими преступлениях, основанными на доказательствах, полученных в порядке, установленном законом, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с правилами ст. 88 УПК РФ.

Так, вина осужденных Топшиноева, Дашеева, Рандина и Кочнева в совершенных ими преступлениях, подтверждается показаниями потерпевших Т и Ж , данными ими в ходе предварительного следствия, а также и в судебном заседании в части, не противоречащей показаниям данным на предварительном следствии.

При этом, судом в приговоре приведены убедительные мотивы принятого решения о признании не соответствующими действительности (как не подтвердившихся другими материалами дела) данных потерпевшим Т в суде показаний, в части увеличения количества нанесенных ему ударов Кочневым и Топшиноевым.

Приведенное обстоятельство, в том числе, свидетельствует о беспристрастности суда, проявленной им объективности при рассмотрении дела.

Как усматривается из материалов дела и правильно указано в приговоре, неоднократно допрошенные в ходе предварительного следствия, потерпевшие Т и Ж давали стабильные последовательные показания об обстоятельствах дела, их показания в ходе расследования подтверждаются показаниями свидетелей, а также объективными доказательствами.

Таким образом из дела следует, что в первоначальных показаниях потерпевших не усматривается противоречий, дающих основания усомниться в их достоверности. От допроса к допросу на предварительном следствии ими давались лишь более подробные показания.

Судом не установлено оснований у потерпевших к оговору осужденных в показаниях, признанных судом достоверными, не усматривается таковых и судебной коллегией.

При этом из показаний потерпевших и осужденных судом установлено, что неприязненных отношений между ними не имелось, Показания потерпевших о количестве и локализации нанесенных каждым из осужденных ударов подтверждается заключениями судебно- медицинских экспертиз. 7 Показания потерпевших Т и Ж также подтверждены протоколами осмотров места происшествия и вещественных доказательств, согласно которым на месте происшествия обнаружены принадлежащие им вещи, а их одежда имеет соответствующие повреждения.

Из показаний свидетеля Е судом установлено что она работает оператором видеонаблюдения системы безопасности 19.01.2011 г. около 14 часов она заметила на мониторе с купольной камеры группу людей возле и по движениям людей она поняла, что происходит драка. Она сообщила о драке в дежурную часть, затем она приблизила изображение и поняла, что 4-5 осужденных избивают сотрудника колонии. Она дополнительно сообщила об этом в дежурную часть. Она видела, как один схватил сотрудника колонии сзади и повалил, другие стали пинать, шарили у него по карманам, а сотрудник колонии оказывал им сопротивление. Затем стали приближаться другие сотрудники и осужденные разбежались. Видела, что били только одного сотрудника, что происходило за кучей шлака не было видно.

Свидетель Б суду пояснил, что 19.01.2011 г. он заступил на дежурство помощником оперативного дежурного видел как в 14 часов Ж и Т прошли в жилую зону на обход. Минут через 15 оператор Е сообщила ему, что возле что-то происходит.

Через несколько секунд она дополнительно сообщила, что избивают сотрудника колонии. Он срочно направил к ближайших сотрудников, минут через 10 в дежурную часть вместе с другими пришли Т и Ж , вид у них был потрепанный, одежда порвана, у Т была рана на лбу, оторван погон. Они сообщили ему, что изъяли у Рандина сотовые телефоны и свертки, но затем подбежали Топшиноев, Дашеев и Кочнев, которые напали на них, били руками и ногами, угрожали убийством, похитили перчатки.

Из показаний свидетеля О судом установлено, что он являясь начальником отдела безопасности . 19.01.2011 г. около 14 часов получил сообщение оперативного дежурного, что произошло нападение на сотрудника. Он сразу выдвинулся на территорию в пути встретил Д и А Навстречу им шли Т и Ж одежда у них была порвана, оторваны погоны, у Т на лбу видел кровь, они сообщили, что на них напали Рандин, Топшиноев, Дашеев и Кочнев.

