Типовые договорыТиповые договоры



Активные юристыАктивные юристы

Телефон: +7 905 942-69-48
не в сети
Фото юриста
Лакоткина Юлия Анатольевна
г. Ужур Красноярский край ( СИБИРЬ)
ответов за неделю: 11
Телефон: 8 923 308 00 82
Телефон: 9060684949


Ответы юристовОтветы юристов

Дело № 74-АПУ13-11

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 13 июня 2013 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Зыкин Василий Яковлевич
Электронная копия решения Скачать
Решение

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело № 74-АПУ13-11

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

г. Москва 13 июня 2013 г.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина АС ,
судей Зыкина В.Я. и Фетисова СМ.,
при секретаре Ефремовой Е.В.

с участием осужденных Гизатуллина В.В., Гюльмамедова Ш.Ф., Соловьева Н.В., адвокатов Логинова Д.А., Бондаренко В.Х., Филиппова С.Г., Курлянцевой ЕВ., прокурораШаруевойМ.В. рассмотрела в судебном заседании дело по апелляционным жалобам осужден­ ных Гизатуллина ВВ., Гюльмамедова Ш.Ф., Соловьева Н.В. и адвокатов Логи­ нова Д.А., Федорова С.Г. и Захарова Л.М. на приговор Верховного суда Республи­ ки Саха (Якутия) от 21 марта 2013 года в отношении Гизатуллина В.В., Гюль­ мамедова Ш.Ф.и Соловьева Н.В. Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Зыкина В.Я., выступления осужденных Гизатуллина ВВ., Гюльмамедова Ш.Ф., Со­ ловьева Н.В. и их защитников: адвоката Логинова Д.А., Бондаренко В.Х (защит­ ников Гизатуллина), адвоката Филиппова С.Г. (защитника Гюльмамедова), адво­ ката Курлянцевой Е.В. (защитника Соловьева) - просивших об удовлетворении апелляционных жалоб, возражения на жалобы прокурора Генеральной проку­ ратуры Российской Федерации Шаруевой М.В., полагавшей доводы жалоб не­ обоснованными и просившей приговор оставить без изменения, судебная кол­ легия, 2

установила:

по приговору Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 21 марта 2013 года Гизатуллин В В ранее судимый по приговору Усть - Майского районного суда Республики Саха (Якутия) от 14 июля 2009 года по. п. «в» ч.З ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытатель­ ным сроком на 4 года, признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 14 лет в исправительной колонии строгого режима, с ограничением свободы на 1 год с запретом не изменять места жительства и не выезжать за пределы - района Республики без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за осужденными к наказа­ нию в виде ограничения свободы.

Условное осуждение по приговору Усть-Майского районного суда РС (Я) от 14 июня 2009 года отменено и окончательно Гизатуллину В.В. в соответст­ вии со ст. 70 УК РФ назначено наказание 14 лет 6 месяцев лишения свободы с ограничением свободы на 1 год с запретом не изменять места жительства и не выезжать за пределы района Республики без со­ гласия специализированного государственного органа, осуществляющего над­ зор за осужденными наказания в виде ограничения свободы, с отбыванием на­ казания в исправительной колонии строгого режима; Гюльмамедов Ш Ф не судимый, признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 13 лет с ограничением свободы на 1 год: не изменять места жительства или пре­ бывания, не выезжать за пределы территории района Республи­ ки без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде огра­ ничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; Соловьев Н В ранее не судимый, признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 11 лет с ограничением свободы на 6 месяцев: не изменять места жительства или 3 пребывания, не выезжать за пределы территории района края без согласия специализированного государственного органа, осуще­ ствляющего надзор за отбыванием осужденными наказания в виде ограниче­ ния свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого ре­ жима.

Постановлено взыскать: в счет компенсации морального вреда в пользу потерпевшей С с Гизатуллина ВВ. - рублей, с Гюльмамедова Ш.Ф. - рублей, с Соловьева Н.В. - руб­ лей; в пользу законного представителя несовершеннолетней С и С р., Я с Гизатуллина В.В. - рублей, с Гюльмамедова Ш.Ф. - рублей, с Соловьева Н.В. - рублей; в пользу законного представителя несовершеннолетнего С г.р., Г с Гизатуллина В.В. - рублей, с Гюльмамедова Ш.Ф. - рублей, с Соловьева Н.В. - рублей.

