Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 74-АПУ13-10СП

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 6 июня 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело №74-АПУ13-10СП

от 6 июня 2013 года

 

председательствующего Червоткина A.C., судей Зыкина В.Я. и Фроловой Л.Г., при секретаре Ефремовой Е.В.,

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступление осужденных Белова Д.Ю. и Панова Н.В., а также их защитников: адвоката Логинова Д.А. (защитника Белова Д.Ю.), адвокатов Сердюкова СБ. и Курлянцевой Е.В. (защитников Панова Н.В.) - просивших об удовлетворении апелляционных жалоб, возражения на жалобы прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Митюшова В.П. и адвоката Кротовой СВ. (защитника не обжаловавшего приговор осужденного Брошева СЕ.) - полагавших апелляционные жалобы необоснованными, судебная коллегия

 

установила:

 

по приговору Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 5 марта 2013 года, постановленному на основании вердикта присяжных заседателей,

Белов [скрыто]

признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и ему назначено наказание 16 (шестнадцать) лет лишения свободы с ограничением свободы на 2 года, с установлением ограничений: не изменять место жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы территории Муниципального образования [скрыто] >:

района Республики [скрыто] без согласования специализированного го-

сударственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, в который также являться 2 раза в месяц для регистрации;

Панов [скрыто] В

I

признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и ему назначено наказание 15 (пятнадцать) лет лишения свободы с ограничением свободы на 2 года, с установлением ограничений: не изменять место жительства или пребывания, а также не выезжать за пределы территории Муниципального образования [скрыто] района Республики [скрыто] без согласования специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограничения свободы, в который также являться 2 раза в месяц для регистрации.

Этим же приговором по ст.316 УК РФ осужден Брошев [скрыто], апелляционная жалоба в отношении которого не подана.

Согласно приговору, Белов Д.Ю. и Панов Н.В. признаны виновными в убийстве [скрыто]

Как установлено судом, преступления совершены 5 ноября 2011 г. в в городе [скрыто] района Республики [скрыто] при обстоятельствах, указанных в приговоре.

В апелляционных жалобах осужденный Панов Н.В. и его защитник адвокат Сердюков СБ. просят об отмене приговора и о направлении дела на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции. По их мнению, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции; виновность Панова Н.В. в совершении инкриминированного ему преступления не подтверждена доказательствами. Полагают, что судом не были приняты во внимание показания и доводы Панова, приведенные им в свою защиту, а выводы суда о его виновности основаны на показаниях осужденного по данному делу лица Брошева СВ., которые не подтверждены другими доказательствами по делу. При этом осужденный и его защитник в обоснование своих доводов о непричастности Панова к престу-

плению ссылаются на доказательства, исследованные в суде первой инстанции. Осужденный Панов Н.В. акцентирует внимание на показаниях Брошева СВ., свидетелей [скрыто] и других, считая их лицами, заинтересован-

ными в исходе дела и расценивая их показания как недостоверные и противоречивые. Адвокат Сердюков СБ. к жалобе прилагает сведения из метеостанции [скрыто] о гидрометеорологических условиях за 5 ноября 2011 г., а также по-

лученное им объяснения от гражданина [скрыто] ссылаясь на то, что

председательствующий по делу судья необоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайств о допросе указанного лица в качестве свидетеля, а также о приобщении к делу данного документа (объяснения лица) как доказательства. Кроме того, адвокат Сердюков полагает, что место совершения преступления, указанное в приговоре, судом установлено неправильно. Как утверждает защитник, судом допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, поскольку подсудимому Панову председательствующим не были разъяснены его права в суде с участием присяжных заседателей и не обеспечена возможность осуществления этих прав; судом нарушен принцип презумпции невиновности обвиняемого, поскольку бремя доказывания невиновности подсудимого в нарушение требований ч.2 ст. 14 УПК РФ было возложено на сторону защиты; судом при квалификации действий осужденного неправильно применен уголовный закон; по мнению защитника, в данном случае «подлежит применению либо чЛ, либо ч.2 ст.35 УК РФ, с применением ст.ст. 33, 34 УК РФ». Приговор в отношении Панова Н.В. осужденный и его защитник считают несправедливым вследствие чрезмерной суровости назначенного наказания.