Сразу организовали их поиск, всех доставили в дежурную часть и поместили в ШИЗО. Затем он просмотрел видеозапись с купольной камеры, где было зафиксировано нападение, разобрать лица было невозможно, был виден только 1 сотрудник, также было видно, что мелькают 2-3 осужденных, один из них находился под сотрудником, 8 другой был над ним, голова третьего поднималась из-за кучи шлака.

Второго сотрудника не было видно, он находился за кучей шлака. Он сделал раскадровку видеозаписи и распечатал 2 фотографии. Видеозаписи со всех камер наблюдения записываются на жесткий диск компьютера и хранятся 7 суток, затем замещаются новыми записями. Он скопировал видеозапись нападения на флеш-карту, которую изъял следователь в тот же день. Аналогичные показания дал суду свидетель Д Свидетель Е суду показал, что 19.01.2011 г. около 14 часов он с Т и Ж пошли на обход жилой зоны. Т и Ж пошли в сторону отряда № а он пошел в отряд № там он находился 10-20 минут. Когда он вышел оттуда, увидел Т и Ж , одежда у них была порвана, у Т была рана на лбу.

Они сказали ему, что у они изъяли у Рандина телефоны и 2 свертка, и в это время на них напали Топшиноев, Дашеев и Кочнев, избили их и забрали изъятые вещи. После этого он, Д , Т и А задержали Рандина и нашли у него 2 сотовых телефона, при досмотре он оказывал сопротивление, пришлось применять силу. В течение часа в дежурную часть были доставлены Топшиноев, Дашеев, Кочнев.

Объяснения они отказались давать, стали оказывать сопротивление, отказываясь идти в штрафной изолятор, Топшиноев стал нецензурно оскорблять и отталкивать его, в связи с чем применялась резиновая палка.

Свидетель П суду показал, что 19.01.2011 г. он дежурил по больнице, около 14-15 часов по рации поступил приказ немедленно выдвигаться к . Прибежав туда, он увидел убегавшего осужденного, но не разглядел его, потом увидел как Т и Ж поднимаются с земли, вид у них был потрепанный, одежда порвана, у Т на лбу была кровь. Они пояснили, что на них напали осужденные и отобрали изъятые ими запрещенные предметы.

Свидетели Ц Р и К в дали суду показания о том, что они 19.01.2011 г. около 14 часов они получили сообщение о нападении на сотрудника колонии, после этого видели Т и Ж с телесными повреждениями и порванной одеждой, и с их слов им известно, что Топшиноев, Дашеев и Кочнев и Рандин напали на них и избили их в ходе досмотра Рандина, когда у него были изъяты 2 сотовых телефона и 2 свертка.

У суда не имелось оснований подвергать сомнению достоверность показаний перечисленных свидетелей, поскольку в судебном заседании не было установлено данных о заинтересованности кого-либо из них в оговоре осужденных. 9 Критическое отношение суда к показаниям свидетеля Е в судебном заседании о том, что несмотря на низкое разрешение видеокамеры она рассмотрела сотрудника колонии которого избивали, - и узнала в нем именно Т не поставляет под сомнение оценку судом показаний этого свидетеля об обстоятельствах увиденного, как достоверных, поскольку Е и на предварительном следствии указывала, что приблизив изображение, по форменной шапке одетой на потерпевшем, поняла, что избивают именно сотрудника колонии.

Свидетель Б подтвердил, что Е дополнительно, позвонив второй раз, сообщила ему, что избивают сотрудника колонии.

Виновность осужденных подтверждается также данными, зафиксированными в протоколе осмотра места происшествия, содержащимися в заключениях проведенных по делу судебных экспертиз, в том числе о причинении легкого вреда здоровью потерпевших Т и Ж , по признаку его кратковременного расстройства менее 21 дня, другими доказательствами.