Согласно приговору, Гизатуллин и Гюльмамедов из-за личных неприяз­ ненных отношений группой лиц по предварительному сговору совершили убийство С Соловьев Н.В. совместно с ними совершил данное преступление (убийство С из чувства солидарности и товарищест­ ва.

Преступление совершено в период времени с 23 час. 30 апреля 2012 года по 01 час. 1 мая 2012 года в 2, 5 км. от п. района на автодороге при обстоя­ тельствах, изложенных в приговоре.

В апелляционных жалобах осужденный Гизатуллин В.В. и его защитник адвокат Логинов Д.А. высказывают несогласие с приговором суда. По их мне­ нию, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, вследствие чего судом неправильно приме­ нен уголовный закон и Гизатуллину назначено чрезмерно суровое наказание.

Они утверждает, что суд ошибочно пришел к выводу о том, что преступление Гизатуллин совершил в группе лиц совместно с Гюльмамедовым и Соловье­ вым. В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный Гизатуллин В.В. просит приговор отменить и назначить новое судебное разбирательство с участием коллегии присяжных заседателей или направить дело на дополни­ тельное расследование. Заявляет, что убийство С совершил самостоя­ тельно, находясь в состоянии алкогольного опьянения, а Гюльмамедов и Со­ ловьев выстрелили в труп потерпевшего. При этом, как утверждает Гизатуллин, он изначально не намеревался убивать потерпевшего, а хотел его лишь напу­ гать, т.е. умысла на убийство потерпевшего у него не было, смерть потерпев­ шему причинил по неосторожности. Считает, что его действия должны быть квалифицированы судом по ч.1 ст. 109 УК РФ, либо по ч.1 ст. 107 УК РФ; заяв­ ляет, что мотивом совершения преступления явились личных неприязненные отношения, возникшие из-за оскорблений со стороны С который, как утверждает осужденный Гизатуллин, довел его до «критического состояния - аффекта». Осужденный полагает, что предварительное и судебное следствие 4 проведены неполно, поскольку все обстоятельства дела выяснены не были, не проведен следственный эксперимент на месте преступления с участием обви­ няемых по делу лиц, не было установлено «количество и вид» выпитого ими алкоголя, что, по его мнению, является существенным для определения его «психо-физического состояния и наличия осознанности поступков». В Жало­ бе осужденный приводит свою версию случившегося и ссылается на исследо­ ванные в суде доказательства, в частности, на собственные показания и показа­ ния Гюльмамедова, данные на предварительном следствии в качестве подозре­ ваемых и обвиняемых, на заявления о явках с повинной, на показания допро­ шенных в судебном заседании лиц, на заключение судебно-медицинской экс­ пертизы трупа потерпевшего и на другие доказательства. Утверждает, что на предварительном следствии было нарушено его право на защиту, поскольку после явки с повинной он был допрошен в ночное время и без адвоката; следо­ ватель Б не предоставил ему возможности пригласить адвоката, с ко­ торым бы он (Гизатулллин) или его родственники заключили бы соглашение, а назначил адвоката Зварича В.В. Данный адвокат, как утверждает осужденный, осуществлял его защиту ненадлежащим образом, поскольку не разъяснил ему правовых последствий, а, наоборот, ввел его в заблуждение и способствовал следователю в получении от него (Гизатуллина) показаний, которые впоследст­ вии явились основополагающими для предъявления ему обвинения в соверше­ нии убийства «группой лиц по предварительному сговору», то есть по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ. Ставит под сомнение обоснованность выводов проведенной в отношении него комплексной судебной психолого-психиатрической эксперти­ зы. Осужденный утверждает, что первоначальные показания в качестве подоз­ реваемого на предварительном следствии дал в результате психологического давления со стороны следователя, который воспользовался его (Гизатуллина) неграмотностью и психологически подавленным состоянием. В протоколе за­ держания указана дата 4 мая 2012 г., тогда как фактически его и других обви­ няемых по данному делу лиц задержали 3 мая 2012 г. Осужденный Гизатуллин утверждает, что все первоначальные следственные действия после его задержа­ ния были проведены с нарушением уголовно-процессуального закона, в корот­ кий промежуток времени, поверхностно; сомневается в том, является ли ружье, приобщенное к делу в качестве вещественного доказательства, орудием убий­ ства потерпевшего.