В апелляционных жалобах осужденный Белов Д.Ю. и его защитник адвокат Логинов Д.А. просят об отмене приговора. Осужденный Белов заявляет о своей непричастности к убийству потерпевшего, утверждая, что все обвинение основано на показаниях заинтересованного в исходе дела лица Брошева СЕ. В обоснование своих доводов о невиновности в инкриминированном преступлении осужденный Белов Д.Ю. ссылается на показания допрошенных в судебном заседании лиц. Он также утверждает, что с самого начала судебного заседания на присяжных заседателей оказывалось психологическое давление со стороны обвинения; представители потерпевшей адвокаты Ефимов и Алексеева, выступая в прениях, оскорбляли подсудимых и своими оскорбительными высказываниями незаконно воздействовали на присяжных заседателей, пытаясь вызвать у них чувство ненависти к подсудимым; еще до начала судебного заседания органы предварительного следствия, а также представитель потерпевшей адвокат Алексеева С.П., используя средства массовой информации и интернет, целенаправленно вызвали «общественный резонанс», заявив о виновности обвиняемых по делу лиц. Адвокат Логинов Д.А. в жалобе утверждает о существенном нарушении уголовно-процессуального закона председательствующим по делу судьей, которое выразилось в неточном указании в одном из вопросов (под №8) вопросного листа даты укрывательства Брошевым СЕ. преступления (5 декабря 2011 г. вместо 5 ноября 20011 г.). Это обстоятельство, по мнению защитника, является препятствием к вынесению приговора в отношении Белова и Панова, поскольку вошедшая в вердикт присяжных заседателей ошибка не может быть признана

«технической», именно вердикт явился основой для приговора в отношении подсудимых. В силу этого обстоятельства, вердикт коллегии присяжных заседателей, по мнению защитника, является противоречивым и непонятным. Кроме того, адвокат просит обратить внимание на то обстоятельство, что при вынесении приговора судом в качестве смягчающего наказания обстоятельства не была принята во внимание явка с повинной «чистосердечное признание» Белова Д.Ю., которая была исследована в ходе судебного заседания в стадии обсуждения последствий вердикта присяжных заседателей; в приговоре не приведено мотивов, в силу которых суд не признал наличие в поведении Белова явки с повинной в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

Государственным обвинителем Посельским Н.В., потерпевшей [скрыто]., а также ее представителем адвокатом Ефимовым П.М. поданы возражения на апелляционные жалобы осужденных и их защитников, доводы которых они считают необоснованными и просят приговор оставить без изменения.

Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения апелляционных жалоб осужденных и их защитников.

Доводы жалоб Белова и Панова, а также их защитников о непричастности к убийству потерпевшего [скрыто] об их оговоре со стороны Брошева, о неправильном установлении места совершения преступления и другие доводы, касающиеся фактических обстоятельств уголовного дела, установленных вердиктом присяжных - не могут быть предметом обсуждения в суде апелляционной инстанции.

Вопросы о доказанности или недоказанности виновности подсудимого в инкриминированном ему деянии, равно как и оценка представленных сторонами доказательств, отнесены к компетенции присяжных заседателей (ст.ЗЗЗ, ч.1 ст.334, 341-343 УПК РФ).

Представленные сторонами доказательства, в том числе показания подсудимых Панова, Белова, Брошева, свидетелей и иные доказательства, указанные в апелляционных жалобах, были исследованы в присутствии присяжных заседателей, которые оценивали данные доказательства в их совокупности при вынесении своего вердикта.

У подсудимых и их защитников была реальная возможность задать допрашиваемым в судебном заседании лицам вопросы, а также высказать свое отношения к их показаниям.

Из протокола судебного заседания видно, что такой возможностью подсудимые Панов, Белов и их защитники воспользовались.

Вывод суда о виновности Белова и Панова в убийстве потерпевшего [скрыто] основан на вердикте присяжных заседателей, правильность которого в соответствии с ч.4 ст.347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение.

Согласно ч.2 ст.348 УПК РФ обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего.

Уголовно-процессуальный закон (ст.38927 УПК РФ) не допускает возможности отмены или изменения в апелляционном порядке вынесенных на основании вердикта присяжных заседателей судебных решений по основаниям

несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Таким образом, основанный на вердикте присяжных заседателей вывод суда первой инстанции о виновности осужденных Белова и Панова в инкриминированном им преступлении, а также о фактических обстоятельствах, признанных доказанными присяжными заседателями (в том числе о месте преступления), не может быть поставлен под сомнение и судом апелляционной инстанции.

Особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, права в судебном разбирательстве и порядок обжалования судебного решения, постановленного при такой форме судопроизводства, Белову Д.Ю. и Панову Н.В. следователем и судом были разъяснены.

Доводы апелляционных жалоб об оказании давления средств массовой информации и интернет-пользователей на присяжных заседателей - не могут быть признаны обоснованными.

Из материалов дела и протокола судебного заседания видно, что коллегия присяжных заседателей была сформирована в соответствии с требованиями закона.

Председательствующий разъяснил присяжным заседателям их обязанность честно и беспристрастно исполнять возложенные на них законом полномочия, принимать во внимание лишь те доказательства, которые были непосредственно и с их участием исследованы в судебном заседании, и разрешить дело по своему внутреннему убеждению и совести, не оправдывая виновного и не осуждая невиновного.