Анализ показаний потерпевших, всей совокупности доказательств позволил суду установить обстоятельства причинения Топшиноевым и Рандиным легкого вреда здоровью Т в виде черепно-мозговой травмы, поскольку Рандин нанес удар ногой в голову потерпевшего, а Топшиноев нанес Т в голову 4 удара кулаками. Этими действиями Рандин и Топшиноев причинили легкий вред здоровью Т то есть Рандин и Топшиноев применили к нему опасное для жизни и здоровья насилие. Кроме того, Топшиноев предложил Рандину душить Т и тот душил потерпевшего, то есть Топшиноев угрожал Т а Рандин применил насилие, которое хотя и не причинило вреда здоровью потерпевшего, но в момент применения было опасным для его жизни и здоровья.

Из показаний потерпевших судом также установлено, что легкий вред здоровью Ж в виде черепно-мозговой травмы причинил именно Дашеев, который толчком повалил потерпевшего, отчего он ударился головой о доску. Кроме того, Дашеев душил Ж , применив насилие, опасное для жизни и здоровья в момент применения, Дашеев также причинил Ж кровоподтеки шеи, живота, ссадины кисти, высказывал потерпевшему угрозы применением насилия.

Судом тщательно проверены и обоснованно отвергнуты, как не подтвердившиеся материалами дела, доводы осужденных о том, что они лишь пытались прекратить избиение Рандина Т и Ж ударов потерпевшим не наносили, что повреждения они получили в ином месте и при иных обстоятельствах. 10 В том числе, из актов о применении к осужденным спецсредств - резиновой палки, в связи с оказанным ими после задержания злостным неповиновением и актов медицинского освидетельствования каждого из осужденных, усматривается, что у осужденных после происшедшего, на мягких частях тела, имелись лишь единичные следы - полосы (от 1 до 4) длиной до 10 сантиметров от примененного спецредства - резиновой палки, у Дашеева имелось также покраснение кожи в области левого глаза, у Топшиноева незначительные порезы на шее, которые он причинил себе сам, чего не отрицает и в кассационной жалобе. В том числе у Рандина были обнаружены в области задней поверхности бедер лишь по 2 полосы розового цвета от примененного спецсредства, других повреждений не обнаружено (т. 1 л.д. 61-76).

При таких обстоятельствах действия Рандина суд обоснованно квалифицировал по ст. 321 ч. 3 УК РФ как применение насилия опасного для жизни и здоровья, совершенное в отношении сотрудника места лишения свободы в связи с осуществлением им служебной деятельности.

Действия Топшиноева и Дашеева суд правильно квалифицировал по ст. 321 ч. 3 УК РФ как применение насилия опасного для жизни и здоровья, и угроза применения насилия, совершенные в отношении сотрудника места лишения свободы в связи с осуществлением им служебной деятельности.

Из материалов дела судом установлено, что Кочнев нанес удары Ж по левой голени, а Т нанес удары по бедрам, таким образом, своими действиями Кочнев не причинил вред здоровью потерпевших.

С учетом указанных обстоятельств, действия Кочнева судом обоснованно квалифицированы по ст. 321 ч. 2 УК РФ как применение насилия не опасного для жизни и здоровья, совершенное в отношении сотрудника места лишения свободы в связи с осуществлением им служебной деятельности.

Основаны на материалах дела, мотивированы в приговоре и поэтому признаются судебной коллегией правильными выводы суда о наличии у осужденных прямого умысла на совершение указанного преступления.

Из показаний потерпевших также следует, что Топшиноев и Дашеев похитили принадлежавшие им перчатки. Показания потерпевших судом обоснованно признаны достоверными, поскольку оснований сомневаться в их правдивости не имелось, они подтверждаются показаниями свидетелей, которым потерпевшие сразу после происшедшего рассказали о хищении перчаток. 11 Судом тщательно проверены и отвергнуты как не подтвердившиеся утверждения осужденных Топшиноева и Дашеева о том, что хищения они не совершали, а перчатки потерпевшие могли потерять.