В суде апелляционной инстанции осужденный Гизатуллин и его защит­ ники адвокаты Логинов и Бондаренко поддержали доводы апелляционных жа­ лоб, просили переквалифицировать действия Гизатуллина на ч.1 ст. 105 УК РФ, и снизить ему наказание.

В апелляционных жалобах осужденный Гюльмамедов Ш.Ф. и его защит­ ник адвокат Федоров С.Г. высказывают несогласие с приговором суда, утвер­ ждая, что выводы суда о виновности Гюльмамедова в убийстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, не соответствуют фактическим об­ стоятельствам уголовного дела, установленным в судебном заседании. Как ут­ верждают осужденный Гюльмамедов и его защитник, доказательств сговора между Гизатуллиным и Гюльмамедовым на совершение убийства С 5 равно как и доказательств того, что потерпевший был жив в момент производ­ ства в него выстрелов Гюльмамедовым, органами следствия и судом не добыто и в приговоре не приведено. По мнению адвоката Федорова, имеющиеся в деле доказательства свидетельствуют о наличии в действиях Гюльмамедова лишь преступления, предусмотренного ст.316 УК РФ, то есть укрывательства убий­ ства, совершенного Гизатуллиным. Защитник обращает внимание на отсутствие у Гюльмамедова каких-либо мотивов для убийства потерпевшего С .

Ссылаясь на исследованные в судебном заседании доказательства, в частности, на заключение судебно-медицинской экспертизы трупа С а также на показания судебно-медицинского эксперта А осужденный Гюльмаме­ дов и защитник утверждают, что Гизатуллин убийство потерпевшего совершил самостоятельно, а Гюльмамедов выстрелил в труп потерпевшего, поскольку опасался Гизатуллина, который был сильно пьян и своими высказываниями уг­ рожал другим осужденным по данному делу лицам (Гюльмамедову и Соловье­ ву). По причине ошибочной квалификации действий Гюльмамедова, как счи­ тают осужденный и его защитник, суд назначил Гюльмамедову несправедливое и чрезмерно суровое наказание. Осужденный Гюльмамедов, также как и Гиза­ туллин, в жалобе утверждает, что на предварительном следствии было нару­ шено его право на защиту, поскольку после явки с повинной он был допрошен в ночное время и без адвоката; назначенный ему адвокат Зварич В.В. осуществ­ лял его защиту вопреки его интересам, поскольку ввел его в заблуждение отно­ сительно возможной юридической квалификации его действий и фактически был на стороне следователя, помогая следователю вести допрос, а также фор­ мулировать вопросы и ответы, занесенные в протокол его (Гюльмамедова) до­ проса. Данные показания, полученные, как полагает осужденный, с нарушени­ ем закона и права на защиту, впоследствии явились основанием для квалифи­ кации его действий по п. «ж» ч.2 ст. 105 УК РФ, то есть убийства, совершенного группой лиц по предварительному сговору. Полагает, что один и тот же адвокат Зварич не вправе был защищать его (Гюльмамедова) и Гизатуллина, поскольку, как считает Гюльмамедов, их показания и интересы были противоречивы.

Ссылаясь на поведение следователя и адвоката, а также на составленные следо­ вателем процессуальные документы, осужденный Гюльмамедов заявляет о на­ рушениях следователем уголовно-процессуального закона и о фабрикации им уголовного дела. Доказательства, собранные на предварительном следствии, считает недопустимыми. В жалобе и дополнениях к ней осужденный Гюльма­ медов, обращая внимание на исследованные в суде доказательства и анализи­ руя их, подробно излагает свою версию убийства потерпевшего С ко­ торое, как он утверждает, самостоятельно совершил Гизатуллин, а ьма­ медов) выстрелы произвел в труп потерпевшего, опасаясь угроз со стороны Ги­ затуллина. Заявляет, что фактически был задержан по подозрению в соверше­ нии преступления 3 мая 2012 г., однако в протоколе задержания указана другая дата- 4 мая 2012 г.

В суде апелляционной инстанции осужденный Гюльмамедов и его за­ щитник адвокат Филиппов поддержали доводы апелляционных жалоб, просили 6 переквалифицировать действия Гюльмамедова на ст.316 УК РФ, и снизить ему наказание.