Доводы жалоб о том, что органами следствия и представителями потерпевших целенаправленно, с целью воздействия на суд, на предварительном следствии в средствах массовой информации и в интернете распространялась информация о совершении данного преступления обвиняемыми Беловым и Пановым - неосновательны, поскольку ничем не подтверждены.

То обстоятельство, что в связи с повышенным интересом к данному делу со стороны граждан республики в средствах массовой информации и в интернете была опубликована ставшая известной из официальных источников информация о деле, как об этом утверждается в апелляционных жалобах, не свидетельствует о том, что присяжные заседатели были подвержены давлению и не смогли вынести объективный вердикт.

Присяжные заседатели непосредственно участвовали в судебном заседании, в исследовании доказательств, представленных сторонами, слушали выступление участников процесса (сторон) и составили собственное мнение о деле.

Каких-либо данных, свидетельствующих о том, что присяжные заседатели при вынесении вердикта пользовались другой информацией, полученной ими вне судебного заседания, осужденными и их защитниками суду апелляционной инстанции не представлено.

Не основаны на материалах дела утверждения осужденных о том, что государственный обвинитель, потерпевшая и ее представители незаконно оказы-

вали воздействие на присяжных заседателей, преследуя цель вынесения обвинительного вердикта.

Как видно из протокола судебного заседания, государственным обвини-

телем, потерпевшей [скрыто] а также ее представителями Ефимовым

П.М. и Алексеевой СП. не было допущено нарушений норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих процедуру рассмотрения дел в суде с участием присяжных заседателей.

Эмоциональное выступление потерпевшей и ее представителей в прениях сторон, с учетом информации об обстоятельствах данного преступления, ставшей им, как участникам процесса, известной в ходе судебного следствия, не свидетельствует об их незаконном воздействии на присяжных заседателей с целью вынесения необоснованного вердикта.

Процедура рассмотрения данного уголовного дела с участием присяжных заседателей председательствующим не нарушена.

В присутствии присяжных заседателей исследовались лишь допустимые доказательства, которые были получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Поскольку оценка доказательств согласно закону отнесена к компетенции присяжных заседателей, сведения и документы, приложенные к жалобе адвоката Сердюкова СБ., которые он считает доказательствами по делу, не могут рассматриваться и оцениваться судом апелляционной инстанции при проверке законности и обоснованности приговора.

Доводы жалобы адвоката о том, что председательствующий по делу судья необоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайств о допросе [скрыто] в качестве свидетеля, а также о приобщении к делу в качестве

доказательства его объяснения, полученного адвокатом в порядке, предусмотренном п.2 ч.З ст.86 УПК РФ, необоснованны.

Как видно из протокола судебного заседания, ходатайств о допросе в ка-

честве свидетеля Л Щ, а также о приобщении к делу документов (объяс-

нения указанного лица) стороной защиты в ходе судебного следствия заявлено не было.

Ходатайство адвоката Сердюкова о приобщении к делу документов (объяснения [скрыто] и справки из гидрометеослужбы) было заявлено в стадии обсуждения последствий вердикта присяжных заседателей, в которой вопросы о доказанности или недоказанности деяний и виновности подсудимых обсуждению не подлежат.

Согласно частей 3 и 4 статьи 347 УПК РФ в случае вынесения обвинительного вердикта производится исследование обстоятельств, связанных с квалификацией содеянного подсудимым, назначением ему наказания, разрешением гражданского иска и другими вопросами, разрешаемыми судом при постановлении обвинительного приговора. По окончании исследования указанных обстоятельств проводятся прения сторон. Стороны могут затрагивать в своих выступлениях любые вопросы права, подлежащие разрешению при постановлении судом обвинительного приговора; при этом им запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

При таких обстоятельствах председательствующий по делу правильно отклонил ходатайство стороны защиты о приобщении к делу указанных документов.

Неосновательны доводы жалобы адвоката Сердюкова о не разъяснении председательствующим подсудимому Панову его прав в суде с участием присяжных заседателей и о не обеспечении возможности осуществления этих прав.

Как следует из протокола судебного заседания, права подсудимому Панову председательствующим были разъяснены, и в ходе рассмотрения дела ему была предоставлена возможность реализовать их в полном объеме и без каких-либо ограничений.

Нарушений принципа презумпции невиновности обвиняемых судом не допущено, поскольку доказывание обвинения подсудимых Белова и Панова и опровержение доводов, приводившихся в их защиту, осуществляла сторона обвинения.

Каких-либо обязанностей доказывания невиновности подсудимых судом на сторону защиты не возлагалось.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами апелляционных жалоб о том, что ошибка, допущенная в вопросе №8 (в указании даты совершенного Брошевым деяния) является основанием к отмене приговора.