Так, из показаний потерпевшего Т следует, что именно Топшиноев обыскивал его, и кроме Топшиноева похитить его перчатки никто не мог, его показания в этой части полностью подтверждаются показаниями потерпевшего Ж о том, что сразу после происшедшего Т сообщил ему о хищении у него перчаток.

Потерпевший Ж также показал о том, что только Дашеев проникал в его карманы и похитил принадлежащие ему перчатки, что подтвердил и потерпевший Т , пояснив, что со слов Ж сразу после того, как осужденные разбежались, он узнал, что у того похитили перчатки.

Показания потерпевших Т и Ж о хищении у них перчаток, согласуется с показаниями свидетелей из числа сотрудников учреждения, которые контактировали с ними сразу после происшедшего и которым они рассказывали об обстоятельствах совершенных в отношении них преступлений, показаниями свидетеля Е , об обстоятельствах увиденного ею преступления.

Факт обыскивания карманов потерпевших указанными осужденными установлен и тем обстоятельством, что ранее изъятые Т и Ж у Рандина сотовые телефоны вновь оказались у Рандина и были повторно изъяты при его задержании.

То обстоятельство, что перчатки не обнаружены у осужденных при их задержании, не влияет на оценку их действий, поскольку, как видно из материалов дела, они были задержаны не сразу после происшедшего и имели возможность распорядиться похищенным по собственному усмотрению.

То, что потерпевшие не заметили какие именно предметы были изъяты из их карманов (в момент хищения), не давало суду оснований квалифицировать хищение перчаток как тайное, поскольку, как это правильно указано в приговоре, Топшиноев и Дашеев, похищая перчатки, осознавали, что их действия являются открытыми и очевидными для всех присутствующих. При этом, Т и Ж чувствовали проникновение виновных в их карманы, обнаружили хищение у них перчаток (также, как и изъятие телефонов и двух пакетов) сразу после того, как нападавшие разбежались, о чем рассказали окружающим. О 12 хищении у них перчаток потерпевшие рассказали при отобрании у них объяснений, а в дальнейшем и в ходе допросов.

С учетом изложенного, следует признать, что действия Топшиноева и Дашеева в части хищения перчаток у потерпевших суд обоснованно квалифицировал по ст. 161 ч. 1 УК РФ редакции от 07.03.2011 г. как открытое хищение чужого имущества.

У судебной коллегии не имеется оснований полагать, что флэш-карта с записью с камер видео-наблюдения была сломана намеренно.

Вопреки утверждениям в кассационной жалобе адвоката фотографии распечатанные с этой записи в материалах дела имеются (т. 1 л.д. 81-82).

То что следствием не установлены и не допрашивались свидетели происшедшего из числа осужденных, не влияет на выводы суда, приведенные в приговоре и не может свидетельствовать о неполноте либо необъективности расследования и рассмотрения дала в суде.

В том числе, как следует из показаний самих осужденных, потерпевших, допрошенных в судебном заседании свидетелей, - иных лиц они рядом с местом случившегося не видели. Это же усматривается из распечатанных с видеозаписи фотографий.

Научность и обоснованность выводов, изложенных в заключениях комиссионных судебно-медицинских экспертиз, компетентность судебных экспертов, а также соблюдение при проведении экспертных исследований необходимых требований уголовно-процессуального закона сомнений не вызывает.

При этом из дела следует, что необходимость проведения дополнительных судебно-медицинских экспертиз (после стационарного лечения потерпевших и появления дополнительных данных об их здоровье) и комиссионных судебно-медицинских экспертиз по основанию недостаточной мотивированности выводов экспертов, вызывались необходимостью. Противоречий в заключениях об имевшихся у потерпевших телесных повреждениях не имеется.

Из материалов дела усматривается, что позиция адвокатов, представлявших интересы осужденных на предварительном следствии и в судебном заседании была активной, профессиональной, направленной на защиту интересов осужденных, не расходилась и их собственной, замена адвокатов производилась в порядке установленном законом, с учетом волеизъявления осужденных. 13 Осужденные, в полной мере пользовались правом согласовать свою позицию с позицией адвокатов, получать от них необходимые консультации.