В апелляционных жалобах осужденный Соловьев Н.В. и его защитник адвокат Захаров Л.М. просят об отмене приговора, считая его незаконным, не­ обоснованным и несправедливым. При этом осужденный Соловьев просит на­ значить новое судебное разбирательство с участием коллегии присяжных засе­ дателей или направить дело в прокуратуру для устранения недостатков предва­ рительного следствия и для производства дополнительных следственных дей­ ствий, в том числе для допроса свидетелей, с целью выяснения вопросов о ко­ личестве употребленного каждым из обвиняемых алкоголя, а также о его влия­ нии на их сознание и поступки. По мнению осужденного и его защитника, вы­ воды суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоя­ тельствам уголовного дела, вследствие чего судом неправильно применен уго­ ловный закон и Соловьеву назначено чрезмерно суровое наказание, а также взысканы в пользу потерпевших (гражданских истцов) в счет компенсации мо­ рального вреда денежные средства, которые защитник расценивает как «несо­ размерные». Осужденный Соловьев и его защитник адвокат Захаров в жалобах утверждают, что Соловьев выстрелил в труп потерпевшего С под угро­ зой его жизни со стороны Гизатуллина, который был пьян и агрессивно настро­ ен. Ссылаясь на исследованные в судебном заседании доказательства, в част­ ности, на заключение судебно-медицинской экспертизы трупа С а так­ же на показания судебно-медицинского эксперта А авторы жалоб ут­ верждают, что Гизатуллин убийство потерпевшего совершил самостоятельно.

Адвокат Захаров Л.М. высказывает сомнение в обоснованности заключения су­ дебно-медицинской экспертизы трупа С а также показаний судебно- медицинского эксперта А о том, что потерпевший С мог после первых произведенных в него Гизатуллиным выстрелов подавать признаки жизни. Осужденный Соловьев Н.В. и его защитник утверждают, что Соловьев стрелял в труп потерпевшего, поскольку сразу же после получения первого ра­ нения (выстрела, произведенного Гизатуллиным) наступила смерть потерпев­ шего. Осужденный в жалобе высказывает несогласие с заключением комиссии экспертов судебной психиатрической экспертизы, которая пришла к выводу о том, что, несмотря на алкогольное опьянение, он (Соловьев) мог осознавать ха­ рактер и общественную опасность своих действий, то есть как трезвый человек.

Осужденный Соловьев утверждает, что на предварительном следствии при проведении следственных действий и собирании доказательств следователями были допущены нарушения закона, аналогичные тем, о которых указали Гиза­ туллин и Гюльмамедов в апелляционных жалобах и дополнениях к ним.

В суде апелляционной инстанции осужденный Соловьев и его защитник адвокат Курлянцева поддержали доводы апелляционных жалоб, просили пере­ квалифицировать действия Соловьева на ст.316 УК РФ, и снизить ему наказа­ ние.

Государственным обвинителем Филипповым В.В. поданы возражения на апелляционные жалобы осужденных и их защитников, доводы которых проку­ рор считает необоснованными и просит приговор оставить без изменения. 7 Проверив уголовное дело, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения апелляционных жалоб осужденных и их защитников.

Вывод суда о виновности Гизатуллина В.В., Гюльмамедова Ш.Ф. и Со­ ловьева Н.В. в совершении инкриминированного им преступления основан на исследованных в судебном заседании доказательствах, содержание которых подробно приведено в приговоре.

Все доказательства, положенные в основу приговора, являются допусти­ мыми, поскольку получены в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона.

Вопреки утверждениям, содержащимся в апелляционных жалобах, суд обоснованно признал достоверными показания Гизатуллина ВВ., Гюльмамедо­ ва Ш.Ф. и Соловьева Н.В., данные на предварительном следствии, в той части, где они рассказывали об обстоятельствах совершенного ими совместно престу­ пления (убийства С ).

При этом Гизатуллин и Гюльмамедов рассказывали и о состоявшемся между ними предварительном сговоре об убийстве С , которое они ре­ шили совершить и совершили с применением оружия (охотничьего ружья).

Причины конфликта, произошедшего между ними и потерпевшим, а так­ же мотивы поведения Соловьева Н.В., ставшего соучастником убийства потер­ певшего из ложного понимания им (Соловьевым) чувств солидарности и това­ рищества, судом были выяснены и в приговоре отражены.