Как видно из протокола судебного заседания, после составления председательствующим судьей проекта вопросного листа, который был вынесен на обсуждение сторон, государственный обвинитель обратил внимание председательствующего на ошибку, допущенную в вопросе №8 (о доказанности деяния Брошева - укрывательства преступления), в котором вместо даты «5 ноября 2011 г.» ошибочно была указана дата «5 декабря 2011 г.». С этим замечанием согласились другие участники процесса, в том числе подсудимые Брошев, Панов, Белов и их защитники.

Выслушав мнения сторон, судья удалился в совещательную комнату, по выходу из которой сообщил участникам процесса (сторонам), что замеченная государственного обвинителя учтены и ошибка исправлена. Вопросный лист был оглашен и передан старшие присяжных заседателей для вынесения вердикта.

После провозглашения вердикта, стороной защиты (адвокатом Логиновым) вновь было обращено внимание председательствующего на дату в вопросе №8, которая старшиной присяжных была озвучена как «5 декабря 2011 г.».

Председательствующий, исследовав в присутствии сторон вопросный лист (вердикт) и убедившись в том, что указанная ранее ошибка в дате осталась не исправленной, объяснил участникам процесса причину ее не исправления -сбоем в работе компьютера, с помощью которого изготавливался вопросный лист.

При этом председательствующий постановил признать данную ошибку «технической», так как данное обстоятельство было ранее замечено сторонами и принято во внимание при обсуждении проекта вопросного листа.

Судебная коллегия соглашается с таким решением суда (о признании технической ошибки в указании даты деяния в вопросе №8), поскольку это очевидно как из самого вопросного листа, так и из обстоятельств дела.

Из протокола судебного заседания видно, что стороны согласились с указанной ошибкой еще до вердикта присяжных заседателей. Из содержания обвинительного заключения, а также из содержания всего вопросного листа видно, что речь шла о преступлениях, совершенных в отношении [скрыто] именно в ноябре, а не в декабре месяце 2011 г.

Из самого вопроса также №8 следует, что укрывательство преступления продолжалось не только 5 числа, но и 18 и 19 ноября 2011 г.

Таким образом, в результате допущенной председательствующим судьей технической ошибки право на защиту подсудимых Белова и Панова нарушено не было, тем более, что в вопросе №8 речь идет о доказанности деяния, предусмотренного ст.316 УК РФ (укрывательство преступления), вмененного в вину Брошеву, а не Белову и Панову.

Вердикт присяжных заседателей является ясным и непротиворечивым.

Высказанные в суде апелляционной инстанции стороной защиты осужденных Белова и Панова доводы, касающиеся несоответствия некоторых копий приговора его оригиналу, не могут быть признаны основанием для отмены приговора.

Сами осужденные Белов и Панов, а также их защитники адвокаты Логинов и Сердюков пояснили суду апелляционной инстанции, что в их присутствии в суде первой инстанции был вынесен и оглашен именно тот приговор, который имеется в материалах уголовного дела.

Таким образом, нет оснований сомневаться в том, что имеющийся в материалах дела подлинник приговора был вынесен и оглашен председательствующим судьей по окончании судебного разбирательства дела.

Действия осужденных Белова Д.Ю. и Панова Н.В. председательствующим по делу судьей юридически квалифицированы правильно.

Назначенное каждому из них наказание соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельствам его совершения, личностям осужденных и является справедливым.

Вопреки утверждению адвоката Логинова Д.А., явки с повинной Белова Д.Ю. в деле не имеется, поэтому она и не учитывалась судом при назначении наказания Белову.

Что касается так называемого «чистосердечного признания» Белова, о котором упоминает защитник в жалобе, то, с учетом показаний Белова, данных им при допросе в качестве подозреваемого, а затем и обвиняемого, суд в приговоре признал смягчающим наказание обстоятельством его активное способствование расследованию преступления в ходе предварительного следствия, что предусмотрено п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ.

Оснований для смягчения наказания осужденным Белову и Панову судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 389, 389 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 5 марта 2013 года в отношении Белова [скрыто] и Панова [скрыто] оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденных и их защитников - без удовлетворения.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года со дня оглашения.

Председательствующий

Судьи

Статьи законов по Делу № 74-АПУ13-10СП

УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 316. Укрывательство преступлений
УПК РФ Статья 14. Презумпция невиновности
УПК РФ Статья 86. Собирание доказательств
УПК РФ Статья 347. Обсуждение последствий вердикта
УПК РФ Статья 348. Обязательность вердикта
УК РФ Статья 33. Виды соучастников преступления
УК РФ Статья 34. Ответственность соучастников преступления
УК РФ Статья 35. Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией)
УК РФ Статья 61. Обстоятельства, смягчающие наказание

Производство по делу

Загрузка
Наверх