Из дела также усматривается, что противоречий в интересах и позиции защиты у осужденных Дашеева и Кочнева не имелось, оба они настаивали на защите их интересов адвокатом Тимощенковым, с которым согласовали позицию защиты и заключили соглашения (т.6 л.д. 3, 4, 63).

При назначении наказания Топшиноеву, Рандину, Дашееву и Кочневу, судом в соответствии с требованиями закона учтены характер и степень общественной опасности совершенных ими преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого из них (т. 3 л.д. 87-90, 137-140, 177-180, 219-221), смягчающие и отягчающие обстоятельства.

В качестве обстоятельств, смягчающих наказание суд обоснованно учел: для осужденных Топшиноева, Кочнева и Рандина состояние их здоровья, для Топшиноева также беременность его фактической жены, для Дашеева - его молодой возраст. Применение насилия в отношении сотрудников ЛИУ-5 в составе группы лиц, обоснованно, в соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ, учтено судом в качестве отягчающего наказание Топшиноева, Рандина, Дашеева и Кочнева обстоятельства.

В качестве обстоятельства, отягчающего наказание Топшиноева, Рандина, Дашеева и Кочнева судом обоснованно признан и рецидив преступлений.

Оснований для назначения наказания Топшиноеву, Рандину, Дашееву и Кочневу с применением правил ст. ст. 73 и ст. 64 УК РФ суд не нашел, не усматривается таких оснований и судебной коллегией.

Назначенное Топшиноеву, Рандину, Дашееву и Кочневу наказание соответствует требованиям закона, оснований к его смягчению не имеется.

Из дела усматривается, что замечания на протокол судебного заседания, поданные осужденным Рандиным судом рассмотрены в установленном законом порядке, с вынесением мотивированного постановления.

При рассмотрении замечаний соблюдены требования, предусмотренные ст. 260 УПК РФ: замечания рассмотрены председательствующим незамедлительно после их поступления в суд, по 14 результатам их рассмотрения вынесено постановление, в котором приведены доводы Рандина, мотивы, по которым председательствующий пришел к выводу об их необоснованности, и, со ссылкой на норму процессуального закона, сформулированы решения по рассматриваемому вопросу.

Поскольку постановление председательствующего судьи соответствует требованиям закона, является обоснованным по своему содержанию, процедура рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания соблюдена, оснований для его отмены либо изменения не имеется.

То что осужденным избиралась в ходе предварительного следствия мера пресечения в виде подписки о невыезде, не имеет правового значения при постановлении приговора, поскольку в соответствии с требованиями закона время нахождения под подпиской о невыезде не подлежит зачету в срок назначенного наказания.

Ссылка в протоколе судебного заседания на то, что мера пресечения не избиралась, не влечет признание приговора незаконным.

По изложенным основаниям приговор в отношении Топшиноева, Рандина, Дашеева и Кочнева оставляется судебной коллегией без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного суда Республики Бурятия от 3 мая 2012 года в отношении Топшиноева С Ф Дашеева Д Б Рандина Н А Кочнева В В , оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Топшиноева С.Ф., Дашеева Д.Б., Рандина Н.А., Кочнева В В ., адвокатов Тимощенкова А С. и Яшиной Е.А., - без удовлетворения.

Статьи законов по Делу № 73-О12-19

УК РФ Статья 161. Грабеж
УК РФ Статья 162. Разбой
УК РФ Статья 321. Дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества
УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
УПК РФ Статья 260. Замечания на протокол судебного заседания
УК РФ Статья 10. Обратная сила уголовного закона
УК РФ Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание
УК РФ Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
УК РФ Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу



Типовые договорыТиповые договоры





Ответы юристовОтветы юристов

Загрузка
Наверх