Судом также были тщательно проверены и показания осужденных о том, что убийство С Гизатуллин совершил самостоятельно в порыве гнева, вызванного, как они утверждали, неправомерными действиями (оскорбления­ ми) со стороны самого потерпевшего, а также о том, что Гюльмамедов и Со­ ловьев произвели выстрелы уже в труп потерпевшего, опасаясь угроз, которые, якобы, исходили от Гизатуллина.

Проанализировав и оценив показания осужденных Гизатуллина В.В., Гюльмамедова Ш.Ф. и Соловьева Н.В., данные ими как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, а также оценив показания свидетеля Н (очевидца преступления), сопоставив их показания с другими доказательствами, в частности, с заключением судебно-медицинской эксперти­ зы трупа С и с показаниями судмедэксперта А суд при­ шел к обоснованному выводу о надуманности указанных доводов, приведенных подсудимыми Гизатуллиным, Гюльмамедовым и Соловьевым в свою защиту.

Неправомерного (аморального или противоправного) поведения потер­ певшего С судом первой инстанции не установлено и из материа­ лов уголовного дела не усматривается.

Не соглашаясь с доводами стороны защиты о том, что Гизатуллин заста­ вил Соловьева стрелять в С , суд в приговоре обоснованно обратил внимание на противоречия в показаниях подсудимых, а также на то, что их по­ казания опровергаются другими исследованными в судебном заседании доказа­ тельствами. Из показаний свидетеля Н следует, что Соловьев и Гиза­ туллин шли вместе к С Соловьев держал в руках ружье, потом они 8 разошлись; никакого насилия со стороны Гизатуллина в отношении Соловьева не было.

В своих первоначальных показаниях, равно, как и при проведении очной ставки со свидетелем Н , Соловьев не сообщал о том, что Гизатуллин брал его за шею, подводил к С заставляя стрелять.

Гизатуллин в суде первой инстанции пояснял, что никакого давления на Соловьева он не оказывал. Это подтвердил и Гюльмамедов (т.4 л.д.140 об.) Свидетель Н на вопрос председательствующего, также пояснил, что, перед тем как Соловьев произвел выстрелы в потерпевшего, он не видел, чтобы Гизатуллин заставлял Соловьева стрелять в С или же, чтобы он его толкал, или применял к нему иное насилие (т.4 л.д. 141).

Отвергая доводы Гюльмамедова Ш.Ф. и Соловьева Н.В. о том, что они стреляли в труп, т.е. уже в мертвого С суд обоснованно указал в приговоре, что никто из них троих не проверял пульс потерпевшего. Между тем, как следует из показаний судмедэксперта А причиной смер­ ти потерпевшего могли быть как все обнаруженные на трупе С ог­ нестрельные ранения, так и каждое из ранений, поскольку являются тяжкими и приводят к кровопотере.

Все огнестрельные ранения, обнаруженные на трупе потерпевшего, как следует из заключения судебно-медицинской экспертизы трупа С и показаний судмедэксперта А были причинены потерпевшему при­ жизненно и в короткий промежуток времени. Из показаний судмедэксперта следует, что потерпевший, исходя из результатов обследования его трупа, а также обнаруженных на его теле огнестрельных ранений, мог жить и при про­ изводстве в него последних выстрелов.

Из показаний самих подсудимых, данных ими как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, а также показаний свидетеля Н (очевидца преступления) видно, что убийство потерпевшего произошло бы­ стро, разница в выстрелах, произведенных подсудимыми в потерпевшего, со­ ставила от нескольких секунд до нескольких минут.

Кроме того, Гюльмамедов Ш.Ф. показал, что когда он произвел выстрел в потерпевшего, тело С вздрогнуло, а Соловьев Н.В., рассказывая об обстоятельствах преступления, пояснял, что, когда он сказал Гизатуллину, что С уже мертвый, то в ответ Гизатуллин предложил ему (Соловьеву) выстрелить в потерпевшего, сказав при этом «чтоб было наверняка». То есть, как правильно установлено судом, стреляя в потерпевшего с близкого расстоя­ ния, каждый из них пытался достичь цели убийства потерпевшего.

Эти действия подсудимых также свидетельствуют о направленности их умысла на лишение жизни потерпевшего.

О том, что Гизатуллин, Гюльмамедов и Соловьев действовали с умыслом на убийство потерпевшего, свидетельствуют и их согласованные действия, на­ правленные на сокрытие следов преступления и трупа потерпевшего, который, как установлено судом, они на следующий день перепрятали, то есть перевезли в другое место. 9 Изменению показаний подсудимых, данных ими на предварительном следствии и в судебном заседании, судом в приговоре дана надлежащая оцен­ ка.

У судебной коллегии нет оснований не согласиться с выводами суда, из­ ложенными в приговоре, поскольку они мотивированы и основаны на исследо­ ванных в судебном заседании доказательствах.

Вопреки утверждению стороны защиты, приговор соответствует требова­ ниям уголовно-процессуального закона, в нем приведены доказательства, на ко­ торых основаны выводы суда о виновности Гизатуллина, Гюльмамедова и Со­ ловьева, и мотивы, по которым суд отверг доказательства и доводы, приводи­ мые стороной их защиты.

Выводы суда противоречивыми не являются.

Положенные в основу приговора заключения судебно-медицинской экс­ пертизы, показания судебно-медицинского эксперта, а также заключения судеб­ ных психолого-психиатрических экспертиз, с учетом которых суд пришел к вы­ воду о вменяемости подсудимых Гизатуллина, Гюльмамедова и Соловьева, яв­ ляются обоснованными и не вызывают сомнений в их объективности и досто­ верности.

Вопреки содержащимся в апелляционных жалобах утверждениям Гиза­ туллина, Гюльмамедова, их показания на предварительном следствии были по­ лучены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с участием адвокатов (защитников).

Фактов нарушения адвокатом Зваричем Федерального закона «Об адво­ катской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» при осуществле­ нии защиты Гизатуллина и Гюльмамедова, а также данных о том, что указан­ ный адвокат действовал вопреки их интересам, о чем утверждается в апелляци­ онных жалобах, судом первой инстанции не установлено и из материалов уго­ ловного дела не усматривается.

Доводы жалоб осужденных Гизатуллина и Гюльмамедова о том, что при составлении протоколов их первоначальных допросов следователь и адвокат действовали сообща, фабрикуя тем самым против них дело, ничем объективно не подтверждены.

Противоречий в интересах Гизатуллина и Гюльмамедова, допрошенных с участием адвоката Зварича, в период их допросов на первоначальном этапе предварительного следствия не имелось, поэтому доводы жалобы осужденного Гюльмамедова о том, что данный адвокат не мог принимать участие в произ­ водстве по уголовному делу, не могут быть признаны обоснованными.

Содержащееся в жалобе осужденного Гизатуллина утверждение о том, что следователь Б после задержании по подозрению в совершении преступления не предоставил ему возможности пригласить адвоката, с которым бы он (Гизатулллин) или его родственники заключили бы соглашение - голо­ словно.

В деле имеется заявление Гизатуллина В.В. на имя следователя Б . от 04.05.2012 г., поданное в день его задержания, в котором Гизатуллин 10 просит назначить ему адвоката в связи с отсутствием у него денег для «найма адвоката» (т.1 л.д.126).

Данных о том, что следователь препятствовал Гизатуллину или его род­ ственникам заключить соглашение об оказании защиты с каким-либо адвока­ том, из материалов уголовного дела не усматривается.

Из показаний Гизатуллина, данных в судебном заседании, следует, что следователь выяснял у него, будет ли он «нанимать адвоката» (т.4 л.д. 49 об.). Поскольку такого заявления (о заключении соглашение с адвокатом об оказании защиты) от Гизатуллина не последовало, то следователь пригласил для участия в деле адвоката по назначению - Зварича.

Доводы жалоб осужденных о недопустимости доказательств, положен­ ных в основу приговора - неосновательны.

Как видно из материалов уголовного дела, все доказательства, на которые суд сослался в приговоре в обоснование своего вывода о виновности Гизатул­ лина, Гюльмамедова и Соловьева в совершении преступления, являются допус­ тимыми, поскольку получены в соответствии с требованиями уголовно- процессуального закона.

Гизатуллин, Гюльмамедов и Соловьев и их защитники в судебном засе­ дании имели возможность заявить ходатайства о признании доказательств не­ допустимыми, и изложить суду свое мнение по всем вопросам, касающимся существа предъявленного подсудимым обвинения.

Из протокола судебного заседания видно, что своими правами Гизатул­ лин, Гюльмамедов и Соловьев и их защитники воспользовались. При этом, как следует из протокола судебного заседания, в суде первой инстанции они не за­ являли ходатайств о признании доказательств недопустимыми.

Допрос в ночное время, вопреки мнению осужденных, нарушением зако­ на не является.

Ч.З ст. 164 УПК РФ допускает возможность производства следственных действий в ночное время в случаях, не терпящих отлагательства.

Кроме того, как видно из имеющихся в деле протоколов допроса, Гиза­ туллин и Гюльмамедов в ночное время не допрашивались.

Допрос Соловьева Н.В. в качестве подозреваемого был проведен 4 мая 2012 г. (начат в 21 ч. 55 мин. и окончен в 22 ч. 50 мин.) При этом, как следует из протокола допроса, ни Соловьев, ни его защит­ ник адвокат Атласов В.В. не возражали против допроса Соловьева в ночное время, и не делали каких-либо заявлений о нарушении его прав как подозре­ ваемого.

Таким образом, права Соловьева на защиту нарушены не были, и его по­ казания на предварительном следствии в качестве подозреваемого являются допустимыми доказательствами.

Доводы жалоб осужденных, касающиеся охотничьего ружья, выстрелами из которого, как установлено судом, Гизатуллин, Гюльмамедов и Соловьев убили потерпевшего, то эти доводы не могут быть признаны обоснованными.

Как видно из материалов уголовного дела охотничье ружье, явившееся орудием преступления, было изъято на предварительном следствии и приобще-11 но к делу в качестве вещественного доказательства с соблюдением установлен­ ной уголовно-процессуальным законом процедуры.

Сами подсудимые в суде первой инстанции не отрицали и не оспаривали тот факт, что именно из этого ружья был убит потерпевший С На вопросы председательствующего, кому принадлежит ружье, являю­ щееся вещественным доказательством, Гизатуллин пояснил, что это его (Гиза­ туллина) ружье, которое ему подарил К после смерти отца (т.4 л.д. 141 об.) Доводы жалоб осужденных о том, что они были задержаны 3 мая 2012 г., опровергаются протоколами их задержания в качестве подозреваемых, из кото­ рых следует, что Гизатуллин, Гюльмамедов и Соловьев были задержаны 4 мая 2012 г.

После оглашения в судебном заседании данных протоколов задержания (т.4 л.д. 143), подсудимые Гизатуллин, Гюльмамедов и Соловьев не заявляли суду о том, что были фактически задержаны в другое время, о чем утверждают в настоящее время в апелляционных жалобах.

Действия Гизатуллина, Гюльмамедова и Соловьева судом юридически квалифицированы правильно.

Ссылка осужденных на состояние алкогольного опьянения в момент со­ вершения преступления не может расцениваться как обстоятельство, смягчаю­ щее или отягчающее их наказание, или же влекущее за собой освобождение от уголовной ответственности.

Согласно ст.23 УК РФ лицо, совершившее преступление в состоянии опьянения, вызванном употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих веществ, подлежит уголовной ответственности.

Назначенное Гизатуллину, Гюльмамедову и Соловьеву наказание соот­ ветствует характеру и степени общественной опасности совершенного каждым из них преступления, обстоятельствам его совершения, личностям осужденных и является справедливым.

При этом судом приняты во внимание все обстоятельства, смягчающие наказание осужденных, роль каждого из них в совершении преступления, се­ мейное положение, и сведения, содержащиеся в приобщенных к делу характе­ ристиках.

Оснований для смягчения наказания осужденным судебная коллегия не усматривает.

Заявленные по делу гражданские иски разрешены правильно и в соответ­ ствии с требованиями закона. Судом учтено материального положения осуж­ денных, степень вины каждого из них в совершении данного преступления, а также требования разумности и соразмерности взысканной с них денежной компенсации морального вреда.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 389, 389 УПК РФ, су­ дебная коллегия 12

определила:

приговор Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 21 марта 2013 года в отношении Гизатуллина В В Гюльмамедова Ш Ф и Соловьева Н В оставить без измене­ ния, а апелляционные жалобы осужденных и их защитников - без удовлетворе­ ния.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке надзора в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в течение одного года со дня оглашения.

Статьи законов по Делу № 74-АПУ13-11

УК РФ Статья 23. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения
УК РФ Статья 105. Убийство
УК РФ Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта
УК РФ Статья 109. Причинение смерти по неосторожности
УК РФ Статья 158. Кража
УК РФ Статья 316. Укрывательство преступлений
УПК РФ Статья 164. Общие правила производства следственных действий
УК РФ Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров

Производство по делу

Загрузка
Наверх